Откровения Твайлайт Спаркл

Что будет делать Твайлайт, когда поймёт, что стала совсем взрослой? Сможет ли она совладать со своими инстинктами, чтобы не попасть в неприятности. Какие ещё секреты, личной жизни, скрывает Твайлайт, и как ей в этом поможет Принцесса Селестия? Всё это, и многое другое, вы сможете узнать от самой Твайлайт в данном рассказе.

Твайлайт Спаркл

Ты будешь любить ее, если выпадет одиннадцать

«Огры и подземелья» Популярная у “ботаников” игра в Эквестрии. Игра, где все, что ты сделаешь, решает бросок кубика (дайста). Все что нужно, это несколько листков бумаги, игральные кубики и воображение, разумеется. Именно в эту игру играют Спайк, Биг Мак и Дискорд. Вот только благодаря магии Дискорда друзья могут оказаться внутри своей выдуманной игры, стать героями, которых они создали, и поучаствовать в ими самими выдуманных приключениях. Но как часто говорят, все это просто игра, и не стоит воспринимать ее всерьез.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Биг Макинтош Дискорд Шугар Бэлль

Улыбка ценой в целую жизнь

Когда окружающая действительность начинает давить, а все цвета превращаются в оттенки серого, начинаешь задумываться о смысле жизни. Но что делать, если его нет?

Другие пони ОС - пони

Фауст в Эквестрии

Находчивый бес Мефистофель понял, что чудеса привычного мира не смогут поразить Фауста и решил попытать счастье, перенеся его в Эквестрию — мир, в своё время пленивший тысячи умов. Поразит ли утопия человека, который, казалось бы, видел и знает всё, что только можно?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Распределение

В этой реальности Твайлайт Спаркл тоже отправилась из Кантерлота в Понивилль накануне празднования Дня Солнца. Но причины её переезда были немного другими… совсем чуть-чуть другими.

Принцесса Селестия Другие пони

Тысячелетний родственник: Испытание

Что делать, если ты архимаг с уклоном в магию Тьмы, тебе больше тысячи лет, твое имя Сомбра, и тебя попросили провести урок для жеребят? Естественно, наложить заклинание Молчания на самых крикливых, рассказать историю о своей молодости и не забыть про домашнее задание! А, точно, ещё снять заклятье… Аннотация к первой части: Трудно быть учеником некроманта. Сложнее, если ты застрял в деревне, полной жителей, относящихся с презрением к твоему ремеслу. А если к тому же ты ещё и немой…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра Чейнджлинги

Пони тоже сойдёт

Уже больше года в Понивиле при поддержке и содействии принцессы Твайлайт существует и процветает новый Улей подменышей. Но Улей без королевы — это ненормально, что инстинктивно чувствуют и подменыши, и немногие пони, посвящённые в тайну понивильских оборотней. Сезон размножения окончательно расставит все точки над ё в этом вопросе, в не зависимости хочет Твайлайт иметь с ним дело или нет.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Чейнджлинги

Моя удивительная пони

Дитзи Ду – необычная пони. Неуклюжесть – это не про неё, а вот предрасположенность к несчастным случаям и странным происшествиям – как раз о ней. Забавно, наверное, особенно поначалу, пока не осознаешь, что это заложено самой природой. И вхождение в штопор из-за попытки поймать выпавшую из сумки посылку, завершающееся столкновением с ничего не подозревающим жеребцом – далеко не худшее из того, что могло с ней произойти. Особенно, если этот пони и сам является весьма неординарной личностью.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Я! Обязательно! Вернусь!

Ни одно событие еще так не нарушало покоя Эквестрии, как приход человека. Ведь человек, как это обычно и бывает, приносит с собой массу проблем. И пусть он этого не хотел — приходится выпутываться из ситуации, попутно обретая новых друзей и врагов, открывая неизведанное и участвуя в удивительных приключениях. Долгий путь лежит впереди, но только с помощью друзей он сможет проделать этот путь. А на самый главный вопрос нашего героя ответить может только он сам: хочет ли он вернуться домой, или Эквестрия станет для него новым домом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Принцесса Селестия Зекора ОС - пони

Почему я плачу?

Для Меткоискателей в их жизни не было хулигана хуже, чем Даймонд Тиара. Из-за неё жизнь маленьких кобылок превратилась в сплошную череду неудач. Но когда случайность обрывает жизнь Даймонд Тиары, каждая из них начинает переживать свой собственный эмоциональный опыт по этому поводу, пытаясь найти ответ. Каждая узнает много нового о себе, и о той пони, которая, казалось, была им так хорошо знакома, прежде чем вся эта история закончится.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Другие пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 3. Наследие. Глава 5. Некрополис.

Глава 4. Oedema pulmonum.



Дожди в Пустоши дело привычное, хотя дождями это не назовешь, скорее уж ливни. Причем способные идти не один день и с невероятной интенсивностью, что в низинах часто мини озера появляются. Но, то одно, рассуждать о ливнях, когда сидишь в тепле дома, и совершенно другое попасть под него. Когда с выпученными глазами ищешь укрытие от внезапно хлынувшей воды с неба. Хотя я был осведомлен о предстоящей грозе, Док все утро ворчал, что у него болят суставы. А кости этого старого единорога, были точнее многих приборов и датчиков. Да и Шедоу подтвердил это.
Небо рассекла молния, и прогремел утробный отзвук грома, хм еще круче. Ускорив шаг, я добрался до небольшой пещеры, возле которой я дня два назад поставил капканы на гекконов. Капканы были пусты, как и сама пещера, скорее всего ящерицы мигрировали на юг. Потому что приближалась осень, а вслед за ними придут и холода. Обследовав пещеру, еще раз и убедившись что никаких признаков гекконов нет, я решил развести костер из найденных тут же сухих поленьев. Как их, правда, занесло в пещеру непонятно. Устроившись так, что бы проход хорошо простреливался, я расстелил спальный мешок и забрался в него, наставив на вход дробовик. Гроза принесла с собой сильную прохладу, так что теперь даже от дыхания шел едва заметный пар.

Согревшись, я решил убить время за чтением книги, которую случайно нашел по дороге сюда. Видимо упала с какого-то обоза или каравана или может гекконы вдруг поумнели, хе-хе. «Цветок Лаванды» и на потрепанной обложке красовалась белоснежная пони с перламутровой гривой, которая лежала на кровати в окружении множества лепестков цветов. Я углубился в чтение.

Книга, не то что бы была интересной, так какой-то мыльный роман, ориентированный на аудиторию противоположного пола. И собственно я больше не вдавался в сюжет самой книги, а вспоминал разговор с Доком.

— Дэпплшор. Ты в своем уме Айрон?

— Что такого?! – я одел седельные сумки и пристегнул дробовик к разгрузке.

Док, который теперь оснастил свою кожаную куртку еще и металлическими заклепками, перегородил мне дорогу копытом.

— То, что этот город кишмя кишит зомби.

— Они гули.

Хорн скривил лицо.

— Какая разница. Тем более зная тебя, ты пойдешь через тоннель.

— Может быть. Я ведь лишь приблизительно знаю, где он, ни ты, ни Мэлон мне о нем мало рассказывали. Док, ты же меня знаешь. Ни запреты Стима, ни твои уговоры не помогут. Я так и так туда уйду.

— Может уговоры Маргаритки помогут.

— Ее сюда не приписывай.

Хорн фыркнул и отошел в сторону и уселся в кресле.

— Стим это уже понял. Если через двое суток ты не вернешься, за тобой пошлют кого-нибудь.

Да, но только кого они пошлют за мной. Охрана и так вся занята, Эпплкейк еще толком не оправилась от ран, Рок...ну он в принципе смог бы. Хотя как я понял, Каламатцы не очень жалуют гулей. А мало ли, там живут еще вполне разумные пони, которые зла никому не желают. Просто держаться подальше от остальных, на глаза лишний раз, не попадаясь. Да и тоннель… Вот чего я действительно боялся. Хотя особого желания идти в город не было. Ну, ладно, было небольшое желание пошарится в руинах старого города. Может, нашел бы чего интересного. Эх… Хрен с ним, схожу на разведку, если запахнет жареным, то драпаю со всех ног.

Я поднял взгляд. Посреди ливня кто-то стоял. Стоял и смотрел, на меня. Из-за водной пыли поднятой дождем, разглядеть, кто это, было сложно, виднелся лишь силуэт. Что-то мешкообразное, с четырьмя толстыми ногами и треугольной головой. Я невольно поежился. Силуэт постоял еще с минуту и двинулся на меня, неуверенно ступая на своих толстых ногах. Я вскинул дробовик, но стрелять, отчего-то не спешил. Создание, все приближалось, а меня словно паралич хватил. Наконец совладав с собой, я прицелился.

— Айрон, что ты делаешь? — спросило создание.

— Э... — я застыл с глупым выражением лица. — Смайли!?

— А то кто ж еще?!

Я выдохнул.

— Блин, я чуть голову тебе не снес...

Траппер, фыркнул. Он был одет в плащ-палатку, капюшон которой я и принял за треугольную голову, а ноги были одеты в прорезиненные сапоги.

— Хе-хе. Рад тебя видеть.

— Агась. Я тебя тоже. — траппер прошел внутрь пещеры и стянул капюшон.

— Ну и погодка...

— И не говори.

Смайли стянул с себя плащ и протянул копыта к огню.
Он, можно сказать, был моим учителем, именно он обучил меня, как правильно выслеживать гекконов, как ставить на них ловушки и собственно как освежевывать. Хоть он и выглядел моложе меня, рядом с ним я чувствовал себя пустобоким жеребенком.

— Как там Эпплкейк?

— Да, нормально. Пошла на поправку, уже собирается вместе с караванами идти.

Смайли кивнул.

— А ты как? — спросил я его. — Тебя, что-то давно не было видно.

— Да...бегал тут по округе. — он развесил сушится свой плащ. — Напал на след крупного выводка гекко, да и увели они меня далеко на юг. Почти до самого моря.

— Ну и как там?

— Да, обычная лужа, только очень большая. Кстати, почти не фонит.

Я усмехнулся и убрал книгу в седельные сумки. Смайли тем временем расстелил свой спальный мешок.

— Гроза не будет долгой, к утру уже пройдет.

— Думаешь?

— Знаю. Она больше туда, в сторону Каламата ушла, нас краем задело.

— Что еще на юге интересного?

Смайли извлек из седельных сумок банку консервированных бобов.

— Да ничего собственно. Издалека, видел, правда, руины Санкт-Питерхува, их опять туман накрыл. Да и все, пожалуй… — он протянул мне банку. – Есть нож.

— Да конечно. – я залез в седельные сумки.

— А этот чем плох? – он кивнул на нож, отобранный у геккона.

— Этот. – я вынул его из ножен и попробовал им проткнуть банку. На ней даже следа не осталось.

— И зачем ты его таскаешь?

— Протяни копыто.

Смайли нахмурился, но все же вытянул переднюю ногу. Я коснулся кончиком ножа его шкуру.

— Ай, больно! Ты что творишь! – Смайли уставился на появившуюся капельку крови. – Как он…

— Сам не знаю. – ответил я убирая нож и найдя наконец в седельных сумках нож консервный. – Он режет только…плоть.

Я протянул открытую банку Смайли, он все потирал порез.

— Да и то, пока тело еще теплое.

— Жуткая штука. Где ты ее достал? – спросил траппер, принимаясь за еду.

— У геккона отобрал. – ответил я улыбнувшись.

Дождь снаружи все не утихал, хотя нам на него было наплевать, хорошая беседа у теплого костра, да и еще с кое-чем горячительным, у меня помимо фляжки с водой есть и со спиртом. Чисто в медицинских целях. Хотя потратили мы ее, совершенно по-иному.

— Смайл, скажи, ты бывал в Депплшоре?

— Было дело. Торговал там с местными гулями, еле ноги унес.

— А что так?

— Да… — Смайли махнул копытом и чуть было не упал. Ему явно наливать уже не стоило, хотя наливать то больше нечего. – Они придурошные рядом с “бродячими” живут, те то их не трогают. Вот… А меня только завидели, так сразу набросились. А что спрашиваешь?

— Да, мне туда надо… По делу.

— А! Ну тогда иди по торговому пути, вокруг горы…

— Не Смайл. Расскажи о тоннеле.

Траппер икнул и уставился на меня.

— Сдурел совсем!

— Можно сказать и так.

Смайли встал и пошатываясь прошелся к выходу, выставил голову под холодный дождь. Свет костра осветил его кьютимарку в виде капкана, причем повернутого так, что, издали он походил на улыбку.

— И ты, догадался спрашивать о нем у меня… — подал он голос.

— Ну да, ты всю округу излазил.

Смайли вернулся к огню.

— Ты разве не знаешь?

— Чего, не знаю?

Траппер вздохнул и протянул мне свое правое копыто, на котором он носил причудливый браслет, который явно был сделан из янтаря.

— Это браслет моей жены. Смол Ривер.

— Стой, так значит…

Смайли кивнул.

Эту историю я слышал и не раз, в разных интерпретациях от Дока и от Мэлона, но, то, что Смайли муж этой самой Ривер, я не знал. В общих чертах выходило так, что Ривер схватили какие-то мутанты и утащили в тот злосчастный тоннель. То, что он вел почти, что напрямую к Депплшору породило кучу слухов о том, что это были призраки. Но тем кто, отправился вслед по кровавым следам, попались явно не бесплотные духи.

— Я…не знал.

— Да, понимаю, я и сам особо не рассказывал. – Смайли вздохнул. – Но это опасное место Айрон. Очень. Поверь, я ведь вызвался пойти вместе с тем отрядом…

Он замолчал и поднял голову вверх, в свете костра было видно, как заблестели от слез его глаза.

— Вернулся я и Орухо. Да и то, он как я понял погиб, когда вы Стима вызволяли.

Я кивнул.

— Вот же судьба злодейка…

— Расскажи, что там произошло.

Смайли помолчал с минуту.

— Бойня, вот что. Мы и сами толком не поняли, что это за твари были. Там темнота такая, хоть глаза выкалывай и эти… Сперва мы держались вместе, бок к боку. А я как дурак все рвался в бой, хотел найти ее. Я думал, найду хоть что-нибудь. Я, даже смирился с тем, что она мертва. Я хотел найти лишь тело. Но ничего, лишь браслет.

Он вновь замолчал, а у меня на душе стало погано. Заставил, по сути наставника, пережить заново, весьма дерьмовые воспоминания.

— Затем, мы разделились. Шли по двое. Мы, конечно, договорились о том, что вернемся обратно к проходу через какое-то время. Орухо заставил меня вернуться, а так я бы остался там в тоннеле. Мы прождали часа три, но никого больше небыло.

Я полез за второй фляжкой, хоть и хранил я ее на черный день.

— За Орухо и тех кто не вернулся. – я протянул ему свою кружку-банку.

Смайли кивнул. И не чокаясь, мы выпили.

— Она была беременной.

— Ривер?

— Да. Мне потом Док сказал. Хотя как сказал, я его заставил. Я словно чувствовал, что он что-то знает.

Смайли отобрал у меня фляжку.

— Я каждый вечер молюсь… Молюсь Селестии, о том что бы они обрели покой. – Смайли сделал два глотка. – О том, что бы они были счастливы там…

Он заплакал, скупо роняя слезы на камни, и выронил флягу. Я положил копыто ему на шею.

— Как бы я хотел, увидеть ее. – он потерся щекой об браслет. – Как бы я хотел…

Я поднял фляжку. Блин, еще лучше, заставил его сильнее углубиться в воспоминания и переживания. Смайли встал и ушел обратно к дождю. Что творилось сейчас у него в голове, одному Дискорду было ведомо.

— Спасибо. – нарушил наконец свое молчание Смайли.

— За что?

— Я два года молчал и “переваривал” в себе это. Боясь кому-либо сказать. Даже не думал, что тебе это расскажу.

Я слабо улыбнулся.

— Мне даже, как-то легче стало.

А вот мне не очень, если и Смайли сказал, что этот тоннель опасен, то соваться, туда действительно не стоит. Хотя, час туда, час обратно гораздо лучше пути протяженностью в день.

— Ладно. Давай на боковую. Я пока посижу… Эм, можешь фляжку оставить.

— Да, конечно.

Хотя я думал, что и сам вряд ли усну.

… Белая комната, но на сей раз я наедине с единорогом-капитаном. На мне была одета привычная разгрузка, а кобуру на правом боку оттягивал револьвер. Капитан стоял неподалеку, опустив голову, и что-то шептал, но респиратор шлема не давал понять что именно.
Когда я подошел ближе он поднял голову.

— Они убили нас... — сказал он. Линзы его шлема были выбиты и из них текла кровь. — Они виноваты во всем этом...

Он обвел вокруг копытом, и белая комната наполнилась телами. Висельники, вздернутые на дыбе, расчлененные, колесованные и просто застреленные пони окружили меня. Кровь ручьями потекла по белому полу. Я с трудом сдержал рвотный позыв.

— Ты, смог спастись... — он уставился на меня пустыми глазницами. — И я не виню тебя… ты, должен сдержать обещание… ты должен вспомнить…

— Вспомнить что? – спросил я. – Какое обещание?

Из потока крови поднялась суставчатая лапа, которая ухватила меня за заднюю ногу и потянула на себя. Я упал на спину, больно стукнувшись головой об пол и потянулся к револьверу в кобуре. Выхватив его, я попытался прицелиться в суставчатую лапу, когда из потока крови показалось остальное тело твари, которая походила на искаверканую пародию пони. Выстрелив в монстра, я ослабил его хватку смог освободиться. В этот момент единорог навис надомной.

— Вспомни! — прокричал капитан и его голос слился с сотней других.

Кровавое существо в очередной раз схватило меня и потянуло к себе…

... Я вскочил со спальника, выхватывая из кобуры револьвер. Однако никого и ничего вокруг не было. Ни коридора, ни тварей. Я тяжело дышал и испарина покрывала мой лоб.

— Что случилось? – спросил Смайли.

— Просто кошмар... — я опустил револьвер. 

К горлу тот час подкатил комок и с трудом сдерживаясь, я добежал до ближайшего куста... Смайли проводил меня обеспокоенным взглядом, вздохнул и продолжил ковыряться железным прутом в золе.
Отплевываясь от привкуса желчи во рту, я вернулся к спальнику.

— Все в порядке?

— Да, просто, что-то нехорошо себя чувствую… Пройдет.

Снаружи уже рассвело, я, похоже, проспал весь вечер. А Смайли, наверное, и глаз не смыкал, хотя нет, вон его спальный мешок.

— На счет вчерашнего… — начал, было, я.

— Все нормально. – Смайли выкатил из золы клубень картофеля, который в принципе не мутировал и на полях иногда его можно было найти.

Понивильцы особо его не выращивали, спроса не было, однако иногда можно было побаловать себя пюре, особенно с зеленым горошком. Отряхнув, я нанизал картофелину на кончик ножа, которым вчера консервы открывал. Немного сладковатая на вкус, но всяко лучше порошкового аналога.

— Если хочешь, я покажу, где он. Но я тебе сказал, это опасное место. Хоть тварей оттуда, я все эти два года не видел.

Я кивнул. Видимо когда они пошли за Ривер и навели там шороху, то отбили у тварей желание ходить за пропитанием в город.

— Включай свой чудо прибор, сам я туда точно уже не пойду. Опять же, тебе решать. Пойдешь ты через него или в обход. Но если ты решишь пойти туда, то убей этих тварей побольше.

— Постараюсь. – ответил я.

Смайли показал на карте в Пипбаке где находился этот тоннель и быстро засобирался. Я так же решил побыстрее собраться, хоть меня и бил легкий озноб. Ну вот я и узнал, где он. Правда, что мне с этим делать я не знал. Стим конечно дал мне фору в несколько дней, но управлюсь ли я. Так что было слишком много плюсов за то, что бы идти через этот, Дискорд его выеби, тоннель. А после рассказов Смайли мне еще больше не хотелось туда идти. Траппер ушел в Понивиль, прихватив мой спальный мешок и флягу, ну и фиг с ними. Случайно или нет, не знаю. Озноб вроде прошел, осталось лишь избавиться от противного вкуса желчи во рту. Вынув из седельных сумок фляжку с чистой водой, я прополоскал рот. Вот был и еще один повод идти через тоннель, у меня не такие уж и большие запасы воды. На сутки может и хватит, но не более. Выйдя из пещеры, я вздохнул полной грудью и проверил обоймы в карманах разгрузочного жилета, а так же оружие, я двинулся в сторону гор.

Я поймал волну “Одинокого волка”, где играла какая-то приятная гитарная мелодия. Без слов, просто мелодия. Я повесил наушник на ухо и продолжил путь. Я так и не решил, как мне пойти, по торговому пути или по тоннелю. Запас воды можно было пополнить у тех же торговцев, при условии, что они мне встретятся. Но опять же, на это уйдут целые сутки. Я брел по некогда, асфальтированной дороге, сквозь которую теперь пробивалась желтая трава. Гитарная песня, немного притихла, и зазвучал голос:

A timeless and forgotten place,

The moon and sun in endless chase

Each in quiet surrender

as the other reigns the sky...

The midnight hour begins to laugh

A summer evening's epitaph

The winds are getting crazy

As the storm begins to rise...

Наконец я достиг развилки, которая собственно и решала мою судьбу. Направо, выйду к тоннелю, налево, пойду в обход. Постояв на месте и послушав немного песню, может она чего подскажет, я решил-таки пойти влево. Рисковать своим крупом я не хотел. Да, этот путь дольше, но он безопаснее. К тому же я ведь не знаю, что меня в самом Дэпплшоре ждет.

Но судьба распорядилась иначе. Я не прошел и сотни метров, когда увидел обвал, который перегородил единственную дорогу в горах. Рядом с грудой камней стояла повозка, из которой на меня уставился ствол винтовки. Повозка была до боли знакомой.

— Стоять! Кто такой?

Я остановился и снял наушник.

— Биг Айрон, я.

— Убери ты эту пукалку! Свой он. – прозвучал голос со стороны камней. И пони внутри повозки подчинился.

Ко мне вышел земной пони, в строительной каске, к которой был прикреплен фонарь. Имени я его не помнил, но он часто заезжал в Понивиль, я у него иногда покупал запчасти или патроны.

— Не думал встретить тебя здесь. – он приветливо кивнул. – Мы как видишь, застряли, и думаю надолго.

— Кто-либо пострадал?

— Не, слава Селестии обошлось. Правда, наши на той стороне, а мы от них отрезаны.

— Может помочь чем?

— Да не рабочих копыт у нас хватает. Думаю, к вечеру разгребем завал.

Конечно, мне спешить было некуда. Я мог подождать и тут, пока караванщики разгребут завал, но я тогда потеряю и без того мало отсроченное мне время. А, это значит, придется лезть в пекло. Пожелав им удачи, я двинул обратно к перекрестку.

Дорога к тоннелю была более целой, нежели чем остальная. Может из-за того что ею не пользовались. Л.У.М показывал, что в округе никого не было, ни агрессивного, ни мирного. Что немного настораживало. Должно же было рядом хоть что-нибудь жить или его обитатели всех давно подъели. Высотой он был примерно метров десять-пятнадцать, так что в нем без труда помещался огромный военный грузовик, который теперь покоился перед въездом. Тоннель обвалился почти у самого своего входа, погребя под собой несколько машин, и закупорив его. Среди груды бетона и покореженного металла, виднелось чье-то копыто. Я рысцой двинулся к грузовику цвета хаки с пробитым радиатором, по нему явно стреляли из чего-то крупнокалиберного. В кабине грузовика покоились два скелета единорога и земного пони в касках и истлевших лоскутах одежды. Оружия или какого-либо другого снаряжения в кабине и грузовом отсеке не оказалось. Скорее всего, его давно до меня обчистили. Поживиться более-менее ценным или редким можно было на руинах городов и то не факт.

Недалеко от него был узкий проход расчитаный на одного пони, его, скорее всего, пробивали изнутри. Я просунул голову вперед, но разглядеть, что дальше было невозможно, слишком темно. Прав был Смайли, темно хоть глаза выкалывай. Отстегнув дробовик, я повесил на него фонарик. Пользоваться подсветкой Пипбака я не любил, она маломощная, да и забываешь о ней часто, а потом стоишь в темноте и светишь им как дурак.

Протиснувшись вперед, я включил его. Луч света пронзил тьму. Несколько маленьких радтараканов в испуге разбежались. Завал был примерно метра два толщиной, но тоннель дальше продолжался. Выбравшись из узкого прохода, все-таки я страдал небольшой клаустрофобией, потому что мне там было трудно дышать, я осветил стены и потолок тоннеля. Они были покрыты какой-то слизью или может быть испариной, не поймешь. Машины ровным строем тянулись по полосе, ведущей из города. Военные и гражданские, даже несколько бронетранспортеров было, с грозно торчащими стволами крупнокалиберных пулеметов. Вот здесь в принципе и можно было бы поживиться, чем полезным. Но меня, что-то напрягло. Дискорд меня задери, в машинах не было тел. Значит их кто-то забрал или… Ладно, я сюда не за этим пришел.

Держась стены и освещая путь вперед, я прошел дальше. Тьма тоннеля слегка давила на психику, но я быстро с ней свыкся. Было в ней даже нечто приятное, она окутывала словно одеяло, правда было не тепло, а наоборот холодно. Придерживаясь стены и освещая свет фонарем, я потихоньку продвигался вперед. Л.У.М молчал. Иногда обозначая тараканов, которые всегда разбегались от меня, стоило на них посветить. Но ничего более. Просто много чего странного рассказывали об этом тоннеле, помимо истории о Ривер. Что застрявшие в нем пони пережили войну, и жили в закупоренном тоннеле, поедая друг друга, а потом когда еда закончилась, то пробились наружу. Что там поселились огромные черви, которые присасываются к потолку, а когда жертва проходит мимо них, то они спрыгивают на нее и вгрызаются в череп. Потому-то я иногда поглядываю на потолок. Хотя много чего говорят.

Луч фонаря что-то выхватил из мрака тоннеля. Что-то белое и быстрое. Л.У.М никак не среагировал на это. Я невольно поежился, значит, они меня заприметили. Или мне показалось. Я попытался отследить, что же это было, но оно бесследно исчезло. Фыркнув, я продолжил путь.

Уже полчаса я шел по тоннелю. Я даже не заметил, как начал нервно скрипеть зубами. Уж лучше бы на меня сейчас напала какая-нибудь тварь, чем это постоянное ожидание чего-то. Чего, я и сам не знаю. Я думал, что тут полным-полно каких-нибудь ползучих тварей, которые бы меня едва завидев меня, бросились бы в атаку. Что я бы с боем прорывался через это треклятый тоннель. Но не эту постоянную тьму, какие-то шорохи с шипением тараканов. Или их хрустом, если они не успевали убраться от меня подальше. Я даже думал поймать радио, но я явно крупом думал, горы не пропускали сигнал.

— Как же меня все задрало! – прошипел я, топнув копытом. Удар гулким эхом отразился от стенок тоннеля и все вновь стихло. Я уже был готов стрелять и всячески привлекать к себе внимание, что бы хоть что-то вышло из мрака тоннеля.

— А может, они так и охотятся?

— Кто они? – я нахмурился, огибая одинокий остов машины.

Я заглянул внутрь. На переднем сидении покоился свежий труп пони. Ну, весьма свежий, его лицо и бок уже кто-то обглодал, а на макушке зияла огромная дыра. Как и снизу возле нижней челюсти.

— Ты уже видел, мельком одну из них.

Я кивнул.

 — Они никогда не нападают, шкура тонковата, да и нехватка света сказывается. Хилые они короче. Им проще свести жертву с ума, заставить ее покончить с собой.

Я заглянул в машину глубже. Между передних копыт пони лежала проржавевшая рычажная винтовка.

— Но они же пришли за Ривер.

— То были не они. А кое-что похуже.

— И что же это.

Голос хрипло засмеялся. Я хрипло засмеялся. Так, стоп, а что это сейчас было?! Я только что сам с собой разговаривал! Я мотнул головой. Обернулся. Никого. Я отшатнулся от автомобиля и часто задышал, лицо мертвеца было перекошено в кривой ухмылке… Ну, все пора выбираться отсюда! Назад… нет, большая часть пути уже пройдена. А провести еще больше времени в этом, сраном тоннеле и свихнуться я не хотел. Значит вперед, я даже вроде уловил легкое дуновение ветра.

Ветер и в самом деле появился, что меня обрадовало, и я ускорил шаг. А потом и вовсе перешел на галоп. Я хотел быстрее выбраться отсюда. На радостях я даже под ноги не смотрел и споткнулся обо что-то. Пропахав еще где-то с полметра и выронив из поля дробовик, я грязно выругался и встал на ноги. В луче света фонаря, замерло странное создание. Оно внешне чем-то походило на пони, только замес-то передних копыт были суставчатые отростки и морда приплюснутая и глаза огромные выпученные, с бесцветной радужкой, кожа белесая, почти что прозрачная, я вроде даже увидел часть внутренностей. Существо замерло, прижав уши и хищно оскалившись, в цепких лапах оно сжимало недавно найденный мною труп пони. За ним появилось еще одно и еще. Л.У.М отображал пять красных точек. Я подхватил дробовик полем и ухмыльнулся в ответ. Ну, сам просил перестрелки. Теперь получай. Существа бросились врассыпную с невероятной реакцией, я даже толком прицелиться не смог. Они не пытались атаковать, они скорее трусливо бежали. Но скольких они убили в этом тоннеле… Что ж, око за око. И за Ривер. Я запустил З.П.С., он помог выловить во мраке лишь троих. Я истерически захихикал выпуска я им в след три выстрела. Свет фонаря выхватил из мрака одну из фигур монстров, но уже без задних лап и части туловища. Л.У.М отобразил еще несколько красных точек, которые быстро переместились к еще живому монстру, но в следующее мгновение он истошно завопил и умолк. Я криво усмехнулся и вставил новые три патрона в дробовик. Ну, вроде полегчало.

Твари вели меня практически до самого конца тоннеля, оставив лишь, когда впереди забрезжил свет. Напоследок злобно рыкнув.

— Чешите, пока целы! – крикнул я им в след.

Жмурясь от света я, наконец, покинул тоннель. Ох, как же я был ему рад! Хоть глаза слегка болели. И колени подгибались. Этот переход окончательно отбил у меня все желание переться в Дэпплшор. Сейчас мне больше хотелось завалиться в паб к Мэлону и выпить чего-нибудь крепкого. Ага, да вот паб на обратной стороне, а еще один переход я явно не выдержу. Уж лучше обойду, хоть это и займет целые сутки. Прав был Смайли, это опасное место. Ну, чего уже, я добрался до обратной стороны, и теперь последний рывок до города. Хе-хе, но сначала надо бы чего съесть и отдохнуть, а, то коленки трясутся.

Отойдя от тоннеля на приличное расстояние, не то что бы я его боялся, просто ради безопасности. Я развел небольшой костерок и поставил греться банку бобов на два кирпича, что нашел неподалеку, попутно грызя галеты. Радио в Пипбаке уловило сигнал станции “Одинокого волка”, он как раз крутил веселую польку, которая подняла мне настроение. Я отсоединил фонарик от дробовика и засунул его в карман разгрузки. Вдалеке виднелась белая полоска безжизненной почвы, там, на западе начиналась радиоактивная пустыня. Именно туда, к этой границе и посылала Тандервинг, свои отряды, которые по записям Рэйзора дохли пачками. Покрошив оставшиеся галеты в банку, я выудил из сумок ложку и принялся поглощать бобы. Ну, хоть им и двести лет, они были до сих пор ничего. Конечно, надеюсь, что после них меня не пронесет. Хотя в этом плане мне везло, до сих пор. Я оглянулся на тоннель, мне казалось, что там во мраке на меня уставились несколько пар глаз. Что вполне и могло быть правдой. Я передернул плачами, я там чуть не свихнулся, начал сам с собой разговаривать. Хотя, с чего “я”, взял, что это не те твари, которые Ривер убили. Со слов Смали, это произошло два года назад, а я тогда был… Тогда был… Я постучал ложкой о край банки, вот именно, где я был. Может, я как-то причастен к этому. Не, это не возможно, я похоже действительно крышей двинулся. Покончив с трапезой, я смял банку копытом, забросил куда-то в кусты и потушил костер. До Дэпплшор осталось совсем ничего.

Взобравшись на пригорок, я осмотрел местность в бинокль. Город виднелся на горизонте, покореженные здания выглядели, словно прогнившие зубы в щербатом рту. Есть, конечно, уцелевшие, но их от силы один два. И ничего живого в округе. Или мертвого, хотя гули вроде в какой-то степени живые. Ну, вроде безопасно.

Дэпплшор встретил меня обугленным трупом пони. Это не было тело двухсотлетней давности, как те которые я нашел в грузовике, это был весьма свежий мертвец, который сейчас походил на сгоревший бифштекс. Я бы дал ему, недели две точно. Пони застыл в агонии, явно стараясь сбить с себя пламя. Рядом с трупом лежал покореженный пистолет, с полной обоймой, которую я забрал себе. Гулей же видно не было, молчал и Л.У.М.. Пожав плечами, я двинулся дальше. Руины, руины и еще раз руины. Не знаю как выглядел город до войны, но сейчас он один-в-один напоминал обугленный скелет. Ребра – покореженные здания, от которых практически ничего не осталось. Часть из них обвалились внутрь, часть сгорела, и остались от них лишь обугленные балки. Позвоночник – дорога, из которой пробивались мутировавшие растения. И словно тот же труп, город вонял, не знаю чем, но этот противный запах был невыносим. Он настиг меня уже где-то у первых зданий, я его поначалу проигнорировал, но стоило углубиться дальше, как он стал сильнее. Он напоминал… труп, который полежал где-то с неделю на солнцепеке. Хотя есть более близкий аналог, тухлые яйца и рвотная желчь, причем, вместе и в большом количестве. Ой, фу, не… хватит. Я вынул из кармана разгрузки бандану и повязал на лицо, хоть какая-то, но защита от этого запаха.

В одном из домов, стена которого ушла вовнутрь, я заметил нечто похожее на оружейный шкаф. “Ну, я в принципе-то никуда не спешу”. – подумал я. – “Да и может, что полезное найду”. Перешагивая через битый кирпич, я зашел в дом. Внутри словно застыло время. Правда, кирпичная крошка да выбитые окна свидетельствовали о том, что снаружи уже вовсе не мирное время. А так никто не тронул вещи, которые были внутри дома. По-прежнему на стеллажах стояли книжки, на стене висели картины, которые от времени потрескались. На журнальном столике возле софы, стояла ваза с фруктами, искусственными только. В доме сохранилось какое-то чувство уюта и покоя, правда, немного могильного покоя… Я вздохнул и поднялся на второй этаж, именно там я видел шкафчик. Половицы лестницы подомной противно заскрипели и одна, даже треснула, заставив мое сердце замереть. Осторожно передвигаясь, я, наконец, добрался до комнаты, где стоял сейф. Она была похожа на чей-то кабинет. Прочный деревянный стол, с терминалом на нем, терминал, к сожалению, не работал и восстановлению не подлежал. Так же там был настенный сейф, дверца которого была приоткрыта, а внутри лежало несколько монеток довоенных денег, которые я сгреб себе, они по-прежнему пользовались спросом. Так же внутри оказалась пачка Минталок, Доку они зачем-то были нужны и так удачно мне подвернулись. Стол обыскивать я не стал, потому что стоило мне приблизиться к нему, половицы тревожно заскрипели, и вниз посыпалась кирпичная крошка. Значит не судьба. Ладно, вернемся к шкафчику. Он был заперт, но конструкция замка была мне известна, его было легко вскрыть. Я вынул из кармана разгрузки набор отмычек и воткнул одну из них в замок. Так, теперь осторожно вправо… так… щелчка не было… значит влево… ага, пошло. Замок несколько раз пощелкал и дверца поддалась. Кто-то пользуется всякими заколками или отвертками, профаны! Уж лучше потратить лишний десяток крышек и купить себе пару-тройку отмычек, которые со стопроцентной гарантией не сломаются в самый ответственный момент. Да и смотрится этот набор как-то солидно. Хе-хе.

Внутри оказался цинк с патронами калибра 7.92 и все. Я невольно выругался. Его уже давно не использовали, хотя вроде где-то я видел винтовку под этот калибр, но работала ли она. Да и целый цинк патронов тащить с собой не хотелось, тем более тех которые тебе не пригодятся. Однако, не оставлять же добро. Я осмотрел шкафчик на предмет еще, каких либо вещей, но ничего. Ладно. Вздохнув, я слеветировал к себе в сумки увесистый ящичек с патронами и собрался на выход. Надо было найти это пожарное депо. Ужасный запах, начал усиливаться, не спасала даже бандана. И меня немного начало подташнивать от него... Ох, надеюсь, я ничем токсичным не дышу.

Ирония судьбы, пожарное депо — сгорело. Среди обугленных балок здания белело несколько черепов. Интересно, что тут произошло? Обойдя пепелище стороной, я вышел на парковку, где покоился остов пожарной машины с остатками красной краски. На корпусе были глубокие следы, словно кто-то машину рубил топором. Немного поодаль лежало расчлененное тело единорога и обугленное тело земного пони. Между его передними копытами лежал топор, которым, скорее всего и был расчленен единорог. И опять-таки трупы были весьма свежими, неделя или две, расчлененный только-только разолгаться начал. Я толкнул обугленного копытом. На нем остались лоскуты одежды и пластины боевой брони черного цвета, с белой эмблемой в виде грифоньей лапы. Я перевернул его обратно, на спине у него были странные длинные отростки, которые складывались и расправлялись... Хм, Дискорд меня задери, он был пегасом! Хе-хе, кому жареных крылышек! Но мне было интересно кто, его так поджег. Или может поджигателем был единорог, а пегас выбрался из горящего здания. Сам горел, но забрал на тот свет единорога. Не, пегаса именно сожгли. Ведь инстинктивно, он бы попытался сбить с себя пламя, а тут его прожгло почти до костей.

Расчлененный же был одет в какое-то тряпье, латанное и штопаное. Так же его шкура была покрыта гнойными язвами и буграми. Ага, вот собственно и гуль. Пегас, явно рубил его пока он был живой. Сначала ноги, одну за другой. Голову он отрубил последней и не с первого раза. В седельных сумках, которые по-прежнему были на него надеты, было несколько фляжек с водой и консервы. И все. Ни оружия, ни патронов. Ну, запасов мне и своих хватало, топор мне был ни к чему, поэтому я быстро покинул депо.

Город молчал, как бы это странно не звучало. Не было слышно ни дуновения ветра, ни шелеста пожелтевшей травы ничего. Город и в самом деле был мертвым. Обычно если и находишь руины, то там можно встретить каких-нибудь мутантов которые издают, хоть какие-то звуки. Но тут и в самом деле была мертвецкая тишина. Пожалуй, единственным источником, хоть какого-то шума был я. Я слышал свое тяжелое дыхание сквозь ткань банданы, свое сердцебиение. Я поднял голову вверх, здесь казалось даже тучи более плотные и темные.

Указывать то, что дом был, третьим от депо было бесполезно. Так как это было единственное целое здание на весь квартал! Остальные же либо сгорели, либо обрушились сами собой. Сам дом был окружен самопальной стеной из всевозможного мусора и нескольких машин, весьма прочной, так как выдержала мой вес. Перегнувшись через нее, я увидел, что во дворе было разбросано несколько противопехотных мин. Блин, вот минеры хреновы! Что там, на станции, что тут, почему никто не догадался их хотя бы замаскировать. Но, тем не менее, как я туда проберусь. По самому забору, можно, но боюсь, он обрушится в самый не подходящий момент.
Я оглянулся. Недалеко от меня стоял почтовый ящик с прибитой к нему запиской: "Открой меня" и поднятым флажком. 

"Ловушка для любопытного идиота!?"- я вопросительно поднял бровь.

Туда можно было засунуть мину или гранату или ружье с одним зарядом, а когда откроешь дверцу и заглянешь внутрь — бум! — и нет тебя. Хорошо, что сам ящик был металлическим, и я легко открыл его на безопасном расстоянии. Взрыва или выстрела не последовало. Я подошел ближе и осторожно заглянул внутрь. Там лежала записка и ключ.
"Задний двор." — гласила она. 

Дискорд тебя побери! Зачем такие сложности! Можно было же проще, вот дверь, туда зайди, все! Я обошел дом. Забор охватывал и задний двор, он был намного выше, тут было нечто похожее на стальную дверь, обитую колючей проволокой и висячим замком. Ключ с легкостью вошел в него и, заскрипев, провернулся. Я толкнул дверь. На задний дворик явно мин не хватило, тут стояли медвежьи капканы, причем так, что если осторожно двигаться, то легко можно было мимо них пройти. Что собственно я и сделал, почти не угодив в капкан где-то в середине пути. Но на заднем дворе не было ничего, ни дверей, ни лестниц, а окна были заколочены. Причем снаружи. Оглянувшись, я нашел нечто похожее на вход в подвал. На дверцах, ведущих туда, висел замок. Я мысленно выругал себя за то, что оставил ключ в замке на другой двери. И вынул свой набор взломщика. Провозившись с ним около минуты я, наконец, услышал щелчок. Все готово. Стоило мне открыть двери, как что-то щелкнуло. Я рефлекторно отскочил, чуть не угодив в капкан, и вскинул дробовик. По правой стене спускающейся вниз загорелось несколько огоньков лампочек. Я заглянул вниз, ступеньки весьма крутые, но хоть светло стало и шанс навернуться, уменьшался. Держа дробовик на взводе, я спустился вниз.

Здесь кто-то обустроил небольшую лабораторию. Тут стояла такая же химическая установка, как и у Дока. Терминал и несколько серверов, которые питались от двух спарк генераторов. Стеллажи с заумными книгами в самых разных областях, несколько я забрал с собой, они могли заинтересовать Дока. Глаза привыкли к тусклому свету, и я смог разглядеть железную кровать с пружинами в углу и небольшой холодильник, который так же питался от генераторов. Кто-то тут явно жил и явно не один день. Хотя наверху был вполне пригодный дом. Ну, каждому свое. Рядом с холодильником стоял металлический сейф, правда без каких либо ручек и замочных скважин.

"Ну, и что дальше?" — мысленно спросил я. Обходя сейф стороной.

Замок у него был, электронный, шлейф проводов от которого уходил к терминалу.
Я взобрался на стул, положив дробовик рядом с собой, и нажал кнопку включения. Экран терминала несколько раз замигал, выдавая строчки проверки системы, после выдал запрос пароля. Я зашел в раздел данных на Пипбаке: "N3V-3RD-34D".

Изредка поглядывая на мониторчик Пипбака, я ввел его, нажимая клавиши шариковой ручкой в металлическом корпусе, которую нашел здесь же. Терминал, получив пароль, немного поскрипел, замигал экраном и запустил аудиофайл. Я попытался его закрыть но, он игнорировал любую нажатую мною клавишу.

— Так, вроде записывает... — раздалось из динамика с шипением. Голос хриплый и с акцентом, который я ранее не встречал. — Хорошо. Не знаю кто вы такой или такая. Неважно. Важно то, что если вы слушаете эту запись, то я уже мертв и вы нашли на моем бездыханном теле пароль к этому терминалу...

— Ну, не совсем тело. — усмехнулся я.

— ...вы не должны особо вдаваться в подробности и причины моей гибели. — голос сделал паузу. — Можно так сказать, что я вас нанимаю доставить один груз. В сейфе, что позади вас, находится пакет. Условия просты, вы берете его и доставляете в Риверсити, доктору Дэй. Если вас так интересует, что же находится в пакете, что ж ваше право, там находится носитель информации, который без специального оборудования бесполезен. 

Голос на минуту умолк, а я обернулся на сейф.

— Ах, да... Если вас интересуют крышки, то в том же сейфе находится неплохая сумма, которую считайте авансом. После доставки пакета, вы получите такую же сумму, от доктора Дэй. От кого пакет, она знает. Информация на этом носителе крайне важна, от этого зависит множество жизней. Прошу вас, помогите мне.

.

Запись закончилась и на мониторе высветилась строчка "Открыть сейф". 
Ну, что сказать. Опять я во что-то вляпался. Помимо того, что Рок втягивает в новую авантюру, теперь еще и это. Я почесал ручкой в затылке. Хотя, здесь мне заплатят за это, а несколько звонких крышечек не помешает. Да и сам я сюда пришел, по собственной воле. Правда я так и не выяснил, кто это был и его ли голову мы нашли в трупе геккона. Не ну он же сказал, что я должен был найти пароль к терминалу на го теле. Весьма странно.

Я пожал плечами и щелкнул по кнопке ввода. Дверца сейфа с шипением отошла. Внутри лежал мешочек, который радостно зазвенел, когда я его вытащил, и пакет из плотной бумаги. Я взвесил его на копыте. Хм. Килограмм точно есть, что ж это за носитель то такой. Покрутив его немного, я пожал плечами и положил в сумку рядом с цинком патронов. В сейфе лежало еще несколько бумаг в красной папке, я их быстро пролистал но не нашел ничего интересного. Так интересно, сколько там мой аванс составляет. Я развязал мешочек и принялся считать крышки.

Да, я согласился доставить этот пакет. Правда я еще толком не знал где этот Риверсити, слышал, что он где-то на юго-востоке расположен, ну и все. Ни чем там занимаются, ни что поставляют. Конечно, в Понивиль заходили иногда странноватые торговцы, которые часто утверждали, что идут из Риверсити туда дальше на юго-запад к Санкт-Питерхуву. Они всегда приходили шумными компаниями, а возвращались поодиночке, угрюмые и молчаливые. Или же вовсе не возвращались. Тем, кто возвращался Мэлон без каких либо расспросов ставил стакан крепкого виски, за счет заведения. На торговцев они небыли похожи, скорее всего, это были мародеры или как Мэлон называл их, сборщики. Которые шли поживиться чем-нибудь на руинах старого города. Так, что-то я задумался. Вкопытную считать крышки слишком долго, потому я просканировал мешок Пипбаком... Семьсот пятьдесят. И столько же после, покрайней мере. Итого полторы тысячи. Неплохо. Завязав мешок, я убрал его в сумки, которые заметно потяжелели.

— Ну, думаю сделка вполне удачная. — ухмыльнулся я, подбирая дробовик.



На Л.У.М.е высветилась красная точка, именно тогда когда я пересекал двор с капканами.

— Дискорд тебя задери! — прошипел я, перешагивая последний и осторожно выглядывая из-за двери.

Никого. Я посмотрел на Л.У.М.. Точка двигалась. До меня долетел звук удара обо что-то металлическое и точка замерла. Я прокрался вперед и выглянул. Упершись лбом в забор, именно там где я на него взбирался, стоял пони-гуль. Его шкура полностью облысела и была покрыта гнойными язвами, он был замотан в какое-то тряпье. Это был бродячий, без сомнений. Я это понял, просто увидев его пустой взгляд, которым он уставился на забор. Да и к тому же, он продолжал перебирать ногами, пытаясь, наверное, пройти сквозь забор. Я фыркнул.

Гуль повернул голову в моем направлении. Я спрятался обратно. Бродячий что-то прохрипел и начал двигаться в мою сторону, так отобразил мой Л.У.М. 
Стрелять или не стрелять... Вдруг он тут не один и на выстрел его друзья сбегутся. Я вынул нож и прикрепил его к тому месту, где раньше был фонарик. Так, ну иди сюда, гнилушка. Гуль выглянул из-за угла и я нанес удар. Нож вошел в висок. Гуль от приданого импульса пошатнулся и упал. Однако был по-прежнему жив и попытался вцепиться мне в ногу. 

— Куда! — ухмыльнулся я придавив его голову копытом и нажимая.

Кости черепа, бродячего затрещали, и он задергал копытами. Я нажал еще сильнее, череп хрустнул еще громче и гуль замер. Вздохнув, я отошел в сторону. Так пора...
Меня повалили на землю, дробовик выпал из поля и я уперся копытами в чью-то грудь. Надомной свисал еще один гуль, с изъеденной шкурой на морде, он клацал зубами пытаясь вцепиться мне в шею. Как я его упустил! Надо было чаще на Л.У.М. поглядывать! Я ткнул его задними копытами под ребра, но его явно меньше волновала боль в теле, ему нужна была моя плоть... Он вновь клацнул зубами, пытаясь дотянуться до шеи. А! К Дискорду это все! Я слеветировал к себе двустволку и засунул ее ему в разинутую пасть.

— Сожри-ка, это!

Скинув с себя безголовое тело, я переломил двустволку, выбрасывая дымящиеся цилиндрики патронов и вставляя новые. На Л.У.Ме загорелось еще несколько красных точек, которые быстро ко мне приближались. Я убрал двустволку обратно в чехол на спине и подобрал дробовик. Красные точки все прибавлялись, и я услышал гулкий топот множества копыт. Нужно убираться отсюда и как можно быстрее. Перескочив через тело гуля, я быстро зашагал через переулок между домами. Красных точек здесь было меньше, и двигались они в противоположные стороны. Откуда они только взялись, минут десять назад я ни одного не встретил, даже Л.У.М их не улавливал. Позади меня зажглась красная точка. Я обернулся. Никого... Но если судить по Л.У.Му я должен его видеть. Если только он не... С крыши дома на меня бросился пегас-гуль пытаясь ударить всеми четырьмя копытами сразу. Не знаю, как он летал, перья на его крыльях давно выпали, он, скорее всего, планировал и изредка перепархивал с крыши на крышу. Я вовремя отскочил в сторону и выстрелил, оторвав пегасу, часть бока вместе с отростком крыла. Пегас изменил траекторию и рухнул на руины дома, сломав несколько ветхих балок. Точки что двигались от меня, на секунду замерли и повернули обратно.

— Здорово! — выдохнул я, добивая пегаса ножом. 

Позади меня раздалось несколько взрывов. Это значит, что гули перебрались через забор. В переулке показалась первая бугристая рожа. Я навскидку выстрелил и побежал дальше. Л.У.М показывал, что с каждой пересеченной мною улицей и домом число красных точек позади меня увеличивалось. Блин, паровоз какой-то! Прямо передо мной возникла красная точка, это гуль выбрался из подвала дома. Я перескочил через него, выстрелив в прыжке. Он упал обратно, придавив гуля, что лез вслед за ним. 

Переулок привел меня к парковке перед огромным маркетом, который сейчас внешне чем-то напоминал крепость. Все возможные входы и выходы, а так же окна были закрыты либо стальными пластинами, либо наскоро заколочены и укреплены мешками с песком. Дело дрянь. Маркет, судя по карте, находился почти в самом центре города. А я вместо того что бы из него выбраться, еще сильнее углубился. Гули настигли меня, вновь выстрелив по ним, я вступил на парковку. Среди покореженных машин легко было отбиться от земных пони-гулей и единорогов, которые еле волочили ноги. Правда, единороги иногда смекали, как перебраться через груду металлолома. Да и были способны леветировать простые вещи как камни или палки, которыми кидались в меня. Куда опаснее были гули-пегасы, которые смогли-таки сохранить летные способности и бросались на меня с воздуха. Укрываясь за длинным автобусом, я прополз вперед. Пегас, который сохранил остатки своей шкуры и перьев, бросился в атаку. Уклонившись, я выстрелил, пегас ударился о корпус автобуса, размазывая внутренности по нему. Ну, вот… Патронов то у меня хоть и много, да вот времени перезарядится, нет. Еще один пегас бросился в атаку, а вместе с ним и два крупных земных пони. Я принял пегаса на штык-нож и, удерживая его подальше от себя, выхватил двустволку и револьвер. Одновременно удерживать три предмета было сложно и рожки модуля, чувствительно нагрелись. Меня обволокло заклинание прицеливания, потому что без него я не попал бы по гулям. Выстрел из двустволки пегасу, два выстрела из револьвера земным пони. Три выстрела, три тела. Я вздохнул, наконец-то минутка перерыва! Быстро перезарядив оружие, я глянул на Л.У.М.. Красные точки с него никуда не делись, они сместились вправо. Я выглянул из-за автобуса.

Оказывается, не я один сражался с гулями. Небольшая группка пони, вооруженные в основном холодным оружием, рубили наступающих “бродячих”. На них была одета черная боевая броня, но у каждого был свой символ. У пегасов грифоньи когти, у земных пони перевернутая подкова, у единорогов пятиугольная звезда. Они рубили гулей с таким остервенением, что мне даже стало жалко гнилушек. Немного. Всего лишь капельку. Сзади меня кто-то тяжело задышал и раздался гулкий стук тела. Я обернулся и вскинул дробовик.

Недалеко от меня, повалив единорога-гуля стоял земной пони в черной броне и с мачете в зубах. Он продолжал рубить уже полностью безжизненное тело единорога, разбрызгивая слюни во все стороны. Он был измазан в крови с ног до головы, впрочем, как и я. Хотя на мне еще и были кусочки чьего-то мозга.

— Эм, привет... – я попытался сделать как можно, дружелюбное лицо.

Пони замер и дернулся, словно его ударили хлыстом. Он поднял на меня взгляд, от которого у меня по загривку побежали мурашки.

— Хе-хе, спасибо что разобрался с этим. – я кивнул на гуля. Пони не сводил с меня взгляда. – Я, что-то сегодня…уааа…

Я отшатнулся назад. Пони замахал своим мачете.

— Эй-эй!

Пони хрипло заурчал и бросился на меня. Я ударил его прикладом по носу, он пошатнулся, рухнул на круп и выронил мачете.

— Успокоился? – грозно сказал я.

Пони покачал головой, захлопав ушами, потом оскалился и вновь бросился на меня. Я встал на дыбы и ударил его передним копытом, выбивая зубы.

— Угомонись! – я передернул затвор дробовика.

Пони отплевался и посмотрел на меня исподлобья. Его взгляд чем-то напоминал наркоманский, зрачки узкие, на самих глазах словно пелена. Он сгруппировался и кинулся на меня, я прострелил ему колено. Пони задергался от боли, разбрызгивая кровь во все стороны. Тут же, с неба метнулась крупная тень, пегас-гуль вцепился земному пони зубами в шею. Тот еще попытался сопротивляться, но вскоре замер. А из-за автобуса вышли еще четверо “бродячих”, они присоединились к пиршеству пегаса. Следом за ними шли еще несколько, они сразу смекнули, что от земного пони им кусочка не достанется потому, побрели на меня. Перескочив через остов машины, я выстрелил по преследователям. Несколько гулей упали, сбивая бегущих позади них. Я обернулся на маркет, пожалуй, стоило отступать туда. Хоть, Дискорд его знает, может там этих гулей еще больше. Хотя как, множество дверей были завалены или заблокированы чем-то тяжелым, по типу шкафа или ящиков. Я, конечно, попробовал выбить одну из них, но безрезультатно.

Гули вступили в сражение с обезумевшими пони в черной броне и забыли про меня, что дало мне еще больше времени для передышки. Перезарядив оружие, я продолжил поиск входа в здание, хотя лучше было бы убраться из города. Думаю, это было бы проблематично, ведь весь город явно теперь кишел голодными до плоти зомби. Интересно остался тут кто-нибудь разумный…Кхе-кха-кха… Меня схватил приступ кашля, причем сильный и хриплый. Откашлявшись, я ощутил во рту странный медный привкус и опустил бандану, сплюнув на пол нечто бурое.

— Что за! – прохрипел я оперевшись об дверь.

Я глубоко подышал, прислушиваясь к шуму легких. Хрипы в левом легком. А я ведь свыкся с этим вездесущим запахом, это явно все из-за него. Дверь, о которую я опирался, со скрипом ушла назад и я чуть не упал. Кое-как, сохранив равновесие, я поднял взгляд на существо, открывшее эту дверь. Это был гуль, кобылка, если быть более точным. На ней было одето перелатаное цветное платье, а оставшиеся волосы на голове были собраны в пучок. Самое главное, что ее глаза сохраняли остатки разума.

— Эм, добрый день мэм. – после приступа кашля мой голос немного охрип и я с трудом его признал.

Кобылка-гуль ничего не ответила, уставившись в одну точку где-то позади меня. Я невольно обернулся, ничего и никого.

— Эм, я пройду внутрь?

Кобылка ничего не ответила, продолжая смотреть куда-то вдаль. Натянув бандану обратно, хотя никакой пользы от нее, наверное, не было, я отодвинул гуля немного в сторону и протиснулся в здание.

Весь первый этаж был усеян самопальными домишками из фанеры или тонких грубо спаянных стальных пластин. В каждом из них был нехитрый скарб и циновка на полу. И пусто. А может, нет, эта же гнилушка откуда-то пришла. Я покосился на оставшуюся в проходе кобылку. Она по-прежнему смотрела куда-то в одну точку, мне почему-то захотелось накричать на нее, что бы она пришла в чувства и сказала хоть что-то. Ну, или хотя бы закрыть дверь, что я и сделал. Мало ли, кому взбредет в голову залезть сюда. Кобылка, стоило мне это только сделать, сразу встала и ушла куда-то вглубь маркета, не проронив и слова. Я не знал, стоило ли следовать за ней, потому я отправился на дальнейший осмотр здания.

Все осталось на своих местах, словно хозяева вышли на пять минут, перекурить или по нужде. Правда сгоревшая и испортившаяся еда, говорили о том, что хозяев давно уже нет. Как только тут все не сгорело. Я поднялся по не рабочему эскалатору на второй этаж. В бывшем газетном киоске теперь находился пулеметный дзот. Я осмотрел пулемет, полный короб и не одной стреляной гильзы вокруг. Странно. На втором этаже жилища, более крепкие и просторные, каждый с прочной стальной дверью. Дверь в одно из таких жилищ была открыта, и я заглянул внутрь. На противоположной стене было огромное пятно крови и множество пулевых отверстий, словно кого-то расстреливали, и пол был усеян гильзами. Пулемет значит целый, а тут настоящая бойня. Еще страннее. Проход по эскалатору на третий этаж был завален всевозможным мусором и потому я решил найти обычную лестницу.

Вокруг было пусто, но меня почему-то не покидало ощущение того, что за мной кто-то следит. Может это была та кобылка-гуль. Или ее более безумные собратья. Пожарная лестница, была перекрыта дверью, ручки двери были обмотаны цепями, которые были грубо спаяны. Ну, значит, я не пойду на третий этаж, и Дискорд с ним. Вернувшись обратно, я забрался в бывший газетный киоск. Надо было подождать, пока снаружи все утихнет, хотя как долго, я себе не представлял. Собственно ситуация не такая уж и безнадежная, патронов у меня предостаточно, провизии на сутки точно хватит. Ага, но только хватит ли суток на, то чтобы гули с наружи успокоились. Повесив наушник на ухо, я включил радио. Одинокого волка, что-то сегодня пробило на гитарную музыку, сейчас у него играла какая-то печальная мелодия, я даже заслушался.

Из музыкальной неги, меня вывело движение на эскалаторе. Выключив радио, я прильнул к пулемету. Не спеша наверх поднималась, та самая кобылка. У нее по-прежнему был отрешенный взгляд. Поднявшись на этаж, она огляделась и двинула к открытой железной двери, где кого-то расстреливали. На сей раз я решил за ней проследить и тихонько выскользнул из киоска. Кобылка зашла в комнату, и я услышал, как на полу зазвенели гильзы. Ускорив шаг, но стараясь при этом не цокать, я нагнал ее. Она прикрыла за собой дверь, но я по-прежнему слышал звон гильз. Благо дверь была железной, и я с легкостью обхватил ручку полем. Внутри было намного темнее, чем в первый раз, когда я зашел или попросту, кто-то загораживал свет. Мелькнула тень и кто-то повалил меня на пол. Сперва я подумал, что это окончательно обезумела та пони-гуль, по это оказался единорог, хотя тоже гуль. Я уперся дробовиком ему в шею и старался оттянуть от себя, но он наваливался всей массой и к тому, же пытался ударить меня копытами.

— Отвали! – прикрикнул я и отбросил его задними копытами.

Брызжя слюной он отступил назад, но снова кинулся в атаку. На сей раз, я был готов и ударил его прикладом прямо в лицо, а затем ударил ножом в шею. Из раны на шее фонтаном потекла какая-то бурая жидкость, но единорог продолжал стоять на ногах. Ладно, я не хотел этого делать, но придется. Вскинув дробовик, я прицелился и сделал один единственный точный выстрел, пока единорог пытался устоять на ногах. Тело без головы медленно сползло на пол, а где-то на первом этаже зазвучал хриплый крик. Моя небольшая передышка закончилась. Я уже было собрался идти в пулеметное гнездо, когда сзади послышался голос.

— Эй, братишка, сюда!

Я обернулся. Придерживая одной лапой ставни, меня звал дымчатый грифон, в схожей, как и у сражавшихся снаружи пони, черной броне, но без каких либо символов. Он, оглянулся по сторонам и снова крикнул мне.

— Давай, шевели копытами!

Стоило ли ему доверять. Может он такой же полоумный, как и те пони снаружи. А выбор то у меня есть. Тем более, на эскалаторе уже появились первые гули. Я нырнул под ставни, которые грифон тут же закрыл и завалил стойкой с множеством полок. Помимо брони, на нем был так же одет респиратор, а под крылом скрывался пистолет-пулемет.

— Ходу, это их не задержит. – сказал он подталкивая меня к служебному коридору, который был полон всякого мусора.

— Эй, кто ты такой? Кто эти пони снаружи? И что вообще происходит?

— Вопросы, потом братишка. Идем.

Дискорд его задери, да какой я ему “братишка”! В ставни ударилось что-то тяжелое, и на них образовалась заметная вмятина.

— Давай братишка, не тупи. — проворчал грифон в респиратор.

— Да, да... Иду.

Пробежав по коридору до новой железной двери, грифон постоянно оборачивался назад и вскидывал свое оружие, мы ввалились внутрь, где с винтовкой наизготовку нас ждал рыжий единорог, с таким же респиратором. Он, немного обеспокоенно посмотрел на меня а потом на грифона.

— Все нормально?

— Да.

Грифон навалился на железную дверь. Та со скрипом начала движение.

— Давай малышка! — на лапах грифона вздулись вены. — Пошла...

Дверь вошла в пазы, и грифон провернул колесо замка. Прислонившись к ней спиной, грифон отдышался.

– Как тебя в такую дыру занесло?

— Случайно. А вы? – спросил я.

 — Тоже. — усмехнулся грифон. – Расти, выдай ему респиратор.

Рыжий пони подошел ко мне поближе и вынул из своих седельных сумок такой же намордник как у него и грифона.

— У тебя были приступы кашля? – спросил он.

Я вздохнул.

— Уже слышу, что да. – он протянул мне респиратор. – Считай, тебе повезло. И молодец что платок нацепил.

Я опустил бандану на шею и одел респиратор.

— Воздух отравлен?

— В какой-то степени, да. – отвели грифон. — О, Карпентер, принимай гостей!

Из соседней комнаты появился пони, в потертом строительном комбинезоне с поясом, на котором висели инструменты. Его лицо было покрыто множеством рытвин и нагноений. Это был гуль, разумный гуль. На его спине покоилась, сохраняя свой грозный вид винтовка, с деревянным ложем покрытым узорами. Гуль подошел ближе, окинул нас взглядом.

— Вот помогли тут чуваку. Это именно тот, которого ты видел возле дома Сэйджа.

Я уставился на рыжего.

— Эй, так вы знаете, кто там жил?

— Ага. Мы...

Остального я не услышал, так как гуль вмазал мне прикладом своей винтовки в лицо. И я провалился в темноту забытья.