Эквестрийское Лето

Это история о невзрачном пони Ларри без кьютимарки, живущем обыденной жизнью. Но однажды с ним случается фантастическое приключение. Ему предстоит пройти через круговорот сложных эмоциональных отношений, разобраться в себе и решить загадки этого нового странного места. И главный вопрос: как выбраться оттуда или не возвращаться вовсе?

Другие пони

Арабийский корсар

Эта история - о противостоянии Эквестрии и Седельской Арабии в бурных водах Северного Океана. Пока ужасный корсар по имени Хатиман грабит караваны, Флёр-де-Лис получает от принцесс задание найти и уничтожить врага...

ОС - пони Флёр де Лис

Драконье сердце

На главного героя наложино проклятье которое к его удивлению в будуюшем не раз ему поможет. Действие происхоит в коралевстве Ракос.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Побег из Хаоса.

Война, которая изменила мою жизнь.

Пустота

Грустный рассказ о том, что иногда, чтобы обрести себя, нужно перестать быть музыкантом и стать слушателем. Хотя и не только об этом...

DJ PON-3 Октавия

Последний полёт

"Чем выше летаешь - тем больнее падать" Рэинбоу Дэш всегда была упрямой и немного заносчивой. Она выделывала сотни опасных для жизни летательных трюков, и в какой – то момент решила превзойти саму себя. Она решилась на самый опасный и отчаянный номер, которому, увы, было суждено стать последним…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дерпи Хувз ОС - пони

PIB. Ponies in Black. Пони в Черном. Параноидальный омак.

Обычный день старшего офицера Лунной Гвардии Принцессы Луны. Действие происходит вскоре после 4 серии 2 сезона. Является версией-объяснением для популярной серии фанфиков, в которых попаданцы в MLP превращаются в свои пони-версии.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Осколки пламени

[Попаданец в Дэйбрейкер] Итак, что мы имеем? Кобыла, аликорн. Пироманка, нимфоманка, мазохистка, немного садистка, самоуверенная самовлюблённая сибаритка с терминальной стадией нарциссизма, манией величия... и комплексом неполноценности из-за своей ненужности. Прибавим ещё откровенную неприязнь местной правительницы. Круто, да? И это ещё не самое скверное. Хуже всего то, что вот эта кобыла теперь - я.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Первая Зима Зекоры

Зекора уже давно известна жителям Понивилля (в частности - спасибо М6 за помощь в знакомстве с ней). Но... Зебра же жила в Вечнодиком Лесу еще до приезда Твайлайт, верно?

Зекора

День Согревающего Очага или как подарок изменил мою жизнь

Небольшая зарисовочка на новогоднюю тематику. Решил немного отдохнуть от гримдарка и написать о пони. Комментируйте, шлепайте тапками. Присутствуют слезы, упоротость, 16+(не клоп!) и медведи с елками =)

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 4. Oedema pulmonum.

 Глава 6. Галлюцинация.

Глава 5. Некрополис.

... Нечем дышать. Что-то вязкое и липкое наполняло рот и легкие, не давая вдохнуть. Я попробовал открыть глаза. Вокруг все было красным, словно кто-то добавил в воду краски. Но была ли это вода. Я распознал вкус жидкости, что забивала мне рот. Солоноватый с металлическими нотками. Кровь. Я задергал копытами стараясь поднять себя вверх. Но в вязкой жидкости это было необычайно медленно и неуклюже, но я все равно продолжил движение. Давай, давай, вперед! Еще немного! Наконец я вытолкнул свое тело на поверхность. Небо пепельного цвета растянулось надомной, а вокруг огромное море крови. И ни берега, ни края не видно. Даже линию горизонта не распознать. Я начал задыхаться. Легкие словно кипятком обдали, и в сознании загорелось желание вернуться в кровавое море. Нет, я не должен... Я попытался вдохнуть, но тщетно, легкие словно отказывались работать. Меня обуял страх в порыве, которого я начал бить копытами по поверхности. Так, нет, стоп! Возьми себя в копыта! Выплевав последний сгусток крови, я смог вдохнуть. Даже не вдохнул, а закричал. Кричал долго, пока воздух с примесью гари не наполнил мои легкие.

— Что окончательно мозги прогнили!? — раздался, словно вдалеке голос грифона.

Его крик отозвался в голове жутким звоном и болью.

— Он поднял на ноги весь город, обезумевшие и гули вновь сцепились и неизвестно когда успокоятся! А мы, если ты не забыл, собирались завершить начатое. – ответил на крики грифона, второй голос хриплый и низкий.

Грифон собрался было что-то сказать, но остановился.

— Да, я помню… Но, ты хреново начинаешь знакомство.

Звон в голове начал спадать, а боль сместилась в область переносицы. Кто меня так приложил… Ах, да, гуль. Карпентер. Видимо именно с ним и говорил грифон. Я приоткрыл глаза, в небольшом помещении, где я находился, горел неяркий свет, от которого в голове зазвенело с новой силой. Я попытался оглядеться, голова слегка кружилась от резкого поворота, так что пришлось делать это медленно. Я лежал на видавшем лучшие времена матрасе, рядом валялось несколько окровавленных ватных тампонов, ампул и вскрытых пакетов из-под бинтов. Само помещение, несмотря на обветшалость, было вполне чистым, да и матрас тоже. Просто, все было старым. Очень старым. Несколько стеллажей под потолок были сдвинуты в дальний угол, образуя там небольшой закуток огороженный ширмой. Звон в голове начал проходить и я попытался встать, однако тело повело в сторону, а ноги подкосились, так что я решил сесть и вновь оглядеться. Подождать пока голова не перестанет кружиться.

— У тебя было, сотрясение, так что лучше так резко не вставать. – проговорил кто-то позади меня.

Я обернулся и в голове вновь слегка закружило. Позади меня, прислонившись к стене, сидел рыжий единорог. Расти, вроде его так зовут.

— Где я?

— Не помнишь? Фрост тебя из зала вытащил.

— Ну, это-то я помню. Где я сейчас нахожусь?

— Конкретно это, подсобные помещения торгового центра. – Расти встал и левитируя аптечку подошел ко мне. – Как самочувствие?

— Паршиво. Голова кружится, в теле слабость, переносица болит.

— Ха, после удара у тебя из носа, настоящий фонтан ударил. Так, ладно, пора атропин принимать.

Он извлек из аптечки пару ампул и шприц.

— Эй! Ты, что удумал! – я попытался отскочить назад, но лишь упал обратно на матрас.

— Уколов боишься? – усмехнулся единорог. – Не волнуйся, это тебе поможет. Ты просто успел хватануть Отравы снаружи.

Я припомнил, как перед тем как войти в здание меня схватил приступ кашля и этот мерзкий запах, который преследовал меня по городу. Дискорд вас задери, как же туго я соображаю.

— В воздухе токсин?

— Да… — Расти откупорил одну из ампул и набрал в шприц бесцветное вещество. – Спазм легких я смог снять, ты не представляешь себе, как ты тут хрипел. Может еще недельку похаркаешь, кровью… Ну, можно?

Я вздохнул и протянул ему свое копыто, укола я даже не почувствовал, до того быстро все единорог сделал.

— Что, же это за вещество?

Расти вздохнул.

— Давай, подождем Фроста. И я тебе все объясню.

Я кивнул. Фростом был, по-видимому, грифон.

Расти ушел обратно к своей стене и начал кого-то там тормошить.

— Слаг, просыпайся, пора принимать лекарство.

— Нет! – промычал кто-то, по голосу либо жеребенок, либо кобылка. – Не хочу…

— Надо, давай.

— Оно горькое…

— А я тебе потом витаминку дам.

Кто-то вылез из груды тряпья, которую я принимал за постель Расти. Это была небольшая кобылка светло зеленого, почти салатового цвета и белой гривой. Протирая заспанные глаза, она посмотрела на меня и что-то буркнула. Расти же тем временем, вынул из аптечки банку таблеток и ссыпал несколько в крышку.

— Теперь, скажи «А»…

Слаг, послушно открыла рот и Расти забросил туда таблетки.

— Теперь глотай.

Пони подчинилась и поморщилась.

— Молодец, вот и твоя витаминка.

Единорог извлек из той же аптечки сверток коричневой бумаги и вынул из него большую белую таблетку. При виде нее, кислая мина с лица Слаг исчезла, поймав ее ртом она улыбнулась и чмокнула Расти в щеку. От чего и так рыжий пони стал пунцовым. Я улыбнулся, как мило… Однако мое сознание, которое возвращалось в норму пыталось понять, что за отравляющее вещество то я успел хватануть. Я пытался припомнить известные мне зебринские отравляющие вещества, но будь это один из них, меня бы бандана не спасла. Да заодно пытался понять кто меня спас. Броня, которую грифон и единорог носили, была точь-в-точь как у безумцев снаружи. Правда, без каких либо пометок или символов. Да и оружие, которое я успел заметить, было в отличном состоянии.

Тем временем довольная Слаг подобралась ко мне, а все еще пунцовый Расти возился в своей аптечке. В поведении этой кобылки было, что-то детское, глупое можно сказать. Будто она была, умственно отсталой.

— Ты новенький. Я тебя раньше не видела. Как тебя зовут?

Я поднял взгляд на земную пони, возрастом она была примерно, как и Эпплкейк, ну вроде бы.

— Меня зовут, Биг Айрон.

Земная пони улыбнулась, от нее пахло той самой витаминной таблеткой. Что-то цитрусовое.

— А я, Слаг.

— Приятно познакомиться. – улыбнулся я и сел. На сей раз у меня это получилось с первой попытки.

— Расти, тебе тоже дал лекарство?

— Да…

— Мое горькое и не вкусное… — нахмурилась она. – Хотя уколы тоже плохо. Больно.

В комнате появился грифон с кучей консервных банок в лапах. Увидав меня, он улыбнулся.

— Братишка! Как поспал?

Слаг обернулась, что-то пробормотала и нырнула обратно в кучу тряпья. Грифон тем временем свалил банки на стол, несколько из них грохнулись на пол, а одна на лапу грифону.

— Ай, блядь… А я тут нам покушать принес… Вот. Как он Расти?

Единорог вздохнул.

— Ну, кашель вроде спал. Осталось только вывести токсины из организма. Это при условии, что он будет ходить в респираторе и не хватанет еще.

— Ясно. А, я же забыл представиться, Фрост. – он протянул лапу.

— Биг Айрон. – я протянул копыто.

Грифон пожал его и еще шире заулыбался.

— Ну, с остальными ты видимо сам познакомился.

Нда, веселая компания полоумная пони, жизнерадостный грифон, бьющий без разговоров гуль и Расти. Он казался мне единственным вменяемым пони здесь.

Грифон развел небольшую конфорку и начал поочередно открывать банки. Расти, закончив со своей аптечкой, извлек из тряпья Слаг, которая постоянно косилась на грифона, и посадил перед столом.

— Сколько я проспал? – спросил я у единорога.

— Часов семь. Пойдем, тебе необходимо поесть.

Хотя как такового голода я не чувствовал, а даже наоборот от запаха еды тошнило. Я сел напротив Слаг, которая громко хрустела таблеткой. Расти набрав столовых приборов сел рядом с нами.

— Видимо у тебя куча вопросов. – сказал грифон ставя банку с бобами на конфорку. – Валяй, спрашивай.

— Кто вы такие, парни?

Грифон взял одну из банок усмехнулся.

— Мы Пустынные рейнджеры Эквестрии! – гордо произнес он. – Можешь и не вспоминать, о нас мало кто слышал.

Но я все, же пытался припомнить хоть каких либо рейнджеров, кроме стальных. Да, вроде слышал от заезжего торговца, о рейнджерах на северо-востоке в районе Мейнбурна. Они там устроили охоту на работорговцев, весьма удачную, что победным маршем шли на юго-запад.

— А может и слышал. Вы же охотники за работорговцами? – ответил я.

Грифон усмехнулся.

— Да. Охотники на торговцев понячьими жизнями. – Фрост сжал лапу в кулак. – Ну и не только понячьими.

— Как вас сюда-то занесло?

Расти вздохнул.

— Просто, ногами дошли. Лучше спросить как мы оказались в такой ситуации. – он с укором посмотрел на грифона.

— Что?! Ты и Слаг согласились, да и остальные не возражали. – ответил тот.

— Против чего? Поселиться среди толпы безумных гулей? – Расти вздохнул. – Извини, Айрон, я не ответил на твой вопрос. Просто это длинная история полная идиотизма, крови и вещей, которые мы толком объяснить даже самим себе не можем. Однако, попробую обрисовать вкратце…

Грифон вскрыл банку, что разогрелась, и протянул ее мне вместе с ложкой, а Расти расположился поудобнее возле стола.

— Ну, ты уже понял, что мы охотимся на работорговцев и наши лидеры в боевом порыве, решили устроить поход на запад. Тем более карты легли так, что Черепа увязли в междоусобной войне.

Слаг облизнувшись, заглянула в мою банку.

— Так это правда, что не только Рейзор восстал против Тандервинг? – я подвинул ее поближе к кобылке. И та без лишних вопросов начала уплетать содержимое.

— Да. И нас отправили на запад. Мы были авангардом, нашего великого похода.

— Вчетвером?

— О, нет, нас было больше. – ответил Фрост. — Двадцать пять пони и четырнадцать грифонов, плюс ополчение из живших здесь гулей. Итого около пятидесяти вооруженных до зубов борцов за свободу.

Я кивнул, неплохая такая армия. Фрост тем временем поставил очередную банку разогреваться. И тут я впервые заметил, что у него не хватает одного пальца на левой лапе.

— Почему именно Дэпплшор? Да и передвижение такой группы, не осталось бы незамеченным.

 — На счет передвижения это наш маленький секрет. А почему Дэпплшор... В первую очередь, это не подконтрольный Черепам город. Остальные бы нас им сдали. Во-вторых, он полупустой, в отличие от Понивилля и остальных. Согласился бы его мэр нас задарма кормить. В-третьих, наличие как мы поначалу считали удобной сети тоннелей.

Он снял с огня банку и отдал Расти.

— Угу, но стоило нам сунуться в северный тоннель, как огребли по полной. Вон даже бедняжка Слаг крышей двинулась. – единорог принял консервную банку и благодарно кивнул.

Слаг которая с жадностью поглощала мои бобы из банки, услышав свое имя, оторвалась от еды оглядела нас.

— Северный, это который через гору идет?

— Ага.

— Так я по нему и пришел.

Они уставились на меня.

— Ты, что?

— Шутишь?

— Ну, правда, столкнулся с тамошней фауной. Да и сам чуть не свихнулся.

Грифон усмехнулся, покрутил ложкой в лапах.

— Ну, значит что у тебя железные яйца, раз ты туда сунулся.

Я усмехнулся в ответ.

— Ладно, оставим мои гениталии в покое. Я так понял, те пони, что снаружи…

— Да. Это наши бывшие бойцы. – вздохнул Расти.

— Тоже тоннель?

Расти фыркнул.

— Полсотни пони по очереди заходят в тоннель, от которого за километр воняет смертью. Угу, крутая история чувак. Незнаем мы, нас и еще десяток пони оставили здесь в городе, а остальные пошли туда дальше на запад. Те, кто вернулся, были такими. Их обуяло безумие, они принялись убивать нас, гулей, бродячих. Мы тут сидим в осаде, целую неделю.

Повисла тишина, в которой отчетливо было слышно чавканье Слаг. Каждый думал о своем, Фрост и Расти о погибших или сошедших с ума бойцах. А я о том, что делать дальше. Из города надо было убираться однозначно. Один или с рейнджерами. Хотя хреново получилось, может они специально ждали, когда наступит затишье чтобы выбраться отсюда, а своим появлением я спутал все карты рейнджерам. Хотя Фрост и Карпентер говорили о каком-то деле. Но даже если и уходить, мне нужно было найти свое оружие, разгрузку рейнджеры мне оставили, а вот седельные сумки, нож и дробовик с ружьем забрали. А у грифона под крылом по-прежнему был пистолет-пулемет, хоть это он и старался скрыть. Не доверяют, оно и ясно, подобрали непонятного пони, который может оказаться шпионом Черепов или особо мозговитым безумцем, хотя своих сослуживцев они должны были знать в лицо. Кстати о них.

— Это обезумевшие отравили воздух? – нарушил я тишину.

— Нет. Это наших копыт дело. — подал кто-то хриплый голос из темноты. — Переходи к главной части нашей эпопеи, Фрост.

Голос принадлежал Карпентеру, как не трудно было догадаться. Гуль стоял в темноте дверного проема, сверкая там глазами. По всей видимости, он слушал наш разговор. Грифон, оторвавшись от воспоминаний, вздохнул.

— Давай лучше ты.

Гуль вышел из темноты, на нем по-прежнему был одет в свой строительный комбинезон, а винтовку он оставил рядом с дверным проемом.

— Дэпплшор был пристанищем для сотни гулей и их число постоянно пополнялось, однако многие из них рано или поздно превращались в диких. Они отправлялись в канализационные коллекторы, дабы не мешать своим собратьям. Однако, Сейдж, в доме, которого ты побывал, заметил, что от года в год число диких гулей отправившихся под землю падало. Сперва мы предположили, что часть из них ушла в Пустоши. Но вовремя одной из вылазок мы нашли обглоданные останки одного из моих собратьев. В канализации помимо бродячих кто-то был.

— Радиигаторы?

— Ха, я тоже так подумал! — воскликнул грифон.

— С радигаторами гули бы справились, не в одиночку, но смогли бы завалить. — прохрипел Карпентер. — Все оказалось сложнее. В канализации посилились гидры. Не те многоголовые существа из сказок, а вечно голодное мутировавшее нечто. 

— От части, это было неплохим решением проблемы ходячих, но многих испугала перспектива рано или поздно столкнуться с этими тварями. — перехватил нить разговора Расти. – Одним условием того, что мы делаем Дэпплшор своим аванпостом здесь на западе, было решение проблемы гидр…

— Тем более возле северного тоннеля мы видели грузовик с зебринским газом. — грифон посмотрел на дно банки и швырнул ее в дальний угол.
- Мы распылили газ в коллекторах, и все шло как по маслу. Гидры от первых трех вдохов уже помирали, однако вскоре появился новый выводок, устойчивый к газу. А если есть новый выводок, значит, где-то есть матка.

— Матка?

Грифон кивнул.

— Да, в километре от города находится старая угольная шахта, там-то эта тварь и засела. Мы ее обнаружили на следующий день после того как часть рейнджеров ушла на запад. И не предпринимали особых действий против нее, хотели дождаться командования. А после нам было не до того. Да и выяснилось, что газ начал влиять и на гулей, они начали быстрее сходить с ума. И вскоре в сознании осталось четверо...

— Трое. Пегги всегда была такой.

— А, ну да трое. Карпентер, Сэйдж и Номад. Номада ты убил в зале, Пегги у нас как бы сказать, блаженная. 

— Она тебя впустила в здание, если не понял о ком мы.

— Ты меня за идиота держишь?

— Ну, вы гладкокожие часто говорите, что все гули на одно лицо.

Грифон разогрел для меня еще одну банку консерв, на сей раз это был гороховый суп с сухарями.

— Ты смотри поосторожней с ним. С санузлом у нас тут проблемы.

Я усмехнулся, но после разговоров я, наконец, почувствовал себя легче и заметно, проголодался. Как и говорил Расти, кашель терзал меня все меньше и он был сухим.

— Постараюсь.

Мы продолжали сидеть за столом, обсуждая те или иные новости. Я рассказал им все, что произошло за последний месяц. Опуская некоторые подробности, вчасности мое дело с Сэйджем. Это мне показалось справедливым. Они рассказали мне кто они такие и что здесь делают

И угораздило же меня вляпаться в очередную историю, хотя тут винить некого, сам виноват.
После моего рассказа грифон попросил посмотреть кепи, а Расти полез изучать феррокинетический модуль.

— Весьма интересно. По сути, это имплант их же в довоенной Эквестрии практически не производили.

— У военных были. — буркнул Карпентер. — Только кто его тебе поставил?

— Можно и Автодок запрограммировать, хотя это тонкая нейрохирургическая операция и он весьма груб для этого. Хотел бы я посмотреть на того хирурга, он гений!

— Не знаю я. У меня что-то вроде амнезии, некоторые идеи и мысли попросту приходят мне в голову.

— А что тебя привело в город? – спросил грифон. – Ты как-то вскользь это упомянул, что-то про геккона.

Так и думал, что они спросят это.

— В брюхе этого геккона я нашел голову, понячью. Во рту этой головы, была гильза с куском карты, где бы обозначен Дэпплшор и указан дом. А дальше сработал, просто интерес.

— Сэйдж… — сказал Капрентер, вздохнул и почти шепотом добавил. — Да обретешь ты покой в объятьях Селестии.

— Сэйдж ушел за день до того как вернулись наш отряд. Вернее к тому моменту он уже им не был. Он ушел, без каких либо объяснений и явных причин. Просто собрал вещи и ушел. – пояснил Расти.

Вновь наступила тишина, а Фрост поставил на конфорку потрепанный чайник, в котором плескалась вода.

— Извини братишка, но я взял у тебя из фляги немного водички.

— Ничего.

— Значит Рейзор мертв. – вернув кепи сказал мне грифон. – Тот еще был выродок.

— Да. Стим и Рок сделали из него отбивную, а его голова, наверное, до сих пор находится там на станции. Если ее падальщики не обглодали.

— Угу, по нашему первоначальному плану мы и хотели занять эту станцию. Однако командование приняло решение не рисковать. Хм, если она свободна, то можно будет собрать новую экспедицию и закрепиться там.

Расти фыркнул.

— Ты сначала отсюда выберись!

— А что вам мешает просто так взять и уйти? – сказал я.

— Это мой дом... — буркнул Карпентер. — Мне некуда больше податься. Да и стар я, думаю, скоро двинусь крышей.

— Ты и пятьдесят лет назад так говорил.

— Эй, это фраза Сэйджа! Он старше всех вас вместе взятых!

— А вы?

Чайник закипел, и грифон заварил нам всем по ароматному грибному чаю.

— Мы в окружении. – отдуваясь сказал Расти. — Снаружи с десяток безумных пони и диких гулей. Тут бывают временные затишья, но ненадолго. Так что твоей вины в том, что поднял город на уши, нет.

— А мне не позволяет долг. — сложил лапы на груди грифон. – Я офицер, ну оставшийся в своем уме офицер. Я должен позаботится о том, что бы мои сослуживцы, не навредили еще кому-либо. Да и гидры — угроза для всех Пустошей и если есть шанс устранить ее одним махом, то я не упущу его.

— И как вы собираетесь это сделать?

Они замолчали. Карпентер и Фрост переглянулись, между ними шла мысленная беседа, после которой гуль кивнул.

— Мы в одной лодке, так что посвяти его в план, хуже уже не будет.

Фрост, что-то шепнул Расти. Тот покачал головой.

— У меня есть идея получше!

Он на мгновение исчез и вернулся с двумя кислородными баллонами с масками и костюмы химзащиты.

— Пойдем, прогуляемся

Надеть костюм химзащиты для него не составило труда, рог и телекинез. А мне приходилось долго возиться, да к тому же оказалось, что я его еще и наизнанку одел. Потому мне помочь вызвался Карпентер.

— Прости меня, за Номада. – сказал я, просовывая ноги в резину костюма. На самом деле никаких угрызений совести я не чувствовал, дикий гуль пытался меня убить, да и попытаться вразумить его было бесполезно. Тут либо он, либо я.

Карпентер не проявил никаких эмоций, ни злости, ни облегчения.

— Это я должен принести извинения. Впервые за столетия я позволил своим эмоция взять верх. – прохрипел он, телекинезом помогая мне натягивать костюм. – Номад умер для меня, когда стал диким. Но это было довольно таки недавно, так что… Думаю ты понял что я хотел сказать.

Лицо гуля было все так же не проницаемым, хотя можно было ли назвать лицом эту маску из нарывов и шрамов. Зато многое говорили глаза, которые повидали не одно столетие смерти, страданий и горя.

— Да. Я еще хотел спросить, в разговоре ты упомянул, что Дэпплшор был пристанищем для сотен гулей. Сейчас они все там, снаружи?

— В основном да. Большая часть погибла в стычках с безумными. Ведь некоторые жили по законам старой Эквестрии и не могли лишить жизни кого-либо. Даже когда встал вопрос об их собственном выживании.

Закончив с костюмом, он водрузил на мою спину баллоны.

— Ты в своем рассказе упомянул Механика. Ты сотрудничал с ним?

— Не знаю, возможно. А что?

Карпентер поправил ремни баллонов у меня на спине.

— Сэйдж и Механик знали друг друга. Он часто здесь бывал.

Я замер, гуль продолжал возиться с ремнями, стараясь не смотреть на меня.

— Ты знаешь, где он сейчас? И как он выглядит?

Непроницаемое лицо гуля уставилось на меня.

— Нет. Да и когда ты его увидишь, то поймешь сразу, что это он. Но тебе следует знать. Механик, преследует весьма странные цели. И ради их достижения готов на все.

Карпентер закончил с баллонами и, хлопнув меня в бок, подтолкнул к двери.

— Кстати, — сказал он в след. — Безумие среди рейнджеров началось после его появления.


Вместе с гулем мы вышли к технической лестнице, мы находились на четвертом этаже торгового центра, и нам нужно было спуститься вниз. Хотя лестница уходила вверх еще на два этажа.

— Мы иногда выходим на крышу, для обзора окрестностей. Так тебя Фрост и заприметил.

Многие двери, ведущие в помещения центра, были заблокированы, чем придется: где-то обычными деревянными балками, где-то цепями, а где попавшейся под копыто мебелью. Но все, то время пока мы спускались, я обдумывал слова гуля на счет Механика. Какие такие цели он преследовал и как связано безумие рейнджеров с ним. Карпентер явно чего-то не договаривал. И это подыгрывало мой интерес, да и к тому же Сейдж, тот, кто меня нанял доставить пакет, знал его. Может, стоит вернуться в его дом-подвал и обыскать там все поподробнее. Да и может, этот самый пакет как-то связан с Механиком и мной.
“Не думал, что найду хоть какие-то следы здесь.” — ухмыльнулся сам себе я. – “Надо будет расспросить Карпентера о Сейдже.”
И ведь я совсем забыл про то, что в Понивилле меня ждут. Что через день, Стим вышлет за мной группу. И они прибудут в город полный безумных пони, диких гулей, да еще и с ядовитым воздухом. Да у них не будет шанса выжить! А может, и выживут, но любая высланная им группа, это брешь в обороне города. И я думаю, с ними точно пойдет Рок.

Мы спустились вниз к подвальным помещениям и свернули в некое подобие бойлерной. Тут рядом с массивной крышкой люка стоял Расти и Фрост.

— Ты уверен? – спросил грифон, пистолет-пулемет перебрался в его правую лапу.

— Да, мы туда и обратно. Не в первой же! – усмехнулся единорог. Его рог светился легким светом, а в поле телекинеза был огнемет, шланг которого тянулся к еще одним баллонам на боку.

— Куда ведет этот люк? – спросил я.

— В канализацию… — ответил грифон.

— Там же газ?!

— А аппараты и костюмы нам на что?

— А гидры?

Расти помахал мне огнеметом.

— Могли бы и мне дать какое либо оружие.

Они переглянулись. Хотя это было чисто, риторическое возмущение. Я и они понимали, что там узкое пространство, от любого огнестрельного оружия там запросто барабанные перепонки лопнут. К тому же возможен рикошет, да и мне еще они до конца не доверяли.

— Ну… У нас лишь один огнемет. – нашел что сказать Расти.

Грифон вздохнул, протянул мне нож и, натянув респиратор, подошел к люку и кивнул нам.

— Надевайте маски.

Нож был не мой, с широким лезвием и с пилой на обратной стороне, на самом лезвии были небольшие зазубрины, оставленные намеренно, видимо для яда. Я прикрепил ножны к ноге и сделал глубокий вдох. Карпентер, подхватив мою маску полем устроил ее у меня и начал регулировать ремни и давление в баллонах. Разметив панорамную маску на лице, я выдохнул.

— Знаешь, как ими пользоваться? – усмехнулся гуль.

— Я много чего знаю. – пробубнил я. Переговорная мембрана заметно приглушала голос. Хотя, да, пользоваться таким сложным довоенным прибором надо уметь. А значит, где-то меня этому обучили.

Расти тоже надел маску дыхательного аппарата и кивнул нам. Карпентер, закончил с ремнями маски и кивнул ему в ответ. Отступив на несколько шагов, Карпентер натянул свой респиратор. Фрост повернул колесо люка, а Расти стоял рядом с соплом огнемета наизготовку. Из открывшегося лаза вышли какие-то испарения, помахав лапой перед собой и разогнав их, Фрост включил фонарик на пистолете-пулемете.

— Чисто. Расти проверь на всякий случай.

Грифон уступил место единорогу, который сунул сопло огнемета в лаз. Небольшая вспышка и из лаза вырвался шар огня. Скорее всего, это выходил метан, скопившийся в трубе, хотя за два столетия его там должно было скопиться столько, что взорвало бы весь город, но видимо он находил себе иной выход. Расти удостоверившись в безопасности, разместил налобный фонарик, забрался в лаз, держа перед собой огнемет и махнул мне копытом.

— Условный стук три коротких и два длинных. – Сказал мне грифон. – Это на случай… на всякий случай.

Я включил свой фонарик и кивнул грифону.

— Все будет нормально. – пробубнил я.

Грифон толкнул меня кулаком в бок и я пролез следом за Расти. Труба оказалась, достаточно широкой, что бы мог развернуться целый пони. Фрост отсалютовал нам и закрыл сверху крышкой люка. Я и единорог остались во тьме, единственным источником света были наши фонарики.

Ремни маски впивались в кожу, спасибо Карпентеру, а на само стекло маски постоянно налипала какая-то дрянь. Хотя, что это и так было ясно, мы же были в канализации.

— Всегда мечтал копошиться в двухсотлетнем дерьме! – пробурчал я в очередной раз вляпавшись во что-то.

Расти фыркнул в маску и продолжил движение. А я в очередной раз оказался в темном пространстве, в котором стоило ожидать нападения из темноты. Расти, перед каждой развилкой проверял ответвления трубы струей напалма, но мало ли иных закутков, где можно спрятаться от губительного огня. Да и Л.У.М. молчал, а это значит, что ничего угрожающего нашим жизням здесь нет. Пока, нет. Видимо я страдаю клаустрофобией, легкой, но все же, я бы лучше вернулся в тоннель к белесым тварям, там казалось было больше пространства.

— Зачем в торговом центре ход в сеть коллекторов? – спросил я у Расти. Что бы хоть как-то отвлечься. Хотя это могло стоить нам жизни.

— Не знаю. Сэйдж говорил, что это была какая-то ошибка в проектировании, здание было довольно свежим, ну двести лет назад. А после, уже было не до того.

— А кем был этот Сэйдж. До того как стал гулем.

— Ну, за подробностями к Карпентеру, я знаю лишь то, что он был ученым. – он остановился у очередной развилки. Проверил ее несколькими залпами огнемета. – Нам сюда.

Мы еще где-то минут семь двигались по трубам коллектора и даже натолкнулись на органическое нечто, что я видел на поверхности. Оно походило на некое подобие плесени или грибницу, хотя при этом дышало.

— Этого, тут раньше не было. – сказал Расти. – Не хочу знать, что это. Тем более нам в другую сторону.

— Я видел, это на поверхности. И когда вы мне сказали про гидр, подумал, что это оно и есть.

Единорог покачал головой.

— Нда, Пустоши порою преподносят шокирующие сюрпризы.

Оставив эту массу в покое, мы продолжили движение. На сей раз, мы вышли в особо длинную часть трубы, и где-то минут десять не было не единой развилки.

— Почему газ сейчас ослаб?

— Ну, часть его развеялась, часть переработали гидры. Хотя я думаю, за столетия он мог и сам, потерять часть своей мощности. Емкость, в которой он хранился, была, весьма потрепанной. – Расти остановился перед огромной дырой в трубе. – Сюда, мы почти пришли.

Дыра вела в широкий штрек, прорытый в породе и укрепленный строительными балками. Осветив землю перед собой, я невольно содрогнулся, он была усеяна костьми: несколько земных пони, единорог и грифон, судя по черепам. Кости были, весьма свежими.

— Где мы?

— Гнездо гидр. – ответил Расти. – Шахта “Черри”.

Выбравшись из штрека, мы продолжили движение и выбрались в широкий тоннель, по бетонному полу которого тянулись шпалы. А вскоре мы натолкнулись на небольшой поезд, который, скорее всего, питали спаркбатареи.

— Он не работает. – сказал Расти шепотом. – Наши техники пытались его завести, но бесполезно.

— А тот ход, через который мы пришли. Его прогрызли гидры?

— Ну, сам штрек прорыли шахтеры, по ошибке. А дыру в трубе, скорее всего да они.

Мы перешли в другой тоннель, своды которого походили на арки.

— А вот здесь, пригодится твой Пип-Бак. Ты говорил, что он отображает любые агрессивные объекты.

— Да, ну если они живые.

— Значит, поглядывай на него чаще.

В арочном тоннеле мы могли передвигаться как в той же трубе, след-в-след. И как мне и говорил Расти, я все чаще и чаще глядел на экран Л.У.Ма. Потому, что там мелькали красные точки, поначалу одна или две. Затем пять, а после…

— Мать моя кобыла! Да сколько их тут! – просипел я.

Расти обернулся.

— Что?

Я все пытался сосчитать мелькавшие красные точки.

— Двадцать. И еще двадцать… Нет, этих я уже считал или еще нет.

Единорог тихо заухал в маске.

— У тебя можно там как-нибудь сузить радиус охвата сканера.

Я пощелкал кнопками приборчика и установил значение на полутора метрах.

— Рядом с нами никого, но… Их и в правду так много?

Расти кивнул, и мы вновь продолжили движение. Вскоре арочный тоннель закончился обвалом, и мы свернули в штрек.

— Здесь можно расслабиться, но не слишком.

Штрек тоже вскоре закончился, но на сей раз железной дверью, которую расти открыл своим телекинезом, обработав пространство за ней огнеметом. И мы вышли в более свободное пространство, которое более походило на балкон. Расти закрыл за нами дверь и оглянулся. Я осветил стены фонариком.

— Шахта лифта? Такая огромная!?

— Да. Не знаю, правда, зачем, Сейдж мог бы тебе ответить, но его уже нет с нами. Хм, смотри куда забрался!

Я заглянул через перила. Огромная шахта, спускалась вниз. Ее стенки были покрыты какой-то слизью, мхом и еще чем-то, чем-то органическим. В луче света фонарика Расти, что-то шевелилось. Приглядевшись к этому созданию, я распознал овальное тельце покрытое чешуей, несколько ртов и щупалец, которыми оно пыталось ухватиться за мох.

— Это выводок этой твари, так?

— Да.

— А оно само?

— Ниже. – ответил Расти, и переключил тумблер генератора, что был кем-то тут любезно оставлен. – В самой шахте.

Генератор буркнул и принялся за работу, по шахте пробежались огоньки загорающихся ламп. В рабочем состоянии их осталось немного, но света от тех, что работали, вполне хватало, что бы разглядеть ту массу, что находилась внизу. Она была схожа с теми, что покрывали стены шахты, но в несколько раз больше. Шевелящаяся масса, так же обладала щупальцами, которыми пыталась ухватиться за стенки шахты, а так же за своих собратьев с которыми тут же сливалась, образуя существо больше. Однако среди копошащихся мини-гидр, виднелась небольшая впадина, уж простите за прямоту, но похожая на анус. Из этого, кхм “ануса” так же виднелись щупальца. Только в несколько раз больше.

— И как вы планируете от этого избавиться?

Расти вздохнул.

— До того как гули и наши бойцы начали массово сходить с ума, Сэйдж и Карпентер, не знаю где, нашли термобарическую бомбу.

— Откуда!?

— Сказал же, не знаю. Может у того же северного тоннеля. Но, они с нашей помощью перетащили ее сюда. Ну, когда мы поняли, что газ уже не работает.

— Где бомба?

— В кабине лифта. На высоте третьего этажа.

Я кивнул.

— Сэйдж предлагал еще использовать спарк-генераторы из машин, но Карпенетр его отговорил.

Я прикинул в уме, сколько машин видел, на парковке и пути сюда. Жахнуло бы не хуже жар-бомбы!

— Хорошо, что отговорил. – усмехнулся я. – Вы бы город испепелили. Ну, до конца, испепелили.

Расти вздохнул.

— Городу и так конец. Гидры прорыли под ним сотни нор и ходов. Те что, поймал твой прибор, и передвигались по своим ходам.

Я еще раз глянул на копошащихся внизу гидр и представил, как нечто подобное расползается по Пустоши. Ха, да гекконы и блодспрайты, будут наименьшей из проблем.

— Тем не менее, наш пиротехник, до того как сам себя сжег в пожарном депо, собрал три заряда. Они маломощные, их цель отрезать прорытые этими тварями ходы и заманить их сюда в шахту. Тут мы их и накроем… — Расти уставился куда-то в сторону. – Мы бы все тут к херам подорвали, да только система подрыва этой термобарической бомбы, не работает. А один из снарядов мы так и не успели заложить.

Он молчал где-то с минуту.

— Я знаю, что не обязан тебя просить. Но ты сказал, что знаешь многое о довоенной технике. Может и этот детонатор, сможешь починить.

Я задумался. А что если, эти гидры лишь локальная проблема, что если за пределами Дэпплшора или той же канализации они и дня не протянут. Хотя нет, живность Пустошей приспосабливается ко всему. Мутирует, подстраивается и, возможно, гидры станут нашим худшим кошмаром. Да и есть ли у меня иной способ выбраться из города, если я не помогу рейнджерам. Что ж, попытаться тоже стоит.

— Пойдем, а то кислород в баллонах скоро закончится. — нарушил я тишину. – Заодно гляну на вашу чудо-бомбу.

Расти хохотнул, хоть из-за маски не было видно, но думаю, он улыбался.

— Я так и думал, что стоит тебе глянуть на эту тварь, то ты нам поможешь. Ты как и мы, стремишься помогать всем.
“Стремлюсь, ха да вы просто мне выбора не оставляете!” – мысленно возмутился я, а в слух сказал. – Пошли уже.

— Сейчас. – рог Расти засветился, он поднял сопло огнемета. – С этим другом вначале разберусь.

Струя напалма, охватила гидру, что пыталась ухватиться за мох, и существо с диким писком упало вниз на собратьев. Которые так же запищали. Расти обдал стенки шахты пламенем, на тот случай если еще какая ловкая гидра сюда заберется. Тем временем пламя внизу видимо задело и большую гидру, потому что щупальца в…кхм, ну вы поняли, где… начали шевелиться, и вылезли на свою полную длину. Я пригляделся к ним, на мгновение мне показалось, что на щупальцах, было нечто похожее на морду с рудиментарными глазами.

— О, похоже, мы мамочку разозлили!

Щупальца ударили по стенкам шахты, с такой силой, что у меня подкосились ноги.

— Как оно на себя шахту и лифт то не обрушило!

— Не знаю, ходу.

Расти отключил генератор, а я прошел через дверь в штрек. Из темноты на меня что-то выпрыгнуло, покрытое множеством волосков и тремя хватательными щупальцами. Повалив меня на землю, оно вцепилось в бок, прогрызая резину костюма. Стоящий рядом Расти нацелил на меня сопло. Выхватив полем нож, я рубанул по существу, оставив серьезную борозду разреза. Гидра отцепилась от меня. Но тут же обвилось вокруг меня щупальцами, которые так же были покрыты шипами или же зубами. Я прижав создание копытом, пытался оттянуть мутанта от себя и занес нож для удара. Взмах и одно из щупалец оторвалось. Пискнув, гидра ослабила хватку и я отскочив, предоставил мутанта в копыта Расти, который обдал ее струей пламени.

— Ты как? – сказал он, покончив с мутантом.

— Жив. Вроде.

Борьба с гидрой заметно поубавила кислорода в баллонах или же это от страха, но мне казалось, что я задыхаюсь. Надо снять маску. Нет, стоп, газ. Я же умру. Так, возьми себя в копыта. Нормализовав дыхание я кивнул Расти.

— Я в порядке. Бок болит.

Место укуса кровоточило с необычной силой, видимо в слюне гидр есть что-то, что мешало свернуться крови. Расти осмотрел рану, покачал головой.

— Уходим, через кровь можешь попасть токсин.




Путь назад был быстрее обычного или же мне показалось, да и где-то на середине пути рана перестала кровоточить. А красные точки гидр, сместились куда-то дальше по канализации.

— Надеюсь они не учуют кровь. – не оборачиваясь сказал Расти. – Топлива у нас на пару залпов.

Однако на всем протяжении трубы на нас никто не напал. Правда, биомасса необычно разрослась и в ней что-то шевелилось. Не останавливаясь, мы прошли дальше и вскоре оказались у люка. Его нам открыл Карпентер, который на пару с Расти вытащили меня из люка, помогая телекинетическим полем. Расти, как только мы оказались на третьем этаже и сняли с себя костюмы, принялся за обработку раны.

Расти оставил меня отдыхать в компании Слаг, которая рассматривала какие-то книги. Правда интересовали ее больше картинки в книгах, чем текст. Если в ней таких не находилось, книга отсеивалась и кобылка переходила к следующей. После “веселой” пробежки, мне вновь захотелось есть, и я добил оставшийся гороховый суп. На свой страх и риск конечно. С этими двухсотлетними консервами не знаешь порою на что нарвешься, на просто подпорченные или полные бутолотоксина.

— Фрост наверху, зайдешь к нему потом. – сказал вернувшийся Расти с еще одной кипой книг. Он положил их перед Слаг и принялся за починку костюма.

— Что с ней в тоннеле случилось? Столкнулись с “белыми”.

— “Белые”?!

— Ну, я так обитателей тоннеля прозвал.

Расти пожал плечами.

— Мы никаких белых не видели. Я, Слаг и еще несколько пони, были поделены на группы. Я со своей прочесывал ответвление, к Понивиллю. А вот группа Слаг прочесывала то, что вело в горы. Далеко мы не ушли, моя группа и пяти минут не выдержала в нем. Потому мы решили дождаться вторую группу у входа. – Расти посмотрел на кобылку, которая продолжала сортировать книжки. – Вернулись лишь Слаг и пегас из ее группы.

Расти вздохнул.

— У тебя, наверное, стальные нервы, раз ты смог через него пройти.
“Без последствий, ли.” – подумал я. Все таки тот голос в голове не мог появиться сам по себе, да и слышал я его отчетливо как сейчас например Расти. Хотя после тоннеля, голос себя никак не проявлял, видимо это было на почве стресса.

— Что же с ними произошло?

— Слаг к тому моменту уже была такой, а от пегаса мы так путного ответа и не получили. Он говорил что-то про червей и тени. После, было принято оставить тоннель в покое. Пони из моей группы предлагали еще и ход завалить.

Я фыркнул, весело бы вышло. Я на хвосте с «белыми», упираюсь в тупик и потом, в конце концов, пускаю себе пулю в лоб. Хотя не, я бы попробовал вернуться назад, но тогда бы точно с крышей распрощался. И Расти, упомянул червей, не уж то рассказы имели реальную почву. Жаль, что у этого пегаса теперь не спросишь, что он видел там в тоннеле.

— Ладно, иди наверх. Я тут еще посижу, хотя костюм уже не спасти, залатать то нечем.

Я поднялся на верхний этаж. Здесь так же были заперты или забаррикадированы двери. Значит еще на один этаж вверх. Здесь, по всей видимости, находилась административная часть здания, так как дверь здесь была одна. Лестницу же, ведущую на крышу, перегораживала решетчатая дверь с кодовым замком. Который я решил не трогать, уж слишком мне казался сложным. Пройдя в эту единственную дверь, я осмотрел этаж. Несколько комнат с офисными столами, на которых покоились не рабочие терминалы, по полу разбросаны пожелтевшие бумаги, множество окурков и мусора. Обычная картина для заброшенного места. Видимо гули, жившие здесь раньше, так же использовали этот этаж для патрулирования города. Или же рейнджеры. В конце коридора, по которому я шел, виднелась приоткрытая дверь, за ней были слышны голоса.

— … ты ему доверишься? – хриплый голос Карпентера.

— Да, за свою жизнь я повидал много ублюдков. Он не похож не на одного из них.

— А я за свою, повидал намного больше. Хотя да, ты прав, он какой-то другой. Мне даже поначалу дураком показался.

Я состроил гримасу, но продолжил слушать. Видимо они мои шаги они не слышали, ну что ж, хорошо будет узнать, что обо мне они думают.

— Снаряжение у него неплохое, для дурака, оружие в хорошем состоянии, да и выживают ли дураки на Пустоши.

— И то верно…- вздохнул Карпентер. – Хотя дуракам везет.

— Это из-за его сотрудничества с Механиком?

Так-так-так! А это уже интересно!

— Почти, Сэйдж, всегда старался оградить меня и Пегги от него. Ходил с ним на встречи тайно, не предупреждая нас. Даже в то, чем они занимались, меня не посвящал. А если я его и спрашивал, то он, либо отнекивался, либо менял тему.

— И, тем не менее, ты считаешь его причастным к тому, что случилось здесь.

— Да.

— И для чего это ему нужно?

— Не знаю. Сэйдж думаю смог бы ответить. Я ведь за ними иногда следил, от меня-то хрен спрячешься. Механик этот, странный он какой-то. Словно с луны свалился.

Они молчали, потом Карпентер хрипло вздохнул.

— Не слушай меня, это бредни старого гуля, который медленно сходит с ума.

— Если бы я их не слушал, то отправился на корм к червям. Ох, великое яйцо, неужели мы отсюда выберемся!

Я толкнул дверь. Фрост смотрел на руины города через широкое окно. Хотя окном это было уже сложно назвать, скорее это было амбразурой, спаянной из железных пластин и щелью для обзора. Сам кабинет, принадлежал явно главному администратору или еще какому-либо высшему чину. Так как даже спустя столетия веял роскошностью. Полки с книгами под потолок, прочный стол и, наверное, кожаное кресло. От самого кресла здесь остался лишь каркас. Карпентер, стоял возле стола, разложив на нем карту, по всей видимости, города. Когда я вошел он поднял голову и с прищуром посмотрел на меня.

— Все стихло. Быстро они сегодня, бывает, несколько дней рубятся. – сказал Фрост, не оборачиваясь. 

— Подумай сам, их с каждым днем и битвой все меньше. Вот и не рискуют. Не то, что в первые дни, когда у них еще оружие было. – ответил ему Карпентер.

Фрост кивнул. По всей видимости, они не поняли, что я их подслушивал или лишь делали вид.

— Да, первые дни…

— Поверь, мне приходилось видать и хуже вещи. – гуль изобразил на лице усмешку.

— Ну что, как прогулочка? – Фрост развернулся.

Я показал разодранный бок, сквозь повязку проступила кровь.

— Можно сказать легко отделались. — вздохнул он. — Расти объяснил, что к чему?

— Да. Думаю, ничего сложного в этом аппарате не будет. 

— Вот и хорошо. Есть правда проблема, чемодан с детонатором находится в доме Сэйджа. За ним, мы и собирались с Карпентером сходить. 

— Но тут, вмешался я.

— Да. Хотя думаю, после боя, там тише, чем на кладбище.

Гуль, кашлянул.

— Ну, да, город и так сплошное кладбище, но я вот к чему веду. Ни я, ни кто-либо еще не можем обязать тебя остаться тут и тем более лечь костьми. И мы решили, вернее я решил, что если детонатор неисправен и восстановлению не подлежит или для тебя он сложен то Карпентер, выведет тебя из города. Никто тебя винить не будет. Ты просто попал не в то место и не в то время и можешь уйти с чистой совестью, одно прошу, предупреди, что город опасен. Опаснее обычного. Если к тому времени мы не разрешим проблему.

Я был удивлен. Впервые мне дают выбор, хотя думаю, тогда я мог отказать Эпплкейк и Року тоже, но в их глазах я выглядел бы подонком. А тут и в самом деле, меня не должно быть здесь и тем более я не должен рисковать своей задницей ради незнакомых мне пони и грифона. Я сел, кривясь от боли в боку.

— Фрост, я...

— Не надо тут всяких героических триад. Ты нам немногим обязан, думаю, ты и сам бы выбрался из города, так что жизнь я тебе не спас. Ну, может, лишь от газа укрыл. Так что, братишка, послушай моего совета и при первой возможности уходи из города.

Фрост поймал мой взгляд, впервые он казался мне серьезным. Да и речь тоже, хоть он и использовал свое фирменное “братишка”. Возможно, он был прав, я и сам бы выбрался из города, может и с боем, может потом и мучился от отравления газом, но выбрался бы. А будь на месте этого добродушного грифона кто иной, кто оставил бы все как есть и сбежал бы из города. Или вообще не церемонился со мной и пустил бы при первой встрече пулю в лоб.

— Не тебе за меня решать. – ответил я. – Захочу, останусь, захочу — нет.

Грифон слабо улыбнулся.

— Нет, братишка я серьезно, но ты прав, я за тебя не могу решать. Если решишь остаться с нами, буду рад.

Хотя, если честно разобраться, я хотел уйти из этого города прямо сейчас, наплевав на все и всех. У меня были свои проблемы и свои цели, но Карпентер знал что-то о Механике, а Механик – это ключ к моему прошлому.

— Мы выходим завтра утром. – сказал Карпентер. – Дойдем до дома Сэйджа, можем прямо там и вскрыть чемодан. Если оправдаются наши худшие опасения, то я проведу тебя в чистую зону города, из нее ты и сам сможешь выбраться.

— А если я смогу его починить?

— Тогда все становится на много проще. – Фрост кивнул на карту города. – Как Расти тебе уже говорил, мы успели установить два жар-заряда в северной и южной части города, остался лишь восток, так мы отрежем все их ходы к отступлению.

— Что если есть те, о которых вы не знали?

— Сэйдж, провел какие-то свои геологические изыскания и сказал, что основных четыре. Север, юг, восток и запад, где находится шахта. – сказал Карпентер. – Если мы уничтожим первые четыре, они отступят назад к мамочке.

— А если нет?

— Есть запасной вариант. Феромоны.

Я вопросительно посмотрел на обоих.

— Сэйдж, выяснили, что между собой гидры общаются феромонами. Как муравьи в те времена. – Карпентер махнул копытом. — И ему удалось получить пробу феромона, которая заставляет всех гидр экстренно вернуться к матке. Или может, он его синтетически получил, не знаю. Но он уверял меня, что она сработает.

Я кивнул, вроде бы план прост и понятен, но было несколько нюансов.

— Итак. – я поднял копыто. – Допустим, заряды взорвались, гидры бегут обратно, но что им мешает выбраться на поверхность.

— Ни что не помешает. Но это может сыграть нам на лапу. Гидры, если выберутся на поверхность столкнуться с гулями и обезумевшими, это позволит нам убраться на безопасное расстояние и при помощи чемоданчика, взорвать матку.

— Какой мощности бомба?

Гуль вздохнул.

— Сорок-четыре тонны.

У меня аж шерсть на загривке встала.

— Вы сдурели… нас ударной волной, даже за километр накроет! Тем более подземный взрыв, это хороший сейсмический толчок! Городу конец!

— И я об этом ничуть не сожалею. – сказал грифон. – На это и идет расчет, что если мы не накроем их взрывом, то их подавит в их же норах.

Я закусил губу. Взрыва подобной штуки я не видел, а может и видел, раз так опасаюсь, но сейчас в голове всплывало множество подробностей о ней. Что такое термобарическая бомба, или же бомба объемного взрыва, это взрыв сконцентрированного аэрозоля, который распространяется по площади. Этот аэрозоль способен проникнуть куда угодно, игнорируя укрытия и окопы, что эффективней осколков и точечных ударов, так как поражается большая площадь. А нагнетаемое давление, одной ударной волны хватит на то, что бы расплющить тебя.

Но хуже всего то, что они собираются взорвать его в шахте, это ограниченное пространство и концентрация аэрозоля будет больше при меньших растратах, следовательно, больший охват площади и более сильный взрыв. Если этот аэрозоль попадет в норы под городом или же в ту же канализацию, то наши ошметки улетят на луну и окрасят ее в красный цвет. Правда есть надежда на устройство детонирования, его явно конструировали с расчетом на то, что бы подорвать дистанционно, на расстоянии в безопасности.

— Мы должны убраться от города не меньше чем на два километра и то, нас слегка зацепит ударной волной. Главное не оставаться в городе.

— На счет этого не волнуйся, если не удастся убраться пешком, — грифон расправил крылья, — то долетим.

— Это при условии, что все сработает. Если же нет?

Грифон пожал плечами, а гуль лишь наклонил голову в бок, о чем-то раздумывая.

— Жар-заряды сработают, наш пиротехник был смышленым малым. Так что, мы хотя бы отрежем гидр от передвижения дальше на восток.

— Надолго ли?

— Думаю, хватит на то, что бы найти группу и попросту сровнять город с землей.

Не знаю, как Фрост собирался ровнять город с землей, но обговорив уже более мелкие подробности, мы спустились вниз. Так как грифон затребовал ужин.

— Война, войной, а обед по расписанию. Так мой старик говорил.

На что я лишь усмехнулся. Нда, веселое путешествие, гулей пострелял, в канализации побывал, от мутанта пострадал и все должно завершиться салютом, в виде взрыва одной из самых мощных немагических бомб.

Фрост устроил для себя настоящий пир, из консервированных колец ананаса и абрикосов.

— Я думал грифоны мясоеды. – сказал я, хрустя галетами и запивая их грибным чаем.

— Фрост им и был. – шепнул Расти. – Пока от голода чуть свою лапу не сожрал.

Я ошарашено на него посмотрел, единорог кивнул.

— Подробностей не знаю, это было до того как он стал рейнджером. Но теперь у него не хватает пальца на левой лапе.

А я перевел взгляд на радостного грифона, который рассказывал какую-то историю, единственным его слушателем был гуль, которому, судя по кислой мине, эта история была известна.

— Сам…свою лапу?!

— Тише ты… — Расти оглянулся на грифона, который зашелся в диком смехе. – Я тебе ничего не говорил. Фрост не любит затрагивать эту тему.

— Эй, дамочки, о чем шушукаетесь? – прогремел у нас над головами голос грифона. – Давайте сюда, я вам веселую штуку расскажу. Айрон ее точно не слышал.

Расти развел копытами и мы уселись за стол.

— Ну, так вот, — грифон хлопнул в ладоши, — было у нас, значит, семнадцать бутылок водки…

Клянусь всем тем, на чем стоит свет, что не буду просить Фроста когда либо рассказывать эту историю. Может он и считает ее веселой и забавной, но не для меня. Или может так и заведено веселиться у грифонов. Суть истории заключается в том, что когда Фрост был моложе, он с группой других грифонов состоял в небольшой шайке, которая занималась мелкими кражами или воровством. После одной из удачных вылазок, они затарились алкоголем и решили отметить это дело. Ключевым же моментом было то, что количество этих бутылок в рассказе, все уменьшалось. В конечном итоге, осталось всего пять бутылок и все бы ничего, если бы один из грифонов не стал кричать, что бутылок было больше.

— … и он берет такой арматурину и на меня с братишкой. Ну, что в рассыпную, у него и трезвого мозгов, вон…, — Фрост выудил из банки абрикосовую косточку. – Мы сразу ему, «Что ты, что ты, все на месте!», а он свое гнет: «Здесь, здесь была водка! А где она? Раз, два, четыре, пять… А было семнадцать!» и прутом машет. Ну мы с братишкой его, усмирить пытались, а он разорался еще больше, «Спиздили!» — орет, — «Водку спиздили, было семнадцать!», а потом как пырнет братишку в живот прутом. Ну, тут я уже не выдержал, да мозги ему из револьвера вправил. Да потом потащили братишку в деревню ближайшую, да прут, заразу ему какую-то занес. Вот не стало, братишки тогда, да и банда наша разбежалась. Кто наемничать, кто к Черепам, а я вон рейнджером стал.

И он широко улыбнулся. Я, Расти и Слаг сидели и смотрели на него с весьма неоднозначным взглядом.

— Он всегда у вас такой? – шепнул я Расти.

— Бывает хуже. – ответил единорог.

— Поехавший. – заключила Слаг.

А гуль, как-то сумел избежать этой участи и сбежал в закуток из стеллажей. Фрост было собрался начать еще одну из своих занимательных историй, но Расти, сменил тему.

— Вы завтра как собираетесь то идти?

— А… — Фрост почесал перья на загривке. – Я думаю, Айрон и Карпентер, это сами как-то решат.

Мысленно поблагодарив, Расти за избавление от очередной экзекуции, я направился в закуток гуля. Там, же были свалены в кучу, мои вещи.

— Он, наконец, закончил? – гуль подал голос из-за ширмы.

— Да.

— Заходи, тогда.

Подцепив седельные сумки и оружие, я отодвинул ширму. Место, где гуль спал, было ухоженным, насколько это возможно в нынешней ситуации. Рядом с циновкой, на которой он спал, были выставлены пожелтевшие фотографии в рамках. На них были запечатлены улыбающиеся пони на чьей-то свадьбе, на помпезном мероприятии и несколько просто групповых фото. Карпентер разложил перед собой разобранную винтовку и какой-то масляной тряпицей чистил ствол.

— Я забрал у тебя коробку с патронами. Матильде они как раз подходят.

— Матильда, это винтовка?

Гуль улыбнулся, ой лучше бы он этого не делал. И без того кривая рожа стала еще страшнее.

— Да. Мы с ней от самого Кантерлота вместе прошли. Столько повидали и стольких постреляли... и Сэйдж жив еще тогда был.

Ну, гулю можно и спасибо сказать, таскаться с лишними пятью килограммами не хочется, а тут патронам и применение нашлось. Разобравшись с вещами, мало ли кто-то еще, что мог стянуть, я отправил револьвер в кобуру, а нож на законное место на левой ноге. Может тоже стоит дробовик или ружье почистить, все-таки неплохо с них пострелял.

— Оружия много не бери. Ножа с револьвером хватит. Мы не в пекло идем. — возвращая ствольную коробку на место, сказал Карпентер.

— А если я собираюсь уйти?

Он развел копытами.

— Твое право. Но лишний ствол вызовет подозрение.

 — У кого? 

— У моих бродячих товарищей. Это вы их тупыми зомби считаете, а они порою похитрее вас бывают.

— А по какому маршруту мы пойдем?

— Максимально безопасному. Не волнуйся, не на убой веду.

Карпентер ощерился и вскрыл цинк с патронами.

— А где ты их нашел? – он заметно повеселел.

— В городе. В паре кварталов от сюда дом, а там был оружейный шкаф, внутри были они.

Гуль кивнул.

— Хорошие маслята, еще со сталлионградских заводов. Не то, что нынешняя фигня которая ствол копотью забивает.

Я пожал плечами. Проблем с патронами для дробовика у меня не было, да и самому пересобрать не составляет труда. Для меня по-крайней мере. Гуль принялся снаряжать пачки для винтовки. Я подивился этой винтовке, пачечное заряжание не использовали в довоенной Эквестрии. Да и неудобное оно, для пони, больше для грифонов подходило. Да и сама винтовка, явно была разработана не для стрельбы вкопытную. 

— Все что делалось в Сталлионграде прослужило века. — начал он. — Даже вот, Матильда, ей две сотни лет и за все это время было лишь пять осечек. Ну, конечно я о ней заботился, чистил, смазывал. Но разве по ней скажешь!

Не знаю, от чего гуль стал таким говорливым, может рюмашку, где хряпнул.

— А как она у тебя оказалась? Хват у нее как у грифонских. — я решил воспользоваться случаем, пока гуль разговорился. Может о Механике или Сэйдже еще что узнаю.

— Я-то до войны плотником был. Мебель там, на заказ делал, весьма преуспевал, скажу тебе. И да, она грифонская, меня один офицер попросил на ложе гравировку сделать. Вроде для подруги, грифины. — он обхватил винтовку полем и развернул ко мне.

Весьма интересный узор из роз опутывал выгравированное имя: "Матильда".

— Заказ я выполнил, заказчик остался доволен, но в день когда он должен был забрать ее...упали бомбы. Я... — гуль вздохнул. — Моя мастерская находилась тогда в пригороде Кантерлота. Не помню, что тогда я делал, но как только зазвучали сирены воздушной тревоги, я схватил Матильду и побежал из города. Семьи тогда у меня не было, да и родители давно умерли. Тогда мне за свою жизнь так страшно стало... Помню толпы пони на улице, крики, мольбы, выстрелы. Кто-то пытался успокоить население, эвакуировать в Стойла или иные убежища. А я бежал из города, помню тогда чуть ли не рекорд по скорости побил, наверное, бежал как оголтелый. А после... — гуль замолчал. — А после оказалось, что вот уже сто лет прошло, и мое лицо начало отслаиваться. Жутковато было, ха-ха.

Гуль уставился куда-то в пустоту, опустив пачку с патронами на тряпицу.

— Я видел многое. Очень многое, что хотелось бы забыть. Я видел бегство пегасов. Я видел оставшиеся в живых военных, которые стреляли им в спину. Я помню голод. — он скривился. – Ладно, иди спи.

Из внутреннего кармана своего комбеза он извлек фляжку, отхлебнул из нее, вздохнул и вернулся к винтовке. А я отправился к выделенному, мне матрасу, прихватив с собой все пожитки. Надо бы дробовик, на всякий случай почистить.



Впервые ничего не снилось или может я сон не запомнил. А может его, перебил Карпентер, который бесцеремонно меня растолкал. Я, оказывается, уснул, прямо за чисткой ствола дробовика.

— Через полчаса выходим. Надо успеть за утро, пока они смирные. – прогудел Карпентер.

Все, кроме Слаг и меня уже были на ногах и занимались своими делами. Фрост переговорив с Карпентером, спустилися вниз.

— Я расчищу холл, что бы мы смогли безопасно выйти в город. – сказал гуль, следуя за грифоном.

— А я бомбу, приволоку. Надеюсь, Фаерверкер в ней ничего не нахимичил. – Фрост округлил глаза. – Не хочется, распылиться на атомы, от малейшего толчка.

Хоть он и по-прежнему шутил, от вчерашнего балагура и след простыл. Взгляд у грифона был, серьезен и задумчив. Скорее всего, он обдумывал их действия, если у меня ничего не получится.
Быстро перехватив галет и того, что осталось с ужина, я взял свое снаряжение. Расти сменил повязку на боку.

— Уже к вечеру полностью затянется. Даже шрама не будет.

Он был одет в свою боевую броню, поверх была надета легкая разгрузка.

— Ты тоже куда-то собираешься?

— Фрост идет. Я хотел было пойти с ним, но кто за Слаг присмотрит. Да и если, все удачно сложится, то мы уйдем из города. Не бросать же вещи здесь…

Закончив со мной, он поспешил к Слаг и растолкав кобылку, начал собирать вещи. Поняша спросоня часто моргала и смотрела по сторонам.

— Мы уходим? – спросила она.

— Пока что нет, но мне нужно, что бы ты собрала свои вещи.

Кобылка кивнула.

— Книги.

— Нет, твое снаряжение, помнишь?

Кобылка на секунду задумалась и снова кивнула, Расти улыбнулся и потрепал ее гриву.

— Хорошо. – потом, прихватив винтовку, кивнул мне. – Пошли.

Умастив на себе седельные сумки и пристегнув ремешок дробовика к разгрузке я последовал за единорогом.

В холле торгового центра, который как всегда хранил тишину, было слышно тяжелое дыхание Фроста, который притащил спарк-бомбу. Она представляла из себя связку нескольких спарк-генераторов, весьма грубо соединенных, но конструкция, думаю вполне могла выполнить свою основную функцию, а именно взорваться. Может и прямо в лапах грифона.

— Уф, тяжелая зараза, думал слетаю туда-обратно, а так придется наверное остановку делать.

Карпентер обеспокоенно крутился возле дверей.

— Тело Номада пропало и Пегги тоже, куда-то делась. Она, конечно, могла оттащить его куда-нибудь. Но… Так ладно, потом разберусь.

Грифон сложил лапы на груди.

— Итак, все мы в сборе. Не знаю, может быть, сегодня именно наш день, потому что снаружи тишина и не видно даже гулей. Так, что следует воспользоваться этим шансом по-полной. Расти, ты остаешься здесь, приглядываешь за Слаг и осматриваешь окрестности, мало ли, нам нужна будет помощь. Карпентер и Айрон, постарайтесь без эксцессов. Как только ясно, что дело дрянь, уходите.

Я состроил кислую мину.

— Ну, или как хотите.

— Как он захочет, я по любому вернусь за Пегги. – ответил гуль.

— Окей, я же отправлюсь в восточную часть города и заложу эту малышку – Фрост похлопал бомбу по корпусу. От чего у меня волосы на загривке зашевелились. – Если меня прижмут, я свяжусь с вами. Айрон, держи свой ПипБак на третьей частоте.

К вороту его брони, я только сейчас это заметил, была прикреплена рация, а под перьями скрывался наушник.

— Расти, точно так же, если что увидишь сообщай мне и Айрону.

— Понял. – кивнул единорог.

Фрост сложил лапы перед собой и подул на них.

— Ну, джентельпони, приступим. – крякнув он взял бомбу в лапы.

Расти и Карпентер подошли к дверям, через которые буквально вчера меня запустила Пегги. Карпентер оглядел улицу через щели, кивнул Расти и тот охватил телекинезом дверцу.

Фрост поравнялся со мной и протянул мне лапу.

— Прощай, если ничего не выйдет.

— До встречи. Неизвестно где еще сведут нас тропы Пустоши.

Грифон усмехнулся и, подхватив бомбу правой лапой, взял наизготовку пистолет-пулемет. Я щелкнул предохранителем дробовика, а Карпентер закрыл затворную раму винтовки.

Расти толкнул дверь. 

— Ну, ни пуха... – сказал нам он нам в след.

— К Дискорду! – ответили мы синхронно.