Берри Панч и подруги

Берри Панч как всегда сидела в своем баре в Понивилле и вдруг встретила старых знакомых.

Трикси, Великая и Могучая Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Four of a kind

Что может быть хуже срыва важных переговоров на государственном уровне? Только ситуация, когда этим переговорам угрожают жуткие существа из древних легенд с записями мрачных предзнаменований. Элементам Гармонии и их помощникам придется ввязаться в расследование, результат которого может оказаться весьма неожиданным…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна ОС - пони

Я не маленькая, я аэродинамичная!

Сломав крыло и попав на несколько дней на домашнее лечение, Рейнбоу Дэш постепенно обнаруживает, что она гораздо меньше, чем ей казалось.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Тик-так или как-то так.

Талантливый механик и изобретатель Крейзи Гаджет волею судьбы и Шайнинг Армора вынужден перебраться в Понивиль. Там он встречает новых друзей и узнаёт кое что о себе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Зекора Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Дискорд

Магия

Вера толкает пони на странные деяния, но именно такие деяния, как правило, меняют историю

ОС - пони Найтмэр Мун

Мастер рисования

Исполнить свою мечту можешь только ты сам. Но порой для этого нужна помощь - или хотя бы толчок.

ОС - пони

Шууги-хурхи

Если Шууги-хурхи в дверь стучится, лучше на засов тебе закрыться.

ОС - пони

МЛП: Месть Волка

Кто бы мог подумать, что мир может измениться с одной вспышкой света? Не успели Элементы Гармонии отойти от битвы с Тиреком, как на пороге оказалась новая беда. Твайлайт видит странный сон и её желание найти ответ приводит к появлению в Понивилле нового пегаса. Но никто так и не смог понять его истинные мотивы, пока не стало слишком поздно...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Потерянный мир

Насколько сильно отдельные пони способны влиять на историю и искажать ее ход? Мало кто об этом думал. Любое наше действие способно привести либо к благу, либо к катастрофе, которую, может быть, вы и не хотели создавать. Не задумывались ли вы о том, к чему, казалось бы, незначительное решение может в итоге привести? Нет? А стоило бы...

Другие пони ОС - пони

Межзвёздное пространство

Найт Лайт — астроном-любитель, любящий муж и отец двух замечательных жеребят. Он всегда знал, что у его невероятно талантливых и сильных детей будут не менее удивительные жизни и приключения. Просто он только сейчас начинает по-настоящему это осознавать. Шайнинг Армор уже взрослый жеребчик, который собирается поступать в Кантерлотскую Академию. Но Твайлайт... Твайлайт ещё молода. Поэтому они могут играть и вместе наблюдать за звёздами, и он может рассказать ей о галактиках, туманностях и кометах. У него ещё есть время, у них ещё есть время. Но ему начинает казаться, что этого недостаточно. Ведь течение времени неумолимо...

Твайлайт Спаркл Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Fallout:Equestria. Под светом солнца

Глава 6. Галлюцинация.

Быстро натянув респираторы, мы выбрались на парковку и, прикрывая друг друга, укрываясь за остовом автобуса, где давеча безумный убил гуля-пегаса, продвигались вперед. Тел не было, ни безумных, ни гулей, лишь лужи крови или ошметки внутренностей и мозгов. Хотя, по-моему, я видел несколько оторванных и обглоданных конечностей. На самих машинах, остались глубокие зазубрины от промахов нападавших, а в салоне одной из них, в неестественной позе лежало обглоданное тело пони. Видимо, кто-то припрятал его для того, что бы съесть в дальнейшем.

— Рандеву, здесь же, через полтора часа. – пробубнил через респиратор Фрост. Потом нажал на кнопку рации. – Расти, прием.

Наушник ПипБака тихонько зашипел и повторил слова грифона.

— На связи. – ответил единорог. Его уже было слышно четче.

— Как обстановка?

— Все тихо. Было движение нескольких ходячих, в северной части города. Но они удалялись от вас. Прием.

— Ясно, конец. – грифон кивнул мне. – Все нормально?

— Немного хрипит, но услышу. – ответил я.

Фрост кивнул и, перехватив поудобнее спарк-бомбу, поднялся в воздух. Подмигнув нам, он направился на крышу ближайшего дома. Карпентер, ткнул меня в плечо и указал на переулок.

— Нам сюда.

Двигались мы тихо, выверяя каждый шаг, прислушиваясь к каждому шороху. Порою Карпентер замирал и подавал знак копытом, что бы я не двигался. Хотя улицы были пустые и тихие, правда, точно так же было, когда я пришел в город. А что было после и так ясно. Гуль, держал винтовку наготове, хотя предохранитель не был снят. Видимо, он боялся больше столкнуться с безумными рейнджерами чем со своими собратьями. Л.У.М. отмечал несколько красных точек, которые иногда становились желтыми, затем снова красными, потом вновь желтыми…и так до бесконечности. Я уж было подумал, что он сломался или я настройки сбил.

— Можешь, сопеть потише. – не оборачиваясь сказал гуль.

— Нормально я соплю. – ответил я, щелкая клавишами ПипБака.

— Тебя за километр услышать можно, ты бы еще за место фильтра тромбон поставил. Если забился, то смени.

Я извлек из седельных сумок сменный фильтр и глубоко вдохнул очищенный воздух. Быстро отсоединив старый, я вставил и закрутил новый, выдохнув в него и тем самым, запуская процесс очистки воздуха. Гуль прислушался к новому фильтру.

— Другое дело. Теперь, слушай сюда. Мы пойдем через дома, если хочешь выбраться из города живым, стоит забрать кое-что. Это по пути.

— Раз, по пути то почему бы и нет. Что это такое?

— Скоро увидишь.

Гуль свернул в один из переулков и направился к уцелевшему дому, окна и двери которого были заколочены досками. Пожалуй, это был единственный дом, который сохранил свой изначальный вид. Правда, несколько пулевых отверстий на фасаде напоминали о том, что нынче не спокойные времена. Карпентер оглянулся по сторонам и отодвинул одну из широких досок в сторону.

— Прошу. – махнул он копытом, приглашая меня внутрь.

Обшарпанная, но целая прихожая со стенами изрисованными граффити и огромной надписью «ПОШЕЛ НА ХУЙ!». Нда, веселые пони здесь жили… Карпентер последовал за мной закрывая проход доской.

— Что, живописью любуешься?

Я фыркнул, проходя вглубь дома. Здесь кто-то жил, хоть это и глупо звучит, во всем этом городе кто-то жил когда-то. Однако дом, в который мы с Карпентером зашли, был ухоженным. Ни мусора, ни пылинки, словно кто-то прибрался тут минуты две-три назад.

— Пеги была здесь. – вздохнул Карпентер. – Она, часто сюда приходит и порядок наводит. Глупышка.

Сквозь заколоченные деревянными балками окна, пробивался тусклый свет. Его было мало, и я часто спотыкался в сумраке комнаты, так что пришлось включить подсветку ПипБака. Для такого небольшого места, ее хватало. Письменный стол с терминалом, монитор которого был покрыт паутиной трещин, книжные полки с потрепанными книгами, шкаф с вещами и комод, на котором стояли разные сувениры. Фигурки фарфоровых пони, ракушки и банка с песком, а так же снежный шар. Я смотрел в него, там был изображен Мейнхетан, перевернув, его я вызвал тем самым снегопад и поднял в искусственные хлопья снега фигурку пегаса.

— Нравится?

— Ага, думаю Маргаритке он, понравился бы.

— Кто такая Маргаритка? Жена, девушка, знакомая?

Я вздохнул.

— Ну, она присматривает за близким мне пони.

— Сиделка?

— Скорее, нянечка.

— А, так у тебя есть дети. – ухмыльнулся единорог.

— Не совсем. Это сложно объяснить. – пожал плечами.

— Приемыш?

Я неопределенно кивнул.

— У нас, ну до того как все скатилось в эту задницу, жил один старый пегас. Он еще Клаудсдейл помнил. И случилось так, что на деревеньку неподалеку отсюда, напали рейдеры. Надеюсь тебе не нужно рассказывать, что делают рейдеры с попавшими к ним в копыта пони.

— Нет, наслышан.

— Слышать это одно, а вот видеть другое. Собственно, этот пегас снарядил группу, что бы выбить рейдеров из деревни и попробовать спасти тех, кто выжил. А выжило не очень то и много, жеребенок да его мать. И то, та вскоре скончалась, рейдеры ей стекла в…ну, в…кхм, туда… — он указал между ног.

— Я понял.

— Вот и остался у того пегаса жеребенок на копытах. Хорошо, что у нас тут до жути смеси для кормления было, так что выкормили и вырастили. Пегас, тот ему за место бати был, вырастил его по законам старой Эквестрии. А где-то лет пять назад, он стал диким. Жеребенок, долго не мог с этим смириться, запирал пегаса в подвале, держал на цепи, кормил мясом гекконов. А сам пегас-то, словно помнил, что жеребенка трогать нельзя, слушался его. На остальных, словно бешеный пес бросался, а его и краем копыта не трогал.

Карпентер замолчал и подхватил полем телекинеза шар, встряхнул его и посмотрел на образовавшийся вихрь.

— Потом его залетные торговцы пристрелили, а жеребенок тот мстить отправился, так и не знаю, что с ним случилось. Но до этого, жили они душа в душу, словно родные. Вроде и жизнь над ними обоими надругалась, а вон как нашли друг друга, а я так бобылем и остался. Даже вон, с Пегги и то стеснялся заговорить.

Я усмехнулся.

— И к чему ты это?

— Не знаю. Просто, поболтать захотелось. – Карпентер, протянул мне шар. – Дарю. Смотри не разбей только.

— Постараюсь. Как жеребенка то звали? – спросил я, принимая подарок.

— Ох, да не помню я. Да и не думаю, что он жив остался.

Гуль вздохнул и принялся шарить в столе с терминалом. Я же по-прежнему держал в копытах снежный шар. Мэйнхетан, город, которого нет, как и многих других. Возможно, там кто-нибудь и выжил, возможно, точно так же как и мы живет на руинах былого, собирая из пепла, который был когда-то живыми душами, все необходимое для выживания. Голодают, сходят с ума превращаясь в рейдеров или же сколачивают банды для того что бы грабить и отбирать вещи у более удачливых. Ловят других пони и отправляют их в рабство. Я усмехнулся, вспоминая слова одного из пьяных караванщиков, «великое очищение». Обычно, когда что-то чистишь, то приходится начинать с самого начала, с нуля. И честно признаться, начало то у нас дерьмовенькое.

Гуль перестал рыться в столе, и поднял на меня взгляд.

— О чем задумался?

— Да так… — ответил я, убирая шар в сумки. Действительно, как его не разбить с моим-то образом жизни.

Гуль извлек из стола потрепанную книгу и убрал ее в свои седельные сумки, а вслед за ней и странный приборчик.

— Вот. – сказал он. – Эта штука будет распылять феромоны в шахте.

Я кивнул.

— Ее еще и установить там надо, только как другие гидры учуют феромоны. До шахты то, километр с лишним.

— Ну, во-первых, система вентиляций, я и Сейдж проверили, она исправна. Во-вторых, я понятия не имею. Будь тут Сейдж, он бы тебе все по полочкам объяснил.

Гуль встал из-за стола и направился на кухню.

— А что за книга?

Карпентер замер. С минуту он помолчал, вздохнул и продолжил движение.

— Личное.

Кухня выглядела лучше остального дома, видимо из-за кафельной плитки за место обоев. Хотя она тоже была сколота в некоторых местах, а кухонные полки и шкафчики были покрыты плесенью. На сохранившемся столе лежало несколько мисок с истлевшей едой и графин с фонящей водой.

— Она наверное решила перекусить, ха. – улыбнулся Карпентер.

— А кто она такая, эта Пеги?

— Наш бывший мэр. – ответил гуль. – Ну до того как она стала дикой.

— Она дикая?

— Да.

— У нее иное поведение.

— Сейдж говорил про какую-то опухоль в мозгу. Она часто, словно в облаках витала, видела то чего не должно быть, разговаривала с теми, кто давно ушел… — Карпентер вздохнул. – А теперь, она решила остаться на облаках подольше.

Карпентер потянул на себя дверцу холодильника, из которого вывалился труп пони. Это было довольно таки неожиданно, что я вскинул дробовик и снял его с предохранителя.

— Хм, значит вот, где он прятался!

Пустые глазницы с остатками истлевшей плоти уставились на меня. Сам пони выглядел вполне целым, живот и бока были покрыты бурой шкурой, но его лицо словно кто-то обглодал. На его крупе все еще можно было различить кьютимарку, три боба.

— Что он там забыл?

— Это Джек… Он у нас тоже был с приветом, любил в прятки играть. Вот и спрятался, что его никто не нашел… И гулем себя считал, хотя был обычным пони.

Гуль склонился над телом, изучил его, вздохнул и леветируя нож из одной из полок, вспорол мертвецу живот.

— Теперь, вымажись в его крови.

— Что?!

— Что слышал… Или ты у нас из брезгливых.

Я фыркнул. Не то что бы, но это заявление было весьма, неординарным. Я вернулся в прихожую и, сняв потрепанный плащ с вешалки, одел его, не разгрузку же пачкать. Затем вернулся обратно на кухню, где Карпентер, орудуя ножом, расширил дыру в животе у Джека.

— Можно спросить зачем?

— Запах. Ты пахнешь иначе, а у диких чутье как у Адских гончих.

— Гончие?

— Да. — сухо ответил гуль и повернулся к окну.

Я с отвращением нагнулся к трупу. Он смердел как, ну это сложно описать, в общем жутко. Да и еще этот пристальный взгляд Карпентера. 

— Эх... Была-не-была! — я запустил копыто в распоротое брюхо, попробовал собрать на него больше крови и затем постепенно начал наносить на одежду. Хорошо, что она на мне чужая, свой жилет я бы и под угрозой расстрела не стал бы пачкать.

— Больше зачерпывай. — буркнул гуль.

— Скажи...ты от этого удовольствие получаешь, что ли!? — стараясь не вдыхать прохрипел я.

Карпентер, не то оскалился, не то улыбнулся.

— Все ради твоей безопасности.


Удостоверившись, что кровь была равномерно распределена по плащу и что от меня смердит как от трупа, гуль извлек из комода маску. Кожаную маску, сшитую из разноцветных кусков чьей-то кожи.

— Эм, глупо спрашивать, но это не поньчья шкура?

Гуль криво усмехнулся.

— Она самая паря. А теперь, одевай ее.

Я выпучил глаза.

— Одевай.

Сняв кепи, я натянул мягкую маску, которая плотно обхватила мое лицо. Немного неприятно, особенно осознавая, что она из чьей-то чужой кожи. И вроде бы там был кусок чьей-то кьютимарки.

Карпентер подошел ко мне, поправил плащ, я надел кепи обратно на голову и кивнул.

— Настоящий зомби. – усмехнулся гуль.

— А ты себя в зеркало то видел?

— Видел... Ладно, пошли, а то задержались мы тут.

Точки на Л.У.Ме. теперь были только желтые, не мигающие и не красные. Лишь желтые, видимо тогда их сбивал мой запах. А теперь я пах как самый настоящий мертвец. Да и походка Карпентера изменилась, да мы шли попрежнему медленно но не так напряженно как раньше.

— Гули если и бегают то "молодые", у старых уже давно сухожилия и мышцы сгнили. — пояснил Карпентер.

— Что значит "молодые"?

— Ну, процесс гулефикации, как говаривал Сейдж, до сих пор мало изучен. Яйцеголовые из Ривер-сити, пытались провести какие-то эксперименты, даже несколько теорий выдвинули, пока им Кантерлотский гуль не попался, который одним своим существованием опроверг все теории. Кхе-кхе-кхе. 

Сперва я подумал, что он закашлялся или у него забились фильтры, но это оказался его смех.

Мы вышли на улицу, вокруг нас было с десяток желтых точек и несколько красных, но они совсем не двигались. Вскоре одна из них погасла, сопровождая это сдавленным криком.

— Кто-то решил перекусить. – усмехнулся гуль.

Лицо под маской чесалось, и я невольно поскреб копытом, но гладкой поверхности маски и содрогнулся от непривычного ощущения. 

— Сейдж был ученым? – спросил я, когда справился с дрожью.

— Да и с большой буквы... Работал на Министерство магии, когда-то. Хоть он особо не распространялся, как-то оговорился, что работал вместе с самой министром Спаркл, над каким-то там проектом.

Я наморщил лоб, честно признаться, я знал лишь несколько министерств: Мира, Военных технологий, Стиля и то…ну которое возглавляла Пинки Пай…блин, забыл. О министерстве магии, я слышал впервые, или же нет. Министерских кобыл было шесть, и логично предположить, что каждой принадлежало министерство.

— И что за проект?

— Говорю же, он не любил вспоминать былое. Хотя с пьяну много чего болтал.

Вдалеке застрекотали выстрелы и пару раз ухнули взрывы. Видимо еще одна стычка безумных с дикими. Наверное, стоило гуля, расспросить на счет его теории о том, что это Механик причастен к безумию рейнджеров. Ведь с пустого места он не мог этого предположить. Но мы вышли к домам, где буквально вчера пробирался я. Даже осталось несколько тел мертвых гулей, неужели их не рискнули съесть собратья. А сама мощеная улица, по-прежнему кишела гулями, Карпентер перехватил удобнее винтовку и изрек.

— Не к добру это, что-то выгнало их из коллекторов.

— Гидры?

— Что же еще.

Гули безвольно бродили по улице, иногда сталкиваясь и рыча, друг на друга. Я насчитал их около двух десятков, в принципе не так и много, но, сколько их осталось в подвалах домов или тех участках канализации, что не заняты гидрами.

— Запомни, ни слова.

Мы продолжили движение. Карпентер шел впереди, иногда отталкивая гулей стволом винтовки, те послушно отступали в сторону. Они иногда поднимали пустой взгляд и смотрели нам в след, иногда мычали, пытаясь, что-то сказать. Некоторые огрызались на тычки Карпентера, их он уже бесцеремонно валил на землю и бил прикладом по голове, не сильно так дабы отбить желание нападать в дальнейшем. Они, рыча, уползали прочь. Мне немного стало не по себе, когда стена из гулей позади меня начала смыкаться и избитые начали следовать за мной.

— Гха…Солдат… — изрек какой-то гуль, в истлевшей военной форме. Видимо его привлекла моя кепка и солнце на ней. – Стойло…

Я ничего не ответил, и постарался обойти его стороной, но он примкнул и небольшой группке увязавшееся за мной. Карпентер обернулся, покачал головой и едва слышно прошептал.

— Не делай глупостей.

Глупостей, конечно, какие могут быть глупости, когда за тобой идет с десяток голодных до плоти зомби, которые постоянно ворчат или рычат у тебя над ухом. Или толкаются в бок, да еще и этот гуль-офицер, который пуще прежнего начал ворчать что-то про стойло, про бомбы и пегасов. Затем он остановился, от чего шедшие за ним гули споткнулись. Фух, неужели отстанут. Гуль-военный поднял копыто в воздух и прорычал.

— Предатель…

Я поднял взгляд, в метрах трех-четырех над нами парил пегас…Шедоу! Я, было, набрал в легкие воздуха, что бы крикнуть ему о том, что город опасен и что бы он улетал. Но Карпентер одернул меня и потянул за собой, прибавляя шагу. Гули на улице зашевелились и начали прыгать на месте, а из разбитых окон домов начали выбираться другие дикие, некоторые из них были пегасами и они устремились вслед за Шедоу, который извернувшись в воздухе, полетел прочь. На его морде читалось одновременно отвращение и страх, а так же на нем был респиратор, менее потрепанный, чем на мне. Видимо, пегас решил более основательно подготовиться, нежели я. Хотя, что он тут делает? Неужели Рок не утерпел и последовал следом за мной. Или он отправил пегаса на разведку…

— Ты что творишь! – прошипел сквозь зубы Карпентер.

Переулок куда мы завернули, был более пустынным, здесь от силы попалось два гуля, да и те не обращали на нас внимания. И в конце переулка виднелся, знакомый забор из машин.

— Это Шедоу, он мой знакомый и я…

— Ты чуть, сам себя не угробил. Они были готовы наброситься на тебя.

— Нет, Л.У.М. их желтым отмечал.

Карпентер скептически на меня посмотрел.

— Я живу рядом с ними не одно столетие и их повадки знаю. Минуту назад они смирные, а зазеваешься, уже вцепились тебе в глотку.

Он сдавил темп.

— Ладно. Можно сказать, твоему другу пегасу спасибо. Он избавил нас от невеселого паровозика.

Я обернулся назад, гули что шли за нами, теперь устремились вдогонку за черным пегасом, которого на сером небе видимо было отчетливо видно. Ох, надеюсь, они его не догонят.

Я заглянул через забор, двор по-прежнему был усыпан капканами, кроме одного, в который ногой попал пони гуль. Его рот был вымазан в крови, а нога почти обглодана до кости. Карпентер который появился рядом со мной вздохнул.

— Даже став гулем, он остался упрямым как осел.

Открыв калитку забора, мы осторожно подошли к гулю, который поднял на нас взгляд. Его полуслепые глаза уставились на Карпентера.

— Аэ… Ты…

— Да я.

— Пять…кха…крышек…

— Да я помню. – слабо улыбнулся гуль. – Айрон ты не мог бы…

— Конечно. – прохрипел я, пытаясь изобразить из себя гуля.

И направился к подвалу Сейджа, в безопасную от капканов зону. Карпентер и дикий гуль еще долго о чем-то переговаривались. О чем, я не старался вслушиваться, это опять же личное дело гуля, которое никак меня не касалось. Гуль общался со своим собратом еще где-то минут пять, я же тем временем поймал радиостанцию, на которую никогда не натыкался. И хоть я должен был поддерживать связь с грифоном, я переключился на нее. Сквозь статический шум, едва пробивался голос пони:

— Погодка нынче особенно паршивая… — статический шум усилился, и я принялся водить копытом перед собой, что бы поймать более сильный сигнал. – Никогда… оружие…чинить…если…развалится у вас в копытах, единственный идиот на пустошах кого оно убьет, будете – вы…

После чего сигнал стал еще хуже, и нельзя было различить и слова. Что ж весьма забавно, кто-то по радио пытался объяснить прописные истины, для жителей Пустоши или просто напомнить. Хотя, если признаться, идея не плохая своим советом помогать пони выжить на пустошах. Карпентер закончит общение со своим собратом, который теперь лежал в луже крови, не естественно выгнув шею.

— Что-то случилось? – спросил он, вытирая нож о край своего комбеза.

— Нет.

— А чего ты своей штуковиной водил?

— Да, показалось, что сигнал потерял… — отбрехался я. – Сейчас все нормально.

Карпентер пожал плечами и подошел к дверям, ведущим в подвал. Он нахмурился, увидев, что дверцы не были заперты. Посмотрел на меня, я же старался сделать вид, что не причастен к этому. Видимо плохо…

— Так, что ты говоришь, делал в Депплшоре?

Я вздохнул.

— Я же уже сказал, голова в брюхе у геккона…

— Нет, это я помню. Но что ты делал в самом городе? Ты был уже тут? Хотя, глупо спрашивать. Вижу что да. Что хотел от тебя Сейдж?

— Попросил выполнить поручение.

— Какое?

— Он хотел сохранить это в тайне.

Карпентер нахмурился еще сильнее, от чего и так его морщинистое лицо потеряло какие-либо черты схожести с понячьим.

— Окей. Раз он попросил молчать, значит это что-то связанное с этим злосчастным Механиком.

Зря он это сказал. Мое подсознание тут же затребовало вскрыть коричневый пакет и узнать, что же там содержится на этом носителе информации. И как можно быстрее, хоть прямо сейчас. Я, было, потянулся к своим седельным сумкам, но остановился. Гуль же был занят тем, что бы ни упасть на крутых ступеньках в подвале.

— Зрение уже ни к черту! – проворчал он. — Ты идешь?

— Да. — ответил я ступая вслед за гулем.

В лаборатории Сейджа, ничего не изменилось с моего последнего визита, кроме, пожалуй, того, что терминал теперь не желал включаться. А так я бы дал гулю прослушать аудиозапись.

— И как он выглядит?

— Как чемодан, металлический, с ручкой.

То, что металлический, это хорошо, если устану тащить его на своем горбу, то буду держать в поле феррокинеза. Хотя во время своего первого визита я не видел тут никаких чемоданов. Я и гуль принялись за обыск помещения. Гуль нащупывал всевозможные щели или пустоты в стенах, я осмотрел сперва пружинную кровать и стол с терминалом. Ничего. Хотя, осталось одно место. Я открыл холодильник. Там отсутствовало несколько полок, и покоился белый чемодан. Я усмехнулся, стоит взять себе на заметку, что холодильники тоже стоит проверять на предмет вещей. А что, неплохой такой сейф, правда, надеюсь, что мне не попадутся трупы наподобие Джека.

Вынув чемодан, я устроился в самом светлом углу подвала и открыл его. Множество маленьких мониторчиков, видимо для отсчета времени и отображения состояния или готовности бомбы и несколько тумблеров и кнопок. «Тревога», «Готовность 1», «Готовность 2», «Пуск», правда, под ним была приписка «Большой бум!». Я усмехнулся и слеветировал к себе отвертку, отвинтив внешнюю панель, я углубился в рассмотрение схем и проводов. Карпентер, встал рядом со мной и заглянул поверх головы.

— Ну, что?

Я нашарил в сумках фонарик и протянул ему.

— Посвети, а то ничего не видно.

Гуль, обхватил фонарик полем и включил его. Вот, теперь гораздо лучше видно. Часть проводов оплавилась и требовала замены, да и несколько вспученных конденсаторов портили все картину. Однако, была приятная новость, я мог его починить, пустив несколько контуров по иным цепям. Однако это было весьма сложно, и часть проводов стоило все-таки заменить. Те, что были в терминале, могли бы подойти. Как в прочем и конденсаторы.

— Ну, пациент скорее жив, чем мертв. – сказал я. – Надеюсь у вас найдется паяльник.

Карпентер пожал плечами.

— Может и найдется.

Паяльник нашелся и мы, запустив спарк-генераторы, принялись за работу. Вернее я принялся за работу, в то время как Карпентер стоял у лестницы наружу. Часть проводов в самом терминале оставляла желать лучшего, но мне удалось выбрать несколько не слишком оплавленных и вполне пригодных. Так же я вынул из терминала диск с данными, если Рок не избавился от терминала Рейзора, то можно было использовать его, для того что бы узнать чем занимались в Депплшоре Механик и Сейдж.

Мне до сих пор, не давало покоя то, что Рок отослал в город Шедоу, ведь мог бы и подождать, в загашнике у меня были целые сутки. Конечно, я понимаю, что необходим ему для того, что бы открыть ту дверь. Но, полностью распоряжаться мной он не мог.

Едкий дым заставлял глаза слезиться, да и вдыхать пары канифоли, что я нашел тут же в столе, было удовольствием слабым. Хоть и пахла она хвоей. Хотя, что такое хвоя я не знал. Нет, почему же, знал, это у елок за место листьев. Это маленькие зеленые иглы. Зеленые… Когда я последний раз видел зеленое дерево? Угу. Откуда тогда это воспоминание. Перепаяв несколько цепей, я отложил железный паяльник в сторону и закрыл панель. Щелкнул несколькими тумблерами, и мониторчики засветились.

— Готово? – удивился Карпентер.

— Ну да. – сказал я переключая тумблер «Тревога», чемодан протяжно пискнул. Если инструкция на обратной стороне крышки не врала, это означало, что устройство находилось слишком далеко от бомбы. Ну, ладно, потом разберемся самое главное, что он работал. Закрыв чемоданчик, я закинул его на спину и отключив генераторы кивнул Карпентеру.

— Пойдем, обрадуем, рейнджеров.

Гуль кивнул в ответ и начал подниматься по лестнице.

Карпентер выбил задними ногами дверь.

— Быстрее! – прикрикнул я, чемодан с детонатором неудобно упирался в спину и я часто его поправлял.

Резь в животе казалось, усиливаясь с каждым шагом и с каждой минутой. Гуль нахмурился, и мы прошли внутрь дома. Этот в отличие от заколоченного, время не пожалело или же у него не было такого заботливого хозяина как Пегги. Провалившаяся во внутрь софа, сгнившие и погрызенные кем-то книги, всевозможный мусор на полу и шуршащие в нем рад-тараканы, весьма веселый антураж, скажу я вам.

— Я думал, газ их всех потравил. – сказал Карпентер раздавив парочку тараканов размером с подкову.

Мы разделились, что бы осмотреть комнаты. Я первый этаж и кухню, гуль второй этаж. На кухне было настоящее царство рад-тараканов, где они пожирали плесень, вываливающуюся из холодильника, и там же устроили кладку яиц. В плесени я различил тело какого-то пони, хотя надеюсь, мне показалось. А больше ничего, что могло угрожать жизни моей или гуля. Была еще дверь в подвал, но она была заколочена досками хоть они и были слегка подгнившими. Я вернулся обратно к лестнице на второй этаж и поморщился от обострившейся рези в кишках. Карпентер уже ждал меня.

— Чисто. – изрек он. – Прямо и сразу на право.

Я скинул плащ и чемодан на софу и пулей взлетел на этаж, и свернул в коридор. И вот он. Покрытый какой-то ржавчиной или плесенью, а так же бурлящей в нем радиоактивной водой, но все же унитаз. Вздохнув, я взгромоздился на него.

— Ты, это осторожней, мало ли гидра вылезет. – услышал я голос гуля.

Я фыркнул, этот выродок еще и шутит. Разве я виноват, что этот злосчастный гороховый суп дал о себе знать, только сейчас. Фрост же предупреждал… Черт…

— Можешь, потише, а то тебя за два квартала слышно. И вообще сделал бы все дела перед выходом!

— Так не хотелось же! – парировал я. – Тем более Фрост сказал, что с удобствами проблемы.

— Да не особо. Долго еще?

Меня возмутил этот вопрос.

— Как получится… И вообще ты сбиваешь…

— Что, прицел?

Ох, лучше бы я обделался посреди улицы в толпе гулей. Вернувшись к своим нынешним проблемам, я оглядел ванную комнату, что бы отвлечься. В эмалированной ванной, которая всю свою эмаль потеряла и пожелтела от времени, покоился скелет единорога, кобылки, судя по форме черепа. Ее пустые глазницы уставились прямо на меня. Рядом, на истлевшем коврике валялся кухонный нож, проржавевший, но с различимыми пятнами крови. Она покончила с собой, два столетия назад из-за безысходности ее положения, из-за того что ее дом, ее государство погибло, а я тут сижу и…

Даже здесь, восседая на этом “троне”, я смог услышать приглушенные выстрелы, следом за которыми послышался голос единорога в рации.

— Айрон! Фроста прижали! – голос Расти был взволнованным. – Он походу рацию потерял…

— Понял. – сказал я в микрофон в ПипБаке. – Где он?

— Старый магазин тканей, Карпентер знает, где это.

— Ясно, мы…выдвигаемся.

Быстро закончив свои дела, я выбежал на лестницу. Карпентер, который занимался тем, что гонял прутиком рад-тараканов, поднял на меня взгляд.

— Ну, удачно?

— Да…

— А копыта вымыл?

— Да, пошел ты! У нас проблемы. Слышал выстрелы?

Как будто в подтверждение этого, раздалась еле различимая канонада.

— Грифон влип в не приятности?

Карпентер встал с софы, раздавив несколько тараканов.

— Да. – я накинул плащ обратно. — Магазин тканей, объясни, как туда пройти.

— Что ты удумал?

Я разрядил дробовик, убирая дробовые патроны в карман плаща и вынимая пулевые из карманчика разгрузки. Мою голову посетила очередная безумная идея, которую я хотел реализовать. Конечно, в который раз я рисковал нарваться на пулю.

— Ты, берешь чемодан и относишь его к Расти. А я отправляюсь вызволять нашу птичку.

Гуль скептически на меня посмотрел.

— А хватит ли силенок?

Я снарядил последний пулевой патрон, щелкнул цевьем дробовика и вскинул его, целясь в гуля. Тот отпрянул назад, обхватывая винтовку полем. Я хищно улыбнулся.

— Ладно, убедил. – ответил он. – Запускай свою чудо-хреновину.

Два квартала прямо пока не упрусь в здание почты, затем через переулки, если они чистые, направо до площади. Если же в переулках полным полно гулей, иду через дома. Маршрут, который мне указал Карпентер, был простым, да и карта в ПипБаке выдала такой, же, только более прямой и простой, но кто сказал, что он безопасен.

— Не рискуй понапрасну, дикие на первый взгляд неповоротливые, не успеешь моргнуть и глазом, а он тебе уже глотку грызет.

— Ты это уже говорил. – ответил я натягивая маску обратно на лицо. Ох, ну и противная же она, а если вспотеешь, то вообще к лицу липнет.

— Просто напоминаю… Может шар еще отдашь, а то мало ли.

Я вынул из седельных сумок, снежный шар и вернул его гулю.

— Потом заберешь, когда вернетесь.

Я кинулся галопом по улицам, наплевав на все предостережения гуля. Даже если за мной и увязались бы дикие, то они стали бы отличным оружием для атаки. Как-никак, а настоящая армия нежити. Но как назло, а может к счастью, улицы были пусты, видимо многие погнались за улетающим пегасом. А канонада выстрелов с каждым метром становилась слышна все четче. Свернув в указанный переулок, я сбавил темп, тут было несколько диких гулей. Они бесцельно бродили или сидели и смотрели в пустоту. Теперь я действительно понимал значение этого слова, так как их взгляд был полностью лишен какой-либо идеи или мысли. Им, скорее всего, было безразлично и происходящее вокруг, и выстрелы всего в квартале от сюда.

Тяжело дыша, пробежка с респиратором на морде дело не из легких, да и хрипы в легком усилились, я прошел мимо сидевших на своем крупе диких гулей и стволом дробовика отодвинул в сторону одного из диких, что шел впереди, он послушно отступил. Пройдя еще метра три и услышав стрекотание пистолета-пулемета, я вновь перешел на галоп, попутно оглядываясь назад. Но гули в переулке по-прежнему сидели на месте.

Площадь, где находился магазин тканей, да и не только он, опоясывала восточную часть города полукругом. Скорее всего, это была старинная часть города, так как дома здесь были выдержаны в каком-то старом стиле и больше походили на крепости. Магазины были двухэтажными, со вторым жилым этажом, и скорее всего, принадлежали потомственным швеям, портным, обувщикам. Многие из них почти, что сохранили свой вид, часть провалилась вовнутрь под влиянием времени или от попавших в них снарядов. Те же что сохранились и теперь служили рейнджерам укрытием, от которых ожесточенно отстреливался грифон.

Пистолет-пулемет это тебе не винтовка, да он скорострельный, да он малогабаритный и патрон использует легкодоступный. Но он косой и на дистанциях больше трехсот метров его эффективность падает. Хотя дробовики тоже порою это расстояние не покрывают, но на, то и пулевые патроны есть, кои я снарядил в свой дробовик. Фрост это знал и потому, занял оборонительную позицию в узкой улочке за киоском с прессой. Улочка кончалась тупиком, и подойти к грифону сзади не удалось бы, ну может лишь через здание напротив. Но грифон хорошо простреливал окна этого здания и целым, пробраться бы не удалось. Перед его укрытием уже распласталось несколько тел, остальные же рейнджеры, судя по Л.У.Му. не меньше тридцати, заняли оборонительные позиции в магазинах напротив. Вооружены они были в отличие от Фроста винтовками, дробовиками и все теми же пистолетами-пулеметами, но, тем не менее, не спешили идти на штурм. Я решил, обойти их через переулок по соседству и зайти в тыл, надо было вызволять крылатого.

Первая стычка с безумными произошла буквально через пару метров. Сперва их заметил Л.У.М., четыре красные точки, после уже мой глаз. Два единорога с автоматическими винтовками, на одной из них были сошки, и земной пони, с дробовиком у которого был барабанный магазин. Земной пони держал его в зубах и осматривался по сторонам. Меня он не увидел, спасибо мусорным бакам, за которыми я успел пригнуться. Четвертым была единорожка свернувшаяся в клубок под нишей их укрытия. Видимо Фрост смог ее ранить. Единорог, у которого была винтовка с сошками, закрепил ее на бетонном блоке, что служил им укрытием и начал стрелять в сторону грифона, второй единорог присоединился к собрату только когда у того, закончились патроны в обойме. Несмотря на их безумие, работали они слажено.

Земной пони, наконец, углядел меня и открыл огонь, град дроби устремился в мою сторону, я успел поднять мусорный бак перед собой, и часть дроби ушла в него, остальная прошила плащ, но пластины в разгрузке выдержали удар.

К канонаде земного пони присоединились и единороги, хотя магазины их винтовок опустели быстрее барабана дробовика и не успели меня даже задеть. Как только выстрелы смолкли, я тут же выстрелил в ответ, два мимо, скользнули лишь по броне земного пони, два прямо в цель. То есть в голову, проделав в ней две широкие дыры. Метнув мусорный бак на единорогов, я нырнул в З.П.С., с помощью которого уложил их с легкостью всего двумя выстрелами. Итого еще два пулевых в трубчатом магазине и восемь дробовых в кармане, за остальными придется лезть под плащ. Еще дюжину дробовых патронов я забрал с тела земного пони, забрав их из запасного магазина. Его дробовик я взять не мог, у него было деревянное ложе, а подбирать его в рот, фу... Хотя в принципе мог стрелять вкопытную.

А вот винтовки я смог поднять и по-быстрому из двух еле живых собрать одну рабочую, сопровождалось это под чью-то очередь из соседнего окна. Она прошла в полуметре от меня добив несчастную единорожку, стрелявший видимо не мог управиться с отдачей винтовки. Закрыв затворную раму и прищелкнув магазин, я выпустил по окну ответную очередь. Одна из красных точек быстро погасла, но ее сменила другая, более точная, чем первая и около меня заскакали рикошеты пуль. Я заполз в укрытие, вытолкав тело кобылы, и сменил магазин, спасибо запасливым единорогам, затем продолжил их обыск, глупо делать это во время боя, но мало ли что найду полезного. Крышки, сигареты, пачка презервативов (ПипБак отметил, что со вкусом банана) и три яблока гранат. Дождавшись пока стрелок в окне уйдет на перезарядку, я метнул ему круглый сюрприз. Кто-то громко выругался, кто-то выбросился из окна, но его тут, же настигла моя очередь из винтовки, следом прогремел взрыв. И это за какие-то полминуты.

Но бой на мгновение стих, видимо рейнджеры перегруппировывались или брали меня в кольцо, но это затишье дало шанс грифону перебраться из укрытия внутрь здания.

Около меня прошло несколько пуль, выбив облака бетонной крошки. Мое укрытие хоть и было удобным, но оно не долговечно. Ответив короткими очередями по три патрона, в сторону ближайших красных точек я перебрался к покореженной инкассаторской машине, так было написано на ее бортах. Тут же по металлу транспорта застучал град пуль, но ни одной из них не удалось пробить его. Расставив сошки винтовки, я попытался прицелиться в перебирающихся от укрытия к укрытию рейнджеров. Один из них, нес тяжелое боевое седло с многоствольными пулеметами, его я и выбрал первой целью. Я затаил дыхание и выстрелил в земного пони, целясь в голову. Выстрел оторвал кусок уха у пони, от чего тот пришел в бешенство и начал стрелять со своих пулеметов. Вот теперь инкассаторской машине досталось серьезно, несколько путь рикошетом заскакали возле меня. Однако выстрелы прервались, пони израсходовал боезапас.

Из здания куда, перебрался грифон, тут же прозвучал выстрел, в одном из окон держа чудовищных размеров винтовку, сидел Фрост. Он отвел затвор винтовки, оттуда выскочила гильза толщиной и длиной с рог взрослого единорога. Земной пони, головы которого теперь не было, распластался на асфальте, а остальные рейнджеры тут же переключились на грифона. Фрост исчез в окне, что бы тут же появиться со своим пистолетом-пулеметом и открыть огонь в ответ.

Я усмехнулся, мы поменялись ролями, теперь он отвлекал рейнджеров, пока я перебирался в другое укрытие. Перебравшись к остаткам аптеки, у которой полностью отсутствовал второй этаж, а первый представлял собой всего несколько соседних стен. Я залег и готовился вновь прикрывать грифона. Однако он и сам неплохо справлялся, уложив уже пятерых безумцев.

Из обувного магазина в конце улицы, застрекотало несколько выстрелов, а из шляпного магазина буквально напротив, выскочил единорог с гранатометом. Он вставил в трубу гранатомета, реактивную гранату, вскинул его и выстрелил по зданию, где сидел грифон. Граната, дымя, прошла по параболе и одного из окон, как и не бывало, Фрост прячась от осколков, исчез внутри. Единорог тем временем вставлял новую гранату. Я дал ему очередь в круп, от чего единорог подскочил и выстрелил сам себе под ноги, его ополовиненное тело подбросило на два метра.

Грифон, осторожно выглянул из-за окна и вновь принялся стрелять, по осаждающим его рейнджерам. Из все того же шляпного магазина, теперь выбрался единорог с огнеметом, который крепился к боевому седлу, в воздухе он леветировал пистолет, а так же земная пони с копьем, на голове у нее был шлем у которого было поднято забрало. Шлем украшал гребень, из чьего-то скальпа.

— Гори! – взревел единорог, стреляя одновременно из огнемета и пистолета.

Огонь объял плащ, а в глаза ударил горячий воздух, впервые я был рад тому, что на мне эта ужасная маска, а то опалил бы себе всю шерсть на лице. Отскочив и скинув с себя начавший уже тлеть, плащ, я активировал З.П.С. и целясь единорогу в голову и в баллоны огнемета. Винтовку затрясло в поле моего ферокинеза и очередь прошила тело единорога, а затем и баллоны, которые тут же вспыхнули, обдавая земную пони огнем. Она что-то прорычала, обхватила копье поудобнее и нанесла удар, выбивая у меня винтовку из поля. Я тут же схватил копытами дробовик и попытался ударить ее штык-ножом.

Копье прошло в миллиметре от моего лица, обдавая его горячим воздухом, только сейчас я заметил, что лезвие копья, было, объято, синим пламенем. Земная пони начала танцевать вокруг меня, норовя ткнуть копьем, но и не давая нормально прицелиться в нее. З.П.С. еще не успел перезарядиться, так, что приходилось уклоняться от ее выпадов, она ударила меня по крупу обратной стороной древка, от чего я вскрикнул, поморщился от боли и сделал выпад дробовиком, от которого она ушла. Грифон, дал несколько очередей в нашу сторону, но они прошли мимо, да и ему они тут, же окупились, множеством выстрелов которые разворотили оконную раму.
Скрестив наше оружие мы оказались лицом к лицу, она и ее броня, была перемазана в крови и грязи, а запах от нее перебивал мой, а так же глаза...болезненно желтые с маленькими словно у наркомана под дозой зрачками, хотя возможно она сама и находится сейчас под ней. Если даже с такой раной скачет как угорелая.

Безумная кобыла клацнула у меня перед носом зубами и вцепилась в маску. Жуя передними зубами кожу, она тянула ее на себя, скорее всего приняв ее за мою собственную. Заблокировав ее копье стволом дробовика, я напряг мышцы, приподнял ее в воздухе и что есть силы, приложил об фонарный столб, что-то хрустнуло, шлем слетел у нее с головы, она охнула и отпустила маску. Не теряя и секунды, я повалил ее на землю, ударил ее передними копытами, и нанес несколько ударов прикладом. Кобылка старалась прикрыть голову копытами и заскулила.

— Не надо...

Я продолжал колотить ее прикладом, от чего железо в некоторых местах погнулось. Выбив копье из копыт, я нацелил штык-нож ей в горло.
"Бей, прекрати ее страдания..." — словно из ниоткуда прозвучал шепот в голове, совсем как тогда в тоннеле.

Кобылка подняла на меня взгляд своих желтых глаз, вернее одного, второй моими стараниями лопнул, и повторила просьбу.

— Не надо...боли...

— Как скажешь. — ответил я, нанося точный удар в артерию и проворачивая нож.

Впервые зрачки кобылы расширились, запечатлев во взгляде удивление с примесью страха, а затем ее взгляд потускнел. Я отошел тяжело дыша.

— Что это было?! – спросил я сам себя, ожидая, что второй голос вновь зазвучит шепотом в голове. Да я убил ее, убил из-за того, что она бы напала на меня, оставь я ее в живых…или же нет…но проблема в другом, убил я ее по тому, что мне так подсказал голос. Я что и в самом деле сошел с ума?

Ответом мне послужила пуля, скользнувшая возле виска и порвавшая кожу маски. Я отпрыгнул назад, спрятавшись вновь за стеной аптеки. В след мне прозвучало несколько выстрелов. Два снайпера работали слажено, пока один перезаряжается, второй выцеливает меня. Я даже заприметил их, земной пони и единорог, прямо на крыше книжного магазина, высунув осколок разбитого стекла из-за стены. И у одного винтовка со скользящим затвором, так как он от прицела даже и не отлипал, когда стрелял. Я выплюнул стекло, которое порезало мне губу, и вновь натянул на лицо респиратор. Надо, что-то придумать, а то они меня тут надолго задержат. Тем более, дикие гули, скорее всего не простят нам устроенную здесь шумиху и скоро нагрянут сюда. Снайпер выстрелил вновь, отколов от стены хороший кусок и подняв облако пыли, от которой счетчик в ПипБаке затрещал. Еще лучше, хватану тут дозу облучения. Притянув к себе дотлевающий плащ, я вынул из кармана уцелевшие дробовые патроны (Как они только не выстрелили!) и зарядил их в дробовик, остальные раскидал по карманам жилета.

«Интересно из чего это он стреляет?» — подумал я. Винтовка громыхала как гром небесный, а значит она крупного калибра.

Я подхватил шлем земной пони, но в него тут, же попала пуля. Шлем, сделав в воздухе сальто, упал рядом. Дырка от пули была огромная, калибр не меньше 12,7 мм, это вообще без шансов даже если в тело попадет, пластины моего жилета ее не остановят, да она даже на вылет пройдет и еще кого-нибудь ранить сможет! Как мое укрытие только выдерживает это! Я оглянулся по сторонам, нужно было продумать план отступления, пока меня не взяли за жабры рейнджеры из обувного магазина, вон даже несколько, держась стены здания, начали двигаться ко мне. Спасибо, что хоть гранатами не закидывают... передо мной приземлилось яблоко гранаты... вот и договорился. Обхватив ее полем, я швырнул ее наугад в сторону обувного магазина и чуть не попал под пулю снайпера, которая рикошетом ушла в почтовый ящик, насквозь пробив его. Громыхнул взрыв гранаты.

— Моя нога! — закричал кто-то.

Я вновь схватил осколок стекла и зажал его в зубах. Рейнджеры укрылись за машиной и оттаскивали туда раненого, у которого отсутствовала нога. Активировав З.П.С., я добил раненого и пони, который его тащил. Заклинание закончилось, и снайперская пуля сбила кепку у меня на голове, вторая пуля угодила в грудь, но попала в дробовик.

— Сука! – выкрикнул я, забывая о стекле во рту и, поцарапав небо.

Отплевываясь кровью, я схватил кепи и заполз обратно в укрытие. Фрост который из-за снайперов тоже не показывал носа из-за укрытия, обеспокоено привстал. Но я махнул ему копытом, что все в порядке и указал на рейнджеров которые пробирались внутрь здания. Грифон кивнул и исчез во тьме комнаты. Думаю, он с ними справится.

Я проверил дробовик. Пуля снайпера повредила цевье, и его нужно было заменить, а запасного не было, с собой тем более. Из оружия у меня осталось несколько гранат, ружье, револьвер и винтовка, к которой я нашел большой рожок с патронами, так, что она становилась уже легким пулеметом. Я примерно запомнил, где расположились рейнджеры, к тому же их подсвечивал Л.У.М. я лег на живот, выставив лишь ствол винтовки, разложил сошки и, упершись магазином в землю, дал короткую очередь по машине. Две из пяти красных точек погасли, остальные начали суетливо дергаться. Не заставили себя ждать и снайперы, которые создали вокруг меня радиоактивное облако из бетонной крошки. Что сыграло мне на копыто, оставив винтовку я сорвался с места и выламывая остатки рамы и стекла ввалился в вестибюль магазина. Безумные рейнджеры, находившиеся там, наставили на меня стволы, я крутанулся на полу, зажав ружье между задними копытами и начал стрелять. Крупная дробь в закрытом и тесном пространстве, в одночасье превратило пони в фарш, Их даже не спасла броня, которую она пробила сразу. Переломив ружье, я вставил новые патроны, готовясь вновь стрелять. Конечно, перекаты по усыпанному стеклом полу не прошли бесследно, несколько осколков впились в бока, но я уже устранил часть осаждавших пони. Укрываясь за пустыми полками, я выглянул наружу.

Группа, которая засела в магазине обуви, столкнулась с проблемой в виде гулей, которые видимо, погнались за Шедоу. Их по-прежнему вел гуль-военный. Живые мертвецы обошли их через переулки. И хоть рейнджеры и были вооружены, несколько уже было повалено на землю, а гули вгрызались в их плоть. Остались лишь, те, кто занял книжный магазин. А вот они были проблемой, так как у них были снайперы, которых достать еще нужно было.

— Братишка, рад тебя видеть. – ожил наушник, видимо Фрост смог подобрать свою рацию.

— Ты как, не ранен?

— Нет, я в норме. Они взяли тебя в кольцо, смекнули, что на рожон не взять. И эта демонстрация полковника им тоже нервы подпортила.

— Что будем делать?

— Ну… — Фрост умолк. В здании, где он находился, застрекотали выстрелы. — … нужно избавиться от снайперов.

Перед окнами магазина проскакало несколько рейнджеров, один их них, не сбавляя хода, влетел в него. Я выстрелил, сразу из двух стволов. Его голова лопнула, разбрызгивая кровь и ошметки мозгов вокруг, а следующий за ним пони, выстрелил в меня из пистолета-пулемета. Пули засвистели рядом со мной, несколько пробили пластины в жилете и ПипБак замигал о легком ранении. Быстро выхватив револьвер, я погрузился в З.П.С. и выпустил в голову рейнджера два выстрела. Ранение было не сильное, но ПипБак сигнализировал о кровотечении. Да и голова начала немного кружиться.

Не заставили себя ждать и снайперы, которые вновь открыли огонь, окна хорошо простреливались, и мне пришлось укрыться за прилавком. Вколов себе Мед-Х, я почувствовал как боль в груди и на боках утихает, и голова немного прояснилась. Сменив, забившийся от крошки фильтр, я оглядел свое укрытие, под прилавком лежал один в один мой дробовик, только с деревянным прикладом и более меньшим магазином, а так же сейф с проржавевшим замком. Подхватив полем гвоздь, лежавший рядом, я попросту выбил замок и распахнул дверцу сейфа. Алилуя! Лечебное зелье, глотнув его я, поморщился, но зато ПипБак перестал верещать о кровотечении. Так же там была целая пачка патронов к дробовику, среди которых были пулевые, и мешочек с крышками вперемешку с довоенными монетами. Пока позволяла передышка, я сменил повредившиеся элементы дробовика и переснарядил его.

— Ты как там, братишка?

— В порядке… — ответил я, глотнув еще зелья.

Бока и круп болели, раны от стекла были несерьезные, но несколько осколков, вошли довольно глубоко. Странно было видеть то, как раны затягивались, но стекло оставалось внутри, от чего боль становилась сильнее. Надо попросить Расти, что бы вытащил их, а значит хватит с меня зелья.

— Есть идеи, как избавиться от них? – я принялся за пересчет крышек и монет.

— Я мог бы снять их из моей винтовки, но тебе придется их чем-то отвлечь. Может даже собой.

— Ага, увольте, схлопотать пулю из крупнокалиберной…

— Ну и у меня тут, не хлопушка валяется. Они тут целый арсенал устроили!

— А где бомба? – вклинился в разговор Расти, который сидел на той же частоте что и мы.

— В надежном месте. Кстати как там дела с детонатором?

— Я отправил Карпентера с чемоданом к Расти. Думаю он должен был уже добраться.

— Да я его вижу. – ответил единорог. – Он работает?

— Надеюсь, что да. Мне пришлось перепаять несколько схем… — Л.У.М. показал, что рядом со мной появилась красная точка. Я выскочил из-за прилавка и шелкнул цевьем дробовика, догоняя в ствол патрон. Передо мною застыла единорожка с самодельной бомбой в зубах, когда я выскочил перед ней, она задрожала, присела на задние ноги и…описалась. Бомба была сделана из нескольких шашек динамита смотанных изолентой. Точка на Л.У.М., стала желтой, а кобылка смотрела на меня взглядом полным страха. Ну и что мне с ней делать, пристрелить или отпустить… В отличие от остальных рейнджеров радужка глаза у нее только-только начинала желтеть, а значит что у нее осталась капля сознания.

— Брысь! – крикнул я на нее.

Она дрогнула, чуть не поскользнулась на собственной луже и умчалась прочь. Она успела пробежать несколько метров, пока не взорвалась. Видимо у бомбы был часовой механизм.

— Видел?! – спросил я у грифона, когда вновь спрятался за укрытием.

— Да…бедняжка Милки…

— Что?! – подал голос Расти. – Что, случилось с Милки?

— Ее как смертника использовали…

Расти начал материться, забыв о том, что еще и с нами связь поддерживает, потом опомнился и отключился.

— Она была в непосредственном его подчинении, пока не обезумела. Хотя странно, она вела себя иначе, чем остальные безумцы…

— А вы не думали, что их можно излечить?

Фрост умолк и Расти, который наверное пытался успокоиться, тоже. Каково это, убивать своих собственных сослуживцев, с которыми прошел огонь, воду и радиацию. Да, они безумны, да они будут стараться убить тебя, но они все те же… внешне и может быть где-то там, на задворках разума.

Снайперы вновь дали о себе знать. Два выстрела срикошетили рядом со мной, один застрял в сейфе, второй ушел в кассовый аппарат. Который выплюнул из себя несколько довоенных монет. Прогремела винтовка Фроста, и следом застрекотало несколько автоматов. Бой вернулся в обратное русло.

Видимо после неудачной попытки меня подорвать, рейнджеры решили вплотную заняться Фросто, но один из снайперов упорно продолжал охоту за мной. Поскольку стоило мне высунуться из-за укрытия, старую пепельницу рядом с моим лицом разорвало выстрелом, хорошо, что острыми осколками не задело. Я вновь оглядел свое укрытие в поисках того, что могло помочь мне разобраться со снайперами. Куча пустых цинков с патронами, пустые обоймы, гильзы или патроны с не сработавшими капсюлями. Хотя был еще вещь-мешок, с гранатами, для гранатомета, а труба от него осталась на улице, да и то, скорее всего ее повредило взрывом. Запустив З.П.С., я выглянул из-за укрытия, часть тела единорога-гранатометчика валялась в метрах двух от меня, рядом с ним, вполне себе целая труба от гранатомета. Заклинание почти развеялось, и я юркнул обратно за укрытие, в том месте, где секунду назад была моя голова, засвистело несколько пуль. Раз труба целая, то стоило ее как-нибудь подцепить ферокинезом, но под прицелом снайпера это бы не получилось.

— Фрост, можешь отвлечь на себя второго снайпера?

— Легко! – отозвался грифон.

На улице застрекотали автоматы и несколько раз громыхнули винтовки. Я вновь высунул голову из укрытия, готовясь словить пулю, но этого не произошло, и потому я быстро подцепил трубу гранатомета полем и притянул к себе. Перехватив ее копытами, я вновь юркнул за прилавок.

— Спасибо! У меня тут идея появилась.

— Рад за тебя… — через шум перестрелки, ответил грифон.

Состояние гранатомета, оставляло желать лучшего, взрыв, конечно, ее попортил, но три-четыре выстрела она бы сделала, а мне хватило бы и одного. Открыв вещь-мешок с гранатами, я выбрал вытянутую словно карандаш, осколочную гранату и вставил в ствол трубы. Теперь осталось только прицелиться и выстрелить. Опять же тут пригодилось то, что грифон отвлек их на себя. Я активировал З.П.С. и вскинул гранатомет на плечо, из этой малышки, мне придется стрелять вкопытную. Но меня ждал неприятный сюрприз, заклинание прицеливания попросту не доставало до снайперов, а это значит нужно целиться в них в реальном времени. Да и я заметил, что второй снайпер вновь переключился на меня, и из ствола его винтовки уже вырывалось пламя. Не дожидаясь пока заклинание, развеется, я спрятался обратно за укрытие. Вот, блин такие веселые прятки у нас… Хорошо, что успел схватить этот гранатомет, теперь стоит подождать удобного момента.

И он настал довольно таки быстро. На Л.У.М. появилась желтая точка, и огонь снайперов сместился вправо. Три раза грохнула, неизвестная мне винтовка, я выглянул из-за укрытия, на крыше книжного магазина задергался в конвульсиях один снайпер. Второй спрятался за трубой дымохода. Я вскинул гранатомет, по сетке прицела взял поправку на расстояние и выстрелил. По боку ударила отдача гранатомета, а граната, оставляя после себя след из дыма, ворвалась в магазин книг. Кто-то из рейнджеров успел убежать, остальных же постигла участь быть разорванными осколками гранаты. Дискорд тебя укуси за круп! Промахнулся! Отбросив ненужную трубу гранатомета, я перескочил через прилавок и, выбив остатки двери, выбежал на площадь.

Желтой точкой оказался Карпентер, который с довольной ухмылкой встретил меня у инкассаторской машины, перебежками я укрылся в переулке рядом с магазином шляп, где лежало несколько тел рейнджеров, снятых огнем Фроста.

— Решил вам подсобить малость.

— Спасибо. – ухмыльнулся я в ответ. – Правда, что второго не снял?

— А я только одного и увидал. – рядом с гулем искрой отскочил рикошет пули. От неожиданности он шлепнулся на круп. – Святая кобыла! Это как он…

Выставив ствол дробовика из-за угла, я пару раз выстрелил по кирпичному дымоходу, я даже видел, как поднялись облачка крошки от моих выстрелов рядом с ним. Следом присоединился и гуль, который выстрелил всю пачку патронов, хотя ни разу и не попал.

— Вот же, глаз уже не тот. – сказал он, меняя пачку, винтовка при этом характерно щелкнула. Я вроде где-то читал, что это было их основным недостатком, звук выбрасываемой пачки мог выдать противнику, что у тебя в оружии закончились патроны.

— Фрост, можешь его снять?

— Постараюсь, если вы тех, кто внизу остался, на себя возьмете.

На пару с Карпентером, мы принялись отстреливать рассредоточившихся по площади рейнджеров, а так же отбившихся от основной толпы гулей. Карпентер, который ворчал на свои глаза, стрелял довольно таки точно и промахнулся всего два раза и то по пикирующего на него пегаса-безумца. Его сняла моя дробь из дробовика, пущенная на опережение. Пегас закувыркался по брусчатке, попытался встать, но на него набросилась группа диких гулей. Они даже не потрудились добить его, сразу начали есть. Пегас кричал, о том, что бы мы ему помогли. Я слеветировал одну из гранат, выдернул чеку и подбросил к поглощающей его толпе. Пегас, до того как один из гулей не вцепился ему в лицо, кивнул мне. Граната взорвалась, разбрасывая конечности пегаса и гулей в стороны. Карпентер, который наблюдал за этим в пол глаза, вздохнул.

— Порою милосердие принимает и такие формы, что проще лишить кого-то жизни, дабы он не страдал.

— Мы могли бы, отогнать или убить гулей.

— Но он бы напал на нас. Тем более, его раны и так был смертельны.

Логично, но… Ладно, над угрызениями собственной совести я буду думать потом, а сейчас бой, сражение, война… Почему-то во время перестрелок или просто стычек где я могу пострелять, я чувствовал себя легче. Словно стрелять и убивать было смыслом моей жизни. Нет не убивать, кого-то просто так как рейдеры или бандиты, а что бы защитить. Себя, Эпплкейк, Маргаритку, Дока, Сильверхува, всех кого я знал. Даже Расти, Фроста, Слаг, ну и гуля тоже, хотя я познакомился с ними всего сутки назад.

Отстрелив последних рейнджеров из книжного магазина, я и гуль перебрались ближе к зданию, где сидел грифон. Оставшиеся силы рейнджеров медленно отступали под натиском диких гулей и вскоре, бой на торговой площади стих, так что остался лишь один снайпер, который не спешил ввязываться в бой.

 — Что здесь раньше было?

— Кинотеатр. Вон афиша же висит.

Я осмотрел потрепанный от времени постер, на котором была изображена пегаска в пробковом шлеме, которая пересекала вплавь реку, а позади нее огромный дракон изрыгал пламя на какое-то поселение. Внизу афиши, словно на древнем пергаменте было написано название фильма: «Дэринг Ду и остров красного дракона». Хм, это не про нее ли Маргаритка, Сильверхуву книжки читает.

— Я так и не успел его посмотреть. – вздохнул гуль.- Говорят, вернее, говорили, что это была самая успешная экранизация.

— А я вообще фильмов не видел, наверное…

Карпентер вскинул винтовку, сделал несколько выстрелов по трубе дымохода и сменил пачку патронов.

— Ну, если кинопроектор работает, могу запустить, хоть небольшой отрывок. – потом с улыбкой добавил. — Правда, не о том мы с тобой тут думаем!

— Ага. – усмехнулся я. – Фрост ну как?

— Этот засранец и носа не кажет! Походу, кому-то из вас нужно стать для него мишенью.

Я посмотрел на гуля.

— Что там, этот крылатый удумал?

— Говорит, что кто-то из нас должен стать приманкой для снайпера.

Карпентер покачал головой и вставил новую пачку патронов.

— Ну, тогда догоняй!

Он сорвался с места и помчался по площади, громко крича.

— Эй, выблядок! Я здесь! Эй!

Я последовал за ним, не сводя прицела с дымохода.

— Может он ушел? – спросил я грифона.

— Там он, я вижу его бок… попробую его хотя бы ранить. – грифон показался в окне кинотеатра с монструозной винтовкой в лапах и выстрелил.

От трубы дымохода, откололся кирпичный осколок, кто-то дернулся за ним, и чуть было не упал, я заметил мелькнувшую голову в шлеме. Карпентер тут же выстрелил и сбил шлем с головы снайпера, но не убил. Снайпер, перебрался к более надежному укрытию и выстрелил в ответ.

— Вижу! – крикнул грифон.

И площадь сотряс гром двух тяжелых винтовок. Гуль на моих глазах запнулся и упал, под ним начала растекаться лужа крови, но и пуля Фроста настигла свою цель. Тело с остатками позвонков, торчащими из шеи, упало вниз на брусчатку. Я подскочил к гулю.

— Позвоночник перебило... — сказал он, перебирая передними копытами, задние безвольно тащились сзади. — Меткий сученыш…

Я метался, не зная, что делать вколоть МедХ или дать остатки лечебного зелья? Карпентер оглянулся и указал в сторону руин аптеки.

— Помоги доползти.

Я не представлял, что он собирался делать, может быть у него там заначка медикаментов на черный день. Взвалив его на спину, я крикнул грифону, что бы прикрывал нас и потащил тяжелого гуля в сторону сохранившихся стен аптеки. Карпентер, левитируя винтовку сделал несколько выстрелов по стене и соскользнул с моей спины.

— Что ты делаешь? – спросил я.

Гуль дополз до радиоактивного облака пыли и блаженно выдохнул. Жуткая рана у него на спине начала затягиваться.

— Не знал о нашей особенности? Гули от радиации регенерируют.

Карпентер встал на копыта, размял зажившую спину. Я усмехнулся, полезная способность, учитывая, что очагов радиации на пустошах полно.

Дикие гули сегодня пиршествовали, а что столько мяса тем более легкодоступного, даже напрягаться не надо. Для меня, они по-прежнему оставались не агрессивными, видимо запах крови еще не развеялся, ну и маска, которая теперь слегка обуглилась и покрылась кровью, меня маскировали. Л.У.М. помечал нескольких диких гулей красным, но они часто попросту бросались на своих сородичей за кусок мяса.

— Я ошибся, — сказал Карпентер, подходя к телу снайпера. – Меткая сучка…

Хоть у тела и не было головы, все еще можно было определить, что это была кобыла. Ну, по многим признакам…

— Это Пинхоул, она… была лучшим снайпером, что служили со мной. Могла блодстпрайту в глаз с расстояния в километр попасть. Оставь ее, прояви уважение к телу.

Гуль отпустил заднюю ногу трупа и поднял голову.

— Я же плотоядный зомби, просто примерялся к филейной части.

— Судя по тому, куда ты на самом деле примерялся, то ты некрофил. – ответил я.

Грифон хрипло засмеялся.

— Давайте внутрь.

Бока, круп и грудь вновь начали болеть, а на голову, словно мешок с мукой упал, тяжелый такой, килограммов пять, а это значит, действие МедХ закончилось. Новой дозы у меня не было, можно было конечно поискать в зданиях или на трупах рейнджеров, но у тех, что я обыскал возле билетных касс кинотеатра, были лишь исцеляющие зелья, да несколько ингаляторов. Внутри самой кассы покоился скелет пони с дыркой в черепе, а у его ног лежал проржавевший пистолет.

— Мы редко ходили в восточную часть города, так, что тут еще можно найти кое-какие ценности. – сказал Карпентер закрывая дверь кассы. – Но мы тут не ради этого.

Кинотеатр необычно сохранился, не смотря на столетия прошедшие с тех пор, когда его посещали последние пони, и хоть в некоторых местах облупилась краска, дерево заплесневело и ковры поели радтараканы снующие под ногами, но создавалось ощущение, что снаружи и не было радиоактивных руин. Дышать внутри помещения можно было, о том сказал Карпентер, снимая с лица респиратор.

— Что это? – спросил я его, положив один из ингаляторов на копыто.

— Дэш, наркотик такой. Хочешь, попробуй.

— Еще чего! Только алкоголь, только спиртовое брожение!

Карпентер усмехнулся, а я убрал ингаляторы с Дэшем в седельные сумки. Может действительно стоило принять его, что бы заглушить нарастающую боль в боках и крупе. Скорее всего, осколки стекла, от каждого моего движения продолжали свой путь внутри мышц. Нет-нет, никакой наркоты кроме действительно нужной!

Фрост встретил нас возле одного из кинозалов, держа пистолет-пулемет наизготовку. Он часто прислушивался к шуму, который исходил изнутри. Его лицо было сосредоточено и необычайно серьезно.

— Что-то не так? – спросил я когда мы подошли ближе к нему.

— Там, кто-то есть и это не… — он повернулся и уставился на меня. – Что у тебя с лицом?

Я стянул маску, от чего Фрост скривился и протянул ее Карпентеру.

— Думаю, она мне пока не понадобится.

— Ну и храни ее у себя… — буркнул гуль.

— Вот еще.

Карпентер фыркнул и забрал у меня маску, спрятав ее вглубь своих седельных сумок. Фрост тем временем приоткрыл дверь кинозала.

— Так все-таки что там?

— Не знаю, но это явно не пони.

Л.У.М. ничего не отображал, ничего агрессивного, по крайней мере. Да там была желтая точка, которая необычно быстро двигалась, но ничего более. Фрост еще шире приоткрыл дверь и засунул туда голову, я пытался разглядеть из-за его крылатой спины, что там происходит, но он загораживал собой весь обзор.

— Что там? – спросил я его.

Грифон молчал, продолжая смотреть в пустоту черного зала. Желтая точка на Л.У.М. еще несколько раз дернулась из стороны в сторону, затем исчезла. И мой Пип-Бак в этот момент сошел с ума, отображая около десятка желтых точек, там, где находился зал, как и первая, они двигались по залу совершенно в хаотическом порядке. Из зала полился яркий свет и смех, смехи голоса, от которых забегали муражки по загривку. Что именно эти голоса говорили, расслышать было не возможно потому что звучали они, одновременно создавая какофонию звуков. Фрост, в глазах которого отражался яркий свет, что-то пробормотал, но продолжал смотреть в зал. Гуль и я переглянулись. Карпентер попробовал оттолкнуть грифона, но тот стоял как статуя и продолжал бормотать себе, что-то под клюв. А желтые точки на Л.У.М. продолжали двигаться все так же хаотически, пока в один момент не замерли и не исчезли, вместе со светом и голосами, оставив после себя одну красную. Грифон захлопнул дверь и прижал ее собой.

— Помогите мне! – выкрикнул он.

В дверь содрогнулась от удара, но грифон уперся задними лапами в пол и всей своей массой удерживал ее.

— Ну же!?

Я кинулся ему на помощь, удерживая правую половину дверей, Карпентер подпер собой левую. Двери содрогнулись от еще одного сильного удара и десятка более мелких.

— Что это? Ты видел этот свет? – спросил я Фроста.

— Свет, о чем это ты!? Я все пытался вам сказать, что бы были на стороже. Там гидра!

— Ты себе, что-то под нос бормотал и как истукан пялился в пустоту. – прохрипел Карпентер.

Красная точка, еще раз ударилась в двери, а затем начала удаляться от них. Брала разгон или же искала обходные пути? Но пока мы пытались прийти в себя и разобраться, что, же это было, на нас никто не напал.

— Это была гидра?

— Да, я видел щупальца за одним из рядов и сказал вам, что бы ни шумели.

— А свет и смех? – спросил Карпентер.

— Не было. Ничего такого, о чем вы мне говорили, там не было. Тьма и пустота, да кучка скелетов в дальнем ряду.

Интересно получается, спонтанные галлюцинации. Или это я в самом деле начал сходить с ума? Но смех и свет из зала видел и слышал, так, же гуль, а значит это не просто галлюцинация. Спонтанная массовая галлюцинация? Тогда, что происходило с моим Л.У.Мом.?

— Думаю, может мы надышались чем? – спросил я.

— Вентиляция здесь работает вполне пригодно… Хотя думаю, стоит надеть обратно респираторы. На всякий случай.

Так мы и поступили, Фрост заблокировал двери карой-то ржавой трубой и махнул нам на лестницу, ведущую в подвальные помещения.

— Бомбу я уже установил, осталось подключить пару проводов, и можем уходить.

— Это радует. – сказал я косясь на двери в кинозал. – Кстати, как гидра смогла пробраться в зал?

Мы спустились в слабоосвещенное помещение заставленное коробками и различным хламом. Так же тут покоился неактивный робот-уборщик, который раскинул свои ноги-щетки на этих же коробках.

— Скорее всего, через канализацию, вылезла из унитаза ну и ползала тут, поедая тараканов.

Я поморщился, значит, гуль не шутил тогда о гидре в унитазе.

— Мы видели диких на улицах, много. Скорее всего гидры выгнали их из коллекторов. – сказал Карпентер.

— Не, по всей видимости, она тут уже давно обосновалась.

Фрост повел нас в смежное помещение, бетонный пол которого был пробит. Рядом с дырой в полу лежало несколько кирок и лопат. Дыра в полу была глубокой, так что там мог развернуться целый пони, и уходила тоннелем куда-то дальше.

— Это ты прорубил?

— Нет. – ответил Фрост который вытянул из тоннеля спарк-бомбу. – Это уже здесь было… В старых газетах, говорилось что-то о ограблении банка в нескольких кварталах отсюда. По всей видимости, это подкоп тех самых грабителей.

Я заглянул в темноту тоннеля.

— Могла ли гидра прийти оттуда?

— Вполне. По-твоему, зачем я ставлю эту малышку тут? Этот лаз как раз проходит над перипетией ходов, этих тварей со щупальцами.

Фрост матерился и что-то пытался сделать с проводкой бомбы.

— Может помочь? – спросил я.

— Нет, Фейерверкер сказал, что тут нужны пальцы. У тебя они есть?

— Нет…

— Ну вот, иди лучше Карпентеру помоги.

Я посмотрел на Карпентера, который охранял лестницу. Гуль, после того, что произошло в зале, о чем-то думал.

— Это дело копыт Механика… — сказал он, когда я приблизился к нему.

— С чего ты взял?

Гуль поднял взгляд на лестницу, кто-то вновь начал стучаться в дверь зала. Я прижал дробовик к себе поближе и взял его наизготовку.

— Просто вспомнил их случайный разговор.

— Механика и Сейджа?

— Да. Они что-то говорили о том, что «это» нужно испытать.

— «Это»?

— Да, не знаю что именно, но Сейдж предлагал опробовать «это» здесь в кинотеатре. – гуль нахмурился. – Вот же склероз, я помнил, что с этим зданием что-то неладное, но что вспомнил сейчас. Механик и Сейдж испытывали здесь «это».

— Ты так и не ответил, что они испытывали.

Гуль набрал в легкие воздуха, что бы что-то сказать, но запнулся.

— Я не помню…

— Снова склероз?

Он замотал головой.

— Нет, я знаю, что они испытывали, я видел этот предмет, но как они его называли, не помню. Словно кто-то заменил его в моей голове, на слово «это».

Карпентер помассировал голову копытами, на его морщинистом лбу вспучились вены.

— Что-то способное влиять на разум. – выпалил он. – Что-то от чего сошли с ума рейнджеры.

— Тот свет и смех, что мы видели…

— Да, это оно. – Карпентер тяжело задышал. – Но это лишь последствия, Механик забрал устройство с собой.

Дверь затрещала под напором гидры, а кто же еще мог биться в нее. Мы поднялись наверх и замерли на последних двух ступенях. Гидра почти пробила дверь и ощупывала пространство перед собой одним из щупалец. Я вскинул дробовик, готовясь стрелять в любой момент. Карпентер вскинул свою винтовку, только после того, как двери затрещали еще сильнее, и из них посыпалась пыль.

Щупальце гидры замерло, оставив двери в покое, немного зашуршало под дверью и заползло вовнутрь. Я посмотрел на Л.У.М., помимо красной точки, которая принадлежала гидре, появилось еще несколько. Это были либо гули, либо рейнджеры которые решили взять реванш, а может те и другие.. Застрекотал автомат, пару раз ухнул дробовик и раздался визг гидры сопровождаемый чьим-то криком, после которого одна из точек погасла. Не трудно догадаться, что это были рейнджеры.

— Скажи Фросту, что у нас компания. – шепнул мне гуль.

Я вновь спустился вниз, чуть не врезавшись в робота, и свернул в комнату, где сидел грифон. Фрост к тому времени уже выбрался из ямы и отряхивался от земли.

— Я слышал. – ответил он, затем проверил обойму своего пистолета-пулемета. – Можем уходить. На крышу, пролетим несколько кварталов, а затем можно и пешком добраться.

Мы поднялись на третий этаж, где располагались офис и комнаты для обслуживающего персонала, а так же пост охраны. Серьезного оружия на скелете пони-охранника не было, только шоковая дубинка, да пистолет, который оказался парализатором. Одежда на нем давно истлела, оставив лишь вшитый бронежилет и шлем с непрозрачным забралом. Пластины внутри жилета были в хорошем состоянии и потому я забрал их с собой, потом при удобном случае заменю пробитые в разгрузке. Фрост направился в столовую, где он отстреливался от рейнджеров и где находился их арсенал.

— Нужно снарядить пару обойм, а то стрелять скоро нечем будет. – сказал он.

Что ж, вот он и удобный случай. Сняв с себя разгрузку, грудь при этом заболела, после чего я извлек из ткани жилета пробитые пластины, несколько пуль застряли в ней и как только я их побеспокоил, высыпались на пол. После поставил новые, которые даже были слегка великоваты и выпирали, от чего казалось что грудь у меня теперь в несколько раз больше. Фрост продолжал снаряжать обоймы, а Карпентер заглянул внутрь холодильника, в котором оказалось, были еще пригодные к употреблению продукты, поэтому я порылся в куче оружия сваленной в столовой. Там нашлось несколько дробовиков, которые я разобрал на запчасти и поставил их в свой. После чего цевье казалось, двигалось более плавно. Карпентер извлек из холодильника по бутылке Спракл-колы и раздал нам. Холодная шипучка, приятно потекла по горлу и я даже не заметил как выпил всю бутылку.

— Уф, а есть еще? – спросил я. После этой колы в голове, наконец, наступила ясность, такая кола не помешала бы если вновь накатит отходняк после МедХ.

— Неа. – ответил чавкающий гуль. — На Пустошах же полным-полно автоматов с нею.

— А я что-то не встречал…

Фрост внезапно вскинул сжатую лапу в воздух, как не трудно было догадаться, это был сигнал замолкнуть и приготовиться. Я взглянул на Л.У.М. Три красные точки, три рейнджера, засели в комнате отдыха напротив. Стена, что нас разделяла, была сделана из фанеры и легко простреливалась. Я и грифон синхронно открыли огонь, дробь из моего дробовика проделала в стене огромные дыры, а самих рейнджеров изрешетил пистолет-пулемет Фроста. Мы оба переступили через прострелянную нами дыру, на ходу перезаряжая оружие. Тела рейнджеров распластались на полу, но их было двое.

— Еще один, но я его не вижу… — сказал я сверяясь с Л.У.Мом.

— Сверху, он всегда нападал сверху. – пробубнил себе под клюв Фрост и поднял голову.

С потолка на нас кинулся пегас с мачете в зубах, Фрост одним ударом лапы отбросил его в конец комнаты. Пегас повалился на обветшалую мебель, окончательно сломав ее и вскочил вновь, для того что бы нанести удар. Он взмахнул крыльями и устремился к нам. Я собрался уже активировать З.П.С., но к пегасу со скоростью пули подлетел грифон и зазубренным ножом отрубил ему крыло. Пегас закричал и повалился на пол, грифон вновь накинулся на него, отсекая второе крыло и поднимая его над полом, держа за горло.

— Старые трюки, Гало. Ты так ничему и не научился…

— Ты, выродок, я вырву твои кишки и сожру их на обед! А потом выебу малышку Слаг! Почему вы прячете ее, я же быстро, она и не поймет ничего! — пегас с глазами цвета желчи тихо захихикал. — Или ты и Расти на пару ее...

Фрост швырнул его об пол, словно тот был тряпичной куклой и, зарычав, набросился на него, разрывая плоть когтями и клювом. Карпентер выглянул из простреленной дыры, громко сглотнул и выкинул недоеденный батончик шоколада. От пегаса почти, что ничего не осталось и Фрост, который был обвешан его внутренностями, теперь поглощал сырую плоть убитого. Я и Карпентер окликнули его, Фрост замер, в его глазах что-то переменилось. Взгляд казался диким и безумным, он просидел с куском мяса пегаса в клюве где-то с минуту, и его стошнило на пол. Он отпрянул от тела, сбрасывая с себя кишки.

— Я...что со мной случилось!?

По всей видимости, не я один страдал тут помутнением рассудка.

— Ну, ты чуть его не сожрал. Сырым.

Фрост подобрал под себя лапы и сжался в комок.

— Меня, охватила такая ярость...я даже не сразу понял что случилось...я даже не думал что это Гало...мне просто есть захотелось...голод... — Фрост облизал окровавленный клюв. Затем сплюнул на пол. — Это место...надо уходить...

Карпентер протянул грифону фляжку, тот отхлебнул, поморщился.

— Спасибо... Айрон, ты уверен, что детонатор сработает?

— Я перепаял несколько схем, ну он реагировал на запросы, так что думаю да.

— Хорошо.

Я протянул грифону потрепанное полотенце, что лежало на софе рядом с нами, тот вытер с себя кровь и остатки внутренностей пегаса.

— Ну, и куда теперь?

— На крышу. Отлетим на пару кварталов.

Фрост бросил последний взгляд на тело пегаса, сменил обойму в пистолете-пулемете и мы продолжили движение.

— Кстати хотел спросить, а эти спарк-бомбы тоже связаны с чемоданом? – спросил я, когда мы поднялись на четвертый этаж, и вышли к лестнице на крышу.

По пути нам попался автомат с спаркл-колой, который кто-то обчистил до нас, но оставил кучу крышек, которые я прикарманил. Гулю они ни к чему, Фрост же еще не отошел после убийства пегаса. Грифон смотрел себе под ноги и вспомнил о моем вопросе только, когда я на него пристально посмотрел.

— А, нет, они взорвутся от этой штучки. — он вынул из-за пояса нечто похожее на пистолет, но с антенной и кнопочками.

— Уверен, бомбы то под землей? – гуль состроил скептическую морду.

— Фейерверкер редко меня обманывал.

Фрост толкнул дверь. Пристально осмотрев крышу, мало ли может где еще засел снайпер рейнджеров, Л.У.М. не отображал никого агрессивного. Хотя стоило нам выйти наружу, он снова взбесился, отмечая около десятка агрессивных точек вокруг нас. Наверно стоило его, подключить к какому-нибудь терминалу и прогнать парочку тестовых программ, что бы выявить ошибки. Можно было конечно, и перезагрузить его.

— Айрон, подойди сюда. – сказал Фрост который стоял с Карпентером у самого края крыши.

— Да, сейчас, просто мой… Мать моя кобыла! – вырвалось у меня, когда открылся вид на город.

Площадь кишела гидрами, улицы города кишели гидрами. Существа с кучей щупалец бросались на все, что движется, на безумных рейнджеров, на диких гулей и даже на своих более мелких собратьев. Большая часть из них принялась, за поедание трупов, от которых уже практически ничего не осталось. Гидры облепили все первые этажи зданий и медленно пробирались на верхние этажи почти как тот в шахте, цепляясь за стены зданий своими щупальцами. Грифон снял с воротника брони рацию.

— Расти, кажется у нас проблемы.