Ночь Согревающего Очага

Ночь Согревающего Очага любит преподносить сюрпризы. Не все из них можно обнаружить под елкой, споткнувшись о них с утреца пораньше, но тем не менее, именно в эту ночь просыпаются забытые силы, дремавшие весь год и готовящиеся к этому мигу… Что будет если почти самые обычные пони встретятся с ними в канун этого замечательного праздника?

Флим Флэм

Чудесный денек в Эквестрии

Твайлайт делает ошибку в заклинании и случайно ранит Дэш. Такое уже случалось прежде. Подозрительно много раз...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Угрозы нет.

Истерзанное войной человечество. Маленький городок. И неведомое существо, каждый месяц появляющееся на рассвете. [Кроссовер с Fallout 2. Не вселенная FoE.]

Человеки

Когда я пью...

Вечер в компании хикки.

Эплджек

Ночь Страсти Флаттершай

Каждое полнолуние на отдаленной горной поляне расцветают прекраснейшие цветы, видимые лишь ночью. Поборов свой страх, Флаттершай отправляется в непростое путешествие, дабы насладиться их неземной красотой. Но дойдя до своей цели, пегаска с удивлением понимает, что она не одна...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Недосып

Повседневные размышления принцессы Селестии в потоке её сознания.

Принцесса Селестия

Трактир

Оттоптав второе десятилетие по торговым путям, пони, бывший членом грифоньей купеческой гильдии, остановился в редком для Эквестрийских дорог явлении, - трактире.

ОС - пони

Ложе для аликорна

Прилежная кобылка Твайлайт Спаркл дважды в месяц посещает Королевскую Кантерлотскую Библиотеку, чтобы набрать новых книг для своих исследований, поскольку ей уже не хватает библиотеки Понивилля. Но в последнее время она стала возвращаться с таким приподнятым настроением... и таким малым количеством книг.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Фаэтон-8

История о тяге к звездам и нелёгкой судьбе космонавтики в Эквестрии. А также о том как М6, совершенно неожиданно для себя, стали её частью в самом амбициозном проекте за всю историю - полёте на Луну.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Ящичек с фантазиями

Здесь живут одиночные мини-фики, дабы не засорять ленту. Эдакий сборник.

Автор рисунка: Noben
Глава 6. Галлюцинация. Глава 8. Караван.

Глава 7. Афтершок.

Фрост отдал Расти последние указания и мы вернулись в здание.

— Их, часть города пуста. Ни гулей, ни гидр. Как только мы закончим тут, они встретят нас в двух километрах от города, возле грузового тягача, это наше с ними условное место. – сказал грифон смотря в окно, на кишащую гидрами улицу. – Есть предложения?

— У меня есть идейка.

Я посмотрел на гуля, который вынимал прибор для распыления феромонов, он так же извлек из кармана своего комбинезона несколько пробирок.

– Айрон, я там, среди груды оружия видел огнемет, он нам пригодится. — сказал он, устанавливая пробирки в прибор.

— И что ты там придумал? – спросил я, роясь в груде оружия.

— Небольшая переделка нашего изначального плана. – усмехнулся гуль. – Мы заманим гидр сюда, в кинотеатр, и накроем их взрывом спарк-бомбы.

— Здорово и ты думаешь, ее хватит на всю эту толпу, еще, сколько их по всему городу расползлось.

— Изначальный план был подавить их всех в их же норах, но ты сказал, что взрыв бомбы в шахте накроет город. – подал голос Фрост.

— Не сам взрыв его взрывная волна, которая может вызвать землетрясение, которое в свою очередь вызвало бы обрушение ходов прорытых гидрами.

— Ну или так. – кивнул гуль, удерживая прибор телекинезом. – Главное прибить их мамочку, остальное приложится.

— Угу, значит выходит так, мы ставим распылитель, заманиваем, как можно большее число гидр внутрь и взрываем все к хуям. – Фрост усмехнулся. – А затем даем по тапкам отсюда и добиваем мамочку?

Карпентер кивнул.

— Окей.

Фрост остался наверху, что бы мы сразу же смогли сбежать из здания, как только гуль активирует распылитель. А я и Карпентер, забрав огнемет и запас нескольких баллонов с напалмом из столовой, спустились вниз, где в фойе уже было несколько гидр. Надев щиток для сварочных работ, что я нашел рядом с огнеметом, я отпугнул их струей огня.

— Это место скорее сгорит от пожара, прежде чем взорвется эта бомба. – сказал я, наблюдая за тем, как горящие гидры разносят на себе огонь, передавая его на своих собратьев. – Ну, или они сами сгорят раньше.

Карпентер фыркнул у меня за спиной и приоткрыл дверь в кинозал.

— Как думаешь, они все здесь уместятся?

Я поднял щиток и заглянул через его спину. Не без содрогания, так как еще помнил о той неведомой хрени что происходила тут.

— Хочешь заманить их сюда?

— Угу, место просторное, да и еще дополнительные приманки можно притащить.

— Ты имеешь в виду тела рейнджеров.

— Угу, они вполне могут их занять, пока мы отходим на безопасное расстояние.

Я пожал плечами, очередное мое приключение превращалось в фарс. Что тогда на станции с Черепами, что тут. И как подсказывало мое чувство, сидевшее глубоко на задворках сознания мне и раньше приходилось импровизировать, вместо того, что бы следовать плану.

— Ты пока зачисти зал, а я за телами сбегаю.

— Ты не меня спрашивай, а Фроста. Это все-таки его сослуживцы.

Гулю скорее всего и самому не хотелось находиться в этом зале, поэтому оставив прибор на одном из кресел, он быстро скрылся на втором этаже, а я вступил в темноту кинозала. Хм, а Фрост тогда и не ответил мне, что пытались ли они вылечить безумных рейнджеров. Хотя есть ли способы излечится от безумия… И еще этот Механик и его эксперименты на пару с Сейджем. Гуль сказал, что он причастен к безумию рейнджеров и то, что он вместе с этим ученым Сейджем тестировали здесь, что-то. Быть может та необъяснимая хреновина, что была в зале лишь наша галлюцинация, и я на пару с гулем свихнулся. Ну и Фрост тоже, не с пустого же он места разорвал того пегаса. Внешне спокойный и даже веселый, а в следующее мгновение разрывает напополам пони, и принимается за его поедание. Видимо и в самом деле то, что они тут тестировали, влияло на рассудок пони и грифонов. Хотя мне не попался еще один грифон, за то время пока я нахожусь в городе. Лишь Фрост, хотя он упоминал, что несколько грифонов командовали отрядами рейнджеров.

Обойдя зал по периметру, я нашел несколько боковых дверей, которые были заколочены намертво, и огромную дыру в полу, которая вела в канализационный коллектор. Из дыры в полу несло трупным смрадом и до боли знакомым запахом…

«Токсин!» — мылено крикнул я на себя и натянул на лицо респиратор.

Скорее всего, наша гидра и ушла через эту дыру, а выстрелы рейнджеров, что мы слышали, видимо звучали из нее же. Я вроде бы даже разглядел внизу чью-то ногу. Но меня больше волновало, куда делась эта гидра? Пошла подкрепиться своими собратьями или же затаилась в ожидании удобного момента. Я направил сопло огнемета в дыру и выпустил огненный шар, для того что бы удостовериться в том, что там никого нет.

И все-таки удобная это штука копытный огнемет, жаль только, баллоны для него тяжеловаты, а так намного лучше этого неповоротливого седельного. Таким огнеметом можно и из укрытия жарить, не боясь за целостность драгоценных баллонов, которые и от одной пули могли взорваться. Для чего я это сам себе говорю, скорее всего, для того, что бы ни сойти с ума и не психануть, бегая и сжигая тут все подряд. А, что тут были все предпосылки для психоза. Во-первых, тьма, которую еле-еле развеивала подсветка моего ПипБака, я, конечно, мог достать фонарик из сумок, но его еще нужно было где-то закрепить, ну например, в петлицах разгрузки. Хм, почему я раньше до этого не додумался! Вторым было, то, что кинозал оказался не совсем пустым, тут по-прежнему сидели зрители. Только плоть их давным-давно истлела, но они продолжали смотреть в порванное полотно экрана своими пустыми глазницами. Третьим был гуль, который часто таскал тела рейнджеров.

— Тяжелые заразы. – сказал он притащив половину земного пони. – Этого пришлось даже пополам разрубить, целого бы не дотащил. Уф!

— Спасибо за подробности. – буркнул я.

Гуль вновь ушел, оставив меня наедине с темнотой и скелетами. Устроившись на одно из кресел, я поморщился. Совсем забыл, что у меня в крупе кучка осколков стекла, ох надеюсь, они не глубоко вошли. Я расположил сопло огнемета на спинке кресла спереди и повернулся к скелету, что сидел рядом со мной.

— Ну как фильм? – спросил я его.

Скелет единорога, сидел, наклонив голову немного вперед, от чего создавалось ощущение, что он вслушивается в то, что я говорю. Интересно, на чем только держался его череп.

— Ну, вижу что фильм получился убойным. – хохотнул я. – Ну ты понял, да. Убойным.

Я тихо засмеялся, ну хоть как-то стресс сниму.

— На самом деле, фильм полное говно. – отозвался скелет.

У меня по спине побежали муражки и я повернулся к нему. Скелет был недвижим и продолжал сидеть, наклонив голову вперед. А затем голос прозвучал вновь.

— Министерство Стиля вовсю перекроила сюжет, от самой книжки тут осталось одно лишь название. – челюсти единорога не двигались, да и сам он хранил свой изначальный покой. – Вместо антигероя-пони, злодей зебра. Не ну, оно-то понятно, военное время и зебры как бы наши враги, но… Книга лучше, вот мое мнение.

Ну, вот, приехали. Помимо того, что голоса в голове всякие разные звучат, тут еще и говорливый скелет нашелся. Скелет вздохнул, хотя как он мог вздохнуть, у него не было легких, да и как он мог говорить без связок!

— Хотя не спорю, экшен сцены здесь действительно убойные. – потом на ряду позади меня что-то зашуршало и показалась рожа Карпентера. – Ну, мне так говорили…

Я наставил на него сопло огнемета.

— Сволочь, я уже думал, что с катушек тут съехал!

— А что, вполне мог. Тем более вы так мило беседовали. – ответил гуль и подхватил вторую половину рейнджера которую усадил рядом с собой. – Ладно, второй легкий, я его быстро дотащу.

Оставив половину тела рейнджера перед экраном, он ухмыльнулся мне и вновь исчез. Я встряхнул голову и встал с кресла.

— Ну не засранец ли? – спросил я вновь скелет, наверно надеясь, что он мне ответит. Но ничего не произошло. Оно и к лучшему.

Два раза обойдя весь зал, я нашел пару пустых бутылок Спаркл-колы и соответственно крышки от них и одну не вскрытую, которую тут же открыл. В отличии от тех, что были внутри холодильника, эта была теплая как моча, да и вкус был соответствующий. Хотя, откуда я знаю какая на вкус моча. Да к тому же, ПипБак сообщил о том, что она еще и радиоактивная. Лучевую болезнь я не схлопочу, но и для организма это ничего хорошего не предвещало. На вот уже третьем круге, мой Л.У.М. отобразил красную точку на радаре, которая приближалась. Я взял сопло огнемета наизготовку.

В темноте что-то двигалось довольно крупное, очертания существа едва-едва обрисовывала подсветка ПипБака, но можно было различить щупальца, которыми существо хваталось за кресла. Не знаю, чем оно тут питалось, может случайно зашедшими гулями или своими же собратьями, но в размерах оно не уступала мне. Держась двумя щупальцами за соседние ряды кресел, оно, разинуло пасть по центру и бросилось на меня. Я опустил на лицо щиток и дал залп из огнемета. В нос ударил запах копоти, щиток защищал от горячего воздуха, но не от запаха. Не спас даже респиратор. Гидра, получив порцию напалма, завалилась на бок и поползла прочь. Я выломал из раскуроченного кресла железный брусок, заостренный с конца и воткнул в горящую гидру.

— Ну, кто еще! – взревел я, но никого не было.

Я сдул огонек на конце сопла огнемета и толкая перед собой обуглившуюся тушку гидры, я оттащил ее к телам рейнджеров. Будет им еще одна закуска. Проверив баллоны с напалмом, я вновь уселся в кресло, и изредка поглядывая на Л.У.М. начал петь песню. Я слышал ее когда-то по станции Волка и хоть целиком не запомнил, в голове всплыла одна единственная строчка.

— I can't remember, what happened in September, when everything is gone, when it's dark and I'm alone… — я вздохнул, дальше к сожалению я не помнил.

Что ж, немного про меня, так как получается, что и в самом деле я не знаю, что я делал в сентябре, прошлого года. И я не помню, что было в прошлом году, ни два года, ни пять лет назад, я ничего о себе не помню. Откуда ПипБак, откуда у меня в черепе феррокинетический модуль, как я связан с Механиком и почему глава Черепов стремилась убить меня. И хоть бы один ответ, хоть бы одна подсказка!

— А хочешь ли ты это узнать? – спросил я сам себя, надеясь, что вновь проявится второй голос. – Многие наоборот бегут от своего прошлого, а тут такой шанс, начать все заново.

Но в ответ была лишь тишина. Либо этот голос проявляется в особо сложных для меня ситуациях, либо я вполне себе вменяем и лишь ищу оправдания своей кровожадности, как в случае с той пони, или же своей трусости, как тогда в тоннеле.

Дверь в зал, наконец, открылась и Карпентер, волоча за собой тело второго рейнджера, пегаса, скорее всего, решили не трогать, от него мало что осталось, и подошел ко мне.

— Планы, немного изменились… — сказал он. – Ты уверен, что чемодан работал?

— Да. Ты сам тому свидетель. А что случилось?

— Я слышал лишь, что он пару раз пискнул и все. – гуль оставил тело и хмуро посмотрел на тлеющую гидру. – Расти попробовал взорвать бомбу…

— С нами в городе?! Хотя я надеюсь, здания бы выдержали толчок, но чем Дискорт не шутит!

— Угу, грифон все оправдывался, что смог бы нас вытянуть если что… Но как ты заметил, это ему не удалось.

— И?

— Фрост полетел за чемоданом, так что придется немного подождать.

Ну вот весело, не ожидал от Расти такого, хоть и знал его всего где-то около суток. Попытаться взорвать бомбу, пока мы находимся в городе, а что если из-за взрыва тут случатся массовые оползни и город попросту под землю уйдет. Вместе с нами. Хотя это маловероятно, но все же! Так, стоп, а почему я их в рации не слышал? Видимо у них был еще один канал для связи друг с другом, о котором только они и знали. Хотя, как я могу их винить, просидеть столько времени в таком месте, и когда появился шанс свалить, глупо им не воспользоваться. Ну а теперь еще и ждать когда вернется грифон. Раз так, и мы здесь застряли, надо медициной заняться.

— Карпентер, можешь помочь?

— Смотря в чем?

Я повернулся к нему крупом.

— У меня в заднице куча мелкого стекла не мог бы ты…

Гуль тяжело вздохнул, вынул из своих седельных сумок что-то похожее на пинцет, протер его жидкостью из фляжки и придвинулся ближе ко мне. Спустя несколько минут, довольно болезненных, так как некоторые осколки впились в заживающую кожную ткань, гуль закончил и хлопнул меня по боку.

— Готово.

— Спасибо. – я выудил из своих седельных сумок исцеляющее зелье и наконец допил его.

Боль из-за вновь вскрытых ран начала утихать и выпив еще одно зелье, я убедился, не без помощи ПипБака, в том, что мое здоровье в полном порядке. Жаль эта штуковина не отслеживает еще и мое психическое состояние, хотя во вкладке именуемой «Особенности», была иконка в виде рожицы пони, с косыми глазами и подписью «Безумная Пустошь». Какого либо описания она не несла в отличие от остальных вкладок в разделе «Статус». Я довольно редко заглядывал в него, вернее в его прочие разделы, так как меня интересовало в первую очередь, лишь мое физиологическое состояние. И теперь, раз я и гуль здесь застряли, было чем заняться, изучая вкладки на которые я ранее не обращал внимания.

Кроме «Особенностей» коих было всего две, упомянутая ранее «Безумная Пустошь» и некая «Натренированность», которая в отличие от первой обладала описанием. Картинка к этой «особенности» изображала единорога, который левитировал одновременно книгу, с надписью «Оружие, и пистолет из которого стрелял. В небольшой сноске рядом с ней был текст, который гласил:

«Вы тщательно оттачиваете свои навыки, и получаете бонус в 5 очков на каждом уровне, но лишаетесь части дополнительных качеств. Способности даются вам лишь каждые четыре уровня».

Что за уровни и способности, я узнал лишь потом, но меня удивило то, что я не знал о таких возможностях ПипБака, хотя был уверен в том, что этот маленький приборчик ничем меня не способен удивить. И мне известны все его секреты… Хотя да, что-то я замахнулся о секретах и воспоминаниях, раз не способен вспомнить что творилось в моей жизни каких-то полгода назад.

Ах, да, так вот, кроме «Особенностей» были еще и «Способности», которые так же обладали своими иконками и описаниями, их было в разы больше, а именно пять. Четыре никак не обозначались, а пятая была отделена подзаголовком: «Приобретенные». И эта пятая способность называлась, «Каменная башка» и я кажется, догадывался о ее значении, но все же заглянул в описание:

«Вы набили столько шишек, что Ваш череп стал очень толстым. Атака должна нанести урон более 25 % от максимального количества Ваших очков здоровья, чтобы повредить Вам голову, или более 75 %, чтобы травмировать её».

Ну, кто бы сомневался! Как еще я мог выдержать столько выстрелов в голову. Хотя честно признаться, я был ей рад. Без нее я, наверное, валялся где-нибудь на пустоши хладным трупом, ну или не валялся, падальщики бы быстро мой труп обглодали.

Что-то громко пшикнуло и я оторвал взгляд от ПипБака, обхватив при этом полем огнемет. Но это оказался лишь, Карпентер, который открыл очередную бутылку спаркл-колы. Отпив пару глотков, он смачно срыгнул и протянул бутылку мне.

— Освежись, она холодненькая, а то уставился в свой светящийся ящик.

Я принял бутылку и отпил. Меня почему-то не смутило то, что из нее мгновение назад пил гуль, мало ли что я мог от него подцепить.

— Этот ящик изобрели как раз в то время, когда у тебя была еще кожа и грива на голове.

Гуль кивнул.

— Твоя, правда. Но честно скажу, я консервативен и многое, что тогда привносили Министерства, я встречал со скепсисом. Ха, скажу даже, что у меня жившего в Кантерлоте, не было и терминала! Тем более, все терминалы прослеживались Министерством Морали.

— Это, которое возглавляла Пинки Пай? – спросил я, возвращая гулю бутылку.

— Министру Пай, вообще-то. Я даже ее несколько раз видел, она носилась по всей Эквестрии устраивая вечеринки и прочую хрень… -он отпил из своей фляжки, а затем из бутылки с колой. – Однако это не мешало ей управлять и Министерством, а ее ищеек, боялись многие…

Гуль вздохнул и начал более активно прикладываться к фляжке.

— Откуда такая уверенность, что терминалы прослушивались?

— Ну мне, это один гуль после того как бомбануло рассказал. Он был, кстати, сам из этого министерства. Да и вообще, все это и так знали, но молчали и старались делать вид, что все правильно и так должно быть. Вот.

— Наверное многие задавали тебе этот вопрос, но… Как жилось тогда?

— Нормально. – усмехнулся гуль. – В разы лучше, чем сейчас. Но… скажу по правде, мне больше нравится нынешнее положение дел.

— Чем же?! – удивился я.

— Тем, что никто не скрывает свою подлую сущность. Ну, может и есть хитрецы, которые будут использовать тебя в своих целях или вотрутся к тебе в доверие, а потом нанесут самый жесточайший удар в спину. У меня бывало такое. Но, есть рейдеры, которых ты убьешь без каких либо угрызений совести, есть работорговцы, от которых ты будешь держаться подальше, есть бандиты, от которых можно откупиться. И они те, кто они есть, без каких либо масок. Без фальши.

Гуль опил из фляжки, потом прислушался к остаткам жидкости, что плескалась там, и вылил ее в бутылку с колой.

— В последние дни, я видел много фальши. Много… Грабежи и убийства, прикрываемые Синдромом Военного Времени, слышал о таком?

— Нет. – покачал я головой.

— Ну, вот был такой. Постоянные пылкие высказывания о том, что еще чуть-чуть и зебрам крышка. Я тогда посмеялся от души когда бомбы не оставили и пепла от тех говорунов… Хотя не слушай меня, старого гнилого пони, которому тогдашняя жизнь была не в радость.

Он тяжело вздохнул и принялся смаковать самодельный коктейль во рту.

— Конечно же, я скучаю по былым временам. Иной раз, аж сердце кажется, кто-то бритвой режет.

Я вновь вернулся к изучению своего ПипБака. Помимо, приобретенной «Каменной башки», были еще четыре способности: «Охотник», «Копытное снаряжение», «Два ствола» и «И не смей вставать!». Последнее заинтересовало меня своим названием, и я открыл его. Иконка этой способности изображала единорога, стреляющего из дробовика в зебру, у которой за место глаз были крестики, описание же гласило:

«Выстрелы из вашего дробовика имеют шанс отбросить противника или вывести его из строя на некоторое время».

Нда, название не оправдало ожиданий. Я-то надеялся, что там, ну не знаю…сто процентный шанс нанести врагу критический урон в голову.

Способность «Два ствола» обрадовала меня намного лучше чем, предыдущая. Она гласила, что я лучше обращаюсь с дробовиками или же иным оружием стреляющим дробью, а так же наношу дополнительный урон. Что в купе с прошлой способностью, не так уж и плохо.

«Копытное снаряжение», давало мне возможность пересобирать патроны, а так же позволяло вновь собирать патроны из уже отстрелянных мною гильз. Что было, для меня новостью. И при первой же возможности, а именно когда я вернусь в Новый Понивилль, постараюсь это проверить. Хотя, если я в него вернусь…

Ну и наконец, «Охотник», название само за себя говорит, не так ли? Именно. Данная способность давала мне возможность наносить дополнительный урон живности пустоши, а с некоторых снимать еще и ценные шкурки или части тел. Как например шкуры с гекконов или жала радскорпионов.

И на этом все. Правда в строке над всеми «Особенностями» и «Способностями» была еще одна строчка именуемая «Уровень». По ней нельзя было пройти или как либо выделить, но рядом с ней была цифра шестнадцать. Ага, вот про какой уровень говорилось в «Натренированности», соответственно каждая «способность» приобреталась мною на определенном уровне. Кроме «Каменной башки», которая имела пометку. Но самое главное, как такое море информации, прошло мимо меня, ведь не мог ПипБак сам принимать решения, тем более влияющие на меня. Может быть, мне эти «особенности» и «способности» не нужны! Хотя, что я говорю, без одной из них я бы сдох давным-давно… Но тем не менее, почему ПипБак не оповестил меня о таких важных вещах. А… У меня было отключено оповещение, о каких, либо обновлениях в статусе. Хотя состояние организма и изменения в нем, в виде ранений, он отображал нормально.

Ожидание тянулось томительно долго, даже несколько забредших в зал гидр, которых я отогнал обратно во тьму канализационной дыры, не спасли ситуацию. Я начал все чаще и чаще прислушиваться к статическому шуму в рации. Грифона не было слишком долго, а это значит, что он вновь влип в неприятности. Но рация молчала, это значило лишь две вещи либо он мертв, либо это, то с чем он сможет справиться.

— Карпентер. – что бы отвлечься я решил завязать разговор с гулем.

Тот решил вздремнуть после принятого алкоголя.

— Что? Не все стекло вынул?

Я фыркнул.

— Нет. Фрост, как он переносит то, что убивает собственных сослуживцев?

— Ты сам это видел… Как он того пегаса задрал. – гуль отбросил пустую бутылку. – Да на нервах он был, все последнее время. Вон даже когда тебя увидел, сам побег вытаскивать. Не хотел, что бы кто-либо еще посторонний тут погиб.

Гуль, вздохнул, помрачнел и полез в свои седельные сумки за еще одной бутылкой, но уже не колы, а сарсаспарилы, которая с шипением и густой пеной открылась.

— Так, что произошло в городе?

— М? – он поднял на меня взгляд. – А, ну, Фрост тебе все же рассказал.

— В общих чертах и это его представление. А ты что думаешь? Ты считаешь, что Механик виноват в том, что случилось здесь.

Карпентер вздохнул.

— Когда рейнджеры вернулись из своего недолгого похода на запад, я сразу понял, что что-то с ними не так. У них были желтые глаза, у всех, поголовно. А такие желчно желтые глаза я видел лишь у рейдеров… Но что бы за несколько дней целая рота или даже больше, превратилась в рейдеров, попросту не вероятно. Тогда я сразу смекнул, что что-то тут не так. Да и бегство Сейджа, он скорее всего догадывался о том, что натворил и бежал… Хотя на него это не похоже, он бы остался с нами и попробовал бы решить эту проблему. – он сделал глоток. — А быть может его, похитил Механик, хе-хе.

— Ты говорил это Фросту?

— Да и не раз. Но его больше волновало спасение Расти и Слаг. Он и они, практически все, что осталось здесь от рейнджеров. Мы, конечно, пытались поймать нескольких, напичкать лекарствами и посмотреть, что будет. Но все было тщетно, они такие безвозвратно. У них мозг превратился в губку.

— Что?

— Ну Расти, провел вскрытие одного из них. Когда дело дошло до головы, то выяснилось, что у некоторых мозг превратился в кисель, а у других стал дырчатым как кусок сыра или губка. Хотя, наверное, и то и другое ты в жизни не видел…

— Видел. Правда он походил на кусок дерьма и вонял так же, даже хуже. А, ну и ему было лет двести, прям как ты.

Он состроил гримасу, от чего и так безобразное лицо стало в разы страшнее.

— Да пошел ты! – он отпил сарсаспарилы. – Ну, так вот. Скорее всего, этот процесс не обратим. Шли дни, настоящие бои как, блин, на войне. Несколько, вменяемых рейнджеров предприняли попытку бежать, но их убили либо безумные, либо гули, которым тогда было настоящее пиршество. Вскоре, нас зажали в торговом центре и вменяемых, из нас осталось семеро. Фрост, Слаг, Расти, Файерверкер, Пегги, я и Номад. Хотя Пегги отпадает, она-то уже давно не в своем уме. Фрост старался оградить остальных от обезумевших рейнджеров и в город мы ходили втроем: я, он и Файерверкер. Он вместе с собой отправил на тот свет большею половину безумцев, что сидели в пожарном депо. Потом, наступило затишье, и появился ты.

— И все испортил?

— Ну, не намного. Это как знаешь, были такие елочки-пахучки, для машин… А ну тебе откуда знать… Так вот, ты та самая пахучка, в бочке с отбросами. Вроде и пахнешь приятно, но окружающая среда перебивает этот запах.

Гуль, ненавязчиво отомстил мне за сравнение его гнилой тушки с двухсотлетним сыром. Ну-ну.

За дверью что-то зашуршало, и я потянулся к огнемету, поглядывая на Л.У.М., гуль снял с предохранителя свою винтовку и взял дверь на прицел. На кончике сопла огнемета загорелся небольшой огонек, и я начал приближаться к двери. Точка за ней была желтой, что весьма странно в нашем окружении. Через дыру пробитую гидрой, виднелся чей-то силуэт. Дверь отворилась, и в зал ввалился грифон. Вид у него был, словно он попал в мясорубку. Черная броня покрыта царапинами и дырками от пуль, левый глаз заплыл от крови, бровь над ним рассечена и кровоточит, а правое крыло держалось на лоскуте плоти. Так же по всему телу грифона было множество ожогов.

— Расти и Слаг в безопасности... Чемодан...цел... – прохрипел он, опираясь на кресла и продвигаясь к нам. Чемодан он держал мертвой хваткой в правой лапе.

Я задул огонек на кончике сопла и направился к нему, Карпентер извлек из своих седельных сумок, множество различной химии, а грифон видимо от обильной кровопотери шлепнулся на землю. Я и гуль подскочили к нему синхронно, стараясь поддержать. Но Фрост таки упал и его мутный взгляд не предвещал ничего хорошего.

— Сними броню… — буркнул гуль.

— Крыло не позволяет, боюсь, если мы его заденем… — ответил я, приподнимая грифона и аккуратно прижимая его раненое крыло к телу. Оно и в самом деле держалось на нескольких лоскутах мышц, казалось, что еще чуть-чуть, и они лопнут.

— Ладно.

Вблизи, грифон выглядел еще хуже, некоторые раны были рваными, и что бы их заживить нужно было не меньше десятка зелий. Как он вообще добрался до нас!? Карпентер залил грифону в рот несколько зелий, он издал хрип, и из его рта потекла кровь вперемешку с зельем.

— Проклятье! – буркнул гуль, вынимая несколько пустых шприцов из-под МедХ и набирая в них те зелья, что у него оставались.

Я тем временем разжал хватку грифона и забрал у него чемодан. Его состояние было в разы лучше, чем у грифона. Видимо Фрост беспокоился за его сохранность больше, чем за свою. Несколько пуль застряли в металле чемодана, но он оказался слишком крепок для них. Открыв его, я переключил несколько тумблеров и кнопок. Лампочки и индикаторы мигнули, и он издал все тот же протяжный писк.

— Мы вне зоны доступа, потому он и не работает. Вернее работает, но на запросы не реагирует.

— Это из-за перепайки? – спросил гуль.

— Возможно... – я поднял его полем и начал ходить по залу. – Если у него совсем малый радиус действия…то кому-то, наверное, придется лезть прямо в шахту. И взрывать тут все нахуй, вкопытную.

Гуль тяжело вздохнул, словно я его заставляю идти на это добровольцем. Хе-хе-хе, он, что принял это на свой счет.

— Ну, это я не про тебя.

Гуль одарил меня весьма презрительным взглядом и вернулся к исцелению грифона. Мытарства со шприцами дали свои плоды, несколько серьезных ран затянулось, и дыхание грифона не было больше хриплым. Так, что оставшиеся зелья, которые он разбавил с какой-то жидкостью, он вливал грифону прямо в горло. Тот сопротивлялся, пытаясь отогнать гуля лапой.

— Глотай, засранец! Знаю, что противно, но иначе никак.

На панели детонатора мигнул индикатор. «Готовность1», замигал слабым желтоватым светом, но затем погас, видимо сигнал был слабым. Я направился в ту сторону, где смог его поймать, переступая через кресла и тревожа покоящиеся в них скелеты. Один из них, жеребенка умещался в кресле целиком и сжимал у себя в копытах фигурку гарцующей пони.

— Что ты ему там даешь?

— Личное варево из травы, растущей в пригородах. На вкус, то еще дерьмо, но заставляет кровь свернуться за секунды. А ему, сейчас, лишняя кровопотеря ни к чему.

Карпентер насильно влил ему в горло зелье и воткнул в основание крыла шприц с МедХ.

— Гидры бы...

— Чего?

— Химия такая, части тела или органы чуть ли не заново отращивает. Из гидр и получается.

— О! Так их у нас завались!

— Сейдж сказал что, эти — мутанты. Вырождения в их гидровом мирке. И "гидры" из них не получишь. Брось ты эту хреновину и ходь сюды.

Я положил чемодан рядом со скелетом жеребенка и подошел к гулю. Грифон выглядел уже намного лучше и часть его рваных ран затянулась тонкой пленкой кожи, слишком тонкой, что от малейшего движения она лопалась, но под воздействием зелий зарастала вновь.

Гуль протянул мне иглу, ржавую, но весьма пригодную к использованию, он продел в нее нитку и приподнял грифона, прижимая его крыло к ране. 

— Пришивай, давай.

Удерживая иглу полем я старался пришить то, что осталось от мышц крыла к телу грифона. Или как там у них, в строении тела грифонов я был профаном. Да думаю и в анатомии пони тоже, знал только куда следует бить или стрелять, что бы вывести из строя на короткое время или же наоборот, что бы они долго не мучались. Знал все жизненно важные артерии и расположение органов. Но, это не шло в никакое сравнение с перипетией мышц крыла грифона. Гуль тем временем, телекинезом достал из своих сумок бинты и оборачивал их вокруг крыла грифона. Зашив и примотав крыло, мы отошли от грифона и вздохнули.

— Ну, вот. Теперь и его тащить на себе придется.

— Не дождетесь… — просипел Фрост и начал медленно вставать. – Айрон… у тебя Дэш был…

Он извлек из сумки на поясе небольшую баночку и открутил крышку. Гуль тихо захрипел.

— Э, не! – он шагнул вперед. – Никакой наркоты, а особенно Дэша и Бака!.

— Знал бы ты, на чем я сидел, до того как стал рейнджером… — усмехнулся грифон. – Для меня Дэш, что для вас спаркл-кола.


Гуль вздохнул.

— И тем не менее Фрост, в тебе и так столько химии…

— Мы должны выбраться из города, а я вам нужен на ногах и в сознании. – он закинул себе в рот несколько красных капсул, поморщился и посмотрел на меня. – Ну же…

— Уверен? – спросил я, передавая ему ингалятор.

Об эффектах этих наркотиков я знал очень мало, так как раньше имел дело лишь с исцеляющими зельями да с МедХ. ДокХорн вечно повторял, что если что, то лучше дотянуть до него, чем принимать любую химию. Он даже к МедХ относился с недоверием. Фрост забрал его у меня, поднес к клюву и вдохнул, затем расплылся в улыбке.

— О, да. Уверен.

Гуль, вздохнул, подхватил бутылку сарсаспариллы и уселся в одно из кресел. Фрост тем временем, потрогал свое раненое крыло, слабо затянувшиеся раны и места ожогов. Каждое прикосновение сопровождалось глупым гыканьем.

— С тобой все в порядке?

— Да… Никогда не чувствовал себя лучше! Минталок бы еще…

— А вот их, ему не давай! – рявкнул гуль, да так, что я подскочил.

Фрост, что-то прошипел себе под клюв и принялся выковыривать из брони застрявшие пули.

— Что произошло? – спросил я его.

— Отряд Леона, этот крылатый ублюдок хорошо их воспитал... Даже с остатками мозгов дерутся как сами черти. Скорее всего, они ушли в Пустошь, но могли и в городе остаться. – Фрост продолжал глупо улыбаться, но с каждой минутой улыбка все больше и больше сползала с его лица. — Ну, наконец-то… — выдохнул он.

— Что, такое?

— Эйфория, от первых секунд Дэша прошла. – объяснил гуль.

Грифон кивнул, к его лицу вновь вернулась мрачная задумчивость.

— Чемодан, он работает?

— Да…

Через дверь, рядом с нами просунулось несколько щупалец, которые начали ощупывать пространство перед собой.

— Гидры! – крикнул я.

Гуль тут же вскочил и выстрелил в дыру, в дверном проеме, а следом подскочил и я с огнеметом. В холле кинотеатра, была тьма-тьмущая гидр, видимо они шли по кровавому следу грифона. Огонь из огнемета с гулким ревом окутал коридор, шевелящаяся масса гидр отринула в сторону, но несколько крупных и видимо особо голодных набросились на меня. Буквально за секунду, до того, как щупальца окутают меня, я успел запустить З.П.С. и выхватить нож. Взмах, колющий удар и одна из нападавших гидр мертва. Вторая, принялась за поглощение поверженного сородича, но позади нее цепляясь за потолок, ползли еще пять крупных гидр. Я отступил назад в кинозал, не забывая поливать их огнем, но видимо их регенеративные способности позволяли игнорировать огонь. Ха, а Карпентер говорил, что-то об их вырождении.

Карпентер, метким выстрелом убил одну из гидр, проломившую дверь окончательно. Застрекотал следом и пистолет-пулемет Фроста, который укрылся за креслами.

— Все из-за тебя! – крикнул гуль, меняя пачку патронов. – Они, пришли по кровавому следу!

— А куда мне, по-твоему, нужно было идти? – ответил грифон, открыв огонь по второй гидре и сбивая ее со стены. – Айрон, жги ее!

— Не помогает! Они регенерируют быстрее! – ответил я, переходя на дробовик и добив упавшую гидру залпом дроби.

— Да напалм используй! Баллоны с синей меткой!

Отбросив опустевший баллон, я обхватил полем увесистый, как гуль и говорил, баллон с синей пометкой, последний кстати. В дверь пролезло еще две гидры, и я направил на них сопло и выпустил огненный шар, необычайно яркого оранжевого цвета. Огонь загудел и поглотил гидр, которые покрылись черной коркой, а самое главное они перестали шевелиться.

— Вот это другое дело! – крикнул я.

Особо прыткая гидра успела запрыгнуть на потолок зала, где ее не мог достать мой огонь, и бросилась на грифона, в полете я успел обдать ее остатками напалма, но гидра упала на Фроста.

— Блядь! — крикнул он, пламя с гидры перешло на него.

Скинув с себя тушу, он начал кататься по полу сбивая его.
Выбросив ставший уже бесполезным огнемет и его баллоны, я нашел что-то похожее на старый плед и набросил его на грифона. Огонь больше не получая кислорода погас, а на боку у грифона теперь был ужасный ожог.

— Прости, моя вина.

— Да, спасибо что живой остался. Эта тварь бы меня сгрызла. Помоги встать.

Опираясь на меня, грифон встал.

— Как мы из здания выберемся, когда начнем распыление это хрени. – он кивнул в сторону распылителя. – Если мы с пятью гидрами, еле справились?

— По твоему плану, если ты не забыл, мы должны были улететь. – ответил гуль.

Фрост вздохнул.

— Помню, но как видишь все вышло иначе.

— Как всегда. – гуль направился к распылителю.

Фрост сжал лапы в кулаки.

— Что значит как всегда?

— А то, что все твои планы, придуманные на коленке, идут псу под хвост! – обернулся гуль.

— А у тебя были идеи лучше?

Фрост сделал несколько шагов вперед, их спор явно не предвещал ничего хорошего.

— Да. Сначала взорвать гидр здесь, а затем уж, лететь за чемоданом. Всем вместе. Но нет, ты помчался успокаивать психанувшего Расти.

— Он… Ты хоть знаешь, через, что он прошел?

— Через, что все мы прошли! – просипел Карпентер. – И это не сравнить с тем, что прошел я.

Они долго смотрели друг другу в глаза, мое присутствие здесь было лишним. Хотя, возможно именно из-за меня они не вцепились друг-другу в глотки. Откашлявшись, я вернулся к чемодану и аккуратно поднял его, стараясь не нарушить покой костей жеребенка. Грифон позади меня вздохнул.

— Извини, у меня от Бака в голове туман.

— А я говорил, тебе. Ладно, что будем делать?

— То, что и собирались. Взорвем тут все.

— Я повторю твой же вопрос, как мы отсюда выберемся? – сказал гуль, следуя за грифоном, который рассматривал дыру в полу.

— Вы же слышали выстрелы, которые отвлекли ее тогда от нас. Если, через него пришли, то почему бы через него не уйти? – он снял с пояса фонарик. – Куда он ведет?

Гуль нахмурился.

— Куда, угодно. Он пробит напрямую в канализацию, мы можем выбраться где угодно.

— Ну, так отлично же! – воскликнул грифон. – Взрываем мамашу, этих выродков и уходим.

— Ничего хорошего. – ответил я. В этой части кинозала чемодан по-прежнему не мог уловить сигнал. – Если только, ты не мечтал быть похороненным заживо. Неизвестно, что произойдет от сейсмического толчка…

— Ну, тогда наверное стоит поискать черный ход. Должен он же был быть здесь.

Гуль хлопнул себя копытом по голове.

— Есть, конечно! – затем он вынул из седельных сумок связку ключей, большую, десятка три, а то и четыре ключей. Он отсоединил один. – Вот. Я его на теле киномеханика нашел. Пятьдесят лет назад.

— Теле? Я думал, что с тех времен одни кости остались. – сказал грифон забирая ключ.

— Угу. Он у себя в каморке заперся. — гуль кивнул на небольшой проем вверху залы. Откуда, мне показалось, на нас уставилась чья-то пара глаз. Миндалевидных. Но, то лишь были линзы кинопроектора и отблеск света моего фонарика в них. – Да на него раствор какой-то пролился и он мумифицировался.

— Ты в ней уверен?

— Последний раз, когда я тут был, она была заперта. Конечно, я мог ее открыть, но тогда можно было безопасно и через парадный вход идти. Если, что у Айрона отмычки есть.

— Если замок сложный, то тут я вам со своим набором не помощник. Сам во взломе, за счет него и выезжаю. – я повернул чемодан вновь в сторону скелета жеребенка и он слабо пискнул, а это значит, что сигнал есть нужно лишь ближе подойти.

— Да, кстати, что с ним такое?

— Всего лишь, урезанный радиус действия. – а про себя добавил шепотом. – Надеюсь, только он.

Гуль и грифон, продолжили спор на счет двери и уже было направились ее вскрывать как чемодан вновь пискнул. Уже более громко.

— Ну же, поговори со мной еще… — шепнул я себе под нос и вновь начал пробираться через ряды кресел, побеспокоив покой нескольких скелетов. – Простите ребята, но думаю, вы бы меня поняли…

Наконец в самом углу зала, где видимо кто-то справлял нужду, судя по запаху, загорелись до того неактивные лампы и чемодан просигналил о готовности.

— Есть сигнал! – чемодан вновь коротко пискнул, и загорелась кнопка "Готовность 1". — Можем взрывать! Пока это сигнал не пропал.

Из-за угла появилась голова гуля.

— Ась?

— Говорю, что взрывать можем! Сигнал есть!

Гуль исчез и появился взволнованный Фрост.

— Уверен?

— Да! Ну же, сейчас или никогда!

— Ты как? – спросил гуль, грифона.

— В норме.

— Тогда действуем! – Карпентер кинулся к распылителю и активировал его. Прибор принял в себя пробирки с жидкостями, взболтал их и тихо загудел. — Скоро тут будет туева хуча гидр, нужно убираться.

Я посмотрел на гуля и грифона.

— Давай Айрон.


 — Давай. 

Я переключил тумблер «Готовность2», экран с датчиками давления дернулся и стрелка плавно потекла по делениям. Пока не достигнет критического значения, затем жму пуск, как сказано в инструкции. Стрелка медленно двигалась, а где-то снаружи за стенами скреблись гидры, кто-то из них даже просунул свои щупальца в дыры в стенах, которые мы ранее не замечали. Стрелка продолжала медленно ползти, нагнетая давление в шахте, осталось совсем немного. Несколько гидр, едва различимыми тенями скользнули из-за проломанной двери и поползли по потолку. Пара делений, еще чуть-чуть. Гидры с шипением приближались. Фрост и Карпентер уже вскинули оружие и с беспокойством смотрели в мою сторону. Ну же! Еще секунда! Стрелка едва дошла до красной зоны, и я повернул рычаг "Пуск". Сперва ничего, я даже подумал, что все напрасно. Но затем меня толкнуло вперед и все затряслось. 

— Ходу! Ходу! — взревел грифон, хватая меня и толкая Карпентера к выходу.

Из-за толчка гидры, что ползли по потолку, упали вниз на своих собратьев. Те гидры, что пробирались через ряды кресел застыли в непонятных позах, а затем набросились друг на друга.

— Что это с ними? – спросил я, увидев как они, грызут друг друга. До, этого они, конечно, пожирали свих мелких собратьев, но не как сейчас.

— Не знаю! Вон дверь! – крикнул гуль.

Протиснувшись между стальных коробок и пустых стеллажей, мы оказались у потертой но, тем не менее, крепкой деревянной двери. Грифон тут, же засунул в замочную скважину ключ, провернул его и остановился.

— Что такое?

— Замок, кажись, сломан… — он посмотрел на пол перед собой, который был усыпан сломанными заколками. – Вашу, мать!

В порыве злобы грифон толкнул дверь боком и поморщился от боли. Здание вновь затрясло.

— Еще один толчок? – удивился, он, продолжая морщиться от боли.

— Да. И может быть будут еще! – ответил я. – Фрост, отойди в сторону.

Грифон повиновался и я, оказавшись напротив двери, нацелил дробовик на ее петли. Два выстрела в них и один в сам замок, дробь отлично справилась со своей работой. Толкнув ее вперед, мы выбрались в переулок заполненный мусором и обглоданными телами рейнджеров, не знаю, кто так постарался гули или же гидры.

Наш путь был чист и переглянувшись и проверив оружие, а так же сменив фильтры у респираторов мы направились прочь от кинотеатра.

Площадь, которая была усеяна гидрами, теперь опустела, оставив после себя недоеденные тела рейнджеров или трупы гидр. И никого, даже Л.У.М. который до этого отображал множество красных точек, улавливал от силы две-три.

— И все же, что произошло с ними? – спросил Фрост, когда мы оказались у инкассаторской машины и обернулись назад.

Несколько гидр виднелись в здании, и они явно были заняты борьбой сами с собой.

 — Матка уничтожена и теперь они сами по себе. Сейдж, мне что-то там пытался объяснить, да и тебе тоже Фрост.

Грифон пожал плечами.

— Не помню, такого. Ну, что господа остался последний штрих, взорвем малышек. – он извлек детонатор из-за пояса.

— Ты говорил, что квартал точно накроет, может нам…


Грифон нажал кнопку. Бум. Здание кинотеатра сложилось словно карточное, окружая себя облаком бетонной пыли.

— Ну вот и все. – вздохнул Фрост.

Следом за кинотеатром сложилось и соседнее здание, затем накренилось еще одно, а по асфальту побежали трещины. Затем произошел очередной толчок, из-за которого трещины в асфальте начали увеличиваться, а накренившееся здание упало полностью, поднимая, куда большее пылевое облако и которое теперь еще быстрее наползало на нас.

— Нам хана. – выдохнул я, услышав как затрещал мой ПипБак, стоило приблизиться облаку на пару метров.

— Надо уходить. – сказал грифон.

— А без тебя, мы бы не догадались. – буркнул гуль.

Земля уходила из-под ног, сейсмический толчок или же взрыв, а может все вместе взятое полностью нарушил целостность почвы и теперь здания уходили под землю, оставляя после себя облака пыли. Радиоактивной пыли. Так, что нам всякий раз приходилось менять маршрут. То из-за обрушившегося здания, то от надвигающегося облака пыли, в конечном итоге мы нарвались на гидр, в одном из переулков. Они, так же как и те, что мы похоронили под руинами кинотеатра, были заняты боем между собой. Но несколько особей, так, же проявляли агрессию к нам. Но этот переулок был единственным без радиации или каких-либо иных преград, да и гидр было не так уж много. Фрост бежал рысцой, рубя гидр своим заостренным ножом, изредка я или Карпентер останавливались, отстреливаясь от насаждающих созданий. Пробились, через них без особого труда, но опять же возникли проблемы в виде обрушений и пылевого облака и теперь, нам предстояло пробираться через них.

— Думаю, стоит обвязаться веревкой, что бы, если, что не потерять друг друга.

— Хорошая идея. – сказал гуль извлекая из своих седельных сумок моток веревки.

— Если карта не врет, то через несколько кварталов мы выйдем за пределы города, а там, думаю сориентируемся.

— Нам, всю дорогу придется полагаться на тебя Айрон и твой приборчик.

— То есть идем по приборам?

Гуль кивнул и слабо улыбнулся.

— Ага.

— О чем это вы. – спросил грифон обматывая веревку вокруг пояса, он откуда-то из-за крыла сварочные очки. – Глаза у нас тоже есть.

— Ну, значит пойдешь первым. Айрон по середине, я замыкаю. – гуль, помог мне обвязаться веревкой.

Мы подошли к облаку или оно наоборот подползло к нам. Счетчик в ПипБаке затрещал и стрелка дозиметра начала свое медленное движение.

— Глотай, быстрее! — Фрост протянул мне баночку с таблетками.

Вторую такую же он высыпал себе в рот и повесил обратно на клюв респиратор.

— Что это?

— РадСэйф. – ответил он, хрумкая таблетками. – Помогает легче переносить высокий фон.

— А, ясно. – ответил я отправляя себе в рот, пяток таблеток.

Гуль повязал вокруг своей головы платок или кусок тряпки, которой чистил винтовку и оставил небольшую прореху для глаз. Жаль размера моей банданы не хватит для такого трюка. Хотя можно проявить хитрость. Я повязал ее поверх респиратора и надел на голову кепи. Ее козырек, слабо, но должен был защитить от пыли.

— Ну, все готовы! Вперед!

Городу досталось сильно, но он не ушел под землю как я себе, то представлял. Поднятое упавшими зданиями облако радиоактивной пыли медленно расползалось, полностью закрывая обзор, так что мы двигались лишь по наитию, изредка сталкиваясь с покореженными фонарными столбами или машинами. Карта, заложенная в ПипБаке давала лишь приблизительное местоположение, так как теперь город действительно стал руинами. Счетчик в ПипБаке с каждой минутой пребывания в облаке трещал все сильнее, а стрелка на шкале начала ползти к желтой зоне.

— Да, знаю, я что фонит! – буркнул я сам себе под нос.

Пыль забивала фильтры респираторов в два раза быстрее и потому мы часто делали остановки, что бы сменить их. А любая остановка, это дополнительная доза радиации и так за вот уже пятиминутное блуждание в облаке пыли, которое никак не хотело оседать, стрелка дозиметра добралась до желтой отметки.

— Ну, здорово. Может еще принять этого радсэйфа?

— Не поможет. – буркнул сзади гуль. – Ты уже, схлопотал дозу, тут антирадин нужен.

Очередной толчок или может быть оползень и земля у нас под ногами начала уходить из под ног. А грифона начало куда-то тянуть, с невероятной силой.

— Фрост! – крикнул я.

— Сюда! – раздался голос грифона и показался его силуэт.

Я оглянулся на гуля, которому похоже нравилось пребывание в радиоактивном облаке, так как он начал слегка светиться.

— Эм, с тобой все в порядке?

— Да, просто, замечательно.

— Где вы там! – грифон дернул за веревку.

— Я тебе не брамин, что бы меня погонять. – огрызнулся гуль.

— Что, нравится облучаться?

Гуль, пробурчал что-то под нос, и мы направились к силуэту грифона. Он привел нас в переулок, в котором совершенно не было, как казалось вездесущего облака. Тут даже не было радиационного фона, который не мешало бы понизить. Только не было чем.

— Путешествовать по Пустоши и не иметь, хотя бы парочки антирадинов! – воскликнул гуль. – Да как так?

— Ну, вот так, я вообще не планировал поход длиною в несколько дней. Да и все мне говорили, что Дэпплшор не так уж и сильно загрязнен, а небольшую дозу радиации и стерпеть можно. Я даже где-то читал, что это полезно, угу.

— Однако. И что это за книжка была?

— Уже не помню, она у дока там, на полках где-то валяется…

Длинная пулеметная очередь отбила кусок стены и разорвала оконную раму всего в миллиметре от меня. Я плюхнулся на круп и отполз за стену.

— Пулемет! – крикнул я, насколько это позволял респиратор, затем сверился с Л.У.Мом. – Их там точно двое!

Фрост кинулся к противоположной стене. Вновь рядом прошла очередь и, видимо рикошетом, попала мне в переднюю ногу.

— Сука! — выкрикнул я, Пип-бак просигнализировал о кровотечении и легкой тяжести раны. Пуля прошла на вылет, так что рану я перетянул банданой и выудил из сумок зелье.

— Ты как? – гуль склонился надо мной. – Кость не задел?

— Нет, лишь мягкие ткани. – я смотрел как под действием зелья рана затягивается и чувствовал как боль уходит.

— Метров триста, стреляют с крыши, так что мы у них как на ладони.

— Фрост держи. – Карпентер кинул грифону винтовку.

— На кой хер, она мне?

— Догадайся?! Их снять, конечно!

— Как?! Прямо под массированным огнем!

Гуль, что-то прорычал и выскочил в переулок, его рог начал слегка светиться. Ударила пулеметная очередь, и я, было, приготовился увидеть, как его разорвет на части рой пуль, но они застряли в едва мерцающем поле перед ним.

— Фрост… — прохрипел гуль, которому явно давалось с трудом удержание этого поля под столь интенсивным огнем пулемета.

Грифон выглянул из-за угла, вскинул винтовку и сделал два выстрела. Все стихло. Умолкли пулеметы рейнджеров, а Фрост все еще целился из винтовки.

— Они, там явно не одни. – шепнул он сам себе и затем вновь выстрелил. – Думаю, пока, что все.

Зелье полностью затянуло рану на ноге, и я смог встать. Фрост передал винтовку гулю.

— Держи ее у себя… — Карпентер тяжело дышал.

— Классное заклинание. – сказал я, подходя к ним. – Ты с ней и сам, неплохо справляешься.

— Научил один старый вояка. Я в нем не силен, и оно хорошенько меня измотало, если бы, не подзарядка от облака, то думаю, копыта откинул бы.

— Думаю, в очередной нашей прогулке внутри него, ты быстро восстановишь свои силы.

— Ага… — гуль тяжело вздохнул и поморщился.

— Как нога?

— Цел. Ну, последний рывок?

— В самом деле? А я думал…

Очередной оползень, и асфальт, вернее то, что от него осталось, поплыло у меня под ногами, вскрывая канализационные трубы. Фрост успел подхватить меня и оттащил в переулок.

— Давай! — выкрикнул он, толкая меня вперед.

Здание в квартале от нас начало оседать. Радиоактивное облако пыли медленно расползалось по его руинам, охватывая нас и закрывая полностью обзор. И наш путь, как всегда лежал именно через это облако. Осторожно двигаясь, часто прислушиваясь и перешептываясь. Хотя при первом же шуме обвалившейся стены, мы высадили в то место, где она была, чуть ли не весь боезапас.

— Вот же…

Передо мной возник рейнджер с намотанной на голову тряпкой, удерживая в поле телекинеза топор, он набросился на меня и получил сразу несколько проникающих ранений в живот от меня и следом от грифона, который выхватил топор из его поля. Одним взмахом он отрубил ему голову, забрызгивая меня кровью.

Шла уже, наверное, шестая минута нашего пребывания в облаке и если бы не карта в ПипБаке, которая указывала нам, что мы двигаемся правильно, то… а с чего я взял, что она показывает правильный маршрут! Нет, стоп, это лишь моя паранойя, мы идем правильно. Я уверен. Жаль, только грифон не может взлететь и проверить, правильно ли мы идем. Или вообще унести нас отсюда.

Самое главное на нас перестал, кто либо нападать. Изредка в непроглядном облаке мелькали какие-то тени, вслед которым я или Фрост стреляли, однако наше оружие вскоре забилось от песка и крошки. Гуль, же часто хранил молчание, вооружившись отобранным у рейнджера топором и он вновь начал светиться.

— Дерьмо! – просипел в респираторе Фрост. – Главное двигаться вперед, выход мы найдем…

— Рано или поздно. – кивнул я.

Дороги не было, а если и была, то осыпалась под ногами, поэтому мы передвигались по обломкам зданий. Спина болела, Фрост, когда вытаскивал меня, вцепился в нее так, что порвал ткань жилета когтями и даже впился в кожу. Пип-Бак просигналил о легкой кровопотере, но меня пугало другое счетчик на нем трещал как безумный, сигнализируя о критической дозе облучения.

— Прорвемся! — буркнул грифон.

И он оказался прав, мы вырвались на чистый участок, но его вскоре поглотило наползающее облако. Правда Фросту хватило и этого.

— Туда и потом наверх, там разлом в горе, пыль не достанет.

Облако медленно ползло за нами, забивая фильтры респиратора у Фроста и стекло маски у меня.

— Блядь! Последний! — Фрост выкинул забившийся фильтр и поставил новый.

— Аналогично. Карпентер?

— Я давно его выбросил. – ответил гуль. – Он забился под завязку. А во мне сейчас столько радиации, что думаю, вам стоит держаться от меня подальше. А то… даже не знаю, что может произойти.

После этого гуль, отвязался от нас и иногда его силуэт мелькал позади меня, а иногда я видел сияние, исходившее от него. Разбитая дорога под ногами, сменилась привычной тусклой землей Пустошей, а это значит, мы выбрались из города. Но облако никак не хотело кончаться.

— Скорее всего, мы пошли с подветренной стороны. Ветер гнал облако вместе с нами. – грифон, закашлялся в своем респираторе.

— Тогда ищем, возвышение…

— Ага. Карпентер, ты как там?

— Жив. Идите, давайте!

Облако редело, и мы часто попадали в абсолютно чистые участки, на которых мы могли сориентироваться, куда идти дальше.

— Не могу больше! — Фрост содрал респиратор, выудил платок, смочил его водой из фляги и намотал на клюв. Мой респиратор держался до последнего, но вскоре забился до того, что невозможно было и продохнуть, и я выбросил его.

Но нам повезло, мы оказались у подножия горы спустя минуту. Фрост лапами показал куда лезть и вскоре, мы были выше радиоактивного облака, которое начало оседать. Карпентер поднялся вслед за нами, но попрежнему держал дистанцию.

— Думаю...моим...легким...пиздец. — кашляя сказал грифон.

Мое же горло схватил спазм, и я не мог сказать и слова, лишь кашлял.

— Давай немного осталось.

Карпентер бросил взгляд на город, руины которого окутывало облако пыли, вздохнул и пошел следом за нами.

Расти, как только мы появились, дал нам по антирадину и принялся за обработку ран.

— Надо идти в Понивилль. С той медициной, что у меня сейчас, я вас не вытащу.

— О чем это ты?

— Пол пакета антирадина на вас двоих, когда вы фоните как блодспрайты... Да как вы только там не померли! А ты держись от нас подальше!

Карпентер и так сидел у кабины тягача, а дозиметр в ПипБаке продолжал, трещать. Или же это из-за меня.

— Я и не подхожу к вам. – буркнул гуль, которому теперь вернулась винтовка.

Карпентер обернулся на руины города и долго не сводил с него глаз.

— Куда мне теперь податься? Место, которое я, называл домом разрушено. Те, кого я знал, погибли... Блин прямо как тогда, после падения бомб.

Я попытался, что-то сказать, но выдавил из себя лишь хрип. Попробовал прополоскать горло водой, боль ослабило, и я смог хоть тихо, но говорить.

— Так уж вышло.

— Ага. Ладно, посмотрим куда меня, на сей раз судьба забросит. Думаю, наши пути здесь разойдутся. Я останусь тут, дождусь первых дождей, которые эту всю пыль да прибьют, и осмотрю руины. Удачи, молодняк!

Закинув винтовку за спину, он направился обратно к городу, но обходя его стороной с юго-запада.

— Удачи! – крикнул грифон. – Ну, а нам теперь куда?

— Как я и сказал, в Понивилль! – Расти превратил грифона в настоящую мумию. Столько на нем было бинтов и повязок. – Помимо радиации вы хватанули токсина, не говоря уже о пыли.

— Мы так его и оставим. – просипел я.

— А что ты предлагаешь? Насильно его держать рядом с нами?

— Нет, но…

Расти вздохнул, набирая в шприц какой-то раствор.

— Это его решение Айрон. Мы бы так же не стали тебя удерживать, если бы ты захотел уйти.

Я смотрел в спину удаляющегося гуля, он наверное каким-то образом почувствовал мой взгляд и обернулся. В сумерках мелькнули его глаза, которые от повышенной дозы радиации теперь светились. Он подмигнул мне и вновь повернулся, продолжая свой путь.

— Стоп! Ты принял Бак! – взревел Расти, который светил фонариком в глаза грифону.

— Пару таблеточек…

— Еще и Дэша потом. – прохрипел я.

— Ну, зачем… — жалобно простонал грифон.

— Еще и Дэша! – взвизгнул Расти. – Да, ты! Как ты еще жив выродок! Забыл, что было в последний раз!

— Да, помню я… Говорю же несколько таблеток съел…

— В Понивилль! – Расти покидал свои вещи в седельные сумки. – Не дай, Селестия, у этого окаянного сердце остановится!

— А что так?

Расти в спешке собирал вещи и ругался себе под нос.

— Хоть и его истории слушать невозможно, но я их кое-как терплю. Ну так вот, этот придурок, когда был молодым сидел на Дэше. Плотно так. Даже когда вступил в ряды рейнджеров грешил им, не так ли?

Грифон кивнул.

— А постепенно к наркоте привыкаешь и дозировку необходимо увеличивать. Не знаю, что ему там понамешали, но у него остановилось сердце. И если, по-честному разбираться, ему и МедХ нельзя, не говоря уже о боевых наркотиках.

Расти вынул Слаг из кузова тягача. Зеленая кобылка спала непробудным сном и из уголка ее рта тянулась струйка слюны.

— Что это с ней?

— Пришлось дать снотворного… — Расти взвалил кобылу на спину. – Айрон не поможешь с сумками.

Он передал мне часть из них, и теперь к моей ноше добавилось еще килограмм десять.

— Что там?

— Ее, броня и оружие. Она же, в конце концов, рейнджер.

Я встал, ноги слегка дрожали, а теперь еще с дополнительным весом, казалось и вовсе, что я упаду.

— Нас ждет занимательная прогулка… — вздохнул я.

Ночь опустилась на Пустоши, окутав нас одеялом непроглядной тьмы. Включив фонарики и присматриваясь к каждой тени, мы двигались вперед.

— А оружие так и не почистили… — буркнул Фрост, который вооружился автоматом Расти.

— Любая минута промедления, для вас смертельна. – огрызнулся единорог.

— Но ночью идти тоже смертельно. – ответил ему грифон.

В глаза ударил яркий свет прожектора. Фрост положил лапу на винтовку, Расти щелкнул пуговицей кобуры, а я снял дробовик с предохранителя.

— Стоять! Лапы вверх и телекинез убери.

Фрост отпустил автомат, Расти вздохнул и его рог потух.

— Кто такие?

— Рейнджеры мы! — ответил Фрост.

— Кто!?

— Пустынные рейнджеры, не слышал о таких?

— Так, не пудри мне мозги, кто вы такие?!

— Я — Фрост, это Расти, на нем Слаг и еще с нами Айрон.

— Айрон, стой так это же...

Мелькнула знакомая строительная каска с фонарем. Я вздохнул с облегчением и вышел вперед.

— Это...друзья. — шепнул остальным я.

Караванщик отдал несколько приказов, прожектор потух, наставленные на нас стволы отошли в сторону.

— Ты как тут раньше нас оказался? — спросил караванщик, приближаясь к нам.

— Магия. Ты говорил, что еще вчера должны были уйти.

— Должны... А вы откуда такие помятые?

Ведущего, или как их там называют, каравана звали Лансером, надо будет запомнить.

— Значит Деплшора больше нет. — он вздохнул. — С гулями хоть особо не сторгуешься, но на руинах можно было чего найти.

Расти выменял у торговцев несколько пакетов антирадина и заставил нас, его принять. Часть каравана отправилась дальше на запад, к мелким поселениям, а сам Лансер повернул обратно.

— Завал, мы разгребли не больше часа или два тому назад. Потом усшышали грохот, думали, что снова обвал или, что-то в этом роде. А выходит, это вы там нашумели.

— Ага.

Меня била дрожь и часто тошнило, Фрост же вообще потерял сознание, и его пронесло кровью. Расти, прошипел про себя несколько грязных ругательств и взвалил его на спину.

— Да, внутрь его закинь, ничего там он не попортит… — несколько караванщиков помогли единорогу затащить грифона в повозку.

— Надо еще антирадина? Или, это, что-то другое?

— Токсин, радиация, пыль все вместе. – Расти оглянулся на Лансера. – Как долго мы будем добираться до Понивилля?

— Полдня. Хотя может и быстрее.

Ноги не держали меня, а вместо рвоты уже текла кровавая желчь. Расти и караванщики заставили меня забраться в повозку, где уже лежал грифон, бледный как смерть. Лансер выделил Расти все препараты, что у них были, но даже их было мало.

— Главное до Дока дотянуть... У него АвтоДок есть, рабочий...я чинил.

Моя кожа горела, и хотелось сорвать ее, но на это не было сил, и я повалился на дно повозки, полностью теряя связь с реальностью. Нет, я был в сознании, но все что я видел, было размытым.

Черт, как же больно, внутренности словно горели в моем теле, и казалось, просились наружу. Я, было, хотел им помочь и взялся за нож, но кто-то одернул меня и отобрал все снаряжение. Затем и без того, смутный мир дернулся.

Силуэты пони, хлопки чьих-то крыльев, приглушенные крики ДокаХорна, потом чьи-то сильные копыта подняли меня и понесли куда-то. По дороге в моих кишках вновь началась резь, а легкие схватил спазм, не дававший вдохнуть. Кто-то заматерился, а я почувствовал, как что-то теплое течет по задним ногам. Затем мелькнувшая палата Дока, обеспокоенный взгляд Маргаритки, которая уводила Сильверхува из дома. Свет ламп, серьезное и сосредоточенное лицо Хорна, я пытаюсь, что-то сказать, но язык опух и еле ворочается во рту. Док сделал несколько уколов, после которых жар и боль утихли, и мои веки начали тяжелеть.

Эпплкейк дежурила у моей кровати, она задремала, положив голову на край одеяла, и тихо сопела. Она распустила свои косы, и теперь ее пшеничная грива лежала поверх одеяла. Я поерзал в подгузнике (кто только его на меня одел!), облизал засохшие губы, потянулся и гляделся. Сквозь мутное стекло окон пробивался слабый свет, в самой «палате», которая на самом деле являлась спальней Дока, витал запах его сигарет, а справа от меня ширмой была огорожена еще одна кровать. Видневшийся силуэт, был в несколько раз больше пони, к тому же с клювом. Так же справа рядом с кроватью стояла тумба, а на ней к графин с водой. Я потянуля к нему и чуть было не упал. Эпплкейк дернулась во сне, подняла голову и сонно озираясь сказала.

— Эй, как ты?

— Хреново. — прохрипел я.

— Еще бы, ты такую дозу хватанул... – она налила в мой стакан-банку, воды и протянула мне. — Док уже хотел место на кладбище для тебя готовить. Я серьезно.

Ферокинетическое поле с трудом охватило протянутую мне тару, так что пришлось банку взять копытами.

— Сколько я был в отключке? – спросил я, когда холодная вода приятно потекла по моему пищеводу.

— Неделю. – вздохнула Эпплкейк.

— Сколько?!

— Неделю и три дня, если точнее. И ты пока, что первый, кто пришел в себя… — она печально посмотрела в сторону кровати грифона. – Мы все за тебя переживали… После того, что рассказал нам Шедоу и так было ясно, что город опасен! А после того, что рассказал нам этот рыжий единорог. Мутанты, безумцы, газ, бомбы… Это немыслимо!

Она покачала головой.

— Хотя, Пустоши полны вещей, которые я никогда не пойму. Радует, то, что ты жив. А то Рок, с меня и Стима шкуру бы спустил, за то, что отпустили тебя незнамо куда.

— Тогда, что ж он со мной не пошел.

— А он хотел. – кивнула Эпплкейк обходя кровать стороной. – Даже послал Шедоу на разведку. Но, ты видишь, все сложилось иначе. Рок прибудет в город, через три дня, он отправился в Каламат, что бы отчитаться перед своим начальством.

— А Расти где?

— А, ты про того единорога, он в баре Мэлона со своей подружкой.

— Ясно. А Док где?

— Я его сменила, недавно. Он всю ночь просидел у ваших кроватей.

Я поставил банку на край тумбы и попытался встать, но Эпплкейк толкнула меня копытом в грудь.

— Док, сказал, что тебе еще рано вставать.

— Да, я нормально себя чувствую…

— Нормально. – ее голос посуровел. – Буквально, вечер назад, я стирала твою простыню, измазанную в крови. Хорошо, что кто-то отрыл, эти подгузники, иначе бы я и дальше с ними возилась.

Я густо покраснел.

— Извини, просто я и в самом деле себя лучше чувствую.

— Нет, Айрон. Хоть в этом, не будь упрямым ослом.

Она посмотрела прямо на меня. Ее серые глаза, в которых я вечно утопал, теперь были наполнены усталостью и грустью.

— Хорошо. – ответил я.

— Док, сказал, что теперь тебе нужен лишь здоровый сон. И, что он сдерет с тебя за каждый грамм антирадина, что на тебя потратил.

— Если, я выживу. – усмехнулся я, но эта шутка Эпплкейк явно не понравилась.

Она вздохнула и вышла из спальни, а я оглянулся на грифона, который тяжело и хрипло дышал. Ему ведь, досталось больше чем мне. Куча ранений, которые мы кое-как с Карпентером залатали, еще и Дэш с Баком, которые он принял.

Тихо запиликал мой ПипБак, сообщая о новой заметке.

— Ты раньше так не делал. – сказал я сам себе, запуская приборчик у себя на ноге.

________________________________

Заметка: Получен новый уровень (17)
Навык :”Ремонт” увеличен на 5 очков.

Навык: “Легкое оружие” увеличен на 10 очков.