Автор рисунка: Devinian
Глава вторая: Эпплджек.

Глава первая: Пробуждение

Все начиналось хорошо.

В своих мыслях Флаттершай много раз возвращалась к тому дню и спрашивала себя, что могло пойти не так. Снова и снова, словно боль в застарелой ране, этот день всплывал в ее памяти и она каждый раз удивлялась тому, как безобидно все началось.

Стоял прекрасный солнечный день и прозрачные тени деревьев едва заметно тянулись через холмы.

Посреди океана трав, у подножья векового дуба Флаттершай слушала пение цикад. Она лежала неподвижно, закрыв глаза и старалась ничем не нарушить тишину. Со стороны могло бы показаться, что она спит.

Раздался легкий хлопок и она подняла голову. Несколько минут она пыталась привыкнуть к свету солнца и наконец разглядела в небе едва заметную белую черту.

Это был инверсионный след Рэйнбоу Дэш, наконец-то научившейся преодолевать звуковой барьер.

Флаттершай поднялась, неловко вытягивая перед собой ноги и потянулась.

— Как жаль — сказала она, и услышала, как хрустнули вставшие на место позвонки — как жаль, что не все умеют ценить красоту момента.

В голосе Флаттершай слышалось едва заметное самодовольство. Мало кто смог бы различить эти нотки за маской тихой и застенчивой пони, а те, кто знали Флаттершай достаточно хорошо — что ж, сегодня их не было рядом.

— И как жаль что все они умрут — сказал кто-то сзади тонким голосом.

Флаттешрай подпрыгнула на месте, приземлившись своими копытцами ровно на то же самое место, но с оборотом на 180 градусов.

— Спайк — сказала она — ты напугал меня. Что ты тут делаешь?

— Наслаждаюсь моментом — сказал маленький дракончик. — Как ты и говорила, мало кто на это способен.

Флаттершай нахмурилась. Был ли это сарказм? Нет, Спайк был серьезен, но во всем его виде сквозило что-то до этого ему не свойственое.

Печаль.

— Прекрасный вид — сказал Спайк, вытянув вперед фиолетовую лапку. Его коготь описал полукруг, словно обводя окрестные холмы.

— Мне грустно от того, что все это скоро исчезнет. Этот мир — он сделал паузу и Флаттершай почувствовала странный холод возле холки — вот-вот рассыпется на части.

Он открыл пасть, обнажив два ряда необычайно длинных и острых зубов, а затем откусил Флаттершай голову.

===============

И была тьма, и была боль, и когда Флаттершай наконец открыла глаза, ей показалось, что прошла вечность. И вечность эту она провела в аду.

Флаттершай моргнула, прогоняя остатки сна и огляделась по сторонам.

Она окинула взглядом пейзаж, который открывался ей с вершины холма. Теплая поверхность дерева все так же приятно грела спину, а воокруг без конца и края тянулся травяной ковер. Флаттершай легла на траву и посмотрела вперед пустым невидящим взглядом. Она глядела на белые полевые цветы, которые безмятежно раскачивались на ветру, словно надеялась, что часть этой безмятежности передастся и ей.

Что-то изменилось. Солнце светило через кроны деревьев, но теплые лучи больше не могли её согреть. Она потянулась копытом к шее, почувствовав странную тяжесть и скованность в теле. Кончик копыта немного покалывал и прикосновение вышло каким-то чужим, словно тело перестало ей принадлежать.

Несколько минут Флаттершай осматривала себя, но не нашла ничего особенного — ни следа укуса или шрама.

Облака клубились в небе и в молочно-белом полуденном тумане она видела маленькие юркие фигурки пегасов.

Все вокруг было пугающе нормальным, и словно в насмешку, внутри нее царили страх и смятение. Ее чувства притупились, радость ушла, а крылья начал сковывать необьяснимый холод.

Флаттершай зажмурилась и замотала головой. Прошло уже много лет с тех пор, как ей последний раз снились кошмары, и вот ужас из её детства вернулся.
“Этот мир скоро рассыпется на части.” Голос Спайка эхом звучал у нее в голове.

Призрачный дракон сидел в траве и его макушка едва показывалась наружу.

Она все еще видела его внутренним взглядом и понемногу ей становилось страшно от того, насколько пугюще реальными были эти воспоминания.

Спайк был прав. Каким-то образом его слова смогли просочиться через границу сна, и теперь все воокруг было отравлено ядом. Она была в раю, но этот рай умирал.

Флаттершай вздохнула и набрав побольше воздуха, выдохнула в едином порыве:

— Ееей!

В звенящей тишине её голос звучал необычайно тихо.

И флаттершай крикнула громче:

— Йей! — закричала она. — Йееей!

Она наклонила голову и стала слушать как эхо её крика затихает над холмами.

Странно, но ей стало лучше. Флаттершай не могла сказать, что все ее кошмары растворились без следа, но они ненадолго отступили.

И все же пикник на холме перестал казаться ей таким заманчивым. Ветер усиливался. Облака закрыли солнце и холм утопал во мраке. С каждой минутой тени набирали силу, превращаясь в густые темные пятна. Флаттершай с испугом смотрела, как они тянутся к ней, словно чудовища, насосавшиеся черной крови. Пони спряталась в траву, но чем сильнее она прижималась к земле, тем более уязвимой и беззащитной она себя чувствовала.

Впервые ей стало страшно находиться одной. Она хотела, чтобы кто-то был рядом и, кажется, она знала, кто это будет — а ноги уже несли ее прочь с холма.

Флаттершай неслась по склону, поднимая клубы пыли.
“Возьми себя в руки, — думала она, — ты уже не маленькая! Помнишь, однажды ты три часа просидела под скамейкой, потому что испугалась тени от ветки? И ты думала, что это огромное щупальце монстра, который хочет затащить тебя в болото?”

Главной проблемой Флаттершай был страх. Он начинался с чего-нибудь незначительного — вроде шероха ветра или тени от пролетабщего пегаса, вдруг мелькнувшей через улицу — и каждый раз её охватывала необяснимая паника. Флаттершай не могла предсказать где и когда это начнется. Каждый раз, когда ей казалось что все в порядке, грудь сдавливало, ноги начинали подгибаться и вскоре её окутывал тяжелый удушающий страх.

В такие минуты Флаттершай закрывала глаза и представляла себя сидящей в собственной гостиной. На подлокотнике кресла дымилась чашка кофе, а в камине прямо перед ней трещали поленья, в этот осенний вечер согревая ее каплей своего тепла.

Это было ее идеальное убежище, которое портила лишь одна неприятная деталь.

— Ты не думала, что тебе стоит перестать бороться со страхом?

Флаттершай ненавидела этот голос. Она подняла взгляд, оторвавшись от огня (это был воображаемый огонь и воображаемый камин, и в этот момент Флаттершай сидела на обочине дороги, глотая пыль и пытаясь унять дрожь в ногах, но внутри её разума илюзия гостиной была совершенной. )

Свет от камина освещал половину комнаты. На другой стороне гостинной, в самом дальнем углу сидела еще одна пони, почти неразличимая в темноте.

Она раскинулась в кресле, держа в оттопыреном копыте чашку с кофе и всем своим видом выражала скучающее безразличие.

Флаттершай отхлебнула из кофе и пони в тени повторила её жест с медлительностью, похоже на пародию.

— Я не буду слушать твои советы — сказала Флаттерашай.

Темная фигура в дальнем конце комнаты повернула голову и посмотрела на Флатершай холодным пристальным взглядом. Это был оценивающий и очень злой взгляд, словно тень рассматривала не её, Флаттершай, а жалкую букашку.

Флаттершай нахмурилась, но не отвела взгляда.

Таинственная темная пони вздохнула, отложила кофе в сторону и встала с кресла. Она сделала пару шагов к Флаттершай, пока в свете камина не показалось ее лицо.

И Флаттершай вздрогнула, как вздрагивала каждый раз, когда видела свою собеседницу — её бледную, слегка желтоватую шерсть, свисающий локон розовой гривы и мрачное выражение зеленых глаз.

Её собственных глаз.

— Представь себе на секунду, что ты одна в лесу — сказала темная копия Флаттершай.

— И вместо того, чтобы бежать оттуда сломя голову, как ты делаешь обычно, ты решила храбро идти вперед. И что тени, которые мелькают за твоей спиной — это лишь игра света и воображения.

Что если все твои кошмары правда? Что если хотя бы один раз тень окажется монстром?
[ Ты отверачиваешься от тени, храбро поднимая голову и делаешь шаг, а в ту же секунду тень оживает. Ее холодные челюсти сжимаются воокруг твоего хрупкого тела и тварь утаскивает тебя в темноту. ]

— Я не понимаю — прошептала Флаттершай и крепко сжала чашку.

— Я хочу сказать — вздохнула темная Флаттершай — что мир опасное место. Все могут быть храбрыми, пока они не совершат ошибку. Но рядом всегда есть зло, очень много зла. Василиски, мантикоры, драконы, водяные змеи и тысячи еще более кошмарных и невообразимых тварей, которые всегда готовы убить тебя при первой возможности.

— Я не могу жить в страхе вечно — сказала Флаттершай едва слышным голосом.

— В глубине этого леса есть каменная аллея. — сказала другая Флаттершай. — Даже маленькие кобылки знают о ней. Она называется так, потому что выйдя на нее можно увидеть десятки и десятки каменных статуй, застывших в разных позах. Они так похожи на живых пони, что кажется будто через секунду они придут в движение и сорвутся со своих постаментов. Знаешь почему?

Флаттершай знала, но молчала.

— Но они не оживут — продолжала темная пони — их уже ничто не спасет, даже магия бессильна разрушить их каменную тюрьму. На их лицах нет страха. Только удивление, словно они до последнего не верили, что погибнут, и теперь они могут служить лишь безмолвным напоминанием того, что быть испуганными лучше, чем мертвыми.

Так какой ты хочешь быть, Флатти? Испуганной? Или храброй, но очень-очень холодной?

Флаттершай молчала, опустив голову. Кружка кофе дрожала в ее лапах.

— Это был всего лишь сон — сказала она и открыла глаза.

Пыль осела, солнце уже почти скрылось и темнеющим силуэтом перед ней возвышался дом Эпллджек.