Автор рисунка: Devinian
Глава третья Глава пятая

Глава четвертая

Полуденный ветер неистово завывал, обдувая холодным воздухом дрожащую пегаску, неподвижно стоявшую на одном месте. Та, словно завороженная, беспрерывно глядела в одну точку. На закрытые двери погреба.

Вернувшись домой после посещения узницы, Шай всю ночь не могла сомкнуть глаз. Тревожно ворочаясь в попытках уснуть, она не могла избавиться от мыслей о томящейся пленнице. Сон в последние дни и так был крайне прерывистым – кобылка то и дело просыпалась среди ночи в холодном поту от терзавших ее кошмаров. Но этой ночью ей не удавалось впасть в забытье даже на мгновение. Стремительно нарастающее чувство вины душило пегаску, словно затянутая на горле петля. Безжалостный поток мыслей в конце концов сломал ее. Терзавшие кобылку сомнения вывели ее из дома и привели сюда.

Флаттершай пребывала у старого амбара Эпплов с раннего утра, когда только-только отпели петухи. Прошло вот уже полдня, а пегаска до сих пор стояла как истукан, ни разу не пошелохнувшись. Не в силах больше выносить тяжелый груз вины, пегаска рвалась подарить узнице свободу, но удушливый тяжелый и липкий страх разглашения перевешивал это стремление. Так и не определившись, кобылка развернулась и медленно пошла домой, в очередной раз проклиная себя за нерешительность.

«Страшно. Мне слишком страшно».

Подходя к дому, пегаска вдруг увидела суетившуюся у входной двери взбудораженную розовую кобылку. Та никак не могла найти себе места: то стучалась в дверь, то заглядывала в окно, пытаясь что-то высмотреть, а в перерывах – нетерпеливо скакала на одном месте.

— Привет, Пинки, – безучастно произнесла Шай, копаясь в сумке за ключами к дому.

Земная поняшка от удивления застыла на месте, словно боясь поверить собственным глазам, ошарашенно уставившись на Флаттершай. Но спустя мгновение, крепко вцепилась в подругу, заключая ее в крепкие объятья.

— Где ты была?! Я уже обыскалась, весь день тебя ищу!

— Я уходила, Пинки. Извини, что встревожила, – вяло ответила Шай, открывая дверь. В ответ на что Пинки громко захлопнула ее прямо у нее перед носом.

— Нет – нет- нет –нет- нет! Сейчас ты пойдешь со мной! – притормозила ее кобылка.

Флаттершай озадаченно на нее уставилась:

— Куда?..

— Не спрашивай! Ты может и забыла, да вот я – нет! Ты сейчас идешь со мной, и точка! – подруга была крайне настойчива.

— Слушай, если честно, я не хочу никуда идти…

— Так, – Пинки развернула пегаску в обратную от дома сторону, и начала усердно толкать ее головой. — Отказы не принимаются! Я не просто так ждала полдня, чтобы вот так тебя упустить! Вперед!

— Ох… Я… — Шай все же поддалась настойчивости Пинки. – Ладно, веди меня куда хочешь.

* * *

— …И-и-и мы на месте! – довольно произнесла земная поняшка.

— У амбара Эпплджек?.. С ней что, что-то случилось?..

— Нет, – хихикнула в ответ кобылка. – Зато с тобой – да, – с этими словами Пинки раскрыла двери.

— СЮРПРИЗ!

Пегаска в исступлении уставилась на подруг в праздничных колпаках, скандирующих свое приветствие:

— С днем рождения!

Шай изумленно осмотрела помещение. Внутреннее убранство амбара поразило ее не на шутку. Повсюду висели красочные транспаранты с написанными на них поздравлениями, в углу была сооружена высокая пирамида из подарков, а на большом столе посередине комнаты красовался большой кремовый торт.

«Ох…»

— После вчерашнего разговора, когда я узнала, что ты забыла о своем дне рождения – я была так рада! Ну, то есть, сначала я очень расстроилась, потому что ты обычно не забываешь про свой праздник, но потом я поняла – это же уникальная возможность организовать для тебя совместный сюрприз! Мы еле успели тут все подготовить! Тебе нравится?.. – Пинки улыбалась от уха до уха.

Флаттершай шокировано захлопала глазами.

— Я… я… Д-да, очень…

«Это… Просто…»

Рейнбоу лишь хихикнула.

— Шай, ты бы себя видела! От восторга язык проглотила! – девчонки в ответ на это захихикали. Пинки тем временем потащила ошарашенную пегаску к торту.

— Свечи ждать не будут! Скорее задувай и попробуй этот дивный торт!

Флаттершай, судорожно сглотнув, аккуратно задула свечки.

— Ну вот! Теперь можно перейти к веселью! Спайк – музыка!.. — дракончик по команде запустил грампластинку.

Весь последующий вечер пегаска купалась в поздравлениях. Каждая из подруг тепло желала имениннице всего самого лучшего, не забывая и про вручение подарка, осмотр которых Флаттершай оставила на потом, объясняя это тем, что «она хочет растянуть удовольствие и вскрыть их под конец вечера». На деле же, ей просто было совестно даже брать их в копыта.

«Я не заслужила теплых слов. Мне незачем “желать счастья”».

Выбрав момент, когда внимание к ней будет рассеяно и девчонки перейдут к активным развлечениям, Флаттершай осторожно покинула стены амбара.

* * *

«Не могу. Я так больше не могу».

Пытаясь ни на что не налететь в темноте, пегаска неслась на всех парах, сжимая в зубах ключ к замку.

«Я должна это сделать».

Добравшись до погреба, пегаска вскрыла двери, раскрыв те нараспашку, и вбежала внутрь. Спускаясь, она услышала знакомое шуршание пленницы, елозившей по полу всякий раз как ее навещали. Кобылка зажгла оставленную на столе свечу и взглянула в глаза изумленной узницы.

— …Я больше не могу. Я пыталась это перебороть, пыталась жить с этим… Но это не в моих силах. Я не могу выносить твои муки и дальше. Я ужасно поступила, упрятав тебя как дикого зверя, но… Отныне – все. Я хочу тебя отпустить, — с этими словами, пегаска достала из сумки ключ от цепей. Узница, явно шокированная подобным заявлением, не отрывала от кобылки глаз.

— Я… Я не смею просить тебя о прощении. Я не имела права сажать тебя на цепь. Мне стыдно… Очень стыдно за это, – она подошла ближе к арестантке.

— Флаттершай?.. Ты здесь?.. – донесся голос снаружи.

Кобылка в оцепенении застыла.

«Нет».

— Рейнбоу… Я… Фу-х… — послышался второй голос. — Я едва успеваю за тобой перемещаться. Ты… Ох… Ты уверена, что она полетела сюда?..

«Нет…»

— Твай, я, знаешь ли, не Совелий, чтобы видеть в темноте! Но мне кажется, что да. По-моему… Эй, разве ЭйДжей не закрывала погреб после того случая?..

Пегаска в ужасе выронила ключ, отчего тот с громким звоном упал на пол.

«Нет, нет, нет, только не так…»

— Мне показалось? Или ты тоже это слышала?..

— Вроде… Может дети балуются?

«Не заходите внутрь»

— Если так — им не место в старом погребе. Проверим?

Кобылка, едва удерживаясь на дрожащих ногах, испуганно взглянула на узницу.

— Они не д-должны… Не должны узнать вот так! Пожалуйста, притворись, что..

— Ау! Есть тут кто?

Шай в панике осмотрела помещение. Недолго думая, она задула свечу и скрылась за стеной у лестничного спуска, упираясь в старые полки. Под громкое биение сердца, пегаска лихорадочно искала выход из ситуации, с трудом сдерживая судорожное дыхание.

«Ладно, если меня не увидят, то… Главное будет дождаться их ухода и выбежать отсюда незамеченной», — панически размышляла она, с замиранием сердца слушая, как кобылки спускаются по лестнице.

— Э-эй? Ох, ну и запах… Кто здесь? – донесся голос Твайлайт.

Послышался громкий цокот. Они подошли близко, стояли совсем рядом.

— Ну и темень же тут... – подметила единорожка, после чего ее рог окутался ярким сиреневым светом.

— Флаттершай?! – одновременно произнесли кобылки, уставившись на сливочную пегаску, посаженную на цепь.

— Ты что здесь… Как? Когда? Кто?! – шокировано запиналась Рейнбоу изучая подругу, сидевшую на кучке замызганных одеял. Твайлайт же от изумления жадно глотала ртом воздух, не в силах что-либо произнести. Узница лишь молча наклонила голову, разглядывая "гостей".

«Ох... Главное — не производить шума».

Пегаска тем временем, пытаясь вжаться в полки сильнее, шатнула их слишком сильно. Так, что с одной из них на пол грохнулась пустая стеклянная банка. Твайлайт мгновенно обернулась на источник шума, осветив рогом угол.

 — Ф-флат-т-тершай?.. – удивлению единорожки не было границ. – Ч-что… Что, Дискорд подери, здесь происходит?!

Раскрытая пегаска, судорожно вздохнув, вышла из своего "укрытия", старательно пряча мордашку за челкой.

— Что это за… — Дэш в шоке указала на пленницу копытом.

Шай тяжело сглотнула, собираясь с духом.

— Это чейнджлинг, Дэши. — пролепетала наконец Флаттершай.

Радужногривая пегаска изумленно захлопала глазами:

– Я ничего не понимаю. Откуда? И как…

— Помнишь тот день в Лесу?.. Когда я услышала чей-то плач?.. – кобылка грустно подняла глаза.

— Который тебе почудился?

Шай угрюмо помотала головой.

— Не почудился. Я на самом деле его слышала. Она плакала, моля о помощи.

Твайлайт обернулась на пленницу:

Она?..

— Да. — пегаска всхлипнула. — Она. Я нашла эту израненную бедняжку в кустах. Я сказала Дэши, что со мной все в порядке и она может спокойно лететь домой, пока я пользуясь случаем, наберу ягод для Гарри, но… На самом деле, я… Да, я помню, что произошло на свадьбе, помню, какими злыми были чейнджлинги Кризалис, но… Я не могла просто оставить ее там… Не могла… — по щекам кобылки потекли слезы. Твайлайт, тем временем, укоризненно взглянула на Рейнбоу.

 — Ты оставила Флаттершай в лесу после того, как она потеряла сознание? Дэш, о чем ты думала?

— Н-но… Откуда я знала, что она отыщет там где-то… Да и вообще, она выглядела здоровой и я… Мне нужно на свежий воздух, – переваривая поток внезапной информации, пегаска массируя копытами виски, полетела наверх.

— Ох, Флаттершай… Что же ты наделала… — Твайлайт села, закрыв копытами мордашку. – Ну как можно было быть такой беспечной?.. Ты же видела какими чейнджлинги могут быть опасными, – подперев голову копытом, она хмуро уставилась на пленницу, которая с искренним любопытством рассматривала гостью. – Почему она приняла твой облик?

— Я услышала вас и попросила помочь. Я решила, что если выберусь отсюда после вашего ухода, то смогу поменяться местами, и…

— Ты хотела чтобы мы ее освободили?! Ты представляешь, что она могла бы с нами сделать? Шай, как ты могла даже подумать об этом?! – единорожка оглянулась на узницу. — Ну а ты-то чего молчишь?

— Она немая, Твай. И она точно не причинила бы никому вреда. Поверь мне, – стыдливо отвела глаза пегаска.

Единорожка тяжело вздохнула и встала на ноги.

— Ладно. С этим надо что-то делать. Ох, Шай… Я могу понять, почему ты боялась об этом рассказать. Ты опасалась нашей реакции, реакции горожан, если бы те ее увидели… Но тебе все равно следовало сообщить нам об этом, — с этими словами, она подошла к пленнице поближе.

— Ну что? Надеюсь, не будет глупостей? – заключенная отчаянно помотала головой. — Ладно. Эх… — Узница не отрывала глаз от Твайлайт.

— Эмм… Слушай, ты извини конечно, но я не могу смотреть на свою «подругу» в таком виде. Давай раз уж на то пошло, принимай свой истинный облик, – рог единорожки ярко засветился, озаряя пленницу пронизывающим лучом света, срывающим с пегаски ее ложное обличье.

…Но после магического воздействия ничего не произошло. Перед Твайлайт все так же сидела хорошо узнаваемая пегаска. Единорожка удивленно моргнула.

— Э-э-э... Ничего не понимаю. Я применяла это заклинание много раз. Флаттершай, что за чейнджлинга ты такого прию… Флаттершай? – Твай оглянулась, высматривая за своей спиной подругу. Но ее там не было. — Флаттершай?...

— Поймала! Я держу её! – донесся возглас Рейнбоу. Спустя мгновение, Дэш влетела вниз, пытаясь удержать отчаянно вырывающуюся подругу. – Оу. Шай, прости. Я подумала, что вы выпустили чейнджлинга, тот пытается удрать, и… — начала извиняться Дэш.

— Ничего, я пон… — пропыхтела кобылка.

— Не отпускай ее! — резко выкрикнула Твайлайт. Рейнбоу удивленно моргнула, впрочем, возобновив крепкую хватку. Единорожка неуверенно подошла ближе, в то время как ее рог ярко засиял.

— НЕТ!!! Нет, пожалуйста! Не надо, нет!.. – с ужасом в глазах, прокричала пегаска.

Дэш едва сдерживала ее натиск. Сконцентрированный магический луч прошел сквозь них, открывая взору ошарашенную Рейнбоу Дэш и… Судорожно трясущегося чейнджлинга.