Автор рисунка: Stinkehund
Глава четвертая

Глава пятая

— Какого?! – воскликнула Дэш, в шоке отталкивая от себя «лже-Шай». Та, впрочем, будучи разоблаченной, не предпринимала попыток к бегству. Судорожно всхлипывая, она безвольно свалилась на пол.

— Это... Что же выходит… — глаза Рейнбоу забегали, остановившись на заключенной пегаске. – Выходит, Шай…

Дэш рванула к сидящей на привязи Флаттершай. — Шай?.. Это ведь ты? Скажи что-нибудь!

Но узница лишь беззвучно двигала губами как рыба. Твайлайт, придя в себя, поспешно установила на лестнице магический барьер, после чего гневно уставилась на лежащую перед ней «лицемерку».

— Что. Ты. С ней. Сделала?.. – едва сдерживая захлестнувший ее гнев, тихо спросила Твай,

выразительно подчеркивая каждое слово.

Зареванная чейнджлинг подняла на нее глаза:

— З-заклятье немоты… Её… Её не должны были услышать снаружи… Я…

Рог лавандовой единорожки угрожающе засветился:

— Снимай. Немедленно. – холодно приказала она.

Всхлипнув, чейнджлинг осветила пегаску изумрудным светом, пока Рейнбоу спешно освобождала ее от уз, оброненным поблизости ключом.

— Флаттершай! Пожалуйста, скажи, что ты в порядке! – Дэш взволнованно оглядела подругу.

— Ммм… Кгхм… — пегаска отчаянно задвигала губами, произнося нечленораздельные звуки, разминая голосовые связки. — Кгх… Я… Я в погх… Кгхм! Я в порядке, – выговорила, наконец, Шай.

Твайлайт, тем временем, вновь повернулась к чейнджлингу.

— Имя.

Чейнджлинг, не прекращая горьких рыданий, редко всхлипывала, распластавшись на холодном полу.

— Имя! – повторила Твай.

— Ки… Киприс.

Лавандовая единорожка глубоко вздохнула, утихомиривая захлестнувший ее праведный гнев. Секундой спустя, она спросила:

— Как это произошло? Когда ты заменила Флаттершай и закрыла ее здесь? Рассказывай все.

Киприс подняла голову, осматривая присутствующих. Твайлайт застыла в ожидании, буравя ее взглядом, Рейнбоу, гневно уставившись на чейнджлинга, крепко обнимала Шай, а она же... была единственной, кто смотрел на нее с сочувствием.

— Это… – Киприс громко прокашлялась, — П-произошло пять дней назад. Когда я… Когда я оказалась в Вечнодиком лесу.

— Как ты там очутилась? Ты шпионка? – гневно выкрикнула Рейнбоу.

— Нет… Меня телепортировали, и…

— Это Кризалис тебя сюда отправила? Она готовит очередные козни?

— НЕТ! То есть, наверное, но я не…

Рейнбоу яростно воскликнула:

— Тогда зачем тебя закинули в лес у Понивилля? Чтобы следить за нами? Вынюхивать подробности для своей ненаглядной хозяйки? Или Кризалис…

— Я НЕНАВИЖУ ЭТУ ТВАРЬ! – гневно выкрикнула Киприс, раздувая ноздри от гнева. От былого разбитого состояния, казалось, не осталось и следа.

 — Эта лицемерная дрянь поставила под удар нас всех! Самоуверенная выскочка… — чейнджлинг перевела взгляд на Флаттершай, резко стушевавшись. — … И я ничем не лучше неё.

В помещении воцарилось гробовое молчание. Спустя какое-то время, Киприс продолжила:

 — …Меня изгнали из Роя. Я – самка, а Кризалис не терпит конкуренции. Рано или поздно я могла бы претендовать на главенство в «семье», если бы изъявила такое желание. Но власть над Роем – непосильная ноша, которой… Которой я всегда остерегалась. Я не желала лезть в политику, но как выяснилось — королева все равно следила за каждым моим шагом, – всхлипнула чейнджлинг.

— Мне никогда не нравились ее методы правления. И спустя время, после ее атаки на Кантерлот, я имела неосторожность высказаться об этом. Но тем самым я лишь подарила повод от меня избавиться, – грустно подытожила она.

* * *

— Так значит, я – «подставила семью под удар»?.. – едко спросила королева. — Это твои слова?..

Киприс силилась вырваться из цепкой хватки ченджлингов-стражей, насильно удерживающих ее перед Кризалис. Произведя задержание прямо на улице, стражи притащили ее сюда, на «балкон» королевского Улья, где Кризалис допрашивала ее прямо на глазах у всего Роя, наблюдавшего данное зрелище со стороны.

— По твоему утверждению следует, что я зря пыталась сохранить популяцию нашего вида, и мое стремление прокормить подданных – глупо и аморально?- проникновенно проговорила королева, чем спровоцировала недовольное жужжание со стороны слушателей.

— Нет! Я люблю «семью» и не желаю вам зла! – обреченно прокричала публике обвиняемая. В ответ на это королева хмыкнула, прищурив глаза.

— Тогда как прикажешь нам расценивать твои высказывания о действиях Роя?

— Я не обвиняю Рой! Я обвиняю тебя! – гневно крикнула Киприс. Толпа возбужденно зашумела. – Нападение на Кантерлот лишь усугубило отношение к нам как к виду! Своей безрассудной выходкой ты ополчила против нас всю Эквестрию! О какой любви теперь вообще может идти речь?!

Кризалис гневно заскрежетала зубами:

— Ты смеешь мне перечить?.. Перечить королеве, правящей столько лет? Глупая девчонка. Чейнджлингов всегда угнетали, нас вышвыривали отовсюду. Иного выхода, кроме захвата власти, не было. Сделай мы это или нет – отношение бы к нам все равно не изменилось.

Рой громко загудел, поддерживая вышесказанное.

— Это ты так думаешь! Ты никогда не пыталась найти гуманный способ пропитаться, сколько уже стоишь у власти. Если бы ты не была единоличной деспотичной паразиткой, у Роя хотя бы был шанс продемонстрировать себя с лучшей стороны, получая необходимую нам любовь естественным образом, не прибегая к лицемерию и обману!

Толпа собравшихся недоуменно зажжужала между собой, обсуждая слова Киприс. Глядя на это, Кризалис гневно топнула копытом.

— МОЛЧАТЬ! Ты идешь не только против потребностей моих подданных, но и против нашей природы! Чейджлинги всегда получали любовь перенимая чужую личину, это было и будет самым эффективным и наименее энергозатратным способом питания!.. Или ты думаешь, эти глупые пони не прибегают к «лицемерию»? Они все как один носят маски каждый день, прикидываясь добродушными и порядочными, хотя более чем уверена, каждый из них готов вонзить другому нож в спину. И не только они, но и все остальные расы! Все они прячут за своими дружелюбными гримасами боль и отчаяние, все врут своим любимым и близким! Каждый из них не меньший «лицемер» чем ты, я и любой другой чейнджлинг!

— …Но никто из них не занимает чужое место, проживая чью-то жизнь.

— Да плевать! Оставь эмоциональные терзания для этих жалких созданий! Пускай сами грызутся за место под солнцем, подлизываясь друг к другу, выстраивая такие "важные" для них отношения. Мы приходим и пользуемся всем тем, что они для нас уготовили, сами того не подозревая. Так было и будет всегда, – ехидно подытожила королева, наклонив морду перед самым лицом Киприс.

— Но если бы мы только попробовали…

— Хватит. Надоело. Ты – жалкая недозрелая самка, посмела перечить королеве Улья. Королеве, которая уже не одно поколение знает, как прокормить свой народ и делает это. За неповиновение ты изгоняешься из Роя! – Рог Кризалис начал источать зеленоватое пламя, охватывающее собой Киприс под одобрительный гул толпы.

— Ку…Куда?! Куда ты меня переносишь?! – панически закричала Киприс, не в силах пошевелиться.

— Как повезет. Может, в Кристальную Империю. А может – в жерло вулкана. По правде говоря — мне плевать, – гаденько улыбаясь, произнесла Кризалис. – По традиции Роя, изгнание всегда имело случайный характер. Если ты, как мы уже выяснили, не уважаешь традиции Улья, то Я – остаюсь им верна.

Зеленое пламя охватило несчастную чейнджлинг целиком и та исчезла, не оставив после себя и следа.

* * *

— …Заклинание Кризалис перенесло меня в глубокие дебри Вечнодикого леса. Два дня я скиталась по нему. Бродила и голодала. Я пыталась прокормиться любовью местной фауны, но… Как бы это было неудивительно – никто из здешних зверей не питал ко мне теплых чувств. А потом… Потом я вышла к дому Флаттершай, – чейнджлинг сглотнула и взглянула на пегаску.

— Ее дом… Я вышла к нему неспроста. Он… Был будто бы лучиком света, пронизывающим лесную чащу. Я чуяла его за километр. Он манил меня, пульсировал, излучая царящую в нем любовь волна за волной. Дом Шай был ею пропитан. Огромное количество животных, излучавших искренние теплые чувства к заботящейся о них хозяйке... Но самым ужасным было то, что несмотря на ее обильное количество – любовь нельзя было вкусить, я не могла утолить растущий голод. Мы не можем поглотить эмоции, если они не направлены конкретно на нас… Ты хоть можешь себе представить, каково это – умирать и не иметь возможности ухватиться за спасительную соломинку, которая лежит прямо у тебя перед носом?! – отчаянно спросила Киприс.

— …Нет. Пожалуй, нет. – после некоторой паузы ответила Твайлайт.

— Я боролась до последнего. Пыталась подружиться с лесной живностью, но все было тщетно. А выйти в открытую – как я могла?.. Благодаря действиям этой… «Королевы», — гневно прошипела она. — Ни о какой любви и понимании не могло быть и речи. Жители бы в панике убегали, предполагая очередное нападение Роя. И их можно понять. Доверие к моей расе уничтожено, – на глаза чейнджлинга накатили слезы.

— …Моя сущность, сама кровь чейнджлинга, бурлила, настойчиво приказывая поддаться инстинктам и наплевать на моральные принципы, за которые я боролась всю свою жизнь. Я сопротивлялась, но… Это оказалось сильнее меня. Будучи на последнем издыхании, я послала ментальный посыл летящей по своим делам Шай, проектируя в ее сознание сигнал о помощи. К счастью, она его получила.

— Это она про "плач"? Я еще ломала голову, как ты вообще могла его услышать на таком расстоянии… — пробормотала Рейнбоу.

— И когда… Когда вы прилетели… — на фасеточные глаза набежали слезы, — я усыпила малютку и, выждав подходящий момент, заняла ее место… — Киприс всхлипнула. — Сделала то, против чего сама же и боролась…

— Когда Дэш улетела, я должна была что-то сделать с телом. Само… Сами инстинкты кричали мне бросить ее здесь на растерзание местным хищникам, забыть о ней и поскорее помчаться в ее дом, чтобы наконец заглушить голод, но… Я не смогла ее бросить. Я… Я не могла… — голос Киприс вновь задрожал.

— Я тащила ее до западного сада, где наконец нашла подходящее место. Этот… — она оглядела помещение, — этот погреб. Замок пришлось выбить, но я не могла просто оставить её тут. Окна здешнего амбара не были заперты, и внутри него я нашла старую цепь, из которой на скорое копыто соорудила магией «оковы». На тот момент я не отдавала отчета в своих действиях, я… Была слишком голодна, и спешила поскорее оказаться в доме, с ее... Зверятами, – чейнджлинг стыдливо опустила глаза.

В погребе воцарилась тишина. Твайлайт, хмуро переваривая услышанное, в конце концов заговорила.

— Давай подытожим. Ты оказалась здесь, после чего выкрала мою подругу и обманом втерлась к нам в доверие, так?..

Киприс отчаянно крикнула:

— Я не хотела, чтобы так вышло! Мне пришлось так поступить, но я жалела о содеянном каждый день!..

— Жалела, и все равно продолжала обманывать?.. И не просто лгать мне, девочкам, но еще держать бедную Флаттершай на цепи в старом погребе? Ты хоть подумала, какие последствия может привести заключение в таком месте?!

— Я варила лечебные отвары, кормила и поила ее, и ни за что не причинила бы ей зла! – слезно взмолилась чейнджлинг.

— Но это не служит тебе оправданием. Ты держала ее на цепи. И не спешила раскрывать карты.

— Я хотела ее выпустить! Клянусь, если бы вы не пришли, Шай уже была бы свободна!

— Во-первых, я тебе не верю. Держала, держала – и вдруг решила выпустить?.. Во-вторых, то, что ты сделала – все равно жестоко. К тому же, ты держала в заключении не просто мою подругу, но также – Элемента гармонии. По всем правилам я обязана сдать тебя страже, и твою судьбу должна решать принцесса, – подытожила Твайлайт.

Киприс ошарашенно на нее посмотрела, но вскоре смиренно опустила голову.

— Если ты так считаешь… Значит, так тому и быть. Я пыталась бороться с режимом Кризалис, обвиняла ее в лицемерии и лжи, но как ты сама сказала – я ничем не лучше нее. Я действительно держала малютку Шай как собачонку, питаясь любовью ее питомцев, и обманывая близких ей пони. Я такой же чейнджлинг как и все остальные. Видимо, мы действительно заслуживаем омерзения и страха со стороны окружающих. Я… Сдаюсь.

Твайлайт озадаченно переглянулась с Рейнбоу. Та в недоумении посмотрела на единорожку, не зная что и ответить. Твай снова повернулась к Киприс.

— Я… Я думаю, принцесса отнесется с пониманием. Хотя по правде говоря… Я не сильно бы на это рассчитывала, учитывая что ты натворила.

— Нет.

Единорожка обернулась на Флаттершай.

— Что?..

— Я не отдам ее стражам и не отпущу к принцессе, – твердо произнесла Флаттершай, подходя к чейнджлингу, закрывая ее собой. Твайлайт широко раскрыла глаза.

— Ты… Что?..

— Она не заслужила этого.

— Шай, одумайся! – крикнула Дэш. — Она держала тебя на цепи! Да я уверена, что все что она сейчас сказала – чистой воды вранье! Она чейнджлинг, им не впервой прикидываться и лгать! Она просто втирается к нам в доверие, чтобы ты…

— Это не так. Я это точно знаю.

— …Шай, я не до конца уверена, но может Дэш и права. Мы не можем сказать наверняка, и лучшим решением будет… — заговорила было Твай.

— Такое уже было Твайлайт. Вспомни. Когда меня попросили перевоспитать Дискорда – вы даже не хотели давать ему шанс, несмотря на то, что я вас об этом просила. Я утверждала, что в нем есть хорошее, присутствует добрая сторона, но вы мне не верили – и кто оказался прав?..

Единорожка замолчала.

— Шай, она держала тебя на цепи. – повторила Дэш.

Флаттершай грустно обернулась на Киприс. Та стыдливо опустила голову, не смея смотреть той в глаза.

— Да… Да, это так. Она плохо поступила. Но вас здесь не было, когда она меня навещала. Ты не видела как тяжело ей давался каждый день моего заточения. И если бы вы не ворвались сюда, она бы отпустила меня сама. Я знаю, что несмотря на то, что она сделала – в ней живет добрая натура. И я не позволю отдать ее страже. Пускай уходит сама, туда, куда захочет.

Подруги переглянусь.

— Возможно… Ну… — невнятно заговорила Рейнбоу, — Знаешь, это ведь с Флаттершай случилось такое… Вот это вот. Может, лучше ей решать, как с ней поступить?..

— Но если она права, то Принцесса и так проявит милосердие… — единорожка осеклась, взглянув на непоколебимую сливочную пегаску. – Ну… Это дикость. Если я и соглашусь,то на одном условии. Завтра-же я отправлю принцессе письмо с описанием произошедшего.

— Твайли, в этом нет необходимости. Она не преступница.

— Флаттершай, я так не могу. Мне это нужно. Для очистки совести.

— Тогда хотя бы через месяц. Дай ей фору. – ответила Шай.

— Месяц?! Что я тогда напишу?! Что я месяц скрывала от Селестии...

— Через неделю?

Единорожка запнулась, осмысливая предложенное. Она явно хотела что-то возразить, но взглянув на Киприс, тяжело вздохнула.

— Неделя. Договорились.

* * *

— Надеюсь, ты знаешь что делаешь.

— Не беспокойся Твайлайт. Все будет хорошо. Просто дождитесь меня, и мы отправимся к девочкам, – уверила ее Флаттершай.

— Ээ-эх… — тяжело вздохнула единорожка, поглядев на стоящую неподалеку Киприс, переминавшуюся с ноги на ногу в ожидании Шай. — …Ладно. Но если что – мы тут как тут.

На этих словах Твай зашла в дом Флаттершай и заняла место у окна, рядом с Рейнбоу Дэш.

Пегаска тем временем подошла к чейнджлингу.

— Ну вот. Ты свободна, – улыбнулась она ей. Киприс лишь горько усмехнулась.

— То же самое я могу сказать и тебе. Я… Прости меня, если сможешь. Наверное… Тебе все же следовало сдать меня страже. Меня посадили бы за решетку, и я хотя бы частично испытала на себе то, что заставляла… Испытывать тебя, – чейнджлинг грустно опустила голову.

— Посмотри на меня, – мягко произнесла Шай. – Пожалуйста.

Киприс пересилив себя, с трудом повернулась в ее сторону. Пегаска улыбнулась.

— От этого ничего бы не изменилось. В темницах сидят плохие пони, а ты – совсем не такая. Ты… Просто совершила необдуманную глупость. Мы все их иногда совершаем.

— И все же… Ты зря это сделала. Что мне теперь остается? Я свободна, но пройдет пару дней, и голод снова пересилит меня. Мне неоткуда черпать любовь, даже твои звери меня возненавидели, – с этими словами, она взглянула на дом пегаски. Наблюдавший за ними все это время Энджел, гневно захлопнул входную дверь. — … И я не могу винить их за это. Я заставляла их любить меня, прикидываясь тобой. Любой бы меня возненавидел.

Флаттершай задумчиво осмотрела собеседницу:

— Ну, знаешь, не все такого мнения. Кое-кто хочет остаться с тобой, — пока пегаска наслаждалась недоуменным взглядом чейнджлинга, из гривы Шай показалась знакомая мордочка.

— Она настойчиво просила отпустить ее к тебе, – кобылка мягко улыбнулась.

— …Лимонка? – услышав свое имя, мышка с восторженным писком закопалась в гриву Киприс.

— Лимонка?.. А-а-а. – Шай тихонько хихикнула. – Уверена, это Пинки придумывала имя.

— Да… Так и есть… — отрешенно ответила чейнджлинг, во все глаза рассматривая зверька. – …Ты что, не боишься меня? – в ответ на это, Лимонка закрыв глазки от удовольствия, начала тереться мордочкой о шею Киприс.

— Вы отлично смотритесь вместе, – улыбнулась пегаска.

Чейнджлинг со слезами на глазах взглянула на Шай.

— Спасибо… Спасибо тебе за все. Видит Рой, я не заслужила подобного отношения, но все же… Большое спасибо, – Киприс крепко обняла засмущавшуюся пегаску, после чего распахнула крылья:

— Ну что?.. Полетели? – Лимонка довольно пискнула.

...Проводив парочку взглядом, Флаттершай обернулась на свой дом, откуда уже вышли обеспокоенные подружки.

— И… Что теперь?.. – спросила в недоумении Дэш.

— А сколько сейчас время?

Твайлайт зашла в дом и взглянула на часы. – Одиннадцать вечера. А что?..

Флаттершай хитро улыбнулась.

— Значит, мой день рождения еще не закончился?