Неприкаянный

История о пони, который пытается делать что‐то хорошее. Оценят ли окружающие его талант и старание?

ОС - пони

День питомцев или таинственное заболевание

Наконец наступил этот весёлый день: день питомцев! Эти 24 часа каждый пони имел право не идти на работу, не заниматься важными делами. Все могли посвятить всё своё время милым, пушистым питомцам. Но этот день оказался не таким уж и прекрасным: все питомцы, один за другим, стали заболевать неизвестной болезнью, которая казалась почти неизлечимой. Но вот, нашлась и причина катастрофы... P.S. Слова Зекоры сочиняла сама.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора

Мой брат - зуб

Шайнинг Армор - зуб. На самом деле. Так сказала принцесса Луна.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Стража Дворца

Киберпони

Прогресс - вещь необратимая. Он стирает любые преграды, давая разумным существам, сумевшим его обуздать, невероятную мощь. Он способен в мгновение ока изменять то, что годами создавалось природой. Будущее подкрадывается незаметно... Добро пожаловать в новую Эквестрию.

Флеш Сентри и призрак короля

Флеш Сентри, герой Эквестрии и трус до мозга костей, решил, что в Кристальной Империи он будет вдали от опасностей. Апокриф Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Король Сомбра Флеш Сентри

Семь свободных искусств

Семь свободных искусств древней Греции.

ОС - пони

Йона уметь говорить с животными?

«Эмпатия — это способность видеть глазами другого, слышать ушами другого, чувствовать сердцем другого». Альфред Адлер.

Флаттершай Другие пони

Обратный виток

Когда последствия вполне себе рядовых событий могут оказаться до абсурда неприятными...

Другие пони ОС - пони

В пустоте послышался плач

На знатный вечер в качестве главного гостя позвали "ГОВОРЯЩИЙ КАМЕНЬ". То ещё зрелище я вам скажу...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Самый Важный Урок

Пост-season3. Моя версия =)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Автор рисунка: Siansaar

Противостояние

Глава VI: Аудиенция у Селестии

Дэро вышел из казарм на рассвете — времени, когда тьма пропускает первые лучи света сквозь свою мрачную пелену. Времени, когда не остается больше сил терпеть ночь.

Несколько минут пегас, предавшись воспоминаниям, задумчиво рассматривал огненный диск, медленно поднимающийся на горизонте.

Ему следовало лететь к пристанищу хранительниц элементов — маленькому домику в северном крыле. Сперва Дэро хотел попросить о том старика Колда, но решил, что справиться с поручением сам — в движении, мысли о безысходности реже посещали его.

Ночной ветер и не думал успокаиваться, беспокойно завывая в открытых окнах. Подняться на крыло при этом было просто — Дэро расправил крылья, подбирая под них холодный воздух и, резко взмахнув ими, взлетел, направляясь к алой аллее.

В полете, он заметил старого пегаса, стоявшего на стене замка — старик тяжело дышал, но держал осанку прямо и горделиво — словно был рад одолевшей его усталости.

Приземлившись подле него, Дэро готовился сказать причитавшиеся учителю слова приветствия — но Колд, резко взмахнув рукой, остановил его.

-Всё хиреет, Дэро...и я, и весь свет — только вот я ещё за что-то держусь, — тихо, едва слышно, сказал пегас, — Поскорее всё кончилось — для меня, хотя бы...

Колд внезапно замолк — по его лицу стремительно прошла тень, заставившая Дэро вздрогнуть — но в следующее мгновенье Колд не выражал никаких эмоций, кроме спокойствия и глубокой сосредоточенности.

-Я думал сам проводить хранительниц на аудиенцию — но лучше сделать это тебе, мой мальчик. На моих плечах отныне большая ответственность — Селестия приказала сформировать городское ополчение. Она уверяет, что грядет война — и я склонен ей верить.

Колд перевел дыхание, не отрывая взгляда от медленно поднимающегося солнца.

-Вера и надежда, мой друг, запомни, кроме этого у нас нет ничего,- продолжил он, — Всегда, в последний миг перед падением, у тебя возникает надежда и вера в спасение — и она порой настолько ничтожна...

Дэро с изумлением смотрел на появившиеся слезы в уголках глаз старика — он никогда не видел их ранее на его лице.

— Ты также приглашен на аудиенцию, Дэро. Сегодня узнаешь много нового — и поймешь причины моих страданий. Теперь же, не задерживайся — Селестия подняла солнце, а это значит, что она готова принять вас.

Дэро кивнул, попрощавшись с ним древними словами почтения:

-Твоё лицо всегда в моей памяти, учитель.

— И прости старика за то, что позволяю себе такие разговоры — но, видят звезды, я действительно не в силах был больше держать всё в себе, — сказал вслед ему Колд.

Вскоре Дэро стоял на пороге маленького домика — из настежь распахнутых окон доносился свист и слабое похрапывание спавших пони.

Сильно постучав в дверь, он замер, ожидая, когда проснутся его обитатели.
Дверь открыла Твайлайт — выглядевшая на удивление бодро, после ночного разговора с Колдом — в её ясных, широко распахнутых глазах не было даже малейшего намека на усталость.

-Принцесса ожидает вас, госпожа Твайлайт — следуйте за мной, когда будете готовы.

На несколько минут домик наполнился шумом — не желавшие так рано вставать пони брыкались, не давая сорвать с себя одеяло.

Твайлайт несколько раз уговаривала их встать, но, поняв безуспешность своих действий, прибегнула к магии — легкой, слегка бодрящей тело и дух. Её рог сиял над кроватями друзей — и каждый из них, вскоре, сладко потягиваясь, окончательно пробуждался, полный энергии и сил.

Когда, наконец, с возней было покончено, друзья, слегка понурившись, брели за Дэро — по красивым, блестящим на утреннем солнце бирюзовым тропкам.

Путь до резиденции принцессы оказался недолог — у ворот гордо стояли тёмные, как смоль, охранники, пропустившие их в гостиные залы дворца — богато разукрашенные красивейшими колоннами и легчайшими занавесями из почти невидимого светлого шелка.

-Селестия должна была принять нас, по всем правилам этикета, в тронном зале, — объяснял Дэро, проходя длинными, уходящими куда-то вглубь, коридорами, — Но, учитывая происходящее, нам придется пройти в пещеры под Кантерлотом.

-Пещеры? Те самые, в которых была заточена Каденс? — поинтересовалась Твай.

-Почти. Различия лишь в том, что в пещеры Её Величества пробраться под силу лишь тому, кому она полностью доверяет.

Вскоре длинный коридор закончился, упираясь в стену — казалось, тупик, прохода нет.

Дэро подошел к ней вплотную, начиная читать заклинание на давно забытом в Эквестрии языке — Ай’эрлу.

— Эдер вилл айг гифва, де вангаре толф...

Постепенно, голос его становился звонче и сильнее — стена же таяла, теряя свои очертания.

-И куннен вал свара, едхаст де еллер ей!
Ом и вилер, еллер ей!

Дэро тяжело дышал, переводя дух. Заклинание было изучено им не так давно — под руководством Селестии, он не раз воспроизводил его — но сделать это без её помощи оказалось трудно.

Твайлайт удивленно присвистнула, взглянув на пегаса. О таком способе контроля магии она слышала — с помощью песен, для которых древнее наречие Ай’эрлу подходило как нельзя лучше, но в действии она увидела это впервые.

-Вперед, леди, — отдышавшись, велел Дэро, — Мне следует закрыть вход — вы же спускайтесь вниз.

Друзья послушно ступили на появившиеся ступени, уводящие проход ещё глубже. Спустя пару сотен шагов им послышался сильный, властный клич Дэро, и песнь, которая длилась чуть дольше, чем первая.

Во мраке длинной лестницы, освещаемой только свечением рога Твайлайт и Рэрити, они заметили внизу слабый, едва заметный голубоватый свет.

Всё ближе приближаясь к нему, они чувствовали, как сознание становится четче и яснее, а тело преисполняется бодростью и энергией.

Войдя в широкую каменную арку — конец лестницы, хранительницы первую секунду ослепли от яркого белого свечения, исходящего от исполинских размеров алмаза, стоявшего посреди пещеры, в которую они вошли.

Подле алмаза сидели два аликорна — Луна и Селестия, правительницы Эквестрии, объединенные сейчас не только узами семьи, но и общей бедой. Их лица почти соприкасались, глаза были закрыты — обе творили заклинание — рога их светились, чуть ли не ярче, чем гигантский кристалл за их спинами.

-Принцесса Селестия! Принцесса Луна! — закричали юные пони, стремглав подбежав к ним.

Селестия открыв глаза, встала, принимая их в свои объятья.

-Мои милые пони... Я рада, что вы живые добрались до Кантерлота... Но, боюсь, ваши испытания на этом не закончены — присаживайтесь рядом — мне следует о многом вас расспросить, и многое вам рассказать...

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу