Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 9. Штаб Глава 11. Переговоры

Глава 10. Враг моего врага


-Выхода нет, я отправлюсь с ними. — с обречённой решительностью заявила Твайлайт, спешно обсудив с верными офицерами сложившуюся ситуацию.

-Ваше Высочество, должен быть другой путь! — горячо запротестовал лейтенант Штерн. — Прошу меня простить, но это слишком опасно! Вы не должны подвергать себя такому риску!

-Я прекрасно понимаю, насколько это опасно. — мрачно ответила Твайлайт. — Но по-другому нельзя — на кону жизнь невинных пони!

-Лейтенант, Принцесса права, и ты это знаешь. Ситуация вышла из под контроля и стала критической, сейчас повлиять на положение может только сила, недоступная простым смертным. — рассудительно поддержал Принцессу агент Эреб. — Я не верю, что какой-то грифон способен причинить Её Величеству какой-либо вред, даже если он умеет творить такое колдовство.

-Ты не можешь быть в этом уверен! Никто из нас не знает этого наверняка! — сердито заметил офицер, затем, вздохнув, уже спокойным тоном предложил. — Послушайте, среди стражников были те, кто не сломался в этой "зоне", из них можно собрать штурмовой отряд и...

-Нет, я должна идти одна. Таковы условия, иначе заложники могут пострадать. — отрицательно покачала головой Твайлайт и добавила взволнованно. — И с каждой минутой они рискуют всё больше и больше!

-Штурмовикам не обязательно быть вместе с Вами, Ваше Высочество, они могут проникнуть на территорию боевиков и другим путём. — с жаром продолжал Штерн, совершенно не желавший оставлять Твайлайт без защиты. — Например, десантироваться прямо с неба на площадь...

-Район всё ещё охвачен пожаром, из-за дыма вам придётся приземляться вслепую, наугад. Это неоправданный риск, причём не только для стражников, но и для заложников. — спокойно возразил оперативник Ночного Дозора. — Я предлагаю проинформировать о происходящем саму Принцессу Селестию. Если кризис на захваченном судне не окажется столь же критичным, то мне удастся привести Её Величество к Вам на помощь.

-Великолепная мысль, агент Эреб! Если уж кто и сможет справиться с этими чарами, то только Принцесса Селестия! — с радостью согласилась Твайлайт, когда её внезапно прервал лихой свист, за которым последовал знакомый издевательский крик.

-Алё, стада! Ви чито там, satanayi eshi, уснули, чито ли? Нам-та ваще пливать, а вот наш атаман там скора ваших на плов-млов пустит!

-Отправляйтесь немедленно, я постараюсь оттянуть время настолько, насколько возможно. — приказала Твайлайт Эребу, после чего тот, кивнув головой, стрелой устремился ввысь и скрылся из виду. Повернувшись к офицеру ОМОНа, Твайлайт продолжила. — А вы, лейтенант, соберите нужный вам отряд и будьте наготове. Пожелайте мне удачи.

-Ни пуха, ни пера, Ваше Высочество! Задайте им жару! — со всей искренностью произнёс Штерн, провожая встревоженным взглядом уходившую Принцессу, добавив шёпотом. — Берегите себя...

Твайлайт мысленно подготовила себя к тому, что ожидала ощутить, зайдя в "зону поражения". В глазах приведённых пленников, которым стражники помогли перебраться за баррикаду, волшебница видела такое угнетение, что даже физически ощутила прикосновение того ужаса, что они испытали в "зоне". Воображение рисовало перед ней всевозможные картины кошмаров, заставляя нервно стискивать зубы и ждать, когда же на неё обрушится враждебное колдовство...

Всё произошло плавно и медленно, накатили странные чувства и, словно трясина, накрыли с головой, увлекая за собой. Горький удушливый запах дыма и гари сменился не менее душным гнилостным запахом болота, на языке появился противный солоноватый привкус, а слух начал различать слабое, но назойливое жужжание каких-то насекомых. Само окружение менялось на глазах, обретая неестественные кофейные оттенки, но и это был не предел — тени превратились в штрихи, на поверхностях появились следы мазков, словно от кисти, а движения стали расплывчатыми и оставляли за собой едва заметный шлейф. Иными словами, всё вокруг теперь напоминало одну сплошную картину.

В памяти Твайлайт были ещё свежи воспоминания о Царстве Хаоса, в которое Дискорд когда-то обратил Понивилль. В этом месте была схожая атмосфера безумия, но при этом оно не столько сводило с ума, сколько вызывало отвращение. Казалось, что в грязи, сочившейся из-под каменной мостовой, копошились червяки и многоножки, в тенях среди домов мелькали штрихованные силуэты каких-то жутких существ, а из тёмных провалов окон за молодым аликорном внимательно следили многочисленные глаза, светящиеся недобрым огнём. Небо над головой затмил дым от пожаров, образуя собой нечто, напоминающее плотный свод переплетённых между собой ветвей. Хотя улица и дома оставались, на первый взгляд, прежними, игра цвета, штрихов и высветлений превратила это место в мрачные чащобные дебри.

-Как самачувствие, Ваше Височиство? Животик ни пучит? — с издёвкой поинтересовался коренастый грифон, когда Твайлайт приблизилась, пошатываясь от новых ощущений.

-Не твоё грифонье дело. — сердито огрызнулась волшебница, утирая пот со лба. Из-за полыхавших огней здесь было очень жарко и душно. — Ведите меня к своему атаману и держитесь так, чтобы я вас видела!

-У, какие ми суровие! У миня аж перья встали дибом, и, кстати, ни толька перья, хе-хе! — от таких пошлых намёков Твайлайт аж задрожала от возмущения. — И ищё малинький савет — ни нада тут калдавать, а ни то, хе-хе, будит полний putz (неприличное ругательство (арм.)!

-Патопали уже, Скорщ. Принзесса и без тебя всё усекла. — хмуро одёрнул своего товарища грифон с "белым флагом". Когда же Скорч, со смешком махнув на него лапой, направился в сторону площади, угрюмый боевик повернулся к Твайлайт и тихо произнёс. — Идёмте, Важе Высощество, у нас мала времени. И будьте гатовы.

-К чему готова? — с подозрением спросила Твайлайт, однако грифон вместо ответа подмигнул ей и пошёл следом за своим товарищем. Поколебавшись мгновение, Принцесса отправилась за ними.

_____________________________________________________________________________________

Охваченную пожаром улицу они прошли в полном молчании. Твайлайт старалась не смотреть по сторонам, чтобы не видеть страшных разрушений, остановить которые сейчас не могла. Да и спасать здесь уже было почти нечего. Не менее жуткую картину представляла и Аллея Рассвета, к которой их привела дорога — большая часть скульптур и скамеек были разбиты, клумбы и газоны вытоптаны, стволы деревьев изрезаны письменами на чужих языках, а кустарниковые ограды вырублены и пущены на огромные костры, чьи клубы горького дыма затмевали ночное небо. Но ни один из костров не мог сравниться с тем столпом огня, в который обратился Театр, пылавший среди крон деревьев и колонн дыма на горизонте. При виде всего этого безобразия у Принцессы от обиды аж слёзы выступили, а в горле словно застрял горький комок. Ей стоило огромных усилий, чтобы не выместить злость на своих "проводниках", которые были замешаны во всём этом хаосе.

Чем дальше они углублялись в "зону", тем сильнее ощущалось влияние колдовства. Окружение действовало угнетающе, навевая тяжёлые пугающие мысли. Сам воздух был пропитан отчаянием и безысходностью, из-за этого Твайлайт чувствовала себя, как мотылёк, угодивший в паутину. Это было очень неприятное чувство. Мало того, ещё из-за удушливой вони и усиливающегося вкуса соли во рту волшебницу начало подташнивать. Не знай она, что в этом виновата магия, решила бы, что подхватила лихорадку. Впрочем, сильнее собственного самочувствия её тревожило поведение одного из спутников.

Сказать, что Шрайк, хохлатый грифон с "белым флагом", вёл себя странно, было бы сильным преуменьшением. Он явно не был доволен сложившейся обстановкой и определённо испытывал неприязнь к своему атаману, да и к соратнику относился довольно недружелюбно. Подозрения Твайлайт подтвердились, когда они минули задымленную улицу и вышли к разграбленной алее, от которой площадь находилась всего в паре шагов. Замедлив шаг, но не останавливаясь, Шрайк через плечо негромко окликнул волшебницу.

-Принзесса, Вы будете драться с атаманам? Вы его прибьёте?

-Зачем мне тебе отвечать? — также негромко отозвалась Твайлайт, догадываясь, к чему клонит боевик. — И зачем вообще задавать такие вопросы?

-Затем, щто Риптайд должен умереть. — мрачно и решительно сказал Шрайк, взглянув искоса на Принцессу. — Плевать, адержимый, не адержимый, за такой беспредел он будет атвечать. А ведь многие из нас вазмущались, кагда его сместили, были гатовы бунтавать из-за него! А он... Он предал нас, таков был его план. Немногие эта поняли, но была слижкам поздна.

-Предал? Каким образом? Почему предал? — недоверчиво осведомилась Принцесса.

-Кагда па приказу Мастера Фарсайт сменил Риптайда, старый атаман абвинил нас в измене. Он арал и материл каждаго, пака не приказал разграмить Ваш горад. Ни у каго не нашлось мужества аслушаться и даже аспорить его слава. Риптайд всегда был безжаластным вырадком, но никагда раньше не атдавал таких бессмысленных приказов. Апалщив против себя весь горад, мы аказались в безвыхаднам палажении, между тюрьмой и смертью. Он спустил нас, как беженых жакалов, толька за тем, щтобы нас перебили, как беженых жакалов. Сам марать когти не захател. – с нескрываемой ненавистью прошипел Шрайк, от злости у него аж перья затрепетали.

-Хочешь сказать, что он устроил весь этот хаос чтобы избавиться от вас? Во имя Селестии, да это просто уму непостижимо. Воистину он безумец. — пробурчала Твайлайт. — Да и вы все ничуть не лучше, раз с таким упоением грабили и притесняли простых горожан. Но ответь, почему грифоны никого не убивали? Неужели и это был приказ вашего атамана?

-Ага. Не знаю, защем он эта приказал и, щестна гаваря, мне плевать на прищины. Этат старый маразматик двинулся бажкой, других абъяснений мне не нада. — в сердцах сплюнул грифон. Впрочем, он быстро успокоился и продолжил. — Кроме меня здесь есть и другие, кто хощет его смерти. Раз Вы прижли сюда за тем же, то мы можем заключить сделку.

-Я не собираюсь никого убивать. Я здесь только за тем, чтобы остановить кровопролитие. — резко ответила Твайлайт, после чего, поразмыслив, хмуро добавила. — Но у меня может не оказаться другого выбора. Я не хочу рисковать чужими жизнями. Что за сделку ты предлагаешь?

-Не я. Наж... саюзник. — загадочно произнёс грифон, жестом призывая Принцессу остановиться. Подозревая неладное, Твайлайт, тем не менее, остановилась и с тревогой стала следить за развитием событий.

Шрайк осторожно осмотрелся и, задрав голову, вдруг прокаркал три раза, как ворона. Услышав это, Скорч с удивлением обернулся и, спрашивая что-то на своём языке, спешно подбежал к товарищу. Грифон в ответ что-то пробурчал и постучал себя по затылку. Озадаченный Скорч нахмурил брови, растерянно стянул с себя тюрбанный шлем с бармицей и начал осматривать со всех сторон. Внезапно Шрайк испуганно воскликнул и указал куда-то за спину соратника. Тот резко развернулся, чем боевик и воспользовался. Сделав шаг назад, Шрайк быстро размахнулся и со всей дури ударил "белым флагом" по открытой голове Скорча. Удар был такой силы, что толстая и крепкая с виду палка с треском сломалась пополам, однако каким-то чудом грифон устоял. Пошатываясь, словно пьяный, он медленно повернулся к своему обидчику, в его широко раскрытых ошалелых глазах застыло выражение удивления и обиды.

-Es ko tiryontch mere (неприличное ругательство (арм.)! — членораздельно выговаривая каждое слово, с укором сказал Скорч, прежде чем Шрайк врезал ему промеж глаз тем, что осталось от палки. Этого удара боевик уже не выдержал и с глухим стоном рухнул на землю.

-Зачем ты это сделал?! — с ужасом поразилась Твайлайт, так и не привыкнув к той жестокости, на которую способны грифоны, даже по отношению к друг другу.

-Скорщ слижкам баялся атамана, щтобы идти против него, а лижние враги нам не нужны. К таму же я давно хател эта сделать. — с мрачной усмешкой ответил Шрайк, но, заметив осуждение в глазах Принцессы, невнятно пробурчал. — Жить будет, щто ему станется...

-Это было подло! Просто с ума сойти, как таких как вы только земля носит... — сурово проворчала волшебница, но не стала продолжать эту тему. В лекциях о морали сейчас не было ни смысла, ни времени. — Ладно, Дискорд с вами всеми, про какую сделку ты тут мне говорил? И ради всей Эквестрии, не надо никаких дурацких загадок и недомолвок про невесть что!

-Проста падаждите, наж саюзник скора будет здесь, он с Вами всё и абсудит... — уклончиво пробормотал грифон, но Твайлайт его сердито перебила.

-Хватит! Либо ты говоришь напрямую, что хочешь, либо я без тебя отправлюсь к вашему атаману и будь, что будет! Я не собираюсь играть в эти дурацкие игры, когда мои подданные в опасности!

-Не дурите, Принзесса, так Вы никаму не паможете! И... Həmd Taleyi (Хвала Судьбе (азер.), вот и он! — внезапно воскликнул Шрайк, указав куда-то в сторону пылавших костров. Помня о том, как боевик обошёлся со своим соратником, Твайлайт опасливо проследила за направлением его лапы, не упуская самого грифона из виду. Но то, что она увидела, всецело завладело её вниманием.

В монохромном пламени внутри горящей беседки, находившейся от них всего в дюжине шагов, возник заштрихованный силуэт. Неспешной гордой поступью, не обращая никакого внимания на опасную стихию, из огня вышел пони. Им оказался тот самый незнакомец с корабля, которого преследовала Твайлайт, в этом она даже не сомневалась. Из-за искажённого "зоной" восприятия в глазах Принцессы он предстал в глубоких кофейных тонах, из которых в его образе преобладали преимущественно тёмные.

С ног до головы он был облачён в мешковатые одеяния из плотной ткани, напоминающие нечто среднее между туникой и восточным халатом. Несмотря на свою экзотичность, ничего особенного в одежде не было — ни каких-либо узоров, ни украшений, разве что в глаза бросалось обилие шнурков и ремешков, намекавших на обилие внутренних карманов и потайных подсумков. Оружия при нём видно не было, если за таковое не считать кожаные поножи с подозрительными железными трубками и жуткие подковы с изогнутыми когтями на передних ногах, с помощью которых, как догадалась волшебница, этот акробат и провернул тот трюк с прыжками на стенах. Его лицо было скрыто за длинными узкими полосами ткани, обильно обмотанными вокруг всей головы так, что оставались видны лишь глаза. Когда же он приблизился, Твайлайт испытала лёгкий испуг, заметив, что в глазах незнакомца не было ни радужки, ни зрачков.

-As-salam alaykum (мир вам (араб.)! Сердечно благодарю Ваше Высочество за столь горячий приём, прямо таки с огоньком! — насмешливо поприветствовал чужак Принцессу, без особого почтения опустившись на одно колено. — Все эти горящие дома, разгромленные торговые лавки, культурный мордобой между стражниками и грифонами, разгул чёрной магии на улицах — я словно снова на родном базаре у себя дома!

-Да как ты смеешь глумиться над нашим бедствием! — искренне возмутилась Твайлайт, едва не срываясь на крик. Тканевая повязка заметно приглушала голос незнакомца, из-за чего становилось сложно разобрать некоторые слова, но не ощутить в них нахального ехидства было невозможно. — Заруби себе на носу, чужак — я не жестокая, но клянусь Селестией, не потерплю издевательств над теми, кто пострадал из-за зверства таких как ты! Поэтому очень советую тебе сейчас проявить должное уважение, как подобает гостю, не то я живо научу тебя, как следует себя вести! И учти, никакая волшебная преграда меня не остановит!

-Серьёзное заявление. Если бы я услышал его от кого-то, вроде Принцессы Селестии, то в тот же миг со стыда разбил бы голову обо всю планету. Но так как Вы просто Принцесса Твайлайт Спаркл, Героиня Эквестрии и Кристальной Империи, то я, наверное, ограничусь восхищённым вздохом и одарю Вас взглядом, полным интереса и симпатии, выражая почтительное смирение и уважение к Вашей божественной персоне. — с иронией ответил незнакомец, слегка склонив голову.

-Прекрати немедленно! Говори, кто такой и зачем пришёл! — сурово потребовала Твайлайт, которую дерзкий и высокомерный тон этого пони стал здорово раздражать. — И быстро, я не хочу терять здесь время!

-Вай-вай-вай, как непочтительно с моей стороны, ведь я до сих пор не представился! Но с другой стороны Ваше Высочество должны понимать, что я ношу маску не только ради красоты, и если бы хотел, чтобы всякая собака знала моё имя, то давно надел бы табличку с именем на шею! Но так и быть, для Вас я сделаю исключение! — со смехом произнёс незнакомец, а затем, театрально прокашлявшись, изменившимся голосом объявил. — Я ужас, летящий на крыльях ночи! Я обжигающий ветер Рока, что терзает безмятежную плоть обречённых! Судьба — моя госпожа, а удача — моя любовница, имя моё — Шехзаде Ханджар аль-Ассасин по прозвищу Саламандра! Но Вы, Принцесса, можете звать меня просто "Шехзаде".

-Вот как? Ты слишком высокого о себе мнения, "Шехзаде" Ханжа, и к тому же много треплешься. — с неприязнью заметила Твайлайт, спешно составив портрет собеседника по его "имени". — И ты так и не ответил, зачем члену команды посла Рахат-лукума отправляться тайком в эпицентр беспорядков? Если ты не на стороне грифонов, то почему не остался на корабле помогать стражникам освобождать своих товарищей?

Имя было выдуманным, в этом не было ни капли сомнения, и, как следовало ожидать от столь самоуверенной личности, оно оказалось "говорящим", и по его значению можно было получить определённое представление об этом незнакомце. Слово "Шехзаде" на Востоке являлось титулом, применявшимся к детям шахов и султанов, эквивалентное по смыслу "Принц". Что такое "Ханджар" Принцесса не знала, но нашла довольно забавным созвучное ему из родного языка слово "ханжа", вполне подходившее болтливому чужаку. Что до прозвища, то на Твайлайт оно не производило никакого впечатления, хотя и предположила связь с тем трюком, который чужак провернул, пройдя сквозь огонь. А вот "аль-Ассасин" вызывал у неё тревогу, ибо последнее слово, будучи как раз восточного происхождения, закрепилось в обиходе под значением "убийца", а так как артикль "аль" в восточной именной системе указывал на принадлежность к месту рождения или роду занятий, то опасения не были напрасными. Однако своим вызывающим поведением этот "Шехзаде" совсем не производил впечатления убийцы. С другой стороны это могла быть уловка, отвод глаз, отчего являлось ещё большей опасностью. Особенно учитывая то, что на него, как и на грифонов, влияние "зоны" не действовало, либо чужак оказался столь же устойчивым к чарам, как и те пленники, которых вернул атаман.

-Ханджар, моя дорогая Принцесса, а не "Ханжа", моё имя переводится как "кинжал". — обиженным голосом отозвался Шехзаде, но быстро успокоился и продолжил с прежним насмешливым тоном. — Что до Вашего вопроса, то хочу развеять Ваши заблуждения — я ни на чьей стороне, потому что на моей стороне нет никого. И уверяю, я никак не связан ни с послом, ни с его командой, у меня свои причины находиться в этом славном городе. Если Вы не поняли, то это значит, что Вам я не друг, но, что намного важнее, и не враг. Однако Судьба свела нас против общего неприятеля, поэтому я вспомнил о старой восточной мудрости — "Враг моего врага — мой друг". Чудесная пословица, не находите?

-Может, и согласилась бы, если бы не знала, как она звучит в оригинале. "Враг моего врага, мой друг, это всегда враг моего врага, ни больше, ни меньше". Приписывается древнему мистику и визирю Аркейну Обскуре, жившему тысячу лет назад. — холодно произнесла Твайлайт, на что Шехзаде сначала удивлённо вскинул брови, а затем довольно рассмеялся, вызвав у Принцессы возмущённое недоумение. — Что такого смешного я сказала?

-... yaşlı duydum olsaydı... (слышал бы тебя старик... (тур.) Вы приятно поразили меня своими знаниями и сообразительностью, а то я уже начал разочаровываться в историях, что сложили о Вас. Предвкушаю славное старое доброе сотрудничество с роковой красавицей, полное недоверия, обмана и кинжалов за каждою улыбкой! — заметив, как исказилось от раздражения лицо Твайлайт, Шехзаде неожиданно задал странный вопрос. — Вот мне интересно, как Вы отнесётесь к тому, что заложникам, которых Вы так торопитесь спасти, страшась жестокого ультиматума атамана, на деле совершенно ничего не угрожает?

-Ч-что?! — растерянно воскликнула Твайлайт, с недоверием взглянув чужаку в глаза. Но в них было решительно невозможно понять, лжёт ли Шехзаде или же говорит правду. — Как это понимать?

-А так и понимайте! Вы что думаете, раз Риптайд из перьев вон лез, чтобы его душегубы никому головы не открутили, то заложников сразу пустит на шашлык, если одна венценосная особа опоздает на свидание? — усмехнулся Шехзаде и, устав стоять на месте, присел по-восточному, расположившись на земле поудобнее. — Ни один уважающий себя наёмник не станет себя утруждать такой заботой, если у него только нет сказочных принципов или ему за такое просто не заплатят. И смею вас заверить, сейчас Риптайд руководствуется ни тем, ни другим. А значит, они ему нужны живыми по иной, намного более важной причине. Так что Вы можете спокойно покинуть это весёлое местечко и спрятаться под тёплым крылышком Принцессы Селестии, Ваши твердолобые стражники зачистят эту территорию и без Вашей помощи. Ничего страшного с заложниками не случится, максимум, что им грозит, это пожизненное заключение в доме умалишённых, но это ведь сущие пустяки!

-Я тебе не верю, зачем атаману тогда вообще брать кого-то в заложники? Зачем их пытать? Ты знаешь больше, чем рассказываешь, более того, ты хочешь получить мою помощь, но вместо того, чтобы всё нормально объяснить, ты провоцируешь меня, насмехаешься и паясничаешь, словно жеребёнок! — строго выговорила Твайлайт, приблизившись к Шехзаде вплотную. Принцесса отдавала себе отчёт в том, что находиться в столь опасной близости от незнакомца, от которого можно было ждать любого подвоха, было, по-меньшей мере, рискованно, но отступать Твайлайт зареклась. Ей были нужны внятные ответы и волшебница собиралась их добиться. — Я не знаю, кому ты служишь, не знаю, замешан ли ты в этом хаосе, но совершенно уверенна, что ты не стал бы со мной связываться, если бы не задумал использовать меня для своих целей! И в твоих же интересах рассказать о своих планах, иначе...

-Ц-ц-ц, какая проницательность, какая сила духа! Настоящая Принцесса! Начинаю понимать, почему такая красота до сих пор не нашла себе подходящую пару — где же в Эквестрии найти достойного жеребца, когда все геройства вершат кобылки, ха-ха! — дразняще сощурил глаза Шехзаде, жестом приглашая Твайлайт присесть рядом. Не дождавшись ответа, незнакомец театрально вздохнул и, поднявшись, с досадой пробурчал. — А может быть потому, что Вы бываете такой скучной, что женихи вешаются ещё во время любовных переписок! Ставите вопрос ребром, значит? Так вот вам и симметричный ответ — да, я хотел Вас использовать, как и этого угрюмого грифона со смурным взором, как и все имеющиеся в моём распоряжении ресурсы! Вы хотите спасти свой город от погромщиков? Упаси меня Судьба отбирать у Вас Вашу работу! Я здесь только ради одного субъекта, из-за которой весь этот район превратился в сплошную психоделическую картину!

-Ты имеешь в виду атамана Риптайда. — уверенно произнесла Твайлайт, но Шехзаде только махнул копытом.

-Да плевал я на этого Риптайда с вершины зиккурата, он дурак, а вот див, который забрался ему в голову и распрямил последнюю извилину — совсем другое дело! Мало того, что наёмников пустил беспредельничать, так ещё и стащил Шкатулку Феноменов! Каков наглец, а? — не то с возмущением, не то с восхищением поведал чужак.

-Опять ты говоришь загадками! Див? Шкатулка Феноменов? Что это вообще такое? — с подозрением осведомилась Твайлайт.

-Ваше Высочество, только не говорите, что никогда не слышали о дивах! Ведь в легендах Вам уже доводилось сражаться с их племенем и даже победить их могучего повелителя — ифрита Дискорда! Что, такого не было? — увидев озадаченный взгляд Принцессы, Шехзаде тоскливо вздохнул и продолжил. — То есть злые, подлые духи, паразитирующие на тёмной стороне души, они обожают творить всякие мерзкие шутки со смертными! Впрочем, у них есть чувство юмора, этого у них не отнять, как и страсть к различным играм, на чём их и ловят опытные чародеи. Пойманный див не так, всемогущ, как ифрит, но способен исполнить хотя бы одно желание. В разумных пределах, конечно.

-И я, значит, должна поверить во всю эту мистику? Что какой-то злой дух подчинил себе вашего атамана, как утверждаешь ты и остальные грифоны? — скептически поинтересовалась волшебница, на что Шехзаде только пожал плечами.

-Если Вас устраивает другая версия, то милости прошу, каждый верит в то, во что хочет верить. Только потом не удивляйтесь, что этот "одержимый" будет донимать Ваше Высочество кошмарами наяву, дабы набить своё волшебное брюхо Вашим отчаянием, как он это сейчас проделывает с этими горе-вояками и, к слову, с Вашими заложниками!

-Хорошо, пусть это будет "одержимый"! Чем он опасен и как его можно остановить? — Твайлайт не стала спорить, сконцентрировав внимание на непосредственном источнике проблем. — И что это за Шкатулка Феноменов, которую он "стащил"?

-А это есть занимательная безделушка, с помощью которой атаман и творит всё это непотребство. Её возможности, как Вы могли заметить, более, чем внушительны — искажение восприятия, управление сознанием, изменение магических потоков и это далеко не предел! Подобное устройство может перевернуть привычное нам мироздание, причём, во всех его смыслах! Только представьте — оружие, которым можно усмирить как грозного дракона, так и бунтующую толпу, не причинив никому физического вреда! Понимаете? С его помощью войны, беспорядки, да любые конфликты окончательно сгинут в прошлое! — с необычайным вдохновением начал рассказывать Шехзаде, нахваливая Шкатулку так, словно был её создателем. В эту минуту в голову Твайлайт закрались новые подозрения относительно личности чужака, но озвучивать их не стала. Слишком рано для каких-либо выводов. — Дурак атаман и сам не понимает, с чем связался, а див, пользуясь устройством на полную мощь, рискует её попросту сломать. Этого я допустить не могу, поэтому я предлагаю Вам сделку, Принцесса — я расскажу, как обезвредить устройство, чтобы колдовать без риска превратить себя в дракона или одуванчик. Более того, я помогу избавиться от Риптайда и его прихвостней, но только на одном условии — я заберу Шкатулку Феноменов себе и никто не станет мне препятствовать!

-Кхм! — недовольно прокашлялся Шрайк, напоминая о своём присутствии. Покосившись на него, Шехзаде со вздохом добавил.

-Ну, хорошо, Шрайк, ещё одно условие — пусть всех грифонов вернут Мастеру Рахат-лукуму. Они, хоть и идиоты, но зато исполнительные идиоты, а ещё, знаете ли, боятся дворцовых клеток пуще пыточных машин посла! Итак, Принцесса, как нам быть — вместе пройдём тропою Судьбы или останемся у перекрестного камня порознь?

-Зачем тебе эта Шкатулка? Что ты собираешься с ней делать? — осторожно спросила Твайлайт, не спуская с чужака глаз.

-Как это зачем? Поставлю у себя в гареме, а то мои красотки такие ревнивые и вспыльчивые, их мёдом не машь, дай потаскать друг дружку за гриву! А так будут вести себя смирно и ласково, как котята. — ехидно ответил Шехзаде, как бы невзначай любуясь своими когтистыми подковами. Повернув голову в сторону волшебницы, он вновь задал вопрос. — Вместе или порознь?

Довериться тому, кто прячет лицо за маской, а намерения за ложью, Твайлайт не собиралась. Она нутром чувствовала, что этот чужак собирается использовать её как пешку в своих планах. Но с другой стороны Шехзаде может оказаться полезен, более того, он, сознательно или нет, показал свою слабость — тщеславие и страсть к позерству. Его можно было перехитрить, сыграв в его же игре на своих правилах.

-"Враг моего врага"... Я никогда не одобряла такой принцип сотрудничества. Но отчаянные времена требуют отчаянных мер. — холодно и решительно заявила Твайлайт, не совсем уверенная, что делает правильный выбор. Но по-другому было нельзя. — Я — Принцесса Твайлайт Спаркл, я должна защищать Эквестрию и всех её жителей, поэтому мне придётся согласиться на эту сделку. Ради всеобщего блага.

-Akıllı bir (умница (тур.). — довольно пробурчал Шехзаде, словно иного ответа он и не ждал. — Я знаю, что Вы мне не доверяете, но меня это вполне устраивает, ведь недоверие подобно специи в отношениях, оно добавляет пикантной остроты. Пусть мне доверять нельзя, но зато верить можно. И посему слушайте меня внимательно, Ваше Высочество...