Автор рисунка: Siansaar
Глава 7. Погромы Глава 9. Штаб

Глава 8. Столкновение


Твайлайт не сразу поверила в то, что услышала. Сказать, что заявление грифона её ошарашило, значит, не сказать ничего! Он хочет поцелуй Принцессы? Да он спятил! Твайлайт даже не могла решить, что вызывало у неё большее отторжение – слова этого разбойника или та серьёзность, с которой он их произнёс. Этот безумец и впрямь верил, что поцелуй избавит его от совершённых грехов!

-Ты… Что ты такое просишь? Как ты можешь просить о таком? – поражённо произнесла Твайлайт, с трудом сдерживаясь, чтобы не отвести взгляда от страшных глаз грифона.

-Сделайти эта, о, чистейшая Принцесса Твайлайт, и Ви абритёте самава вернава ципнова пса! Я с радастью стану служить Вам, буду внимать каждаму Вашиму слову, а Ваши враги станут маими врагами! – продолжал фанатично разглагольствовать разбойник, подбираясь всё ближе к к Твайлайт.

-Остановись! – волшебница, не желая быть зажатой в угол, спешно телепортировалась за спину грифона и встала у прохода, чтобы, в случае чего, было пространство для манёвра. – Ты что, всерьёз думаешь, что я так просто прощу тебе все твои злодеяния, да ещё и поцелую тебя за это? Да ни за что на свете!

-Но я же испаведался! Я же сазнался ва всём! Hayhoyel(неприличное ругательство (арм.)! – в недоумении и отчаянии воскликнул грифон, ударив лапой по разбитому шкафу, окончательно его разломав. — Satanayi eshi! Что мне сделать ради Вашиво пращения? Толька скажите, и, yerdvum yem vor aryuny satanayi (неприличное ругательство (арм.), я эта сделаю!

-Исповедь! Ты называешь это исповедью? Ты рассказал о своих преступлениях, но в твоих словах я не услышала ни единого намёка на раскаяние! Даже если бы я поверила в твои россказни, я бы не стала так просто прощать лиходея, вроде тебя, да ещё и целовать! Тебе ведь только хочется спасти самого себя, на свои грехи тебе плевать! И раз для тебя они ничего не стоят, почему же для меня они должны что-то значить? Прощение не даётся просто так, его необходимо заслужить! И никакие сказки о злых духах тут не помогут! – строго и сердито ответила Твайлайт, про себя пытаясь понять, зачем продолжает вести бессмысленный диалог с этим существом. Ведь переубеждать столь инфантильного фанатика в чём либо было совершенно бесполезно.

— Hayhoyel! Пачиму Ви так жистоки? Где Ваше миласердие? Satanayi eshi! Ведь в лигендах благачистивие аликорни могут прастить любова грешника! Ани могут пращать грехи! – у грифона аж перья встали дыбом от злости и обиды. – Ани далжни пращать грехи!

-Так, хорошо. Бладлэттэр, правильно? Послушай…те. – при виде реакции разбойника, Твайлайт запоздало осознала, что в разговоре использовала неверную тактику. Логика против невежества помогала, когда было необходимо урезонить пони, но сейчас от неё было мало больше вреда, чем пользы. Укор и обвинения лишь разжигали ярость у грифона, побуждая его сделать окаянный шаг. У Твайлайт ещё оставалась возможность успокоить безумца, не применяя магию. Волшебница была уверена, что Принцесса Селестия смогла бы обойтись словами, а значит, и ей самой следовало поступить также! Или хотя бы попытаться. – Если вы и в самом деле хотите прощения, то вам надо очень постараться для этого. А также всем вашим товарищам. В первую очередь, вам всем необходимо сложить оружие и сдаться королевским стражникам. После чего вы займётесь восстановлением всего того, что разрушили и…

-Keghtot k’ats (неприличное ругательство (арм.)! Пачиму так долга?! Спасите миня сийчас, а патом делайте са мной что хатите! Или я ни дастоин Вашиво пращения?! Что, мая душа настолька чирна, что ни заслуживаю Вашиво пацелуя?! Satanayi eshi! – неистово возопил грифон, подскочив с протянутыми лапами к Твайлайт. Но та была наготове и успела возвести вокруг себя непроницаемый волшебный щит. Когти со скрипом и искрами прошлись по мерцающей поверхности барьера, после чего разбойник, осознав, что совершил, сделал шаг назад. То, как изменилось его лицо, испугало Твайлайт даже ещё больше, чем этот налёт. В глазах грифона застыла обречённость. – Вот как значит. Коли даже благачистиваму аликорну мерзастна миня пращать, то я уже прапал. Типерь я – воин шайтана, и абратной дароги больше нет…

-Во имя Селестии, зачем вы бросаетесь из крайности в крайность? Для вас ещё ничего не потеряно! – спешно заявила Твайлайт, увидев, как грифон поднял с пола кинжалы своего бывшего соратника. Разумом она понимала, что ей следовало атаковать прямо сейчас, пока не стало слишком поздно, однако сердцем упорно отказывалась сдаваться, всё ещё лелея надежду на мирный исход. Ей надо было только подобрать правильные слова, схитрить или же, всё-таки, побороть свою гордость и дать разбойнику то, что он хочет…

-Ara-vai vai, vai-vai-vai-vai! – прокричал грифон, совершенно не обращая внимания на слова Твайлайт, после чего внезапно начал… танцевать! К неописуемому изумлению Принцессы, этот разбойник распростёр крылья и лапы и завертелся на месте, двигаясь в быстром ритме мелодии непонятной, но задорной песенки, которую громко распевал на родном языке. – Ara-vai vai, iskakanic vai!

Твайлайт была ошарашена. Как бы она себя морально не готовила, но такого сумасшествия совершенно не ожидала. Все её попытки осмыслить действия грифона приходили лишь к одному знаменателю – разбойник был просто безумцем. Но, в чём Принцесса вслух бы и не призналась, весьма талантливым безумцем, ибо в его движениях была не дикая пляска, а быстрый и плавный танец. Грифон кружился на одном месте, изображая с помощью лап и крыльев полёт, чередуя медленный и стремительный темп, то резко приседая, то резко подскакивая. И ещё он постоянно вертел кинжалами, совершенно не опасаясь, что они могут улететь, а то и попасть прямо по нему. Всякий раз, когда разбойник ударял лезвием о лезвие в такт своей мелодии, у Твайлайт от страха замирало сердце, она бы уже давно применила магию, если бы не была так обескуражена танцем грифона. Чем тот и воспользовался.

Танец длился всего полминуты, когда разбойник вдруг подбросил оба кинжала в воздух. Волшебница не спускала с опасного оружия глаз, эту ошибку она осознала, когда уже стало слишком поздно. Грифон, хоть и был безумцем, оказался хитрее, чем выглядел: он не мог пробиться через магический барьер аликорна, поэтому прибегнул к уловке – как только Твайлайт отвлеклась на кинжалы, разбойник шустро взялся за коврик, на котором стояла Принцесса, и резко дёрнул его на себя. Твайлайт не удержалась и упала навзничь, потеряв концентрацию, из-за чего волшебный щит со слабым звоном развеялся. И прежде, чем волшебница успела что-либо предпринять, над ней навис спятивший грифон с угрожающим видом. Одной лапой он схватил аликорна за горло, другой за рог, и, глядя в наполненные ужасом глаза Принцессы, жутко ухмыльнулся.

-Тиха, k’ats (неприличное ругательство (арм.)! Ни дёргайся, Принцесса, ни то рог сламаю и пад хвост заталкаю! Я знаю, как абращаться с калдунами! И с кабилками тоже, хе-хе! Ни хатела па-харошиму пращать, так я силой забиру твой пацелуй!

Но прежде, чем он успел договорить, Твайлайт, со страху потеряв над собой контроль, с ужасным воплем высвободила всю свою магическую энергию, не заботясь о последствиях. Всё, что хотела Принцесса, это избавиться от страшного разбойника, оказаться далеко отсюда, в спокойном и безопасном месте. Её рог заискрился и произвёл ослепительную вспышку волшебного света, сопровождавшегося звенящим гулом и болезненными криками грифона.

_____________________________________________________________________________________

Когда Твайлайт очнулась, она с недоумением обнаружила, что находится снаружи. Здесь было очень жарко, и воздух был насквозь пропитан дымом и гарью. Волшебница ощущала сильную головную боль, особенно на том участке, где находился рог, а также чувствовала жгучую боль на шее. Коснувшись копытом больного места, Твайлайт задрожала. Взглянув на свою конечность, она увидела кровь. Слишком мало, чтобы свидетельствовать о серьёзной ране, но для Принцессы одна лишь мысль о том, что минуту назад её могли убить, приводила в неописуемый ужас. Вспомнив о своём обидчике, Твайлайт спешно вскочила на ноги и пугливо осмотрелась.

Судя по окружению, она находилась, по меньшей мере, в километре от здания гильдии, на другом конце Купеческого квартала, буквально через пару улиц от театральной площади. Вид дымящихся окон и горящих лотков в охваченных огненной стихией торговых лавках производил тяжкое и гнетущее впечатление. Никого из жителей или чужаков здесь видно не было, впрочем, из-за дыма исходил странный шум, выделявшийся даже на фоне рёва пожара. Судя по звукам, там шёл бой.

Немного переведя дыхание, Твайлайт быстро проанализировала ситуацию. Очевидно, что, будучи вне себя от страха, она невольно сюда телепортировалась. И, похоже, безумный грифон остался в здании гильдии, успев таки напоследок полоснуть Принцессу острыми когтями по шее. Твайлайт прекрасно понимала, как ей повезло, и в очередной раз отругала себя за то, что так беспечно бросилась в самое пекло событий. Она просто сама себя не узнавала – подобное безрассудство характерно для Рэйнбоу Дэш, но уж никак не для ученицы Принцессы Селестии! Голос разума упорно убеждал её поскорее найти стражников и пожарные дружины, чтобы совместными усилиями затушить бушующий огонь. Так было бы намного лучше и безопаснее, чем строить из себя отчаянную героиню…

-Кукареку!

Твайлайт аж подпрыгнула, когда рядом с ней раздался пронзительный петушиный крик. Обратив внимание на источник звука, её изумлению не было предела – рядом с ней на земле лежал и дымился кольчужный доспех со шлемом и ножнами, а на нём, пошатываясь, стоял сильно помятый чёрный петух с самым ошарашенным видом. Сделав лишь шаг, птица рухнула на брусчатку с недовольным квохтаньем и далеко не сразу смогла вновь подняться на ноги.

-Бладлэттер? – невольно вырвалось у Твайлайт, осознавшей, что же произошло. Она превратила грифона в петуха!

Услышав своё имя, бывший грифон словно пришёл в себя и, злобно посмотрев на аликорна, обиженно прокукарекал, а затем чёрной стрелой удрал с поля зрения. Похоже, несчастный разбойник стал жертвой неконтролируемой магии, а так как находился в непосредственном контакте с волшебницей, то во время телепортации и перенёсся вместе с ней. Учитывая обстоятельства и недавние события, Твайлайт следовало бы только радоваться избавлению от опасного лиходея, однако она ощутила некую жалость к грифону. Пусть он и угрожал ей, но превращать его в петуха или в кого-либо ещё Принцесса совсем не хотела. И вот теперь заколдованный грифон рисковал навсегда остаться в своём новом облике, пусть даже в том и была его вина.

Впрочем, гоняться за сбежавшим петухом по всему городу и пытаться снять заклинание Твайлайт не собиралась. Здесь по-прежнему бушевал огонь, а стражники и пожарные были ещё далеко. Хотя некоторые дома уже не подлежали восстановлению, многие ещё было можно спасти, что Твайлайт и собиралась сделать. После всего случившегося её решимость лишь укрепилась, просто так сдаваться она не будет и не отступится, пока пожары не будут потушены, а грифоны-бунтари усмирены.

Однако в этот раз ей приходилось действовать на «вражеской территории», так как именно здесь находился эпицентр погромов, поэтому прежде чем приступать к тушению огня, Твайлайт хорошенько осмотрелась и, сочтя наиболее безопасной позицию на незатронутом огнём парапете лоджии, спешно переместилась на место. Она совсем не хотела вновь угодить в западню грифонов, хотя, если раньше Принцесса надеялась на мирный исход путём переговоров, то сейчас в её голове укоренилась мысль, что с разбойниками вроде Бладлэттера удастся справиться только посредством силы. Или магии.

Несмотря на боль и стресс, Твайлайт смогла сконцентрироваться и придать волшебной энергии нужное воплощение. Как и в прошлый раз, рог запылал пурпурным огнём, и вокруг головы аликорна закружился гудящий вихрь из чистой магии, а затем, как и в прошлый раз, из воронки вырвался поток густой пены. Пять минут – и большая часть улицы преобразилась, хотя в этот раз зрелище было уже не таким забавным. Слишком уж сильно омрачали картину сгоревшие остовы домов, навевая страшные мысли о судьбе их жильцов. С другой стороны, отсутствие останков и тел внушали надежду, что горожане успели спастись до того, как огонь запылал в полную силу.

Терзаемая столь смутными мыслями, Твайлайт уже собралась взлететь ввысь, как внезапно шум из-за дымовой завесы, не успевшей развеяться после тушения, зазвучал ещё ближе. Теперь в нём можно было ясно различить орлиный клёкот, звон металла и… разряды электричества. На всякий случай, Принцесса затаилась среди статуй, осознав, что бой переместился в её сторону. Она вовсе не горела желанием вступать в сражение, но в то же время хорошо понимала, что её поддержка для королевских стражников будет весомой. Наученная горьким опытом, волшебница уже не спешила на помощь сломя голову, вместо этого она заняла позицию и стала выжидать, когда из-за завесы кто-нибудь появится. Судя по звукам, сражавшиеся были уже совсем близко.

В клубах дыма возникли две тёмные фигуры, они быстро приближались, обретая всё более чёткие очертания, пока, наконец, не стало ясно, что это были грифоны. Опустившись на все четыре лапы, они убегали, обращённые в паническое бегство. Даже с такого расстояния Твайлайт заметила, что крылья у разбойников были измяты так сильно, что они уже не могли летать. Также у них не было оружия, а кольчуга на зерцальных доспехах во многих местах болталась рваными лоскутами. Ступив на пену, грифоны поскользнулись и по инерции покатились по земле, сотрясая воздух грубыми словами на родном языке, среди которых самым частым было «шайтан».

Пока пернатые воители судорожно вставали и вновь падали на скользкой поверхности, Твайлайт начала подготовку нового заклинания. До сих пор она применяла его лишь пару раз на практике, рассчитывая использовать лишь по необходимости и в совершенно других ситуациях, но оно могло пригодиться и сейчас. Принцесса собиралась отправить разбойников в крепкий и долгий сон, наслав усыпляющие чары. Но прежде, чем она успела сотворить волшебство, события приняли новый оборот.

Слух резанул треск электрического разряда, когда мимо грифонов пролетело нечто, похожее на шаровую молнию, после чего перед ними прямо из ниоткуда возник коренастый, устрашающего вида пони. Это явно был единорог, однако определить его масть и даже пол оказалось практически невозможно, так как с головы до крупа он был закован в грозные доспехи, немного напоминавшие рыцарские латы, но куда менее громоздкие. Каждый участок тела был скрыт либо под стальными пластинами, либо под плотной кольчугой, так, что ни хвоста, ни гривы видно не было. Голову же надёжно укрывал шлем с вытянутым двойным забралом и продолговатым назатыльником, оставив открытым лишь короткий витой рог рыжего цвета. И даже ноги были защищены наголенниками и внушительными сабатонами с утяжелёнными подковами. Было страшно представить, что может случиться с тем несчастным, которому «посчастливится» попасть под такое грозное копыто.

На первый взгляд, какого-либо вооружения у единорога не было. Хотя у того при себе имелся довольно крепкий с виду ранец и на широком поясе висели увесистые подсумки, ничего похожего на оружие у воина Твайлайт не заметила. Подобного обмундирования у королевских стражников Твайлайт ещё не видела, единственным хоть сколько-нибудь значимым отличительным знаком являлась чёрная эмблема на кирасе и на изогнутой пластине, защищавшей круп, изображавшая две красные скрещенные молнии под крупной надписью «ОМОН», значение которой для Принцессы было загадкой. И если Твайлайт не была уверена в принадлежности этого пони к королевской страже, то сомнения, на чьей он мог быть стороне, оказались скоро развеяны в пух и прах.

Единорог, едва возникнув перед грифонами, резко развернулся и со всей силы лягнул ближайшего разбойника. Мощь удара была такова, что неприятель со сдавленным клёкотом отправился в полёт и проломил собой заваленную дверь в полусгоревшем кафе. Однако столь резкое движение не прошло бесследным и для самого единорога. Ему с трудом удавалось удерживать равновесие на покрытой пеной брусчатке. Но в какой-то момент все ноги разъехались в разные стороны, и воин распластался на земле. Второй грифон, пользуясь положением противника, поспешил удрать, однако единорог, невзирая на доспехи, оказался проворнее и, не вставая, ловко подсёк врага. Грифон покатился кубарем, но, благодаря острым когтям, смог быстро подняться и продолжить своё бегство. Единорог же, встав на ноги, остался стоять на месте, лишь слегка опустив голову, направив рог на убегавшего неприятеля. Резко запахло озоном, и воздух задрожал от напряжения, когда рог засиял искрящимся потоком энергии, а затем выстрелил сверкающей гудящей молнией. Пара мгновений – и грифон завопил как зверь, сотрясаясь от болезненных разрядов электричества. Через несколько секунд он, испуская дым от опаленных перьев, рухнул как подкошенный и лишь едва заметные судорожные подёргивания говорили о том, что разбойник ещё жив.

Разобравшись с противником, единорог осмотрелся и уверенно направился к полусгоревшему кафе, куда забросил первого грифона. Но в тот момент, когда он приблизился к дверному проёму, висевшая над ним этажом выше огромная металлическая вывеска с противным скрипом сорвалась с расшатанного кронштейна и устремилась вниз.

-Берегитесь! Сверху! – закричала Твайлайт, одновременно концентрируя внимание на опасном объекте. Страх за другого пони подстегнул её реакцию и придал сил, поэтому Принцесса успела перехватить телекинезом тяжеленную вывеску до того, как она обрушилась на воина. Из-за резкого напряжения у Твайлайт заслезились глаза, но когда она проморгалась, то с удивлением обнаружила, что единорог куда-то пропал. Вероятнее всего, он успел забежать внутрь, когда услышал скрип сломавшегося кронштейна или же крик волшебницы. Предположить другие варианты Твайлайт не успела, так как где-то совсем рядом раздался треск электрического разряда, сопровождавшийся сильным запахом озона, после чего буквально над ухом глухо прозвучал суровый голос.

-Выйди из-за статуй и назовись! Медленно, чтобы я тебя… — развернувшись, Твайлайт увидела того самого единорога – угрожающе нацелив рог, он стоял на краю крыши дома, примыкавшего к лоджии. Но едва волшебница подняла голову, как воин внезапно воскликнул, чуть не сорвавшись с крыши. – Принцесса Твайлайт! Это правда Вы?

-Да, это я. А кто вы? Вы ведь из королевской стражи? – осторожно спросила Твайлайт, когда единорог, гремя доспехами, спрыгнул вниз и приблизился к ней.

-Гвардии лейтенант Штерн, офицер Отряда Магов Особого Назначения, к вашим услугам! – чётко и слажено ответил боец, подняв оба забрала. Грязная от пота рыжая шёрстка, внимательные бирюзовые глаза и грубые черты лица – таким оказался единорог. Заметив следы крови на шее Твайлайт, он встрепенулся. – Вы ранены, Ваше Высочество!

-Немного, в смысле, это же просто царапина, ничего страшного. – успокаивающим тоном сказала волшебница, хотя болезненные ощущения продолжали её беспокоить.

-Сильный порез, совсем рядом с артерией, почти затянулся. Следы когтей... Вы сражались с грифоном? Проклятые твари… — лейтенант, впрочем, не успокоился и, осмотрев шею, достал из подсумка металлический футляр тёмно-зелёного цвета, предварительно сняв стальные сабатоны. – Другие раны есть? В каких местах ощущаете боль? Пожалуйста, ничего не утаивайте, Ваше Высочество, это очень серьёзно!

-Ран больше нет, лишь несколько ссадин и, может, пара синяков. Кроме шеи ещё побаливает только рог, ну и немного голова. – Твайлайт не стала описывать, что с ней произошло за последние полчаса, так как лечивший её единорог был и так не на шутку встревожен, хотя, судя по вмятинам и царапинами на его доспехе, ему самому бы не помешала медицинская помощь. – Как обстановка в городе? Вы знаете, что сейчас происходит?

-Вот, примите это, снимает головную боль и успокаивает нервы. – начиная обрабатывать рану, офицер передал Принцессе пару таблеток валидола. Кроме них в его футляре нашлись простые и стерильные бинты, набор жгутов и повязок, фляга с чистой водой, нашатырный спирт, раствор йода, таблетки нитроглицерина и морфин – очень серьёзный набор для оказания первой помощи. – На данный момент ситуация остаётся сложной. Только что наши силы разгромили крупнейшую группировку противника, но их лидер затаился где-то на театральной площади, к нему отступили все оставшиеся боевики. Королевские стражники помогают горожанам справляться с пожарами, в то время как бойцы ОМОНа вместе с оперативниками Ночного Дозора окружают район, занятый неприятелем.

-Ночной Дозор? ОМОН? Никогда раньше не слышала об этих организациях. – полюбопытствовала Твайлайт.

-Отряд Магов Особого Назначения был официально сформирован несколько месяцев назад, после вторжения Королевы Кризалис во главе армии Перевёртышей. Это подразделение Гвардейского Корпуса королевской стражи Кантерлота, в котором служат прошедшие специальную подготовку единороги. До этого дня бойцы ОМОНа не принимали участия в боевых действиях. Что касается Ночного Дозора, то мне о нём мало, что известно, кроме того, что в нём служат только ночные пони – личная гвардия Принцессы Луны. Они оказались превосходными разведчиками, благодаря их данным наши силы смогли взять под контроль все стратегические точки в регионе и оттеснить противника к одному участку. – всё тем же чётким военным тоном ответил единорог, закончив возиться с раной Принцессы. Теперь вся шея волшебницы была крепко обмотана бинтами, не столько для остановки кровотечения, сколько для того, чтобы грязь не попала в обработанную рану и не вызвала заражение.

-Значит, всё налаживается? Просто замечательно! – обрадовалась Твайлайт, однако внезапная мысль свела на нет всю её радость. – Лейтенант Штерн, скажите, а как… какие у нас потери?

-Много раненных и пострадавших, как среди стражников, так и среди гражданского населения, некоторые стали инвалидами. Но, если верить полученным донесениями, наши силы не потеряли ни одного пони, хотя они и пострадали сильнее всего в боях с грифонами. Это касается и горожан, хотя среди них числится немало пропавших без вести, данных об официально погибших нет. Мне самому верится в это с трудом, но выходит так, что боевики не стремятся нас уничтожить. – эти слова лейтенант произносил с заметной растерянностью. — Они жгут и грабят дома, но во время сражения ведут себя так, словно им запрещено нас убивать. Я не знаю причин такого поведения, равно как и причин всех этих погромов. Захваченные пленники вместо вразумительного ответа несли бред о неком «шайтане» и пропащих душах. Впрочем, удалось выяснить имя лидера этих боевиков, им является …

-Атаман Риптайд, бывший командир охраны посла Рахат-лукума. – закончила за Штерна Твайлайт, осмысливая услышанную весть. Было трудно поверить в такое, учитывая ту жестокость, которую она видела от грифонов. Принцесса была несказанно рада, что конфликт обошёлся без жертв, но куда сильнее оказалось чувство тревоги, разжигаемое подозрениями о мотивах разбойников. Заметив озадаченный взгляд единорога, Твайлайт объяснила. – Мне тоже довелось «побеседовать» с этими боевиками и теперь я хочу увидеться с их предводителем. Всему этому хаосу есть причина, и я обязана её узнать, не то, есть у меня предчувствие, что нас ждёт ещё большее бедствие!

-Ваша помощь будет решающей в этой схватке. И не только в ней. Ведь это Вы потушили пожары? – спросил лейтенант, указав на покрытые следами пены здания.

-Ну, да, ведь ради этого я здесь и нахожусь. Чтобы помочь своим подданным. – смущённо ответила Твайлайт, вспомнив, как её восхваляли пони в прошлый раз. – Ведь каждый из нас, по сути, служит народу и, как и Принцесса Селестия, я совсем не считаю это дело зазорным.

-Всецело одобряю и разделяю Вашу позицию, Ваше Высочество. – уважительно склонил голову Штерн, после чего заявил. – Раз Вы здесь, то я, как и другие стражники, перехожу под Ваше командование. Каковы будут приказания? У Вас есть план?

-Ох, план? Хм… — задумчиво протянула Твайлайт, стараясь не показывать свою растерянность. К этому времени она уже не раз размышляла над планом действий, но все последние известия порядком смешали карты. Хотя общая концепция и не менялась, но новые детали внесли ряд серьёзных изменений. Получив в своё распоряжение силы королевской стражи, включая элитные подразделения, Твайлайт ощутила довольно противоречивые чувства. Хотя она не сомневалась, что бойцы исполнят любой её приказ, сознавать, что от её решений зависят чужие жизни, было тяжело и страшно. Не говоря уже о том, что в отношении тактики и стратегий на поле боя у Принцессы было мало опыта. – Да, у меня есть план, но сначала мне его стоит обсудить с вашими командирами. Лейтенант Штерн, вы знаете, где они сейчас находятся?

-Непосредственный командир моего подразделения вместе с большей частью бойцов отправились на штурм захваченного посольского судна. Никаких донесений о результате той операции ещё не приходило. Не знаю, кто командует Ночным Дозором, но сейчас в районе находится сам Рэйвенвинг, капитан королевской стражи, а уж ему подчиняются все наши силы. Если кто и знает больше других о текущей обстановке, то это он. В последний раз я его видел, когда мы разбили последнюю группировку боевиков, недалеко отсюда. – с готовностью доложил единорог, спрятав футляр обратно в подсумок.

-Отлично, проведите меня к нему. Пора заканчивать эту трагедию. – приказала Твайлайт, стараясь выглядеть более решительно. И даже не столько для сопровождавшего офицера, сколько для себя самой.

-Будет исполнено, Ваше Высочество! – уверенно отозвался Штерн, надев сабатоны и опустив оба забрала. — Следуйте за мной и будьте осторожны!

Спустившись вниз, лейтенант и Принцесса направились дальше по улице, откуда им навстречу двигались организованные патрули королевской стражи вместе с подоспевшими бригадами пожарных. Несмотря на трудную ситуацию, ни один из пони не забыл поприветствовать и поклониться своей Принцессе. Столь тёплое отношение вызвало у Твайлайт радушную улыбку и прибавило уверенности. Надежда, которая светилась в глазах подданных, согревала сердце и вселяла решимость – с такой поддержкой Твайлайт ради своего народа была готова сворачивать горы, ибо знала, что и сам народ был готов сделать то же самое ради неё.