Десктопные пони

Пони-разум простенькой программы внезапно осознает себя.

Флаттершай

Вишенка

Зарисовка по Черри Берри.

Другие пони

Я всем сердцем хочу исцелить твою боль

Старлайт из последних сил старается примириться со своим прошлым. Как мог хоть кто-то когда-либо простить её? Более того, почему она получает прощение и любовь, если она этого не заслуживает? Почему? По её мнению, она не заслуживает ничего, кроме проклятия и вечной ненависти. Так почему же этот пурпурный аликорн продолжает сражаться за неё? Старлайт сломана. И она не хочет, чтобы её чинили. Нет, она не заслуживает ремонта. Любовь не приносит ничего, кроме горя, так зачем же любить вообще?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Темная сторона Эквестрии: «Золотой клинок»

На берегу зеркально чистого пруда, который выглядел как второе звездное небо этой ночью, лежал сверток темной ткани. Не смотря на то, что погода была спокойная сверток двигался, он был живой… Но мало кто мог подумать что этот сверток может изменить представление об Эквестрии и так встречайте пони у которого нету счастья - Голди!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Кризалис Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Трикси: Перезагрузка

Небольшой рассказ о том, как Великая и Могучая Трикси решилась на выполнение одного опасного, но хорошо оплачиваемого задания в непривычной для себя роли. Роли хакера. И о том, чья воля направила ее.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Сборник стихов

стихи на поняшью тематику

Действующие лица

Это был трудный день. Древнее зло, дух хаоса и дисгармонии, пробудилось и начало устраивать свой порядок.Лишь совместными усилиями носительниц Элементов Гармонии Дискорд был вновь заключён в камень.Уставшая, Твайлайт Спаркл возврашается к себе в библиотеку, и, усталая, засыпает...

Твайлайт Спаркл Дискорд

Пока поёт свирель

Что такого может быть в простом пении свирели?

Другие пони ОС - пони

About the cutie mark

Свити Белль и Скуталу уже получили свои кьютимарки. Эпплблум, оставшись единственной пони в классе, которая не получила еще свой знак, начинает усердно искать помощь у взрослых пони. Как ни странно, откликается Пинки Пай. Но добры ли ее намеренья помочь Эпплблум? Каким образом Эпплблум получить свою кьютимарку, и пострадают ли при этом другие?

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплблум Другие пони

Ритм

Запала мне в голову мысль побаловаться писаниной на заданную тему, и уж если повезёт то хоть немного облагородить до смешного наивный мирок выдаваемый под личиной одной хорошей игры. В общем встречайте Ритм! Achtung! Фанфик содержит сцены насилия, а так же высказывания не цензурного, цинничного и верменами сексистского характера!

ОС - пони Флэм

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 14 Небольшое отступление, или глава 2.5

Глава 15

Глава 15

— Ни овса себе, тихий хлопок! – только и успела вскрикнуть Фреш-Де-Лайт, прежде чем Панацея хорошо поставленным ударом ноги под зад направила её прочь из этого помещения. Обе пони выбежали на улицу и начали осматриваться в поисках потенциальной угрозы. Единорожка бегло оглядывала всё вокруг, двигаясь за Панацеей, стараясь не задавать ей лишних вопросов. Она не представляла, что должна увидеть, но спрашивать у своей напарницы у неё не хватало духу, та и без этого считала её совершенно неподготовленной. Синяя же пони, в отличие от неё, отлично представляла, что должна увидеть, и искренне надеялась, чтобы это что-то не заметило их первым. Панацея оглянулась назад и велела мелкой достать, наконец, своё оружие и держать его наготове, чтобы в случае угрозы использовать его незамедлительно. Фреш мысленно выругала себя, что не сделала этого раньше, и достала свой новый ствол, который она уже забыла, как называется, поэтому для простоты решила впредь звать его просто – Пэ.

Практически дойдя до того самого дома, в котором засела команда снайперов, обе пони услышали ещё несколько выстрелов, именуемых «тихими хлопками», эхом расходящимися по всему городу, порождая всё более пронзительный вой, доносившийся ближе и ближе. Внезапно, Панацея наконец заметила то, что так долго высматривала, а именно участок стены около дома, который выглядел так, будто перед ним волнуется прозрачная гладь озера, принявшая форму, похожую на пони. Обеим девушкам повезло, они находились в выгодном месте, а именно уничтоженном пожаром здании, в то время как прозрачный силуэт двигался в направлении высотки, занятой Фенитой и Тано, стрелявшими, должно быть, в подобных противников. Синяя пони указала на эту цель Фреш, которая тут же состряпала удивлённое личико, так как никогда раньше не видела действие стелс-пони.

— Что это? – тихо спросила она, пытаясь вглядеться в это неведомое существо, продолжающее красться в направлении входа.

— Это наша цель, а вернее твоя.

— То есть, мне нужно стрелять в неё?

— Будь у меня ноги, я бы сделала это сама, а в этом положении только и остаётся, что понадеяться на тебя, так что – да, тебе нужно выстрелить, причём побыстрее, пока этот гуль не вошёл внутрь.

Фреш сделала глубокий вдох, чуть выглянула из здания, чтобы лучше целиться из зависшего перед ней пистолета, и плавно, как учили, нажала на спусковой механизм. Послышался лёгкий щелчок, но ничего не произошло, пистолет не был заряжен. От подобной оплошности единорожка вмиг залилась краской, и, стараясь не оглядываться на свою спутницу, начала быстро заряжать пистолет нужными патронами. К тому моменту, как оружие готово было стрелять, цель скрылась в дверном проёме, должно быть, уже поднимаясь наверх. Фреш-Де-Лайт виновато оглянулась на Панацею, ожидая получить в лицо всё, что о ней думают, но вместо этого, синяя пони молча покинула своё укрытие и направилась в тот же дом, куда зашёл враг. Единорожке ничего не оставалось, как пристыжено последовать за ней, наблюдая за тем, как эта пони достаёт нож, когда-то отвоёванный у рейдеров, и поудобней закусывает его в зубах, готовая применить в бою. От этого Фреш стало ещё более погано на душе. Ей было бы легче, получи она от неё по морде или в зубы, она бы чувствовала себя спокойней, даже если Панацея бы просто обматерила её, лучше, чем сейчас. Она чувствовала себя как жеребёнок, который без разрешения залез в сахарницу, а родители, вместо наказания, просто положили перед ним весь сахар, который есть в доме, и ушли в другую комнату, оставив его наедине с этим мешком.

Тано сделал очередной выстрел из своей винтовки, чувствуя, как отдача идёт по его ноге, на которую та и была закреплена, а через долю секунды голова одного из гулей, мчавшихся по городу в их направлении, превратилась в малоприятную кашу, забрызгав и без того неухоженный тротуар.

— Ещё немного, и они добегут до нас, надеюсь, хоть остальные успеют явиться сюда вовремя – произнесла Фенита, отслеживая прибором наведения цели, не имеющие стелс-устройств.

— Правильно надеешься, это ведь по твоей вине мы можем стать хорошо отбитой закуской – прорычал сквозь зубы зебр, выцеливая очередную жертву, чтобы произвести смертельный выстрел.

— Ой, да ладно, с кем не бывает.

— Со всеми остальными – точно. Сколько раз я просил тебя снимать очки, когда мы в засаде.

— Ну, во-первых, без них я почти ни шиша не вижу, а во-вторых – это первый раз в жизни, когда один несчастный отблеск от этого полудохлого солнца, ещё и закрытого облаками, привлёк внимание одного единственного врага – огрызнулась в ответ пегаска.

— Хорошо-хорошо, хватит препираться – пошёл на мировую зебр, посылая очередную пулю ещё одному гулю, которая прошла его насквозь, войдя в грудь и вылетев из крупа, оставив за собой малоприятный след из внутренностей.

— Ну, ещё бы, это ж ты решил его прибить на месте вместо того, чтобы подождать, пока он успокоится, либо придёт сюда, где мы его кончили бы по-тихому – успокоилась Фенита, посылая в Тано очередной луч сарказма.

— Ну, кто не ошибается, сегодня мы оба сваляли дурака. Ты – потому что привлекла внимание, а я – потому что наивно думал, будто он тут один.

Две другие пони осторожно поднимались по лестницам, стараясь не издавать лишнего шума. Буквально в одном пролёте над ними слышались шаги невидимого врага, которого им предстояло убить, желательно до того момента, как он выйдет на крышу. Вдруг шаги прекратились, и невидимое существо издало громкий вопль, после которого бросилось вниз, с явным намерением растерзать обеих пони до состояния порванной тряпки. Панацея так и не успела подумать, что их выдало, как гуль всем своим весом прыгнул в её направлении и повалил на спину. Ей повезло, что это произошло не на лестницах, а на пролёте восьмого этажа, иначе был бы реальный шанс сломать позвоночник. Невидимка хотел было размозжить череп синей пони копытами, но она резко пнула его задней ногой, сумев перекинуть его через себя в сторону единорожки, которая, не дожидаясь, пока гуль вновь соберётся с мыслями, если такие у него имеются, разрядила сразу три пули в место предполагаемого врага. Хлынула кровь. Гуль упал на пол и начал извиваться, истошно вопя на весь дом, заливая пол дома своей кровью с интенсивностью разбитой банки из-под кетчупа. Невидимость начала медленно сходить, улетучиваясь вслед за жизненными силами монстра, открывая миру то, что раньше скрывалось под завесой стелс-магии. Фреш нервно сглотнула. Это существо выглядело как пони, вывернутый наизнанку. Вместо нормальной шкурки у этого монстра были омертвевшие ткани в виде оголённых мышц, укрытых редкими лоскутками кожы, какие обычно рисуют в учебных пособиях по анатомии. Одеждой ему служило какое-то рваньё неопределённого цвета, глаза, не имевшие век, злобно таращились по сторонам, а жуткая грива и хвост, практически полностью вылинявшие, окончательно настраивали весь внутренний мир молодой пони против него. Три пули, выпущенные единорожкой, попали в живот и бедро, раны, конечно, смертельные, но даже с ними существо проживёт ещё как минимум час. Поэтому, чтобы прекратить страдания и завывания гуля, Панацея пинком ноги вышибла его в дверной проём, из которого он и совершил свой последний полёт, приземлившись где-то за пределами её интереса.

Поднявшись наверх, пони тут же подбежали к Фените и Тано, которые продолжали отстреливать редких гулей, попадавшихся на вид.

— Ещё немного, и мы их всех перестреляем – сообщил зебр, в очередной раз вставляя новую порцию патронов в свою винтовку.

— Приятно слышать, но для начала позволь поинтересоваться, сколько стелсов ты уже подстрелил?

— Стелсов? Все, кого мы прихлопнули – были обычные гули – удивилась Фенита, в пылу боя забыв, что должна была назвать Панацею стервой или как-нибудь в таком роде.

— Тогда у нас до сих пор проблемы – подытожила синяя пони – по пути к вам мы успели разобраться с одним таким, это только вопрос времени, когда они начнут прорываться на крышу.

— Хмм. Если ты говоришь правду, то это проблема, к счастью – сюда только один вход, через который они могут пройти, но завалить его нечем, если, конечно, никто не желает спуститься на нижние этажи и припереть сюда пару диванчиков.

Словно вдогонку этим словам, внизу здания раздался громкий хор нескольких десятков глоток, сопровождающийся топотом по ступенькам, слышном даже тут. Вся компания мгновенно посмотрела, что происходит снизу здания, прежде чем занимать оборону наверху. Зрелище было из приятных. Под зданием, окружив его со всех сторон, роилась сенова куча прозрачных фигур, выглядевших сверху как взболомученная вода в стакане. Иногда среди этой массы попадалось несколько гулей, не окружённых невидимым полем, должно быть, оно у них успело выдохнуться, либо его никогда и не было. Засмотревшись на эту устрашающую картину, пони чуть не прозевали нападение невидимки, сумевшего вырваться вперёд основной массы, чтобы напасть первым. Первым отреагировал Тано, развернувшись на звук копыт. Он принял бегущего на него уродца, поднырнув под его ноги головой, после чего, как отличная катапульта, отправил его пролетаться, вышвырнув за пределы крыши. Полюбоваться на приземление не было времени, новая партия гулей уже рвалась на крышу через лестничный проём, но выстрел из крупнокалиберной винтовки, забравший с собой троих монстров, и несколько точных выстрелов от крыла, произведённых Фенитой слегка умерил их пыл. Завалив надвигающихся снизу врагов трупами их же сородичей, на которых они, впрочем, не обратили ни капли внимания, группа выиграла немного времени, чтобы занять выгодные им позиции. Тано, как обладатель самой мощной пушки, встал таким образом, чтобы его выстрелы имели возможность прошивать всю толпу насквозь, забирая с собой как можно больше жизней. Фенита и Фреш встали по углам, чтобы вести перекрёстный огонь по врагу, когда он приблизится на нужное расстояние. Ну а Панацею поставили следить за общей обстановкой, чтобы в случае внезапной атаки дать знать остальным, откуда ждать оплюхи.

Гули лезли и погибали один за другим, в этом узком пространстве, почти полностью заваленном мёртвыми телами, их стелс-маскировка не давали им никакого преимущества, если их не убивала пуля .50 калибра, то это делали накрыльное ружьё Фениты и револьвер единорожки, которые скашивали выживших, словно комбайны спелую рожь.

Панацея, поставленная следить за обстановкой, заметила, что все невидимки постепенно собираются внутри занятого ими дома. На улице остались лишь отдельные гули, не успевшие на общий пир, но, тем не менее, надеящиеся принять в нём хоть какое-нибудь участие. Синяя пони от души плюнала на всю эту толпу, и хотела было обернуться к своим соратникам, как заметила, что, оказывается, от крыши до третьего этажа, обрываясь чуть ниже окна, проходит довольно крепкая водосточная труба, закреплённая на стене стальными обручами. Она тут же вспомнила, что проход к этому этажу со стороны лестничной площадки был завален мусором, который в принципе невозможно было разгрести, а значит – было идеальным местом, чтобы там отсидеться. Конечно, спуск по трубе – это был тот ещё паркур, на который синяя пони в её теперешнем положении бы ни за что не согласилась, но нищим выбираться не приходится. Нужно действовать.

— Народ, я знаю, как нам можно свалить из этого места!

— Мы тебя внимательно слушаем – произнёс зебр, попутно унося жизни ещё парочки гулей, вздумавших полакомиться вооружённой понятиной.

— С крыши ведёт довольно прочная труба, по которой мы можем слезть до третьего этажа и забраться через окно, а там уже будет легче, так как проход с их стороны безнадёжно заблочен.

— Звучит как хороший план – призналась Фенита, перезаряжая своё оружие, позволяя Фреш в одиночестве пострелять по движущимся мишеням, которых не забрала винтовка Тано.

— Есть только одна проблема – продолжила Панацея – чтобы спуститься – нужно время, а эти уродцы совсем не горят желанием оставить нас хоть на секунду.

— Время, говоришь? Это можно – произнёс зебр, переключая маленький рычажок на своей винтовке.

— Ты собираешься использовать магическую батарею? – удивилась пегаска, от чего чуть было не пропустила гуля, вырвавшегося с лестницы, но тем не менее павшего от острого стилета, прикреплённого под дулом её винтовки.

— Начинайте спускаться, пока я готовлю для них подарочек! – скомандовал зебр и нажал на спусковой механизм. Из дула его винтовки тут же вылетел ослепительно-жёлтый луч магической энергии, сконцентрированный в тонкую нить, способную прожигать всё, к чему прикасается. Можно было подумать, что Тано собирается уничтожать врагов, собравшихся на лестнице, но вместо того, чтобы ударить по ним – он начал водить лучом по ступенькам таким образом, чтобы обвалить их. Затея удалась. Практически целый лестничный пролёт, не выдержавший своего собственного веса вкупе с массой нескольких гулей, находящихся в тот момент на нём, с грохотом обрушился вниз, придавив несколько неудачливых врагов, что стояли на этаж ниже. Винтовка, закреплённая на ноге у зебра, сильно нагрелась, а её дуло приобрело красноватый оттенок. Было горячо, но терпимо, Тано сумел даже сложить её, чтобы ничего не мешало спуску вниз. Когда он приблизился к трубе, то застал лишь Панацею, по грудь скрытую за краем дома. Оказалось, что посылая вперёд единорожку, которая уже перелазила в окно третьего этажа, Фенита тем самым подписалась быть страховкой синей пони. Сейчас она находилась чуть ниже Панацеи, держа на своей шее её зад, чтобы она не грохнулась вниз. Тано, мгновенно смекнув, что к чему, перебросил себя через край крыши и схватился передними ногами за трубу, обхватив синюю пони задними таким образом, что её голова была зажата его бёдрами. Последнее, что увидел зебр, опустившись ниже уровня крыши – это озадаченных гулей, наблюдающих, как добыча исчезает за пределами их досягаемости. Весь спуск, в подобном построении «паровозик», занял больше времени, чем хотелось бы. За весь спуск они пару раз стали свидетелями тщетных прыжков гулей с края крыши, которые, впрочем, всегда оканчивались одинаково. Добравшись до нужного окна, Панацея отпустила пегаску, которая тут же проскользнула в оконный проём и помогла, вместе с Фреш, затащить синюю пони внутрь, за которой тут же последовал зебр. Комната оказалась на удивление обустроенной, казалось, что они не единственные, кому она сослужила хорошую службу. Снаружи, за завалом, были слышны завывания и рычания гулей, потерявших свою цель, но пони это уже не волновало, они были в безопасности, так как что-что, а лазить по стенам или трубам эти разложенцы пока не умеют.

— Так, предлагаю всем забыть то, как мне пришлось спускаться по этой железке – произнесла Панацея, которая первой успела подать голос после этой кровопролитной, со стороны врага, разумеется, стычки.

— Ну уж нет – ответила ей Фенита – Я теперь буду перед сном вспоминать, как ты эротично обхватываешь мою шейку своими крепкими бёдрами, не удивлюсь даже, если у нашего милого Тано случилась эрекция, пока ты весь спуск стимулировала ему промежность.

— Ах ты грязная шлюшка – уныло пробормотала синяя пони, понимая, что уже ничего не сможет с этим поделать.

Отряду пришлось около трёх часов просидеть внутри, стараясь не шуметь, пока гули, рыскавшие по дому и его окрестностях, окончательно не успокоились. В этот момент пони наконец решились выйти из безопасной комнаты и бежать из города под покровом темноты. Ориентируясь в первую очередь на слух, они определили, что в данный момент под их окном никого нет, несколько гулей было внутри самого дома, но если повезёт, то их никто не заметит, а если не повезёт, то группе предстоит скоростной забег на длинную дистанцию. От окна их пристанища до самой земли было добрых четыре метра, вполне достаточно, чтобы сломать себе ноги при плохом приземлении. Верёвки, конечно же, ни у кого не было, только тряпки пегаски, найденные в шкафу одной из комнат этого дома, но они порвутся прежде, чем хоть кто-то по ним спустится. Зато в этом помещении была целая кровать с одеялом, простынёй и пододеяльником, из которых вполне себе можно сварганить канат, связав их вместе. Так они и поступили, сбросив импровизированную верёвку вниз, привязав другой конец к остывшей батарее, что находилась под окном. Этот приём был стар, как Селестия, и был использован миллионы раз в кинематографе и литературе, но, тем не менее, продолжал быть таким же эффективным способом выбраться из подобных ситуаций, как и тысячу лет назад. Первой спустилась Фенита и тут же заняла позицию около стены, готовая стрелять на любой признак движения в темноте. После неё спустились Фреш-Де-Лайт и Тано, которые приготовились ловить Панацею в случае падения. И действительно, на половине спуска простыня выскользнула у неё из обрубков передних ног и она, тихонько ойкнув, полетела спиной вниз, продолжая сжимать импровизированный канат задними ногами. К счастью, Зебр и единорожка успешно подхватили её и опустили на землю. Оглядевшись по сторонам, группа рысью поскакала из города, закинув Панацею на спину к Фреш, чтобы та не выделялась на фоне тёмного горизонта, как движущаяся ёлка. Успешно выбравшись из города, партия прошла по широкой дуге вокруг него, иногда замечая внутри стен Саедла едва заметные движения, несказанно радуясь, что смогли избежать худшего и вовремя убраться. Пони успешно добрались до железной дороги с ржавыми рельсами, по пути успев легко перекусить консервами прямо из банки. Это железнодорожное полотно, закреплённое на высушенных ветром потрескавшихся деревянных шпалах, уходило прочь от города в сторону следующего населённого пункта под названием Понипалис. До катастрофы это было поселение размером чуть меньше, чтобы зваться городом. Оно было построено посреди большого озера на искусственном острове, являясь переправочным пунктом для большинства торговых путей. Сейчас же там царит неизвестность, так как никто из партии до сих пор там не был. Что ж, им предстоит трёхдневный путь навстречу неизвестности, вдоль остатков железнодорожного полотна, в надежде, что смогут найти больше, чем потеряли.