Автор рисунка: Stinkehund
Глава 17 Глава 19

Глава 18

Глава, в которой Норд, наконец, находит то, что искал

«Эту рощу мы проходим уже раз, наверное, в пятый. Это я так, к сведению» – ехидно заметила ведьма. Последние несколько дней, которые пони и чейнджлинг провели в джунглях, Ария ни минуты не могла прожить, не выдав ему новой порции злорадных усмешек и всяческих обидных колкостей. Еще бы, ведь с каждым днем твердая доселе позиция Норда относительно правильности выбранного их общим другом маршрута становилась всё более и более шаткой, чем она и решила воспользоваться, дабы окончательно разбить имеющееся у Норда доверие к хитиновому пони. Правда, пока еще земной отчаянно пытался ей сопротивляться:

– Ты легко можешь ошибаться, – хмуро парировал он, – Здесь полно одинаковых растений.

«Ага, и гор с зелеными лишаями, и гигантских дымящихся столбов, и ям с отходами там, за зарослями – их тоже полно? – с издевкой поинтересовалась Ария, – Или это Меняющееся плато вечно выставляет их у нас перед носом, чтобы сбить с толку? Ну, оно ведь «Меняющееся». Да, определенно так оно и есть. Извини, что засомневалась!»

– Тебе просто кажется.

«Ах, мне кажется? – рассердилась ведьма, – Ну, тогда напряги собственные извилины, болван! Мы оба видели всё, о чем я говорю одними и теми же глазами, и если ты не доверяешь моим воспоминаниям, то проверь свои собственные».

Да, спорить со своей памятью оказалось куда сложнее. Сизоцветную рощицу, в которой они оказались, он действительно хорошо помнил, хоть и старался делать вид, что это не так. Если присмотреться, то здесь даже можно было разглядеть следы, оставленные их копытами некоторое время назад. В конце концов, поняв, что отпираться нет смысла, Норд скупо пробормотал:

– Уверен, что этому есть объяснение.

«Еще бы! – хохотнула ведьма, – И я даже могу тебе его дать, хочешь?»

– Не особо, – буркнул пони, а затем перевел взгляд на своего спутника и окликнул его, – Эй, Скребок!

– Да, друг? – чейнджлинг встряхнул длинной фиолетовой гривой и изящно повернул голову к земному. С некоторых пор он, по мнению Норда, стал выглядеть просто великолепно. Особенно удались огромные ресницы, которыми он так озадаченно сейчас хлопал.

– Мы ведь уже проходили это место, так?

Скребок на несколько секунд задумался, почесал подбородок, а затем неопределенно протянул:

– Возможно…

«Ну, надо же! Кто бы мог подумать, да, Норд? Оказывается, мы всё это время ходим кругами. Вот неожиданность-то!»

– Но почему?

– Эм… – чейнджлинг замялся, – Я не хотел тебе этого говорить друг, но… мне кажется, что мы заблудились. Да. Извини, что не сказал тебе сразу.

– А-а-а, понятно, – с легким сердцем принял его ответ земной, – А я еще думал, отчего мы так долго здесь бродим.

– Да ничего страшного! Еще несколько дней и я обязательно выведу нас отсюда.

– Я и не сомневался, Скребок, – улыбнулся пони, – Вот видишь, Ария?

«Что вижу? – тут же проследовал ответ, – То, что летающая тварь заблудилась в лесу? Смешно»

– Кстати, да, – согласился с ней Норд, – Почему ты не взлетишь над деревьями и не осмотришься? Наверняка, ведь с высоты птичьего полета нам будет проще найти верный путь?

– Я, ну… – Скребок еще сильнее разнервничался, а окончательно ставшие змеиными глазки забегали в разные стороны – Я бы с радостью это сделал, друг, просто с этими метаморфозами мои крылья практически перестали меня слушаться – для пущей убедительности он попытался расправить крылья, но они лишь едва-едва сдвинулись с места, – Видишь?

– Вот оно что… жаль, что я не пегас, а то бы слетал наверх и сам все разведал.

– Это верно, – досадливо кивнул собеседник, – Столько бы проблем сразу решили. Ну, что, пойдем дальше?

– Угу…

Норд уже хотел было отправиться за Скребком глубже в лес, как вдруг взгляд его привлекла к себе небольшая покрытая лишайниками черная скала, о которой не так давно говорила Ария. Его осенило:

– Слушай, а что если мы заберемся на эту гору? – предложил он, – С неё наверняка хороший обзор.

Предложение чейнджлинга явно не обрадовало. Он скривился и отчаянно замотал головой:

– Ты что?! Это невозможно! Подъем слишком крутой, мы упадем и расшибемся в лепешку! Зачем нам понапрасну рисковать своими жизнями?!

– И все же это лучше, чем вечность блуждать по лесу. Ай-да за мной!

– Да нет же, погоди…

Недослушав, Норд поскакал виднеющейся сквозь фосфоресцирующие листья возвышенности и принялся карабкаться наверх. Хотел того Скребок, или нет, ему пришлось смириться и отправиться следом, всеми силами пытаясь задержать земнопони:

– Мои копыта теперь мягкие и хрупкие, они не предрасположены к скалолазанию, – простонал его спутник, безуспешно пытаясь забраться на следующий камень, – Давай останемся внизу!

– Если не можешь лезть вверх, то просто подожди меня там – с улыбкой ответил пони, сверху вниз поглядев на чейнджлинга, – Я скоро спущусь.

– Ну, уж нет. Я тебя одного не брошу.

К немалой радости земного, подъем оказался куда проще, чем он ожидал. Хоть склон и оставался пугающе крутым, на нем постоянно пластом отходил какой-нибудь слой, позволявший достаточно уверенно ставить на него ногу и подниматься выше, а позже он и вовсе превратился во вполне нормальную ведущую вверх тропу. Долго лезть не пришлось. Не прошло и четверти часа, как пони забрался уже достаточно высоко, чтобы оттуда осмотреть окрестности. А смотреть там было на что: совсем недалеко от них, среди верхушек мясистых толстянок и шляпок грибов виднелся большой, словно бы ограненный искусным ювелиром, купол, удобно расположившийся в центре выжженной магией опушки. Выглядел он явно не здешним. Несмотря на разделявшее их расстояние Норд, тем не менее, легко сумел разглядеть большое знамя Эквестрии, развевающееся над куполом и еще одно поменьше, с изображением черного кота, которое висело прямо под ним. Сомневаться в том, что это и есть место дислокации эквестрийских воинов, не приходилось. Забавно, но вдалеке виднелись еще подобные купола, означавшие, видимо, что там также находятся солдаты аликорна Твайлайт Спаркл. На лице Норда просияла улыбка:

– Я нашел их! Поднимайся скорее, Скребок! Я нашел военный лагерь. Они здесь, совсем рядом.

Чейнджлинг хоть и улыбнулся для виду, но радости земнопони явно не разделял.

– Отличная новость, дружище. Но в любом случае мы не можем туда идти сейчас.

– Почему это? – не понял Норд.

– Вокруг лагеря полным-полно моих соотечественников, которые всеми силами пытаются проникнуть внутрь, поэтому еще как минимум несколько дней он будет недоступен для внешнего мира. Солдаты тебя не пропустят.

– С чего бы? Я же не чейнджлинг.

– И как ты это докажешь? Если бы туда пускали всех подряд, чейнджлинги уже давно выпили бы весь лагерь досуха своими засланцами. У них наверняка и кодовое слово есть.

– Пф-ф, искренность – вот наше кодовое слово, Скребок – махнул копытом земной, – Пойми, там за куполом такие же пони, как и я. Если я подойду и честно расскажу им, что пришел сюда из Понивилля, чтобы поговорить с кем-нибудь из бывших учениц принцессы Селестии, то они наверняка мне поверят. Мне ни к чему врать!

– И это сработает? – искренне удивился хитиновый пони.

– Обязательно сработает, – уверенно заявил Норд, – Так что не переживай обо мне.

– И ты собираешься прямо сейчас туда пойти?

– Ну… – «Да!» – победоносно крикнула Ария, – Да, – повторил за ней земнопони.

– А как же я? – грустно спросил Скребок.

– Хм, верно, тебе ведь туда нельзя… – радость кольта несколько приутихла, но ненадолго, – Ну, значит, наши пути здесь расходятся. Спасибо тебе за всё, Скребок! Путешествовать с тобой оказалось действительно занимательным делом. Может, еще свидимся, – Норд на некоторое время замолчал, а потом немного стеснительно продолжил, – И это… Я тут подумал, если хочешь, я могу поцеловать тебя еще разок. По-дружески. Все-таки за всё, что ты для меня сделал, я тебе сильно обязан, но при этом даже капли любви своей тебе не подарил за все это время. А ведь это единственное, в чем вы постоянно нуждаетесь! Надеюсь, Твайлайт Спаркл не сильно прогневается на меня за то, что я немного подкормил представителя вашей расы.

– О, это так мило, – совсем уж мрачно и безрадостно ответил чейнджлинг, после чего неожиданно легко расправил свои крылья и быстро преодолел разделявшее их расстояние.

То, что произошло дальше, Норд далеко не сразу смог объяснить. Когда между ними осталось всего несколько метров, и земной уже приготовился к странному, но все-таки где-то глубоко внутри желанному поцелую с так сильно похожим на его ведьму чейнджлингом, Скребок вдруг пригнул голову и, разогнавшись, всей своей массой врезался в жеребца. Не успев ничего предпринять, Норд потерял опору и, оступившись, полетел с обрыва прямо вниз.

Блюпайпер уже не один час смотрела на горящий перед ней костер. Мокрые доски горели неохотно; шипели и часто стреляли, норовя попасть каким-нибудь огарком в лицо, но она не боялась. Она очень любила огонь, хоть и крайне редко видела его в своем городе, ведь в Ньюпони тауне давно уже не разжигали костров, предпочитая им аккуратные масляные светильники или же создаваемое единорогами магическое сияние. Сейчас же костры стали для них единственным источником тепла и света, а потому ничего более не мешало единорожке день за днем смотреть на это пламя, изредка подкармливая его трухлявой древесиной. Той, в которую превратились покрытые мхом лачуги, давным-давно построенные кем-то в этой глухой пещере. Здесь часто проживало какое-нибудь отребье. Неудивительно, что Файеркнайф выбрала именно её в роли убежища.

«Что-то она задерживается сегодня» – подумала Пайп, но едва лишь единорожка вспомнила о бессменном лидере «бойцов за освобождение», как водная гладь расположенного поблизости подземного озера содрогнулась и огненно-рыжая пегаска с бронзовым крылом в сопровождении еще двух земнопони выплыла на берег. Даже не задержавшись на то, чтобы выжать свой плащ или хотя бы отряхнуться, она заторопилась в дальний конец пещеры, где, прихватив с собой Блэйза и еще нескольких «важных персон», скрылась за дверью одной из наспех отремонтированных ими хижин. Земные остались снаружи, вместе с другими пони, где принялись громко рассказывать что-то о событиях в большом мире. «Ну и пусть говорят» – решила про себя Пайп, которая не особо интересовалась новостями в последнее время. Просто они давно перестали быть для них хорошими.

– Сегодня еще троих наших схватили, – спустя некоторое время раздался рядом с ней знакомый голос.

– Или же они просто сбежали, поняв, что им больше нечего ловить в вашей организации – пожала плечами единорожка.

– Нет. Не в этот раз, – покачала головой Дипхоуп и села рядом, – Виндфлаер видел, как их уводили пауки.

– М-м… – безынтересно промычала кобылка.

– И как они умудряются нас вычислять? Наверху ведь столько пони. Тысячи. Как среди них вообще можно кого-то найти? Не понимаю… – молодая пони придвинулась поближе и тихо произнесла, – Мне тут рассказывали, что эти пауки умеют читать чужие мысли, как думаешь: это правда?

– Вряд ли. Но находить повстанцев они определенно умеют.

О том, что всё действительно плохо Блюпайпер поняла еще в тот день, когда её привели в это убежище. Тогда не вернулась та пони, которая подменила её в темном переулке. По плану она должна была увести пауков подальше, а потом просто включить дурочку и сыграть на том, что восьмилапые «обознались», приняв её за другую, но, очевидно, план провалился. После этого провалы последовали один за другим. Кайери действительно легко вычисляли бойцов за освобождение и безошибочно вылавливали всех, кто отправлялся на задания или же просто слишком долго задерживался на одном месте. Как будто бы заранее знали все их возможные шаги. Это сильно деморализовало членов организации. О выполнении каких-либо заданий речи больше не шло, вместо этого они старались найти укромное место и просто переждать появление тарантулов, но даже это им удавалось с большим трудом. Убежища приходилось часто менять, разве что до сюда пауки пока еще не добрались, потому как физиологически не умели плавать, а значит никак не могли преодолеть подземные воды, соединившие собой сеть глухих пещер. Однако каждый из здесь присутствующих прекрасно понимал, что потеря этого места – всего лишь дело времени.

– Пайпуш, не спи, – с добродушной улыбкой сказал ей внезапно появившийся перед ней Блэйзинг Хорн – Пойдем. Тебя Файер хочет видеть.

– Зачем я ей? – недовольно спросила пони, переведя взор с огня на огненного мага.

– Дело есть. Нужны твои способности дипломата и незапятнанная репутация.

– Мне тоже идти? – с надеждой спросила Дипхоуп, когда Блюпайпер нехотя поднялась с места.

– Обязательно! Куда же мы без тебя, – рассмеялся кольт и поманил кобылок за собой.

Её муж и сестра были, пожалуй, единственными, кто совершенно спокойно относился к нынешней ситуации, и сохраняли бодрость духа, не смотря ни на что. Как будто бы до сих пор играли в какую-то увлекательную игру, а не сидели на краю пропасти, ожидая, когда же пауки заблокируют оставшиеся выходы из этого убежища, поставив их перед выбором: сдаться или же умереть от голода.

Дверь со скрипом затворилась, отделив троих пони от остального мира. Кроме вошедших, внутри похожего на хлев помещения находились еще семеро, среди которых была сама Файеркнайф, уже знакомый ей земнопони по имени Найтмун, и младшая сестра. Остальных она видела впервые.

Лидер бойцов за освобождение Эквестрии коротко поприветствовала её, после чего, дождавшись ответа, сразу приступила к разговору:

– Насколько мне известно, ты пытаешься уберечь памятник, установленный в Ньюпони тауне в честь победы над паучьим воинством? – как бы между делом поинтересовалась она.

Блюпайпер кивнула.

– Так вот, ситуация осложнилась: сегодня в мэрию пришло повторное разрешение на демонтаж. Думаю, в скором времени они сделают то, что задумали.

– Надеюсь, горожане этого не допустят.

– А ты? – внимательно глядя на пони, спросила Файеркнайф.

– А что я? Сидя здесь, я ничего не могу сделать для спасения статуи, – пожала плечами единорожка.

– А хотела бы?

– Да.

– Отлично. Дело в том, Блюпайпер, что именно тебе судьба предоставила шанс в одночасье положить конец этому кошмару. Спасти памятник, освободить своих плененных соотечественников, выгнать пауков из Ньюпони тауна, а возможно даже очистить всю Эквестрию от обнаглевших представителей других цивилизаций.

– Звучит интригующе, но не слишком убедительно, – невесело ответила Пайп, – И как же я это сделаю?

– Как и планировала когда-то – поговорив с Богиней Ночи с глазу на глаз.

– Как будто меня к ней пропустят.

– Ну, как довести тебя до неё и организовать «аудиенцию» мы уже придумали. Куда сложнее будет всего в одном разговоре убедить принцессу Луну встать на нашу сторону, во всех подробностях рассказав ей о том, что происходит в Эквестрии за её спиной. Крайне нелегкая задача. Никто из моих бойцов на может похвастаться хорошо подвешенным языком, ну а ты? Ты с этим справишься?

Помедлив секунду, пони ответила:

– Конечно, да!

– Рада, что ты так в себе уверена, – пегаска с бронзовым крылом позволила себе улыбнуться, – в таком случае я посвящаю тебя в детали нашего плана: во время своего последнего путешествия я смогла завербовать трех актрис, которым выпадет роль преподносить цветы в дар Богине Ночи и отвечать на её вопросы. Сами они нам вряд ли смогут оказаться полезными для нашего дела, однако старшая из них очень похожа на тебя и это здорово нам поможет, ну а две других… небольшой грим и Мерилайн с Дипхоуп тоже не будут сильно от них отличаться. В общем, когда процессия остановится в Спарроуярде, вы незаметно подберетесь к лагерю и, переодевшись в попоны тех кобылиц, будете играть их роль до тех пор, пока не окажетесь рядом с принцессой. Ну, а там уже все будет зависеть от твоего красноречия. Но помни: кроме самой принцессы вокруг вас будут только враги. Пока вы будете рядом с ней, никто из них не посмеет вас тронуть, но стоит вам отойти и… – пегаска выдержала многозначительную паузу, – сомневаюсь, что пауки простят вам эту выходку. Поэтому после того как раскроете себя, постарайтесь всегда находиться у неё на виду, а еще лучше – вообще не покидайте её карету вплоть до самого возвращения в Кентерлот. В случае успеха вы войдете в историю, а в случае неудачи шансов покинуть это место живыми вам уже не представится. Понятно?

– Понятно, – спокойно ответила Блюпайпер, – Ну, всё кроме той части, где мы незаметно подбираемся к процессии. Наверняка там полным-полно охраны, а я мало похожа на диверсантку.

– Об этом не беспокойся. Вас будут сопровождать четверо моих лучших бойцов. Они доведут вас до Спарроуярда и в случае угрозы смогут обеспечить вашу безопасность.

– Хорошо.

– Твой супруг Блэйзинг Хорн, – услышав свое имя, единорог весело помахал ей копытом, – будет руководить вашими действиями вплоть до момента прибытия в Спарроуярд, я же буду корректировать ваш маршрут с помощью Виндфлаера и его крылатых друзей, чтобы сделать его максимально безопасным.

– Это радует.

– И вот еще: если вы хотите успеть в срок, то вам следует поторопиться. Пара дней в запасе у вас имеется, но медлить не советую: маршрут может сильно измениться в процессе выполнения задания.

– Не переживай, Файер, мы выдвинемся, как только стемнеет, – вклинился в разговор огненный маг, – Ну что, Пайп, ты согласна?

– А куда мне деваться, – кивнула пони.

– Вот и славно, – подвела итог Файеркнайф, – Искренне верю, что удача будет на нашей стороне. Пока что все свободны. Постарайтесь хорошо подготовиться к грядущему походу и помните: вы – наша последняя надежда.

Закончив обсуждение, пони потушили огни и молча вышли наружу, погрузив ветхое полупустое помещение во тьму.

«Живой? – раздался в темноте знакомый голос, – Знаю, что живой. Вставай, давай!»

– Что случилось? – Норд с трудом разлепил веки и посмотрел вверх. Растущие здесь грибы замедлили его падение, благодаря чему он все еще был жив, однако полет все равно оказался до крайности неприятным. Память медленно и неохотно возвращалась в голову, отчего заданный им ранее вопрос изменил свою смысловую нагрузку, и интересовало его теперь не то, как он здесь оказался, а то, почему с ним так поступили.

«Поднимайся. Твой дружок что-то задумал, поэтому, чем быстрее ты окажешься под кристальным куполом, тем лучше»

Немного покачиваясь и то и дело прикрывая глаза из-за накрывающей его волна за волной головной боли, пони поднялся и кое-как зашагал в направлении военного лагеря. Сторону он запомнил хорошо, разве что перспектива вновь продираться сквозь местную флору его не особо радовала.

«Да быстрее ты, кляча!» – не выдержав рявкнула Ария.

– Легко тебе говорить…

Продолжая ворчать и борясь с головокружением, жеребец перешел сначала на сомнительную по своему качеству рысцу, а потом – когда состояние его стало более или менее сносным – поскакал галопом. Времени у него действительно было не много, – он и сам это прекрасно осознавал – ведь что бы ни решил сделать Скребок, вряд ли это могло для него закончиться чем-то хорошим.

«Интересно, он действительно хотел меня убить?» – расстроенно подумал пони.

«А это было похоже на что-то другое?» – вопросом на вопрос ответила ведьма.

Да уж. Странное поведение для того, кто не так давно спас ему жизнь в Улье и добровольно довел до солдат Эквестрии.

Пони ускорился.

– Может я его чем-то обидел?

«Скорее разочаровал. Видел, ведь, как он не хотел отпускать тебя? Судя по всему у гаденыша были на тебя большие планы»

– Не называй его так! Он пока еще мой друг.

«Ха-ха-ха, вот болван» – беззлобно, как она умела, оскорбила его бесплотная кобылка.

Как будто пытаясь самому себе что-то доказать Норд бежал все быстрее и быстрее, не обращая внимания на хлещущие по лицу вытянутые листья, и колдобины, о которые всякий раз спотыкался. Вскоре – и он даже не успел заметить, когда это произошло, – заросли кончились, и перед ним предстало обгорелое ровное поле, оканчивающееся огромным куполом, вокруг которого сновали сотни чейнджлингов. Скребка он заметил далеко не сразу. Не сбавляя темпа, Норд несся к границе защитного барьера, пока не обнаружил впереди… самого себя. Ответ на вопрос, как такое возможно появился в голове незамедлительно.

– Стой!!! – изо всех сил закричал он чейнджлингу.

Лже-Норд даже ухом не повел. Расстояние разделявшее их все еще было слишком велико, а потому он продолжил спокойно говорить о чем-то со стражником, охранявшим периметр лагеря.

– Не верьте ему! Он же ненастоящий!

В какой-то момент одна из граней кристального купола рассеялась и стала неосязаемой, после чего Скребок беспрепятственно вошел вовнутрь, а спустя мгновение купол вновь стал цельным. Он не успел.

– Вот зараза! – в сердцах выругался пони.

«Эй-эй!? Ты чего остановился, атлет?» – тут же забеспокоилась ведьма.

– А смысл бежать? Второго-то Норда они точно не пропустят!

«И что теперь? Разворачиваться и домой идти? А ну, марш к куполу!»

Не решившись более с ней спорить, Норд вновь прибавил ходу. Через несколько минут он подошел вплотную к непроницаемой полупрозрачной стене и с силой постучал по ней копытом. Один из поддерживающих её изнутри кристальных пони принцессы Каденс с недоверием уставился на земного и, прищурив глаза, спросил:

– Ты что, тоже из Понивилля?

– Да, только я настоящий, а тот, которого вы взяли до меня – лжец! Впустите меня!

– И меня! – раздался рядом с ним чей-то знакомый голос, – Я тоже настоящий!

Земной обернулся. Справа от него стоял еще один Норд, который также подошел вплотную к стенке и теперь нетерпеливо карябал её копытцем.

– Слушай, уйди по-хорошему, а? – нахмурив брови, пригрозил ему Норд.

– Вот именно! Только путаешь всех своей физиономией, – согласился с ним еще один голос, обладателем которого также оказался Норд.

– И меня впустите, и меня!

– Я тоже хочу!!!

К ужасу земнопони, заметившие успех своего товарища чейнджлинги теперь слетались сюда со всех сторон, и каждый из них нацепил на себя его облик. Всего через несколько секунд Нордов вокруг него стало уже несколько десятков, а новые все не кончались. Каждый из них наперебой принялся просить стражников впустить его из-за чего использовать простое эквестрийское «пожалуйста» стало куда сложнее. Да даже перекричать этот ноющий хор становилось проблематично.

– О, Селестия! Ну, неужели так сложно отличить меня от подделок! – крикнул Норд, прежде чем наиболее настырные кандидаты на роль желающего поговорить с ученицей принцессы земнопони оттеснили его во второй ряд, навсегда скрыв оригинал от глаз опешившего из-за всего этого сумасшествия кристального пони.

От его единственного шанса попасть вовнутрь…

Началась сильная давка. Иные Норды уже стояли на головах друг у друга. Все труднее становилось дышать. Чейнджлинги прибывали и прибывали к этому месту, пока их не стало так много, что их жалобные просьбы плавно переросли в яростные требования, а их общая масса в несколько рядов давившая на магические стенки купола не превратилась в настоящую проблему для защитников лагеря.

«И что мне прикажешь делать теперь?» – мысленно обратился он к ведьме, но ответа от её не услышал из-за оглушительного шума сотен голосов. Он и свои-то мысли перестал слышать. Да и что можно было посоветовать, когда вокруг тебя плотное кольцо твоих копий? Разве что сгруппироваться и всеми силами стараться не падать, ибо умереть под сотнями собственных копыт было бы, пожалуй, наименее удачным исходом его путешествия.

Внезапно раздался оглушительный скрежет, после чего масса, в середине которой он оказался, резко подалась вперед. Крупы, хвосты, бока, морды – этот водоворот его частей тела, вопящих, сопящих повлек его за собой вглубь военного лагеря. В какой-то момент он даже перестал двигать ногами, потому как из-за давки его втиснули куда-то вверх.

«Ну, вот я и пришел…» – успел подумать земнопони, как вдруг послышался еще один звук. Куда более угрожающий. Непрерывный и стрекочущий. Воздух вокруг стал ощутимо жарче, а толпа вновь стала как-то неестественно сдвигаться. Обезумевшие Норды продолжали нестись вперед, оригинал же, получив лишнюю толику свободного пространства остервенело принялся пробиваться к земле. Тот звук ему слишком сильно не нравился. И не зря. Едва лишь он успел прижаться к земле, как сквозь прущие напролом ряды чейнджлингов прошел широкий луч черно-зеленой смертельно-опасной энергии. Затем еще и еще раз. Норд зажмурился не в силах смотреть на мерцание темной магии, а когда открыл глаза, всё было кончено.

Большая часть идущих вместе с ним представителей улья обратились в пепел, те же, что были поумнее, успели убежать и скрылись где-то за пределами купола. Далеко впереди стояла странная на вид кобылица черно-бурой расцветки. Глаза её все еще светились зловещим зеленым сиянием, как и её рог, а вокруг единорожки застыли подпитывающие её магической энергией кристальные пони.

Подняться Норд решился только после того, как сияние темной магии окончательно рассеялось. Осмотревшись вокруг, земной присвистнул.

– Ого… А я почему-то думал, что эквестрийские войска – самые недееспособные войска в мире…

Кристальные пони отправились восстанавливать барьер, та же, кто создала этот луч в сопровождении нескольких закованных в броню солдат подошла к нему.

– Этого отведите в лазарет, ему срочно нужно медицинская помощь – строго распорядилась она, а затем повернулась к нему и добавила, – А ты везучий.

– Но с чего вы взяли, что я настоящий, а не очередной чейнджлинг? – удивился Норд.

– У тебя кровь на лице, – просто ответила бывшая ученица принцессы Селестии и провела копытом по ссадине на его лбу, продемонстрировав бурую жидкость, – чейнджлинги копируют внешнюю оболочку, но не внутреннее содержание.

– А-а…

Солдаты подошли к нему и предложили проследовать за ними. Смысла отказываться Норд не видел, тем более что только сейчас в полной мере ощутил, как сильно все-таки болит его тело после пережитого. В некотором отдалении от побоища Норд обратил внимание на маленькую горстку пепла. Почему-то он не сомневался кому она принадлежит:

– Прощай, Скребок, – едва слышно пробормотал он.