Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 18 Глава 20

Глава 19

Глава, в которой отряд идет выполнять задание...

– Во-от. И зовут его Диггер, – представил им Блэйзинг Хорн широкоплечего земнопони с угрюмым лицом, – Пусть он и не самый дружелюбный и компанейский пони, но зато отменный боец. Знаю на собственном опыте! Раньше, кстати, был рудокопом, как и ты Хоуп.

– Оу, здорово – ответила пони, и попыталась встретиться взглядом с Диггером, но тот лишь еще сильнее нахмурился и отвел глаза.

– Да, он у нас такой… – неловко усмехнулся единорог и перешел к следующему спутнику – А эту прелестную земнопони зовут Омела. И если вы думаете, что ружье у неё на боку это просто элемент украшения, то отвечу сразу: она – потомственный оружейник и в меткости может дать сто очков вперед любому единорогу.

– Ага, особенно если учесть, что большинство ваших заклинаний сами находят свою цель, – криво усмехнулась немолодая темноволосая кобылица в шляпе – Будем знакомы!

Как и первый их сопровождающий, выглядела она очень серьезно, да и к походу подготовилась, как полагается: сумка с припасами, короткая дорожная попона, удобный топорик и сверкающее на солнце от чистой смазки фамильное ружье. Сразу было видно, что эти двое – настоящие ветераны и тем страннее на их фоне выглядел третий их спутник – худой и стройный серебряный единорог с однотонными глазами без зрачков и яркой четырехцветной гривой.

– А вот этого джентлькольта именуют Миррор Крейк, – представил им последнего участника группы Блэйзинг Хорн, – Герой Севера для нашей организации и мой – если можно так выразиться, – «злейший друг».

– Хах, а почему? – улыбнулась Дипхоуп.

– Из-за своего таланта, – ответил ей единорог, – Будучи дальним родственником кристальных пони, он приобрел от них странное умение: не будучи магом и не умея колдовать вообще, он, тем не менее, может отражать любые использованные рядом с ним заклинания. Причем не только отражать, но и усиливать. Как призма!

– А это как?

– Очень просто! Вот, допустим, если я швырну в него один огненный шар, то в ответ получу два. Если я создам огненный вихрь, то с его стороны полетит торнадо, а если вызову метеорит, то его версия будет размером с дом. В общем, мы с ним – идеальная команда и частенько отправляемся на совместные задания.

– Но тогда почему ты назвал его «злейшим другом»?

– Потому что я единственный кого Блэйзи ни разу не смог одолеть в магических состязаниях, – с гордой ухмылкой заявил серебряный единорог.

– Это потому что ты используешь нечестный прием! – сразу принялся оправдываться Блэйз, после чего вновь обратился к кобылкам, – Его сила ничем не ограничена, поэтому с ним бесполезно состязаться. Тут бы и аликорн не справился!

– То есть его вообще невозможно одолеть? – удивилась пони.

– От чего же? – улыбнулась стоящая рядом Омела, – есть один способ, – договорив, она не сильно, но от души ткнула его копытом в бок, заставив жеребца согнуться и закряхтеть.

– Да, – рассмеялся огненный маг, – когда никто не колдует он беззащитнее жеребенка.

– Э-эй! Я, между прочим, всё слышу! – возмутился Крэйк, все еще болезненно морщась.

Дипхоуп хихикнула, не сдержала улыбки и Блюпайпер. Когда небольшой перерыв, вызванный этой невинной шуткой, закончился, Блэйз продолжил:

– Ну-с, вот мы и познакомились. Пока что можете чувствовать себя как на курорте, девочки, и наслаждаться природой, но завтра, когда мы войдем в кольцо, придется вести себя очень осторожно. Я не хочу, чтобы нам пришлось прорываться к Её Величеству с боем.

– А с другой стороны, почему бы и нет? – пожала плечами Мерилайн, – таким составом можно и напрямик пойти. Заодно показали бы Луне, чего мы стоим.

– Эм… Лучше не надо, – полушутя ответил единорог, после чего выдал своей супруге и двум загримированным под актрис пони небольшие сумки и направился в лес. Путь им предстоял неблизкий, поэтому он решил не задерживаться здесь понапрасну. Они и так потеряли несколько часов, пока добирались до места встречи со своей группой, а значит – оставили себе еще меньше времени для маневров внутри кольца.

На «очень ответственную операцию» это путешествие, – по глубокому убеждению Дипхоуп – не слишком походило. Мерилайн постоянно блукала где-нибудь неподалеку, Блэйз и Миррор Крэйк о чем-то горячо спорили, а Блюпайпер, замкнувшись в себе и наплевав на окружающий мир, несла перед собой листок и записывала там детали предстоящего диалога с принцессой Луной. За окружением следил разве что здоровяк Диггер, да и тот, как ей показалось, делал это скорее по привычке, а не из необходимости.

В такой обстановке они шагали до самого вечера, а когда начало смеркаться, пони решила, что пора бы и ей немножко развеяться. Она тихонько подошла к Омеле и задала ей вопрос, который мучил её с самого момента их встречи:

– А вы это ружье в копыта берете или прямо так из него стреляете? – поинтересовалась она, глядя на покрытое сложными узорами оружие.

– М-м? – встрепенулась прикорнувшая на ходу земнопони, – Конечно прямо так! Иначе оно просто из копыт выскользнет во время выстрела.

– А целиться как? Я видела как-то ружья у подземных псов, они их к правому глазу подносили и целились, ориентируясь по мушке.

– Ерунда всё это, – отмахнулась стрелок, – Я тебе так скажу: для того, чтобы метко стрелять вовсе необязательно прижимать оружие к морде. Самое главное правильно и ровно его зафиксировать и пристреляться. Если при выстреле ствол не водит из стороны в сторону, то снаряд так или иначе будет попадать в одну и ту же точку, после чего тебе останется лишь определить в какую именно.

– Интересно. А вот мне ни разу не довелось стрелять из ружья…

– Попробуй как-нибудь, – с улыбкой ответила земная, – Это весело, да и к тому же уравнивает твои шансы в бою с любым противником, будь он монстр или заклинатель. Да и в организации хорошие стрелки на вес золота.

– Я бы с удовольствием попробовала, но у меня нет ружья.

– Хах, ну, с этим я тебе всегда могу помочь. Как вернемся, я поучу тебя стрелять со своего, и, если у тебя будет хорошо получаться, может даже выдам что-нибудь из семейной мастерской.

– Ого. Спасибо!

– Да не за что. Мне всегда приятно видеть, когда кто-то проявляет такой интерес к огнестрельному оружию. Многие земнопони слишком верят в силу своих копыт, а ведь это природное оружие так себе альтернатива шипам, ядовитым клыкам или огненному дыханию.

– Это верно, – согласилась с ней Хоуп, – Тем более что я никогда не любила лягаться. Просто я уже успела почувствовать свою незначительность, оказавшись рядом с Блэйзом и Мери во время задания. Когда их заклинания делали всю работу, в то время как мне оставалось только наблюдать за всем этим с безопасного расстояния.

– Понимаю тебя, – улыбнулась немолодая пони, – Меня тоже это здорово задевало в молодости. Кстати, хороший у тебя дорожный плащ. Отличный выбор для путешественника.

– Вообще-то это платье, но… – немного смущенно ответила пони, поправив свою украшенную голубкой попону.

Заметив, что её собеседница перестала её слушать и уставилась на дорогу, Дипхоуп попыталась продолжить диалог:

– Да, пожалуй, вы правы: на дорожный плащ оно больше походит. Ха-ха. Но оно хорошее, качественное. Такие в Ньюпони тауне продаются в одном бутике. Дорогие, правда… Я покажу где, если хотите! Хотите? Там еще…

Кто-то легонько коснулся её бока. Обернувшись, она увидела там. Блэйза:

– Т-с-с-с… – выдохнул он, приставив копыто к губам.

Только сейчас она обратила внимание, что все прочие разговоры давно прекратились, а отряд собрался вместе и движется гуськом. Даже Мерилайн шла тихо и не издавала ни звука.

– А что слу…

– Мы прошли первые патрули, – едва слышно произнес маг, – Веди себя тихо.

Пони закивала головой и смолкла. Обидно, что дольше всех сохраняя дисциплину, она неожиданно оказалась единственной нарушительницей спокойствия, когда в этом действительно возникла необходимость. Ну, зато теперь она, наконец, в полной мере ощутила, что они – отряд на задании.

Вопреки сказанному раньше, опасный участок маршрута начался на полдня раньше срока.

Блэйзинг Хорн долгое время вглядывался в облака, пока его отряд прятался в густой листве, остановившись на привал. Вот-вот Виндфлаер должен был подать ему сигнал, однако в небе до сих пор виднелись одни лишь грифоны. Зоркие и внимательные разведчики, способные боковым зрением уловить любые передвижения на земле. Если бы не вмешательство пегасов, которые то и дело отвлекали на себя внимание крылатых хищников, они бы ни за что не продвинулись так глубоко.

«Лишь бы они не попались им в лапы» – обеспокоенно подумал огненный маг. Без поддержки с воздуха их шансы на успех стремились к нулю. Но вот, когда небо наконец расчистилось, одно из висящих над ними облачков, словно бы разрезанное поперек острым ножом, медленно разделилось на две половинки. А вот и направление.

Вернувшись к своим он поднял их и повел дальше. До тех пор, пока не получил новый сигнал. И так все дальше и дальше, как пешка в чьих-то умелых копытцах. Он понятия не имел, где находятся сейчас патрули, равно как и то, сколько там врагов, ему лишь было известно, что где-то в этом лесу передвигаются пауки, а где-то в другом месте идут они, и если пегасы не совершат роковой ошибки, их пути никогда не должны будут пересечься.

– Бу! Боишься? – попыталась напугать её своим внезапным появлением Мери.

– Тише, пауки же вокруг, – шикнула на неё Дипхоуп.

Снова им пришлось прятаться посреди ночи в каком-то овраге, изо всех сил напрягая свой слух. Слушать собственное дыхание, а также бряцанье металла и шелест листвы – звуки, которые издавал проходящий поблизости патруль. В этом месте пауков оказалось особенно много и именно поэтому следовало быть крайне осторожными.

– Расслабься, – совершенно спокойно, хоть и вполголоса, сказала Мери, – У пауков плохой слух.

– А если среди них грифоны? – хмуро спросила пони.

– Пфф, тоже не самые внимательные слушатели, да еще и страдают куриной слепотой ночью.

– Все равно я не настроена болтать, когда поблизости столько врагов.

– И это правильно, – тут же согласилась с ней единорожка, – Надо действовать. Пойдем, посмотрим, куда Блэйз ушел?

– Что? Ты с ума сошла!? – восклицать тихим шепотом оказалось непросто.

– Да всё в порядке. Я знаю, где он сейчас – у деревьев на той стороне оврага. Ну как, ты со мной?

– Нет, конечно.

– Тогда я одна пойду, – пожала плечами Мери и поднялась с места.

– Стой же, – пони прошлась глазами по остальным членам группы в поисках поддержки. Большинство из них тихо дремали, Омела же разве что строго посмотрела на кобылок, но останавливать единорожку не собиралась.

«Вляпается же во что-нибудь!» – расстроено подумала пони, после чего поднялась с места и отправилась следом за ней.

– Я знала, что ты меня не бросишь, – с довольной улыбкой сказала единорожка.

– Почему мы не можем просто подождать? Он велел никуда не уходить с этого места, помнишь?

– Пфф, как будто бы я не знаю, как прятаться от пауков, – махнула копытцем Мерилайн, – Просто я страшно устала сидеть на одном месте. Хочу узнать, чего мы ждем.

Между тем звуки проходящих по округе патрулей становились всё громче. В какой-то момент она даже расслышала их голоса. Так близко, что ей показалось, что они вот-вот должны появиться у них перед носом или свалиться на голову, но время шло, а ничего плохого так и не произошло. Звуки отдалились, а после – совсем стихли. Даже страх немного притупился.

Когда они вылезли из оврага и прошли немного в сторону, впереди, рядом с небольшой опушкой, Дипхоуп действительно увидела одиноко стоящего Блэйзинг Хорна, освещенного лунным светом. Оглядываясь по сторонам, он стоял на месте и чего-то ждал. Или кого-то. Едва пони успела подумать о том, что возможно он ожидает там именно их, как из тени деревьев вышел еще один жеребец и направился к нему.

– Почему так долго не подаете сигнал? – донесся до них рассерженный голос огненного мага, – Я жду уже несколько часов. Что-то случилось?

Собеседник, в котором, при ближайшем рассмотрении, можно было узнать пегаса по имени Виндфлаер, тихо ответил:

– Всё плохо. Они усилили охрану, да еще и привлекли к этому делу тарантулов. Я залетал так далеко как мог – дальше вам не пройти. Риск слишком велик. Файеркнайф велела сворачивать операцию.

– Что? – ахнул Блэйзинг Хорн, – Ты уже разговаривал с ней?

– Да, обрисовал ей ситуацию, и она решила, что надо уходить. Идите в сторону ручья и залегайте там, а наутро мы поведем вас обратно к убежищу.

– Но мы ведь почти дошли!

– Приказ есть приказ, Блэйз. В любом случае на нашу поддержку не рассчитывайте. Нам и так уже пришлось улепетывать от грифонов до самого Понивилля, поэтому больше я рисковать не намерен.

– Понятно… И что, никаких альтернатив?

Молча кивнув, пегас поторопился в сторону леса и исчез. В сердцах плюнув, единорог направился в сторону лагеря.

– То есть, как сворачиваем операцию?

Обернувшись, Дипхоуп с удивлением обнаружила, что Мери давно уже нет рядом с ней. Единорожка стояла перед Блэйзом и грозно смотрела ему в глаза.

– Зачем ты покинула овраг? Хочешь, чтобы тебя схватили?

– Да какая разница, зачем? – ушла от ответа кобылка, – Блэйз, только не говори мне, что мы просто так развернемся и пойдем домой.

– Мы развернемся и пойдем домой, – подражая её интонации, сказал кольт.

– Ну… Ну, не-е-ет! Совсем чуть-чуть же осталось!

– Ты слышала, что сказал Виндфлаер. Дальше нам не пройти.

– Да что он знает, этот пегасишко с тонкими усиками, – фыркнула единорожка, – Блэйз, мы ведь не яблоки воровать идем. Сейчас вершится история.

– Что ты несешь? Какая история?

– А то и несу! Если мы развернемся и уйдем, то пауки обязательно выиграют. Статую снесут, наших всех переловят, а в Ньюпони тауне останутся одни членистоногие. Мы проиграем! Неужели ты этого хочешь?

– Слушай, мне и самому это не нравится, но приказ есть приказ.

– Да кого он волнует, этот приказ? Не хотят нам помогать, ну и не надо! Сами управимся. Давай же Блэйз!

– Если Файер посчитала, что это невозможно, значит, так оно и есть. И я не хочу это оспаривать.

– Файер никогда не берет в расчет магию. Ты и сам это прекрасно знаешь!

– Все равно у нас нет четкого плана. Это безумие. Тем более что я сейчас отвечаю не только за себя, а еще и за жизни шестерых пони. Нет, Мери, я не пойду на такой риск.

– А если мы что-нибудь придумаем? Покров, огненная завеса или пожар какой отвлекающий. Там ведь всего несколько отрядиков обойти осталось! Ну?

– Нет.

– Ну, давай же! – хитро улыбнувшись, повторила пони.

– Я сказал – нет!

– Неужели тебе не жалко Ньюпони таун? Неужели тебе легче просто сдаться и уйти, чем напрячь голову, и найти выход из этой сложной ситуации?

– Эм…

– Ты же умный, Блэйз, – почувствовав слабину, продолжила давить на него кобылка, – На тебя вся организация молится. Даже Файеркнайф, хоть и бесится, но всегда считается с твоим словом. Как ты будешь выглядеть, если на этот раз вернешься к ним без хороших вестей?

– Файеркнайф приказала уходить.

– И что? Файеркнайф простит тебя, когда принцесса Луна выгонит пауков из Эквестрии. Не отступай от плана. Пожа-алуйста!

– Ммм… – устало вздохнув, единорог задумался и протянул, – Ну, вообще-то у меня появилась кое-какая мысль на счет того, как нам пройти оставшиеся кордоны. Но она сырая и требует доработки!

– Спасибо, Блэйз, Спасибо! – обрадованная кобылка повисла у него на шее.

– Эй! Я ведь еще не согласился.

– Уже согласился, – довольно ответила пони и, позабыв об осторожности, галопом поскакала в сторону лагеря.

Увидев подошедшую к нему Дипхоуп, огненный единорог криво усмехнулся:

– Вы там всем скопом меня навестить решили? Пойдем, нам нечего здесь больше делать.

Норд сладко зевнул и блаженно вдохнул в себя аромат чистого постельного белья. Чистого, белого и очень-очень приятного для тела. Улыбнувшись, он позволил себе закутаться в одеяло. Он уже и забыл как это здорово – спать на нормальной кровати, ведь с самого начала его путешествия лучшим матрасом для него была мостовая Кантерлота, потому как её хотя бы периодически мыли и вот, наконец, долгожданная смена обстановки.

Земной открыл глаза и посмотрел в потолок. Над ним висел аккуратный магический огонек ярко, но нежно освещавший его кровать, а выше располагалась плотная белая ткань медицинского шатра, куда его определили после того, как тщательно отмыли и очистили от всей местной грязи. Кроме него здесь больше никого сейчас не было, все остальные койки оказались пусты, из чего земной сделал вывод, что обитатели этого лагеря давненько не выходили за его пределы.

«Ну, или же у них настолько продвинутая медицина, что все раненые уже через пару суток возвращаются в строй» – заметила ведьма.

– Может быть и так, – лениво ответил ей пони, – но я бы предпочел думать, что они просто сидят здесь и ничего не делают. Не люблю войны.

– Хм? Вы что-то сказали?

Когда Норд, услышав этот озадаченный голос, приподнял голову, оказалось, что он все-таки здесь не один. Недалеко от него находился военный врач в медицинском халате, который писал что-то за небольшим столом, с головой погрузившись в собственные думы.

– Это я не вам, – ответил кольт.

– Но здесь ведь больше никого нет, кроме меня, – удивился доктор и перестал писать.

– Нет. Здесь еще Ария есть, но вы не можете её увидеть. Она в моей голове.

– Да? – единорог задумчиво поправил очки, – Занятно. Раньше я думал, что кормление ченджлингов не вызывает такого рода психических отклонений, а наоборот – является причиной апатии и длительных депрессий.

– Ария не отклонение!

– Конечно-конечно, – поспешил согласиться с ним доктор.

– Она не отклонение, а вполне себе живая пони… – попытался пояснить ему Норд, но описать нынешнее состояние ведьмы оказалось проблематично, – вернее, мертвая… вернее, была живой, а потом стала мертвая. А потом потеряла даже своё мертвое тело и теперь она внутри меня живет. Вот.

– Как скажете, и… это действительно печально, когда смерть разделяет любимые сердца. Соболезную вашему горю.

– Какому горю? – рассердился земной, – Вы меня вообще слушаете? Я счастлив почти! И, кстати, чейнджлингов я никаких не кормил. Хотел только, а он взял меня и со скалы сбросил.

– А вот здесь вынужден не согласиться, – с улыбкой покачал головой собеседник, – У вас на лицо все признаки их вампирской деятельности. Причем длительной. Недели две как минимум.

– Брехня, я его только поцеловал разок, да и то – по ошибке.

– То есть вы думаете, что чейнджлинги кормятся через поцелуи??? – изогнул бровь доктор.

– Ну, любовь же. Он сам мне говорил.

– Ха-ха-ха, нет, что вы! Их вовсе необязательно целовать. Им достаточно просто находиться рядом, когда вы кого-то любите, и они с удовольствием выпьют всю эту любовь без остатка. Причем речь идет не только о любви в привычном понимании этого слова, но и о родительской заботе, о дружбе, о признательности, даже любовь к деньгам и та вполне съедобна для них, хоть и куда менее питательна.

– А-а… Так вот почему Скребок так сильно не хотел отпускать меня в лагерь.

– Скребок?

– Знакомый мне чейнджлинг. Был, – вспомнив о своем друге, пони грустно вздохнул – Сказал бы мне сразу, что ему просто время нужно, чтобы от меня насытиться и я бы, наверное, и возражать не стал.

– Вот как? А вас не смущает тот факт, что те чувства, которые он из вас выпивает, никогда больше к вам не возвращаются? Конечно, наши оздоравливающие процедуры смягчат негативный эффект, но прежней страсти к объекту вашего обожания вам никогда больше не удастся испытать.

– Чего? – Норд представил у себя в голове зеленую ведьму и улыбнулся уголком рта, – Да не, вроде нормально.

– Рад, что вы так думаете, но все же это доказанный факт.

«Пфф, много он знает – презрительно фыркнула ведьма, – сам, небось, живого чейнджлинга и не видел до сих пор, а уже выводы делает».

– Вот-вот, – согласился с ней Норд.

– Хм? А, ну да, я понял…

После того, как пауза затянулась, единорог потерял интерес к своему пациенту и вновь принялся за свои письмена, ну а Норд, в свою очередь, попытался заснуть. Жаль только, что для того чтобы уснуть, для начала следует хоть немного утомиться, чего с ним после четырнадцатичасового сна пока еще не произошло. Поворочавшись немного, так и эдак поменяв позу, земной все-таки пришел к выводу, что более в отдыхе не нуждается и, окончательно разочаровавшись в жизни, поднялся с кровати.

– Не подскажете, где располагается палатка ученицы принцессы Тии? Ну, той – чёрненькой.

– Вы про Найт Тиффони? А зачем вам?

– Я хочу поговорить с ней на одну очень важную тему.

– Секретные послания? Чудно. Очень чудно. Её шатер располагается прямо в середине лагеря. Он черно-красный и с зубцами на верхушке, поэтому его несложно отличить от остальных.

– Спасибо. Ну, я пойду тогда. Всего доброго.

– Пойдете? Боюсь, что пока это невозможно. Вы находитесь под воздействием медицинских препаратов, а потому еще как минимум 24 часа должны лежать в пастели, на случай внезапного ухудшения самочувствия.

– Я вроде належался уже… – начал было пони.

– И всё же я настоятельно советую вам вернуться в кровать.

Сказав так эскулап поднялся на ноги и серьезно посмотрел на Норда поверх своих очков.

– Так, стоп! Вы что меня тут насильно удерживать собираетесь? – с подозрением спросил Норд, – Я ведь всё равно сбегу!

– Да бегите, ради Луны, никто вас здесь не держит – невозмутимо ответил врач, – Но учтите: когда действие полихлорида пройдет и начнется резкий приток крови в голову – пеняйте на себя.

– Переживу как-нибудь! – отмахнулся от него пони и смело направился к выходу. Пытаться запугать его болезнями, было не лучшей идеей, со стороны этого единорога. Учитывая, сколько он уже пережил, перспектива возможного головокружения его совсем не пугала, да и возможность поскорее поговорить с ученицей Селестии придавала ему сил.

«Верный выбор, деревенщина. Хвалю!» – как-то не слишком позитивно поздравила его ведьма.

– Спасибо, – не поняв намека, улыбнулся пони и толкнул дверь.

«Всегда, пожалуйста. Ты поступил как настоящий жеребец. Смело и самоотверженно. Знала я еще одного «настоящего жеребца», который тоже не любил делать то, что говорят врачи. Саддамом его звали, кажется. Не помнишь где он теперь?»

– Эм… С другой стороны, один день это не так уж и много.

Вернувшись в лазарет Норд молча запрыгнул в койку, закутался в одеяло и закрыл глаза.

С сожалением взглянув на свое верное ружье, земная пони Омела положила его рядом с вещевыми мешками и накрыла сверху видавшей виды шляпой. Там же лежал алый плащ Блэйзинг Хорна, жилетка Диггера и скромная попонка Дипхоуп. Вернувшись поздно ночью, командир отряда рассказал им о том, как они будут преодолевать последние километры маршрута – обратившись в малюсенькие огненные искорки, безвредные и едва различимые под утренними лучами солнца. Это позволило бы им беспрепятственно проникнуть в дом, где по договоренности их будут ждать предупрежденные об их визите актрисы и подменить одних пони другими.

– И все равно я считаю эту идею отвратительной, – шепотом высказала свое мнение Омела.

– Не переживай, – подбодрил её Блэйз, – Если всё пройдет удачно, то нам не придется ни с кем сражаться. А на обратном пути мы всё заберем. Надо только хорошенько закопать нашу кладь, чтобы патрули не наткнулись на неё завтра во время очередного обхода.

– Эх, ладно. Только ствол землей не забейте.

– О, предоставь это мне, – Диггер подошел к оставленным вещам и, бесцеремонно взяв их в охапку, свалил в основание оврага, после чего вырвал несколько корней, подковырнул копытом одну из стенок, и большая масса земли, осыпавшись, похоронила кладь под собой.

Оставить пришлось всё, кроме самых мелких предметов, включая даже маленький кошелек Дипхоуп, который она зачем-то взяла с собой в этот поход и так долго не соглашалась снять его с шеи и оставить вместе с прочими вещами. Но другого выхода у неё не было. Как объяснил ей Блэйз, развоплощённые предметы не только требовали дополнительных, и притом весьма значительных, затрат силы от мага, – чего им крайне не хотелось, – но и могли стать «самостоятельным» объектом, который, в силу отсутствия у того же ружья или кошелька свободы воли, просто обратился бы в неконтролируемые огненные частички. На неодушевленные предметы подобные чары вообще запрещалось накладывать из-за непредсказуемых последствий.

Когда ночь закончилось и на востоке только-только начало появляться Солнце, отряд, улучив момент, собрался вместе и выстроился вокруг огненного мага и его зеркального коллеги.

– Ну, удачи нам, – произнес Блэйз, а затем, активировав рог, принялся творить какое-то заклинание. Мгновением позже тем же светом заиграл и рог Крэйка, после чего каждый из присутствующих начал ощущать ту особую легкость, когда твое тело перестает существовать, обращаясь в маленькие, не чувствительные ни к чему частицы. Приятное, но немного пугающее для новичков чувство.

Проходящий несколькими минутами позже вдоль этого места патруль, увидел там лишь несомые легким ветром искры, которые медленно, но верно тянулись в сторону подходящей к Спарроуярду процессии, во главе которой шествовала Великая Владычица Эквестрийских земель – принцесса Луна.