Автор рисунка: Noben
Глава 19 Глава 21 (Часть 3 - Пастух)

Глава 20

Глава, в которой завершается чудесный поход Принцессы Луны

Тело его пронзила вспышка боли.

– Ах, ты ж дрянь такая! – в сердцах выругался Норд.

Мелкий черный котяра подкараулил земнопони и, едва он встал с койки, атаковал ногу жеребца, жадно впившись когтями в тело своей жертвы. Подняв её, пони стряхнул с себя хищника и в довершение попытался пнуть его под зад, но тот оказался слишком ловок для него и безнаказанный сиганул обратно под кровать.

– Я ж все равно тебя достану, – грозно пообещал ему кольт и поискал глазами что-нибудь, чем можно было бы запустить в негодяя. В ответ из-под койки раздалось сердитое шипение, а в следующее мгновение в источник звука полетели часы, его миска и даже склянка с каким-то лекарством, но ничего не принесло желаемого результата. Поганец разве что поменял укрытие, перебежав с одного места на другое.

– Вот ты как значит?

Всё еще желая расквитаться с ним, пони лег на пол, нашел глазами кота, затем засунул переднюю ногу под кровать и принялся шарить там, в надежде зацепить кусающийся комок шерсти, и вот – удача.

– Попался! – обрадовано воскликнул Норд и вытянул ногу вместе с вцепившимся в неё котом, – Можешь не пытаться, эта конечность ничего не чувствует уже добрых пять лет, – победоносно усмехнулся земной, – Ну? Твое последнее слово?

– Отпусти его. Он ведь всего лишь играется с тобой.

По земле прошелся потусторонний холодок, а рядом с его кроватью словно бы из-под земли появилась четвертая ученица принцессы Селестии – Найт Тиффони.

Черная кобылица улыбнулась уголком рта и позволила коту забраться себе на спину. Жажда мести немного приутихла. Норд поднялся на ноги и стряхнул с себя налипшие кусочки темного грунта.

– Прости его, если он повел себя грубовато, – извинилась за кота Тиффони и вместе с черным зверем немигающим взором уставилась на него, – На самом деле ты очень ему понравился.

– Да чего уж там, – почесав затылок, ответил пони, а затем сурово добавил, – Но лучше держите его подальше от меня. Его «любовь» дорого мне обходится.

– Я постараюсь.

Забавно, но взгляд и у кота, и у пони сейчас был абсолютно одинаковым, даже шерсть у этих двоих выглядела идентично, как будто бы оба были сшиты из одного и того же материала. Разве что кобылица в привычной для себя манере подкрасила себя красной краской и обвешалась кольцами, из-за чего военная форма эквестрийской армии смотрелась на ней немного не к месту. Ей бы куда больше подошли вычурные кружева и черепушки, столь любимые теми посетителями шабаша, из числа которых Ария пыталась набрать себе сторонников несколько лет назад.

– Доктор Редлиф сказал мне, что ты хотел о чем-то со мной поговорить, эм…?

– Норд. Так меня зовут, – представился земной.

– Найт Тиффони, приятно познакомиться. Я слушаю тебя, Норд.

– Я ищу вашу бывшую учительницу. Мы с другом решили, что вам может быть известно, куда она пропала после свержения.

– Принцесса Селестия? Да, она достаточно неожиданно лишилась трона и также неожиданно исчезла, даже не удосужившись попрощаться со всеми нами. Это было так не похоже на Тию… – собеседница вздохнула, подумав о чем-то своем, – Эх, а ведь я так и не успела сдать ей доклад о темной материи.

– Вот-вот, у неё осталось много незаконченных дел, – согласился пони.

– Вынуждена тебя разочаровать, Норд, но я не имею представления, где сейчас находится Её Величество. Эм, Её Бывшее Величество. Честно говоря, я и сама не отказалась бы об этом узнать.

– И даже предположить не можете?

– Нет, – единорожка отрицательно покачала головой.

– Очень жаль, – выдохнул земной, – Ну, в таком случае спрошу у кого-нибудь другого. Не подскажете, где мне найти Виолстар? Уж ей-то наверняка известно, где Селестия, ведь именно она руководила той злополучной экспедицией в Мир Мертвых.

– Хах. А ты умеешь ставить меня в неловкое положение, Норд. Боюсь, что и на этот вопрос я не смогу ответить.

– Почему? – удивился жеребец.

– Потому что шестая ученица принцессы пропала примерно в то же самое время, что и Селестия.

– Выходит, что она не участвует в этом походе?

– Нет. Шестую магическую армию возглавляет одиннадцатая ученица, вместе со своими младшими братьями.

– Вот как… Тогда, может, Твайлайт Спаркл сумеет мне помочь?

– Сомневаюсь. Принцесса Твайлайт сообщила бы нам, если бы узнала что-нибудь о местоположении Тии. Она, как и ты: очень обеспокоена её судьбой.

– Вот как? – земнопони сник, – И как же мне теперь её искать? Мир вокруг такой огромный. Принцесса Селестия может быть где угодно!

– Ну… Если тебе так уж сильно хочется это выяснить, то кое-чем я все-таки смогу тебе помочь, Норд, – подумав, добавила Тиффони, – Я воспользуюсь своей магией и попробую найти её светлую ауру в нашем мире. Богиню не так-то легко спрятать, знаешь ли.

– Ого, вы и это умеете? – приободрился пони и с новой надеждой посмотрел на собеседницу.

– Черная магия предоставляет большие возможности своему владельцу, – загадочно улыбнулась четвертая ученица, – надо только уметь её контролировать. И, да, я лишь укажу тебе направление, но не смогу сказать ни конкретное место, ни расстояние до него.

– Ну, хотя бы так…

Пони закрыла глаза, а когда открыла их вновь, они уже светились ярким зеленым огнем. Кот зашипел и убежал прочь. По телу кобылицы прошлись черные молнии, зеленые же пятна начали покрывать собой её тело, начиная от рога и опускаясь все ниже по лицу и шее. Росли, как будто бы стремясь захватить Найт Тиффони целиком. Выглядело это немного жутковато. Когда заклинание свершилось, из тела кобылки вырвался мощный импульс темной энергии, заставивший пони в страхе закрыть лицо копытами. Волна тьмы разлетелась в разные стороны, вздыбив шерсть на загривке и слегка покачнув шатер, вырвалась наружу, а спустя буквально несколько секунд вернулась обратно.

Когда Норд открыл глаза и взглянул на четвертую ученицу, та уже выглядела вполне естественно, хоть и немного озадаченно.

– Ну как, узнали что-нибудь?

– Да…

– И где мне её искать?

– Нигде. Можешь не искать. Селестии нет в нашем мире.

– То есть как это – нет?

– Вот так. Ни в Эквестрии, ни в Драконьей Империи, ни в пустыне – ни где бы то ни было еще. Моя магия облетела весь земной шар и не нашла там ауры Тии.

– А ты не могла ошибиться? – на всякий случай спросил пони, прекрасно зная ответ.

– Нет, – Тиффони с сожалением покачала головой, – Только не в случае с Богиней. Она слишком хорошо заметна для подобных заклинаний.

– Понятно… – постояв немного, вконец раздосадованный Норд со всей силы пнул стоявшую рядом кровать, – Тьфу, Дискордовщина! И почему всю мою жизнь со мной происходит одно и то же!

– Ищи в этом положительные стороны: зато тебе не придется тратить время на напрасные поиски. Лучше сразу узнать о тщетности усилий, чем потратить всю свою жизнь на заранее обреченную на провал миссию, найдя в конце пути лишь обиду и разочарование.

– Может ты и права, но почему-то меня это все равно ни капли не утешило, – хмуро пробормотал кольт.

– Извини… Возможно, стоило тебя предупредить, что я всегда приношу плохие известия. Если хочешь, я могу телепортировать тебя домой. Здорово сократишь путь, тем более что снаружи сейчас небезопасно.

– Не хочу домой, – буркнул Норд, с отвращением вспомнив о домике в Понивилле.

– А куда тогда?

Норд на долгое время задумался, решая, куда бы ему хотелось сейчас попасть, а потом выпалил:

– В таверню! Хочу напиться до беспамятства.

– Отличный выбор, – рассмеялась пони, – Просто закрой глаза и представь, что ты там. Не пройдет и минуты, как ты окажется в том самом месте, куда хотел попасть. Главное, не думай о двух разных местах одновременно, иначе тебя располовинит. Моя магия не прощает ошибок, да…

Ну, представить, так представить. Норд закрыл глаза и попытался вспомнить то чудное время, когда он вместе с ведьмой отправился в расположенную в глухомани таверну, где они планировали найти «демономикон» культистов. Это был единственный раз, когда он чувствовал себя по-настоящему веселым. Когда радость его не омрачалась каким-нибудь ужасным событием, предшествовавшим ей или последовавшим после, – если не считать того, что потом она выбросила его в глухом лесу, рассердившись на Норда из-за его глупых шуток про их совместную жизнь, но он тогда даже не обиделся.

«В этом месте я когда-то нашел выход из тупика и обрел новую цель в жизни» – с улыбкой вспомнил кольт ту ситуацию с Сифусом.

«Ну, там и я «выход из тупика» нашла, – добавила молчавшая до сих пор ведьма, – Честно говоря, если бы мы с тобой не забрали там эту книгу, я бы ни за что не продвинулась в своих исследованиях и не открыла бы портал в Мир Мертвых».

Открыв глаза, Норд хотел было сказать Тиффони, что сконцентрировался и настроился на то место, куда он хочет попасть, однако с ужасом обнаружил себя летящим на маленьком клочке черной земли по какому-то странному хаотическому пространству, которое безмолвно глазело на него, и неуверенно тянулась к нему своими астральными конечностями. Очевидно, четвертая ученица уже использовала заклинание, не дожидаясь его решения. Прежде чем он определился, Преисподняя это или Тартар, мир также быстро изменился и в следующую секунду Норд, вместе с куском черной земли Меняющегося Плато, очутился перед той самой таверной с нечитабельным названием, в которую он так хотел попасть.

– «У Фли-фле-бри-на» – по слогам прочел он вывеску и усмехнулся, – Более отвратительно названия для таверны я в жизни не слышал.

Рывком открыв дверь, пони вошел в помещение.

Блэйзинг Хорн растянулся почти на полсотни метров, медленно проплывая один патруль за другим. Его отряд как и раньше неотступно следовал за ним, разве что теперь невозможно было определить где заканчивался единорог и начинался кто-то другой. Просто сотни маленьких огоньков. В какой-то момент, повинуясь порывам ветра, огненный маг взметнулся вверх; выше деревьев, выше гор – к самому небу. Туда, куда невозможно было попасть, не будучи пегасом.

«А ведь никто из моего отряда ни разу не бывал на такой высоте – пришла ему в голову неожиданная мысль, – Ни разу не испытывал этих эмоций. И почему я раньше не летал по небу с Пайп в таком состоянии? Вот глупец! Это надо исправить».

Отсюда уже можно было увидеть двигающуюся вдалеке процессию, медленно приближающуюся к малюсенькому поселению под названием Спарроуярд. Огромную. Даже больше чем он себе представлял. Определенно Богиня Ночи решила переплюнуть свою старшую сестру по широте размаха. Одни лишь расписные кареты чего стоили, не говоря уж нескольких сотнях слуг и всяческих прихлебателей, которые плясали под паучью дудку и никогда не стали бы защищать интересы своей страны. «Да… хуже пауков могут быть, пожалуй, только бесхребетные пони» – презрительно подумал единорог, глядя на них с высоты птичьего полета. Копытные представители народов Эквестрии, которые всегда имели доступ в Кентерлотский дворец, но при этом ничего не делали для того, чтобы открыть глаза принцессе на происходящее в стране всегда вызывали у него раздражение. В его глазах они выглядели предателями.

Ах, если бы они могли прямо сейчас ускориться и напрямик полететь к едущим по дороге каретам. Уже спустя несколько минут они оказались бы перед лицом Богини Ночи и уже приступили бы к претворению их смелого плана в жизнь. Но, к сожалению, искры не могли ускоряться. Они могли только плыть по ветру, едва заметно корректируя свой маршрут, волею сил природы и обращенного в них существа.

Так же медленно их потянуло вниз, к земле. Не в первый раз, да не во второй, а потому Блэйз не стал придавать этому значения. Ничего не предвещало беды.

Они спускались всё ниже и ниже, на лесную опушку, окруженную со всех сторон молодыми дубами. По ней неторопливо шагал очередной паучий патруль, во главе которого находился крупный мохнатый тарантул-кайери. Оказавшись у самой земли единорог заметил, что паук держит в лапках странное стрекочущее устройство, похожее на разрезанный напополам вращающийся ромб, но прежде чем он понял его назначение, искры из которых он состоял, собрались воедино и, после особенно громкого щелчка, он обнаружил себя стоящим прямо напротив пауков. Воплощенным.

– Ого, гляньте-ка! Оно работает, – как-будто бы сам удивившись произведенному эффекту обратился кайери к своим товарищам и выключил устройство.

Вот этого Блэйз никак не мог ожидать. Остальные члены отряда также как и он сам воплотились и теперь, опешив, смотрели друг на друга. На их лицах читалось непонимание. Не меньше напряглись и сопровождающие кайери патрульные. В воздухе повисла гнетущая тишина, и только он – паук – выглядел совершенно спокойным и даже чуть-чуть веселым:

– И что интересно, – произнес он, деловито прохаживаясь из стороны в сторону и глядя то на своих вооруженных коллег, то на пони, – Тут нам и печально известный огненный маг, и его спутница с волшебным пером на боку и даже её так неожиданно пропавшая старшая сестра. Прямо все в сборе! Удобно, ничего не скажешь.

Блэйз молчал. Как и другие участники группы, он напряженно следил за каждым действием пауков, мысленно перебирая возможные варианты. Начав сражение, они привлекут к себе внимание всех проходящих в округе патрулей и точно проиграют. Это не выход. Тогда что? Попытаться расправиться с ними тихо, без лишнего шума? Или попробовать договориться? Может сдаться? Каждый из вариантов имел право на жизнь, но следовало остановиться на чем-то одном. Он не мог допустить ошибки.

– И что же вы собирались сделать, если не секрет? Атаковать принцессу или может быть убить нашего великого султана?– поинтересовался паук, – Сжечь всех, кто не согласен с вами вместе с процессией. Да, это было бы в вашем стиле, пожалуй. Или, быть может, вы просто хотели повидаться с Её Высочеством, а? – как бы между делом паук подошел ближе. В ответ на это рог единорога угрожающе вспыхнул, после чего кайери остановился и пригрозил Блэйзу тонким хитиновым коготком – Но-но! Осторожнее с этим.

Огненный маг не стал ничего отвечать. Паук явно тянул время. Скорее всего, ждал подмоги. Наверняка ведь кто-то из них заранее побежал к своим, чтобы собрать как можно больше воинов и гарантированно выйти победителями в случае, если придется сражаться. Следовало действовать быстро:

– Мы не сдадимся без боя, – грозно глядя на паука, произнес жеребец.

– Сдаваться? А мы и не собирались брать пленных, – зловеще улыбнулся паук.

Едва Блэйз успел скастовать атакующее заклинание, как кайери в мгновение ока сократил дистанцию и оказался рядом с ним. Быстро, как молния. Слова застряли у него в горле.

Опустив взгляд, единорог с удивлением обнаружил торчащий из своей груди металлический шип…

Принцесса Луна закашлялась, расплескав из стакана немного вина. Кроваво-красные капли пятнами остались на дорогом диване и светлом мохнатом ковре кареты Её Величетсва. Досадная ошибка.

– Что с вами, Моя Богиня, вам плохо? – обеспокоенно спросил паучий султан.

– Кхм-хм. Все в порядке, Альмар. Я просто поперхнулась, – беззаботно ответила ему принцесса, водрузив бокал обратно на столик.

– Если прикажите, я распоряжусь, чтобы слуги сменили вино, – серьезным тоном сказал членистоногий, – Эта, мягко выражаясь, жижа, недостойна находиться на вашем столе!

– Да нет же, – улыбнулась аликорн, – Вино отличное. Винодел, создавший его, прекрасно знает свою работу.

– О, вы слишком снисходительны, Принцесса Принцесс. Вам следует быть более требовательной к этой продукции, иначе ваши виноделы никогда не достигнут новых вершин мастерства.

– Я не тиран, султан Альмар, и не хочу им становиться, – покачала головой принцесса, глядя на растущую впереди молодую дубраву, – Какие красивые деревья растут в этом районе, не правда ли?

Беседа продолжилась, а в карету, стараясь издавать как можно меньше шума, юркнули два пони и принялись стирать красные пятна с пола и мебели. Винодел действительно знал свою работу – пятна никак не хотели стираться, несмотря на все старания молчаливых слуг.

Открыв рот, Мерилайн в ужасе смотрела на то, как длинный полутораметровый шип медленно выходил из тела Блэйзинг Хорна, обильно орошая землю его кровью. Жеребец доживал свои последние мгновения, удивленно глядя на своего убийцу и отчаянно пытаясь вдохнуть. Она всё еще не верила своим глазам. Как? Как такое вообще возможно? У него ведь был план на любой случай. Ведь это же самый лучший, самый смелый и самый могущественный единорог из всех, что она когда-либо знала. Он не мог так просто взять и погибнуть!

Увидев на себе капли его крови пони вскрикнула и отчаянно попыталась стереть их, неуклюже упав на круп. Все не должно было вот так закончиться. Только не с ними. Только не сегодня. Мир вокруг неё остановился. В голове молотом отзывалось биение сердца.

Тело единорога безжизненной грудой упало на землю.

Откуда-то издалека до неё донесся странный приказ: «Убейте остальных!». Послышались крики, звуки какой-то возни, – судя по всему началось сражение, – а она все смотрела и смотрела на лежащего на земле Блэйза.

«Подай же сигнал. Ну же! Ну! – мысленно умоляла она его, глядя в пустые безжизненные глаза, сквозь завесу слез – Скажи, что это часть твоего плана. Пожалуйста! Я тебя прошу…». От былой смелости кобылицы не осталось и следа. От задора, от уверенности в победу – без него она ничего больше не могла сделать. Он всегда исправлял допущенные ею ошибки.

«Заклинания, дура! Используй свои заклинания!!!» – едва слышно кричал ей откуда-то Миррор Крейк, прежде чем паучьи шипы заставили его замолчать навсегда. Бедняга действительно был беспомощен, без находящегося рядом колдуна. На её глазах погибла и земная пони Омела, которая волею злодейки судьбы осталась без своего оружия именно тогда, когда она больше всего в нем нуждалась. Всё это было так неправильно… Так глупо.

В какой-то момент свет над её головой что-то заслонило и, подняв голову, она увидела перед собой бронированного паука. Морда его не выражала никаких эмоций. Ни капли сострадания. Палач, а вовсе не тот воин, в груди которого бьется благородное сердце. Да она и не просила его быть милосердным. Мысль о том, что её вот-вот убьют не нашла никакого отклика в её сердце.

«Какая теперь разница» – потерянно подумала пони. Она готова была умереть, но, когда паук уже замахнулся для завершающего удара, произошло нечто неожиданное. Он оступился, схватился лапами за свою морду и завыл. Спустя секунду, в него прилетел еще один внушительных размеров булыжник, затем еще и еще:

– Оставь! В покое! Мою! Сестру!

Кричала Блюпайпер. На каждое слово приходился один хороший удар, после чего тело Мерилайн окутала светлая аура, и неведомая сила бесцеремонно потащила пони куда-то назад.

Мир вокруг начал оживать. Крики и звуки боя зазвучали громче. Снизу вверх белая единорожка глядела на свою рассвирепевшую старшую сестру, которая с искаженным от злости лицом, силой своего рога поднимала всё, до чего могла дотянуться и кидала этим в пауков. Такой она свою спокойную и рассудительную сестру еще не видела. В её глазах она всегда выглядела клерком. Но не сейчас. Сейчас Пайп сражалась как демон, как загнанный в угол зверь, как мать-медведица, защищающая своих медвежат. Жаль только, что кроме них на опушке больше не осталось ни одного живого пони, чтобы это оценить.

– Чего разлеглась!? Беги! – зло крикнула ей Блюпайпер, ударив большой веткой по морде ближайшему к ним членистоногому.

– А как же…

– Беги, я сказала!!!

Не найдя что возразить, Мерилайн развернулась и со всех ног поскакала прочь. Одновременно с ней бросились в атаку и пауки. Она не видела, что произошло дальше. Слышала. По щекам единорожки потекли слезы.

«Это всё моя вина…» – появилась в её голове страшная мысль.

– Долгих лет лучшей Богине из всех Богинь! Ура! – кричали окружившие процессию жеребцы и кобылицы. Им так не терпелось увидеть её, что они вышли из своего родного поселения и решили сопровождать её шествие к Спарроуярду. Вот она – искренняя любовь к своему правителю! Поздравления и благодарности заглушили собой все другие звуки.

К самому же поселению они подошли только спустя полчаса. Луна ни капли не удивилась, увидев там ту же картину, что видела в каждом поселении Эквестрии встреченном ими по дороге сюда. И даже лучше. Жители Спарроуярда собрались все вместе и встретили подходившую к ним вереницу карет и повозок оглушительными аплодисментами. Все радовались и веселились. Несколько выступавших от лица жителей Спарроуярда пони – это поселение было настолько мало, что официального главы здесь не было и поселенцы решали все вопросы коллективно, – зашли в карету и, поклонившись до земли двум царственным особам, пригласили Принцессу вместе с её советником выйти наружу. Отказываться она естественно не стала – было бы глупо не ознакомиться с красотами этого поселения, тем более, что для того и был организован этот визит.

Эти пони, в сопровождении местной детворы и держащихся чуть поодаль местных жителей повели её по главной улице, показывая зеленые домишки, в которых проживают, и попутно рассказывая, чем занимаются и что в данный момент производят. Хоть подобная информация и была весьма скучной для стороннего слушателя – кроме выращивания овощей Спарроуярд ничем особым не занимался, – Луна старательно запоминала каждое слово, задавала вопросы и уточняла те моменты, которые были ей непонятны. Все-таки она была монархом, а значит, экономические аспекты касались её не меньше всех прочих.

С определенной периодичностью к ней подходили простые пони – жеребцы и кобылки, которые во всех красках расписывали ей, как хорошо им живется под её чутким руководством. Но не только мнение таких вот смелых пони её интересовало. Порой, внимательная Богиня Ночи подзывала к себе кого-нибудь из толпы и сама лично задавала ему вопросы. Всё было идеально.

– Ну и где они? – раз за разом выглядывая в окно и наблюдая за идущей по поселению процессией, спросила единорожка, по имени Агетти.

– Откуда ж мне знать, – ответила её подруга, – во время нашей последней встречи, Файеркнайф говорила, что они появятся сегодня утром.

– Вот-вот, а уже почти полдень, – нервно теребя цветочек в огромном букете, произнесла третья и самая маленькая актриса.

– И что будем делать, Лим? Нам выходить с минуты на минуту. Альмар рассердится, если мы задержимся.

– Подумаешь – Альмар! – фыркнула поняшка, которую звали Лим Харт, – Глупый восьмилапый лгун! Давайте подождем еще немного, это ведь очень важно. Они обязательно придут.

– Не знаю как на счет них, но вот Принцесса Луна уже пришла… Они ждут нас.

Все нервничали. Когда в дверь временно ставшего для них гримерной дома неожиданно постучали, поняшки подпрыгнули на месте. Одновременно посетившая их мысль о том, что бойцы из организации наконец пришли, рассеялась в прах, после того, как следом за стуком послышался сердитый голос:

– Ну, где вы там, копуши!? Думаете выходить?

Переглянувшись, актрисы вздохнули, и, похватав букеты, вышли наружу. К хорошо знакомой им «шумной толпе», которую Богиня, почему-то, до сих пор не заподозрила в обмане, несмотря даже на то факт, что толпа эта встречала её в каждом встреченном по дороге поселении, лишь изредка разбавляясь кем-то из местных.

Что ж. Раз новый план не сработал, они будут действовать по старому.

Натянув на лицо улыбки, пони подошли к «старинному фонтану» установленному здесь неделю назад и, поклонившись стоявшей там Принцессе Луне, преподнесли ей в дар свои цветы, попутно рассказывая, как же здорово им живется в «родном поселении».

– И вы прямо в таких платьях здесь работаете? – удивилась Богиня.

– Ой, что вы! Нет, конечно! Мы их специально для такого случая приобрели, Ваше Величество, – сымпровизировала Агетти, – Мы ведь вас очень любим и всегда ждем в нашем Спарроуярде.

– Да-да-да! – согласилась стоящая с ней рядом пони, – Очень любим!

– О, это так мило, – улыбнулась принцесса, – Но ведь эти наряды наверняка очень дорого стоят! Позвольте мои слуги вернут вам потраченные на них деньги.

– Нет, не стоит. Мы были рады купить их.

– Хм, тогда, быть может, вы хотите попросить у меня что-нибудь еще? Что угодно.

– Ой, ну что вы. Вы и так сделали для нас очень… – по привычке начала отвечать Агетти.

– Да, есть кое-что, – сердито сведя бровки, сказала Лим, заметив, как побледнели находившиеся справа от неё пони. Ну и пусть! Она больше не хотела быть трусихой. В конце концов, им вовсе необязательно подменяться с кем-то, чтобы понести до Её Величества правду.

– Я слушаю тебя, моя подданная – ответила Луна, обратив на неё свое внимание.

– Да, что же ты хочешь у нас попросить, девица – Альмар внимательно уставился на кобылку. Он явно напрягся, а его жуткое лицо не предвещало ей ничего хорошего.

Лим нервно сглотнула. Идея уже перестала ей казаться настолько удачной. Перспектива понести наказание ни капли не прибавляла ей уверенности в себе, но отступать было поздно:

– Я хотела попросить вас эм… – внезапно осознав, что она достаточно поверхностно знает, за что собственно борются «Бойцы за освобождение Эквестрии» и тем более – почему они это делают, актриса окончательно потерялась. Пауза затянулась. Все ждали, когда оно что-нибудь скажет, а потому она просто начала с того, что лучше всего запомнила – Статуя, Ваше Величество. Не могли бы вы сохранить статую, которая расположена в Ньюпони тауне.

– Ты о той статуе, которая оскорбляет чувства пауков? – спросила аликорн.

– Да… наверное… Её хотят уничтожить, но есть много пони, которым она очень нравится.

– Но никто ведь не собирается её уничтожать, глупенькая, – снисходительно улыбнулась принцесса Луна, – Её лишь хотят переделать так, чтобы она устраивала всех жителей города, как пони, так и пауков. Ты разве не знала об этом?

– Эм… Не очень хорошо знала, – отвела взгляд Лим Харт.

– Так что не беспокойся за неё: новая она будет куда лучше прежней! – заверила её Богиня, – Уверена, что и тебе и тем пони она понравится в тысячу раз больше, когда вы увидите результат.

– Наверное вы правы…

– Что-то еще?

– Нет, ничего, Ваше Величество.

– Ты уверена? – на всякий случай уточнил паук.

– Да, – тихо ответила пони.

Одобрительно кивнув, султан пригласил принцессу Луну, а с ней и всё окружение, пройти дальше по дороге. В конец поселения. Туда, где уже накрывали длинные столы, дабы провести пир, по случаю прекрасного завершения самого непредвзятого и честного обхода своих земель за всю историю Эквестрии.