Автор рисунка: Noben
Глава 30 Глава 32

Глава 31 (Часть 4 - Единственный путь)

Глава, в которой Норд и Ария путешествуют по луне и находят выход из сложившейся ситуации.

Подпрыгивая на кочках и буграх, карета двигалась в сторону Черриополя. На двери из чистого золота поблескивали выгравированные там геральдические знаки древнейшего единорожьего рода Блюбладов, давние предки которых держали в своих копытах власть над всеми землями тогдашней Эквестрии. Как и положено, везли столь высокопоставленную особу лучшие скакуны с белой, как снег, шерстью и одинаковыми короткими стрижками. Вокруг них скакали такие же справные жеребцы, вооруженные алебардами с изогнутой режущей кромкой и защищенные тонкими позолоченными кирасами – личная гвардия семейства. Пример выдержки и красоты для всех родов войск как в Эквестрии, так и далеко за её пределами. Разительно отличалась от этих красавцев только их командир, у которой и шерсть выглядела скуднее, и грива, хоть и имела схожую прическу «щёткой», но все равно отличалась более высоким ирокезом, двухцветной окраски, и небольшой свисающей набок косичкой, подчеркивающей её женственность. Однако сделано это было вовсе не случайно. Подобный диссонанс стал давней традицией семьи Блюбладов, потому как если при выборе рядовых телохранителей они ориентировались в первую очередь на масть и стать кандидатов, то командир отбирался только по одному качеству – умению сражаться. Именно поэтому командиры в разное время имели и красную, и пятнистую, и даже темно-бурую – как в данном случае, – расцветку.

Айвенго Блюблад понуро выглянул в окно. Путь предстоял неблизкий, а он уже так устал трястись в старомодной карете. Как и другие представители знатного рода, он редко принимал участие в политической жизни страны и преимущественно занимался собственными делами. Навещал друзей, занимался собой, путешествовал. Вот и сегодня он ехал в Черриополь вовсе не для каких-нибудь важных переговоров, а просто для того, чтобы встретиться со своим давним приятелем и обсудить с ним грядущий поход в зебрианские земли. Это было чем-то вроде нового веяния среди аристократических семей. Многие отправлялись туда добровольцами, чтобы помочь тамошним зебрам справиться со злобным шаманом Зааром, который, с недавних пор, окончательно разбил войска Черного Адаманта и официально захватил власть над пустынным народом. Теперь Заару Поработителю противостояли лишь небольшие отряды отчаянных смельчаков, и влиться в один из них казалось принцу чертовски привлекательной идеей.

Что же до происходящего в самой Эквестрии? Мрак и скука. Весь Кентерлот только и твердил о мятежниках с утра до ночи и рассказывал байки о том, какие они злые или же наоборот – добрые. Слишком многих волновал этот вопрос, чтобы аристократическая элита в него ввязывалась. Им хотелось чего-то другого. Интересного. Захватывающего. Экзотического. А что может быть экзотичней древних городов и удивительных обычаев зебрианского народа?

Едва лишь мысли его успели унестись в далекие, жаркие страны, вызвав блаженную улыбку на молодом лице, как карета резко остановилась.

– Что случилось, Таира? – нетерпеливо спросил принц. Он не планировал никаких остановок, а потому немало смутился из-за внезапно возникшей задержки.

– Дерево, принц, – спокойно ответила кобылка, – Сейчас мои парни его уберут, и мы отправимся дальше.

– Дерево? Какого Дискорда там делает дерево?

Открыв дверцу, разгневанный единорог хотел было выйти наружу, чтобы силой своего рога раз и навсегда избавить мир от нахального кедра, но пони встала у него на пути и отрицательно покачала головой:

– Не стоит этого делать, принц. Оно не случайно там находится. Тот, кто приволок его туда, очень хотел, чтобы мы остановились.

– Думаешь, это ловушка? – изогнул бровь единорог.

Прежде чем кобылица успела ответить, затрещали ветки, и один из отправившихся расчищать проезд солдат медленно попятился назад. Следом за ним из зарослей высунулся ствол мушкета, а затем и сам его обладатель – какой-то невзрачный единорог с белой тряпкой на шее и тощими «голодными» боками.

Солдаты выстроились в боевую стойку, готовые по первому приказу броситься в атаку.

– Ваше Величество, прикажите вашим охранникам опустить оружие, – раздался чей-то спокойный и властный голос из-за кустов, после чего с разных сторон появились вооруженные пушками и мушкетами пони. Последней на дорогу вышла сама обладательница голоса. Довольно улыбаясь, она демонстративно подняла безоружные копыта вверх и сказала:

– Мы пришли с миром.

Перед ним предстала бледно-желтая пегаска с оранжевой гривой и в короткой белой попоне с красным подбоем, поверх которой были аккуратно сложены её крылья. Одно из них сильно поскрипывало при ходьбе и, очевидно, являлось искусственным. Саму говорившую он не узнал, однако, благодаря белым тряпкам, понял, что она принадлежит к числу тех самых мятежников, которые уже оттяпали у Эквестрии несколько городов и наголову разбили паучью армию. По левую и правую стороны от неё находились двое земных – типичные разбойники, очень похожие друг на друга, да еще и с симметрично выбитыми глазами. С такими он предпочел бы вообще не пересекаться и даже «отличительные знаки» мятежников ничуть не красили их бандитские физиономии.

– Мы здесь не для того, чтобы драться с вами, – успокаивающим тоном повторила пегаска, – Мы просто хотим поговорить.

– Странный способ выйти на разговор, – хмуро заметил принц единорог, кивнув в сторону направленных на них пушек, после чего, не желая создавать излишней напряженности, вышел из кареты и дал знак Таире, чтобы охранники опустили оружие.

– Времена нынче такие, принц Айвенго, – словно бы в оправдание, заявила она, – Хотелось бы поговорить при других обстоятельствах, но…

Как только оружие гвардейцев уставилось в землю, окружившие их пони подошли вплотную и, отобрав у них алебарды, без лишних телодвижений скрутили охранников кареты и связали им ноги. Их командир всё это время вопросительно смотрела на молодого принца, ожидая какого-то приказа, но его не последовало. Он прекрасно понимал, что у них нет шансов в случае, если придётся сражаться, а потому предпочел не провоцировать мятежников лишний раз.

– И о чем же вы хотите поговорить, эм… – жеребец покрутил копытом, предлагая ей самой назвать своё имя.

– Файеркнайф, – охотно представилась пони, – Так меня зовут. Я хотела поговорить с вами, принц Айвенго, о новом правителе Эквестрии. Молодом, смелом и очень перспективном, – таком, какого столько времени ждал наш уставший от деспотии эквестрийский народ.

– Вы имеете в виду Принцессу Луну?

– Да нет, что вы, – пегаска презрительно хмыкнула, – Я же говорю про нового правителя, а Луна уже достаточно посидела на троне – с неё довольно. Да и народу она уже, честно сказать, надоела. Я говорю о вас, принц Айвенго! Именно вас простые эквестрийцы хотели бы видеть сейчас во главе нашего нового государства, разве вы не в курсе?

Для пущего эффекта она посмотрела на окруживших их «простых эквестрийцев» и те, как по команде, принялись на разные голоса высказывать свое согласие.

– Что?! – Блюблад рассмеялся и отрицательно замотал головой, – Нет-нет-нет, я в этом не заинтересован. Мне вполне хватает моего нынешнего титула, мадам. Я всем доволен и не собираюсь никого смещать, так что, извините, но мой ответ – нет.

– Вот как? – будто бы удивилась кобылица, – Ну, смещать вам никого не придется, потому как Луна, так или иначе, в самое ближайшее время потеряет свою власть, – Файеркнайф выдержала небольшую паузу, прохаживаясь из стороны в сторону. – Видите ли, принц, после нашей блистательной победы над паучьей армией добровольцы стекаются к нам со всех краев Эквестрии. Нас уже много тысяч и с каждым днем становится всё больше. Многие пони уже поняли, что будущее именно за нами. Они верят в нас. Поддерживают. Ждут перемен, которые мы несем. И мы намерены оправдать их ожидания.

– Ну, если у вас всё так замечательно, то вы и без меня справитесь, – улыбнулся единорог.

– Сомневаюсь, принц, – медленно покачала головой пегаска, – Для того чтобы держать в своих копытах всю Эквестрию, мало её захватить. Нужно еще и иметь на это право. Только когда народ поймет, что на престоле оказался истинный правитель, а не простой проходимец, он не будет пытаться вернуть всё на круги своя.

– В таком случае, могу лишь пожелать вам удачи с его поиском. Лично я сидеть на троне не собираюсь.

– Очень жаль, принц Айвенго. Честно говоря, я очень на вас рассчитывала, – разочарованно вздохнула Файеркнайф и, развернувшись, направилась обратно в лес, – Прощайте, принц!

Пушки мятежников вновь уставились на них. Взвелись курки, щелкнули нехитрые механизмы самодельного оружия вот-вот готовые выплюнуть из себя раскалённый свинец. Стоящие рядом с ним одноглазые бандиты, переглянувшись, достали сверкающие острыми лезвиями ножи-катары. Солдаты, заворочались, отчаянно попытавшись подняться, но в их нынешнем состоянии они были совершенно беспомощны. Он сам позволил мятежникам обезвредить их, прекрасно осознавая, что никто не отпустит их отсюда живыми пока не получит его согласия.

– Эй-эй! Постойте! – крикнул принц Блюблад, мигом растеряв всю свою уверенность. Времени телепортироваться у него не было. Медлить мятежники определённо не собирались, но, когда Файеркнайф остановилась, они всё-таки замерли, подарив им еще несколько мгновений жизни.

– Я слушаю, – не оборачиваясь, сказала она.

– Поверьте мне, я отказываюсь вовсе не потому, что я не хочу, – крикнул он, – Просто я понятия не имею как управлять государством! Нас этому не учат! Зачем вам такой правитель?!

– О, не беспокойтесь, принц – успокоила его собеседница, – Вам не придется ничем управлять. Живите в свое удовольствие, улыбайтесь и рассказывайте красивые речи вашему будущему народу. Большего от вас не потребуется. Со всей управленческой рутиной мы сами справимся. Ну, что вы скажете?

Файеркнайф с любопытством уставилась на белого единорога. Принимать её предложение у него не было никакого желания, однако других вариантов он пока не видел, да и бесславная смерть посреди безымянного тракта его, надо сказать, совершенно не устраивала. Нервно проведя копытом по длинной завитой гриве, принц выдохнул:

– Хорошо, я согласен.

– Вот это другой разговор! – оживилась Файеркнайф, – В таком случае, добро пожаловать в наши ряды, принц Айвенго! Новая Эквестрия ждёт вас!

Огненногривая пегаска дружелюбно поманила его за собой, после чего перевела взгляд на своих сопровождающих и строгим голосом произнесла:

– Найтмун, Эроуз – помогите солдатам Его Величества избавиться от пут. Мы ведь не хотим, чтобы кто-то из жителей Эквестрии пострадал, не так ли?

Сказав так, пони в сопровождении принца Айвенго Блюблада направилась в лес, где, проявляя к новообретённому мятежному принцу излишнее раболепие, принялась во всех красках рассказывать ему об его новой резиденции, где их уже ждут его новые слуги и о том, как у него всё будет замечательно, как только Эквестрия окажется под их контролем.

Перед уходом, один из одноглазых земных немного задержался, как будто вспомнив что-то, и отстегнул катар. С силой воткнув его в лежащее поперек дороги дерево, он, не оборачиваясь, бросил связанным нечто вроде: «Справитесь как-нибудь – не маленькие» – и поскакал следом за остальными.

Лунный грунт. Холодный и сыпучий, как мука, он медленно слетал с поднятого вверх копыта. Норд смотрел на него с едва заметной улыбкой.

– Чего лыбишься, дурень? – рявкнула Ария, – У тебя времени всего полчаса осталось, а ну марш искать Селестию!

Ведьму перспектива умереть от асфиксии и обморожения, очевидно, не слишком прельщала. Земной же плохо представлял себе, что это такое, а потому и не особо заморачивался на сей счет. Какая разница, если это всё равно вот-вот произойдет? Куда приятней было потратить оставшиеся минуты на созерцание великолепия открытого космоса.

– Да я и так вижу, что её нет, – спокойно ответил он, продолжая разглядывать лунную пыль.

– Есть или нет, ты, главное, иди! – не уступала ведьма, – Сдохнуть, стоя на одном месте, ты всегда успеешь.

– Как скажешь, Ария, – ответил кольт.

И откуда ж ей было знать, что всего несколько лет назад он в точности то же самое говорил Саддаму, когда они оказались с ним заперты в Мире Мертвых? Чтобы не сойти с ума он требовал от них переставлять копыта, прекрасно осознавая, что пройденное расстояние никак не поможет им спастись. Однако движение создавало иллюзию возможности этого самого спасения, и именно поэтому он не останавливался. Между двумя этими местами земной вообще нашел для себя массу общего. Полное одиночество, пустота и смертельно-опасная атмосфера, от губительного влияния которой тебя спасает лишь тонкий защитный слой. Но была и огромная разница: прекрасное звёздное небо над головой и удивительный гористый пейзаж холодного спутника, которые настолько понравились Норду, что перспектива погибнуть здесь совсем его не пугала. Да и Ария – если учесть, что ругала она его вовсе не так изощренно как раньше – уже, вероятно, свыклась с их неизбежным концом.

– А знаешь: я даже рад, что мой путь, наконец, подошел к концу, – продолжая улыбаться, пробормотал земной, – Глядя на нашу планету с такой высоты, уже не обидно умереть. Я действительно многое повидал.

– Заткнись и шагай, – буркнула зеленая пони.

– Шагаю… – беззаботно пожал плечами Норд, – Как ты думаешь: чем здесь Найтмэр Мун тысячу лет занималась?

– Мне плевать!

– Вдруг мы найдем какие-нибудь знаки оставленные ей? Следы, статуи, замки из песка… Может она оставила здесь какое-нибудь напоминание о себе для тех, кто посетит луну после неё, а?.. Было бы здорово.

– И что же «здорового» ты в этом нашел? – фыркнула ведьма, старательно не проявляя интереса к беседе.

– Не знаю. Просто хочу посмотреть, на её творчество, – признался Норд, – За тысячу лет ведь можно освоить любое ремесло при желании, тем более что Боги не знают ни голода, ни усталости. Наверняка она создала что-то потрясающее!

– Ага. А ты не думаешь, что обезумевшая от собственной злобы Богиня могла просто наяривать круги по названному в её честь спутнику всё это время, ожидая возможности расквитаться с Селестией? – предположила ведьма, – И создание песчаных куличиков – последнее, что её на тот момент интересовало.

– Ну, первое время – возможно, – ответил ей Норд, – А потом? Нельзя ведь думать о мести целую тысячу лет.

– Еще как можно!

Пройдя по краю лунного кратера, земнопони бегом спустился вниз, едва не извалявшись в сером инопланетном грунте. Пробежка немало повеселила его и вновь позволила забыть о приближающейся смерти.

– Слушай, деревенщина, а может тебе стоит покричать? – вдруг обратилась к нему Ария.

– М-м? – не понял Норд.

– Ну, «Ау!», «Помогите!» – или что-нибудь в этом роде. Наверняка, находящееся здесь злобное божество отреагирует и появится.

– А зачем мне злобное божество? – удивился пони, – Мне же Селестия нужна.

– Тогда покричи её имя. Уверена, что если какой-нибудь повелитель тартара, находящийся здесь, услышит, как ты зовешь Селестию, то он сразу поймет, что не нужен тебе и не станет нас беспокоить.

– Отличная идея! ПРИНЦЕССА СЕЛЕСТИЯ-Я-Я!!! ВЫ ЗДЕСЬ?!

За счет ли особенностей самого маленького спутника или же из-за кокона, в котором находился земной, но звук распространялся по округе просто отвратительно. Для уверенности он покричал её имя еще пару раз, слушая в голове беззлобный смех Арии, но так ничего и не добился.

– Ладно, балбес, пока хватит, – сказала она, достаточно наслушавшись его криков.

Несколько минут пони и его неосязаемая спутница шли молча. Мимо скал из неизвестных науке минералов и небольших воронок, оставленных упавшими сюда в незапамятные времена метеоритами.

Вдруг под копытами Норда, раздался глухой стеклянный звон. Опустив глаза, он увидел, что случайно наступил на некий огромный кристалл, количество граней которого невозможно было посчитать. Странно, но он имел форму вовсе не большого валуна, как все другие минералы, но – хоть и оставался единым монолитом – дорожкой уходил куда-то вверх, в лунный кратер, всё расширяясь и расширяясь. Если бы не его странная форма можно было бы подумать, что это какой-то подарок из Кристальной Империи, однако там никогда не делали ничего подобного. Словно странная на вид тропинка, которая манила его заглянуть в жерло кратера.

– Ну, это предложение, от которого я не могу отказаться, – улыбнулся земной и живо поскакал вперед.

Бежать по стеклянной поверхности оказалось совсем нетрудно, несмотря на закругленную форму этой «дороги». Лучи света играли на многочисленных гранях синеватыми отблесками, свет от которых хоть и был холоден, но при этом оставался очень приятен для глаз. Его можно было бы назвать волшебным, но волшебство это не имело никакого отношения, ни к Луне, ни к Селестии. Оно было чуждо земной магии, но вместе с тем почему-то показалось Норду очень знакомым. Он уже видел его раньше, но он никак не мог вспомнить, где именно он его видел.

Когда восхождение его подошло к концу, Норд посмотрел вниз и увидел огромный, показавшийся ему бескрайним и совершенно бесформенным кристалл, источающий свой собственный, внутренний свет. Это выглядело великолепно. Как некое странное поле из светящейся травы или неописуемой красоты облако. Как звездное небо. Единственное, что, пожалуй, портило общий вид – тонкие металлические прутья, которые сотнями пронзали огромный монолит и медленно распространяли по чистому синему минералу некую алую заразу, тонкими венами растекавшуюся по гиганту. Некоторые из них были обломаны, другие перекошены, но все они продолжали выполнять свою наверняка темную и зловещую функцию.

– Норд, купол сейчас исчезнет. Пойдем отсюда, – поторопила его ведьма.

– Погоди-ка…

Спустившись по «дороге» до основной части огромного кристалла, Норд медленно подошел к одной из металлических палок.

Что-то среднее между копьём и капельницей, с которой медленно стекала наполненная в ампулу красная материя. Небольшие медные фиксаторы не позволяли вытащить это устройство, однако, отщелкнув их, Норд без труда вытащил копье и отбросил его в сторону. К огромному удивлению земнопони, дыра сразу же затянулась, оставив после себя лишь клубок красных сосудов в толще кристалла, который медленно-медленно начал рассасываться, уступая место голубоватому свечению. Должно было пройти немало времени, прежде чем кристалл вернул бы себе первозданный вид.

– Вот так-то лучше, – пробормотал Норд. Портить такую красоту какими-то иглами ему казалось кощунством.

Вдруг земля под ним ощутимо затряслась, заставив не готового к такому повороту событий кольта грохнуться брюхом прямо на кристалл. Что-то громко загудело, шваркнуло, а затем, еще раз одарив одинокого путника сейсмическим ударом, стихло. Норд поднял взгляд и ужаснулся – из кристальной массы, в которой теперь явно просматривалось тело невероятных размеров крылатого ящера, на него глядели две огромные головы, шеи которых уводили их вверх на десятки, если не сотни, метров над поверхностью луны.

Норд замер. Огромный дракон также не двигался, ожидая реакции земного. А какая тут могла быть реакция? Возможности убежать у него не было. Спрятаться… вряд ли он мог спрятаться, находясь на теле этого монстра. Вопроса о том, это ли существо является злым божеством, замеченным на луне эквестрийскими магами, не возникло.

– Я, эм… Я, пожалуй, вставлю это обратно, хорошо? – пролепетал он и потянулся к брошенному недавно копью. В конце концов, это его личное тело, и кристальному монстру лучше знать, что для него полезней – ходить с копьями или без них, однако, когда Норд уже схватил копье в рот, существо вдруг прогрохотало:

– Брось его, если тебе дорога твоя жизнь!

– Ладно, – копье-шприц вновь оказалось на земле.

– Что ты здесь делаешь, блоха?! – оглушительным низким басом спросило существо. Головы неспешно приблизились к нему.

– Я пришел сюда в поисках принцессы Селестии, потому как мне сообщили, что в этом месте находится некое божество.

– Тебя не обманули, блоха! – грозный Бог оскалился. Каждый клык его по размеру ничем не уступал росту земнопони, – Я – Растагарот. Кристальный Дракон, Разрушитель Миров и Грозный Жнец для всех живых этой вселенной! Целые планеты обращались в пепел от моего дыхания, а звезды гасли, от взмаха моего крыла!

– А-а… – Норд нервно почесал затылок, – Ну, значит, я обознался. Пойду дальше Селестию искать. Всего хорошего!

Развернувшись, земной направился в сторону хвоста, который он первоначально принимал за дорогу, но, едва лишь сделав шаг, обнаружил, что она из безобразных драконьих голов застыла прямо перед ним.

– Куда это ты собрался, маленький пони?

– За принцессой Селестией. Видите ли, Раста…гра… видите ли, дракон, у меня мало времени потому что купол, который не позволяет мне умереть вот-вот исчезнет. Так что, рад бы поговорить, но я очень спешу.

«Купола давно нет, если ты об этом» – как бы между делом, заметила ведьма.

– А? Что?! – Норд осмотрелся. Поле, которое защищало его от воздействия открытого космоса, действительно давно перестало существовать. Он уже должен был погибнуть, но этого почему-то до сих пор не произошло. Он всё еще ощущал себя так, словно и не покидал родной планеты. Дышал свежим и чистым воздухом Эквестрии и не страдал ни от жары, ни от холода.

– Удивлен тому, что не испустил дух?! – Растагарот жутко рассмеялся, – Ты жив до тех пор, пока мне это угодно, букашка! Для Богов ваши законы ничего не значат, ибо это Мы придумали их для вас и Нам решать, когда их можно будет нарушить.

– Эм… Спасибо, в таком случае, – не понимая как на это реагировать, пробормотал Норд, – Но эм… Почему ты так поступил?

– Это твоя судьба, – ответил ему Бог, – Другой Бог, осужденный за убийство себе подобного, попросил меня доставить ему смертного, который сам придет ко мне. И я исполню его просьбу, в благодарность за его прошлое великодушие.

– Нет, я же объяснил, – помотал головой Норд, – Я тут совсем по другому поводу! Вам, наверное, говорили, про какого-то другого смертного.

«Ага. Их ведь тут так много, да, Норд? – Ария усмехнулась, – Небось, каждый день смертные на луну захаживают. Не понял еще, что он заранее знал о твоем появлении?».

– Да, но я ведь Селестию ищу! – запротестовал земной.

– Твои поиски закончились, микроб! – прогудел дракон, – Тот, кого ты ищешь, уже ждет тебя в месте, где обитают Боги.

– Эм, Селестия ждет меня? Звучит как-то странно… – после чего, уже гораздо тише добавил, – Мне кажется, он меня обманывает.

«С чего ты взял?»

– Откуда принцессе Селестии знать, что я ищу её. И как она вообще могла предположить, что я, в процессе поиска, забреду на луну!?

«Она же Богиня, болван!» – ответила Ария с таким видом, словно это всё объясняло.

– И? – не унимался Норд, – Всё равно она не обладает всеведением, иначе бы не совершила ту ошибку с Миром Мертвых! Нет, что-то здесь не чисто. Он наверняка заманивает меня в какую-то ловушку.

«А ничего, что он мог тебя просто убить, если бы захотел?»

– Всё равно я ему не верю. Нет-нет-нет, я, пожалуй, сам как-нибудь справлюсь.

– Я здесь не для того, чтобы предоставлять тебе выбор, смертный!!! – прогрохотал Кристальный Дракон, – Ты полетишь со мной вне зависимости от своего желания!

«Вот видишь? Так что расслабься и радуйся тому, что сами Боги вмешались в твои поиски. Теперь тебя ждет только один путь – вверх… или вниз… или где там у нас Боги обитают…»

– Ну, может ты и права.

«Я всегда права, деревенщина!» – горделиво заявила Ария.

Дракон поднялся на ноги и расправил невероятных размеров крылья, а потом вдруг развернулся и снова посмотрел на земного.

– Кстати, я согласился доставить в нашу обитель лишь одного смертного.

– Ну, я и так один, – посмотрев по сторонам, ответил Норд.

– Ха-ха-ха, лживый таракан! – дракон зловеще расхохотался, а затем, приблизив к нему одну из своих отвратительных голов, дыхнул в Норда струей синего пламени. Оно оказалось прохладным и немного колючим, но, вопреки его опасениям, вовсе не смертельным и даже не болезненным. Как будто он решил освежить его.

– Вот теперь ты действительно один, микроб! – довольно заявил Растагарот.

Оттолкнувшись от земли, гигант с огромной скоростью взметнулся вертикально вверх. Испугавшись соскользнуть с его туши, Норд прыгнул на землю и изо всех сил вцепился в выступающий из тела монстра кристалл, но, к его удивлению, ни ветра, ни ощущения движения не последовало. Даже земля не ушла из-под ног, несмотря на то, что Растагарот давно уже не лежал. Казалось, что это не дракон поменял свое положение, а вся вселенная перевернулась и теперь уносилась прочь, подчинившись воле грозного Бога.

– Не бойся, смертный! Нам еще долго лететь, – рыкнул дракон, набирая скорость.

– Ну, по крайней мере, будет на что посмотреть, да, Ария? – улыбнулся Норд, – Ария?

Жители Кентерлота собрались под стенами дворца принцессы Луны и с искренней надеждой смотрели на правителей эквестрийских земель, бредущих на очередной Великий Совет.

Как и все последние собрания, этот Великий Совет был созван экстренно, потому как ситуация давно уже вышла из-под контроля, ведь одолев армию султана Альмара мятежники вовсе не стали останавливаться на достигнутом. Вместо этого они уже спустя несколько дней перешли в контрнаступление, захватывая одно поселение за другим.

Пони перестали требовать от правительства снисхождения для мятежников. Теперь, когда они из жертв превратились в захватчиков, жители города требовали у Принцессы Луны защиты от нового врага и неважно, какие меры Богиня Ночи собиралась принять, лишь бы это позволило им вернуться к спокойной жизни.

Как только на площади появился Тсаган Бар – величественный, хоть и самонареченный король грифонов, – собравшиеся на площади зааплодировали. Воздух наполнился звонким стуком копыт и одобрительными выкриками. Сегодня народ возлагал на него большие надежды, ведь именно его армия считалась «планом – Б» для нынешнего правительства.

Улыбнувшись уголком рта, рослый грифон с телом белого тигра кивнул им в знак твёрдости своей позиции и, в сопровождении своей свиты, проследовал во дворец.

С не меньшим ликованием они встретили и грозного правителя минотавров и могучего вождя бизонов; они бы обрадовались даже изгнаннику Оцтелопу, если бы он, так и не дождавшись помощи от Эквестрии, не нашёл свой конец где-то в пустыне в решающей битве против шамана Заара.

От сегодняшнего Великого Совета пони Эквестрии ждали всего одного – защиты.