Автор рисунка: aJVL

первая и единственная глава

Человек умирал в подворотне, истекая кровью, проткнутый ножом пьяного гопника. В его голове промелькнула мысль: «В Эквестрии такого не случилось бы.»
Глаза человека закрылись. Ему виделась чудная сказка, о которой он мечтал последние несколько лет: Вот Кантерлот, гордая и прекрасная принцесса Селестия в окружении подданых. Теперь Понивиль, промелькнула радужная молния- Дэши как всегда торопится по делам; внизу, в парке на скамейке Твай читает книгу; рядом резвится Пинки Пай; чуть дальше идет по тропинке застенчивая Флаттершай; вдалеке виднеется работающая у себя на ферме ЭпплДжек, а на другом конце города через окна довольно большого магазина одежды видна занятая работой Рэрити.
Картинки проносились перед глазами, одна сменяла другую. Мир, показываемый умирающему был идеален. Вдруг он заметил нечто, что заставим его взгляд остановиться. Приглядевшись, он заметил в толпе резвящихся пони до боли знакомую фигуру — таким представлял своего ОС его друг-брони, попавший под машину год назад. Приглядевшись лучше, умирающий увидел, что и кьютимарка была точно такой же, какую выбрал себе его погибший друг.

И тут до умирающего дошло: этот мир — рай для брони. Они попадают сюда после смерти. Поэтому он и видит его. Вот только достоин ли он? Вспомнились тысячи слов, которыми он описывал похоть своих любимцев, их страдания, их ненависть.

Как сможет посмотреть в глаза Селестии он, гордо именоваший себя служителем Молестии? Не стыдно ли будет перед Пинки, Твай, Дэш, Флаттершай, Рэрити, ЭпплДжек и другими пони ему, в чьих рассказах они умирали и убивали, насиловали друг друга и просто предавались похоти? Вспомнился погибший друг. А ведь он был истиным брони, светлым. Он верил в дружбомагию и просто смотрел мультик, читал светлые фанфики и жалел, что их очень мало. Ему не нравилось увлечение ныне умирающего «тьмой», но «светлый» продолжал дружить с ним. И вот, он получил свое, попал в мир своей мечты и теперь заслуженно отдыхает. А умирающему это только предстоит. Вот только он не чувствует, что достоин ступить своими грязными «копытами» на чистую траву Эквестрии.
«Нет. Мне нет здесь места. Я все испоганю, не смогу спокойно жить. Если это рай, то я хочу в ад.»-хоть умирающий и был «темным», но все таки брони. Он не мог допустить даже возможности разрушения Эквестрии по его вине. Вдруг умирающий услышал голос... Голос Селестии. Она промолвила: «Что ж, ты осознал. Жаль, что поздно. Жаль, что именно так... Я могу дать тебе шанс — ты вернешься к жизни. Но сможешь ли ты измениться -зависит только от тебя.» Рог принцессы засиял ярким светом.

Герой рассказа, уже не умирающий, очнулся в больнице.
— Очнулись, больной? — спросила медсестра — быстро же вы, обычно после клинической смерти дольше в себя приходят. Свет в конце тонеля был?
— Н-нет-чуть заикаясь ответил больной. — Ничего не было — продолжил он уже более твердым голосом. А сам в это время усиленно обдумывал странный сон. Или не сон, а виденье. По жизни он был атеистом, но после такого поневоле задумаешься о принятии «веры в Сестер-Аликорнов».

Спустя несколько недель.

Обдумав все в больнице, безымянный герой рассказа первым делом по возвращению домой включил компьютер.
"Диск D«/папка «пони» с несколькими подпапками. В их числе: «клоп» и «кровь_кишки». Вот эти то папки и удалил новоиспеченный «светлый» брони.
После чего открыл вордовский документ с названием «новый рассказ» и стер полудописаный клопфик. Руки «светлого» сами побежали по клавиатуре. Заголовок нового рассказа тривиален: «Дружба.»
Жанр: Флафф.
Десять тысяч слов. Для фанфиков данного жанра — очень много. Погибший друг «светлого» оценил бы. Он очень жалел, что его любимый жанр так малопопулярен, а рассказы поневоле выходят короткими: только начнешь читать фанфик — он заканчивается.
Мелькнула мысль: «Жаль он этого не прочтет. Но кроме него есть и другие, те, что искренне любят пони, те, что достойны. Те, на кого отныне я буду равняться.»