Автор рисунка: Stinkehund
Прибытие

Пролог

Истории… Каждый может рассказать историю из своей жизни, но так или иначе, есть тот, кто может осветить происходящее с другой стороны. Для одних они заканчиваются счастливым концом, в то время, как для других он получается весьма печальным. Практически невозможно сделать так, чтобы одна история закончилась для двух противоборствующих сторон одним результатом – все остались довольны. Почему так? Потому что существует такое понятие как равновесие, и сколько бы ты не старался… всё вернется к балансу. Однако, существуют моменты, когда именно от тебя зависит исход твоей истории – в твоих силах получить свой ключ от ворот, ведущих к счастливой жизни, закрыв его для остальных, или же отдать ключ тому, кого любишь больше всего на свете. Но есть и третий вариант – сломать тот самый ключ. Тогда равновесие не пошатнется, благодаря чему всё останется, как было. Так, по крайней мере, думал я. Впрочем, жизнь любит приносить своеобразные сюрпризы, которые заставляют забывать о равновесии и просто идти вперед, продолжая жить и строить планы на туманное будущее.

***

Утро началось с очередного воя сирены, на который я не обращал внимания, в отличие от моих сожителей. Повсюду звучало шарканье, кто-то обильно ругался, кто-то, открывая комод, вытащил полностью ящик, который грохнулся бедняге на ногу. В таких условиях выспаться даже такому местному долгожителю, как я, всё равно было невозможно. К сирене можно привыкнуть, но вот к последующим шумным действиям сожителей нет. Открыв глаза, я осмотрел комнату. Белые стены, белый потолок со встроенными лампами, на яркий свет которых смотреть больно было. Аккуратно расставленные десять двухъярусных коек возле стен. Рядом с койками стояли комоды, полные запасной одежды – черные ботинки, белые утепленные штаны и белые толстовки. В помещениях комплекса было прохладно, поэтому нам было не особо жарко в такой одежде. ЖК Телевизор, свисающий с потолка по центру комнаты, по которому опять шли новости. Напротив него было три дивана, того же белого цвета. В углу комнаты стоял компьютер, позволяющий выходить в Интернет. Вот только поток исходящей информации контролируется работниками комплекса, так что об этом месте мало кто знает.

Пока я постепенно приходил в себя, мои сожители продолжали судорожно одеваться и заправлять постели. Большинство из них поселили здесь только вчера, хотя, наверняка, и эти тут ненадолго. Ещё бы, ведь новых работников привозят почти каждый месяц. Новенькие и освоиться не успевают, как отправляются к праотцам. Да, сюда идут исключительно ради того, что тут платят тысячу долларов в сутки. Здесь работают только отчаявшиеся люди, которым уже нечего терять. Только вот попасть в комплекс может далеко не всякий желающий. Мало того, что отбор происходит по нескольким десяткам пунктов, так ещё и нанимателей невозможно найти, если они с тобой не свяжутся. По крайней мере, ещё никто из ”работников” не говорил, что лично встречался с кем-либо из представителей организации. Всё происходило по одной схеме – клиент соглашается на работу, неизвестные люди вламываются в дом, или квартиру, пока он один, захватывали и увозили в неизвестном направлении. После чего, всех новых работников держат в одной из таких комнат отдыха, до достижения определенного количества людей. Далее их всех ведут к “комнате Судьбы”. В этой комнате им предстоит получить карточку допуска. Ну, или карточку, от которой зависит, сколько они здесь проживут. Схема проста – в центре комнаты стоит большой куб с отверстием. В это отверстие будущий работник, с завязанными глазами, засовывает руку и достаёт из куба карточку. После чего, его выводят из комнаты, и с ним беседует его непосредственный начальник. Тут тоже всё зависит от того, какая карточка досталась работнику. Весь этот процесс тщательно контролируется работниками организации.

Красная карточка означает, что на данном работнике будут тестироваться средства, направленные на вывод человека из строя. Начиная от нового вида шокера и заканчивая новым штаммом вируса. Про обладателей такой карточки можно смело говорить, что они и недели не протянут.

Зеленый уровень допуска, несмотря на то, что работники тестируют средства, призванные защитить человека, уровень смертности практически не отличается от красного. Например, после успешного испытания вируса на обладателе красной карточки, ученые пытаются разработать против него лекарство, которое будут вводить работнику с зеленым уровнем доступа, когда того заразят вирусом. Естественно, лекарство не всегда помогает. Про тестирования защитного снаряжения также ничего хорошего сказать нельзя.

Обладателей желтой карточки лучше сторониться, потому что именно они несут ответственность за смерть работников с красным и зеленым уровнями допуска. Всё из-за того, что образцы вооружения тоже могут повести себя весьма необычным образом. К примеру, взорваться в руках испытателя, усеяв его внутренностями комнату. С другой стороны огромным плюсом можно считать то, что все-таки уровень смертности среди них гораздо меньше.

Серая карточка мало кому может попасться – всего два экземпляра на весь комплекс. Работники, владеющие этой карточкой, в основном выбираются из числа наиболее лояльных желтых или зеленых работников, ввиду того, что красные обычно просто долго не живут, и проводят контрольные испытания вооружения и защитных средств, перед тем, как те пустят в массовое производство. Сотрудники очень дорожат таким людьми, ведь именно от них зависит, как будет показана новая разработка ученых. Зачем тратить ценные кадры, когда есть серые, которые могут показать все достоинства данной разработки. Из-за того, что выживаемость у владельцев серой карточки гораздо выше, чем у остальных работников,большинство испытателей ненавидело их.

Я был одним из серых работников, но старался не распространяться по этому поводу, следуя правилу: ”Чем меньше знают о тебе – тем дольше проживешь”. Держаться подальше от разговоров на эту тему у меня получалось вполне сносно, если учесть, что живу тут почти полгода. Впрочем, долго отлеживаться мне не стоило, потому что каким бы ценным кадром я не считался, охранники могли без проблем наградить меня порцией синяков и ушибов. Потянувшись, я спокойно поднялся с койки и достал свою одежду из комода. Новенькие уже построились возле своих коек и ждали прибытия начальников, которые всегда ходили с тремя охранниками. Я удивился, когда в комнату вошел мой начальник, который обычно приходил позже всех.

– Уолтер, ты почему ещё не готов? – сказал начальник отдела контрольных тестов – Джонсон Эншаер.

– Почему же не готов? – я закончил завязывать шнурки на ботинках. – вполне готов профессор Эншаер.

– Вот и отлично. Сегодня важный день, я тебе всё объясню по пути к объекту, – профессор вышел из комнаты. Не желая заставлять охранников подгонять меня тычками шокеров в спину, я направился за ним.

Мы шли по длинному однообразному белому коридору. Он освещался такими же лампами – свет, не оставляющий шансов темноте, которая обычно представляется при словосочетании “тайный исследовательский комплекс”. По сторонам смотреть не было смысла – это была жилая зона, где все сделано лишь для того, чтобы работники здесь отдыхали. Интерес представляли научный отдел и полигон. Там происходит все то, из-за чего мы здесь и работаем. В этот раз профессор направился в сторону лабораторий, что меня насторожило. Там мне пришлось побывать всего пару раз. Но раз Эншаер пришел раньше остальных, то дело было чрезвычайной важности.

В отделе научных исследований в основном проводилась разработка вирусов и лекарств, но ученые – странные люди. Иногда им в голову приходят весьма странные идеи, например: в прошлом месяце они решили заменить костюмы биологической защиты на универсальную вакцину. Впрочем, это не моё дело, что у них там, в головах творится, и когда появится очередное устройство “Судного дня”. Ненавижу научный отдел из-за этих ребят. Кому-кому, а им абсолютно плевать на безопасность тестирующего. Мои раздумия прервались, когда профессор остановился возле КПП. После недолгого разговора с охраной, нас пропустили в место скопления безумных умов.

Разница между обстановкой жилого и научного отделов была поражающей. Если в первом был сделан упор на компактность и простоту, то здесь, всюду валялись куски непонятного оборудования. В лабораториях стояли десятки колб, содержащих неизвестные мне химикаты. Ассистенты ученых сновали тут и там, нося в руках стопки бумаг. Постоянный гул, доносящийся из вентиляционных систем, действовал на нервы. Не представляю, как эти люди сидят здесь сутками и ведут себя более-менее адекватно.

Все, кто пережил первое посещение научного отдела, люто ненавидели все и вся в нём. Я не был исключением. После теста лекарства от очередного вируса, мне пришлось лежать в санитарном блоке почти месяц. Радовало, что хоть жив остался, но, после этого, посещение ученых вызывало у меня неприятные эмоции. Однако тут ничего не поделаешь, ведь моя работа выполнять то, что мне скажут, при этом, не задавая лишних вопросов.

Я был удивлен, когда мы с профессором прошли мимо помещений, где проверялось действие лекарств. Эншаер повел меня в другую часть исследовательских лабораторий. Тут я ни разу не был. Теперь всё это было действительно странным, ведь никакой информации о разработках, проводящихся в этой части мне не предоставляли. Профессор продолжал уверенно идти по забитым техникой белым коридорам, у меня с трудом получалось не упускать его из виду. Чем дальше мы продвигались внутрь лабораторий, тем более жутко мне становилось при виде все более странных футуристичных устройств. Несмотря на то, что я много раз видел смерть людей, неизвестность пугала меня.

Казалось, что мы бродили по этим коридорам целую вечность. Честно говоря, я ни разу ещё так далеко не углублялся в научный отдел. Теперь в лабораториях находилась мощная вычислительная техника. Десятки широких кабелей вели почти в каждое помещение. Впереди показались мощные бронированные двери, возле которых стояли люди в необычной униформе, чем-то смахивающие на правительственных агентов. В этот раз, профессор потратил гораздо больше времени на объяснения. Похоже, тут дело обстоит достаточно серьезно, раз были приняты такие меры. Вслушиваться в болтовню мне не особо и хотелось, так что я просто стоял и рассматривал через стекло непонятную штуку, похожую на генератор. В помещении находились люди в специальных защитных костюмах, благодаря чему их не поджаривали разряды, исходящие от устройства, которому, судя по дыму, требовался незамедлительный ремонт. «Интересно, какого черта они не выключат электричество в помещении? Ведь было бы гораздо проще»

Эншаир уже закончил свое общение с “элитными” охранниками, по крайней мере, мы прошли через КПП в просторный лифт. Расслабляющая классическая музыка оказалась приятной для моих ушей, которые значительно пострадали от всего этого гудения различных установок.

Оказывается, несмотря на моё долгое пребывание здесь, я видел лишь малую часть этого воистину огромного комплекса. Спустившись на несколько этажей, профессор вышел из лифта и направился по светло-серому коридору, количество кабелей в котором заставило мою челюсть ненадолго отвиснуть, но недовольное бурчание охранника за моей спиной вывело меня из ступора и немедленно пойти вслед за Эншаиром. “Отдел разработки альтернативных источников энергии” – прочитал я на стене бледно-желтую надпись. «И что мне здесь делать? Дергать за рубильники?»

Теперь я лишь хотел как можно быстрее выполнить свою задачу, чтобы убраться из этого места, если выживу. Ведь мне не приходилось слышать о нем, хотя работники всегда рассказывают о том, где им пришлось побывать. Отсюда можно было сделать вывод, что тут творятся странные вещи. Раз здесь требуется серый работник, то будет контрольная проверка. «Неужели от меня решили избавиться» – эта мысль не покидала мою голову. Хоть я уже давно был готов к смерти, мне стало не по себе. Деньги, заработанные работником, после его смерти, обычно присылаются родственникам или людям, хорошо знавшим этого человека. В крайнем случае, средства отправляются на благотворительность, откуда организация может спокойно забрать их обратно. Не знаю, кому достанется все то, что я заработал, находясь здесь, но могу сказать точно – организация постарается найти лазейку и оставит деньги у себя. Впрочем, мне тогда будет уже все равно.

Немного побродив по коридорам, профессор остановился около двери, ведущей, судя по надписи, в маленькое складское помещение. Проведя по магнитному замку карточкой доступа, он жестом пригласил меня внутрь. Склад оказался самым маленьким помещением, которое я когда-либо видел. Единственное, что в нем находилось, это небольшой металлический шкафчик и закрытый ящик, наверняка заполненный всяким барахлом.

– Вот держи, – профессор дал мне маленький ключик, – как только соберешься, мы приступим к выполнению твоей задачи, – Эншаир вышел со “склада”.

Первым делом я открыл ящик, в котором находился небольшой рюкзак. Он оказался пуст, что ввело меня в кратковременный ступор, вызванный попытками моего разума найти причину того, зачем для него выделять металлический ящик. Вспомнив про понятие порядка у ученых, я подергал ручку шкафчика со спецодеждой. Он оказался заперт на тот же самый ключ, что хоть немного обрадовало.

Переодеваться долго не пришлось, не впервой все-таки. Весь комплект был серого цвета, как бы подтверждая мой род деятельности в комплексе. Однако наличие маленьких проводов в штанах и куртке, проведенных к чему-то, отдаленно напоминающему выключатель на аккумуляторных батареях, немного настораживали. Сами по себе, провода были незаметными, так как были скрыты между слоями ткани, и только одевшись можно было на какое-то мгновение почувствовать их. Жилетку с многочисленными карманами я тоже решил одеть. Раз дают, значит, может пригодиться в будущем. Проверив ещё раз содержимое ящика и не обнаружив там никакого тайного отделения, куда можно было положить что-либо, я вышел из помещения.

– Отлично. Наверняка ты задаешься вопросом – зачем тебе пустой рюкзак, и что это за одежда? Не мне отвечать на эти вопросы, а руководителю эксперимента, который очень сильно хотел получить серого работника, – похоже, Эншаиру тоже все это не нравилось.

Немного побродив в коридорах, мы вышли на огромную лифтовую площадку. На ней стоял пустой грузовой автомобиль. Теперь я с уверенностью могу сказать, что этот комплекс – одно из величайших творений человечества. Профессор что-то проговорил в командную панель, и лифт стал постепенно опускаться. Эту часть построили не так давно, скорее всего из-за того, что ученым было негде разворачивать разработку крупных проектов. Лишь металлическая конструкция была преградой между нами и породой в случае обвала. Одно радовало – никто не лез с разговорами. Гул был достаточно слабый, поэтому я наслаждался минутным покоем.

Наконец лифт остановился напротив “Отдела исследования межпространственных перемещений”. «Стоп, что? У меня наверно галлюцинации начались» Заметив мою реакцию, профессор решил все-таки мне немного рассказать о том, с чем мне придется столкнуться.

– Не удивляйся, Уолтер. Эти ребята вообще не понимают, чем занимаются. Хотя большая часть разрабатывает гипердвигатели и другую аппаратуру, которая должна позволить нам продвинуться в освоении космоса.

Я лишь кивнул головой, что со мной все хорошо. Профессор хотел что-то сказать, но передумал. Двери, ведущие в отдел, разъехались в стороны, демонстрируя интерьер помещения, построенного не так давно, если судить по дырам в стенах, из которых торчали плохо заизолированные провода. Освещение было просто ужасным, из-за чего я периодически спотыкался обо что-то. Немного пройдя по коридору, мы с Эншаиром зашли в комнату, где мне должны были выдать необходимое снаряжение. Интерьер комнаты походил на жилое помещение по своей простоте.

– А, профессор Эншаир! Вы пришли как раз вовремя, – сказал лаборант.

– Итак, это и есть тот самый серый работник, о котором начальник мне все уши прожужжал? – Я кивнул, – Хорошо. Вот весь комплект, заверенный профессором Лаинсом. Лаборант положил сверток на небольшой столик. Развернув его, я обнаружил внутри целый набор для выживания: три упаковки сухого пайка, флягу с водой, фонарик, универсальный нож, зажигалку и компас.

Все это быстро перекочевало ко мне в рюкзак, после чего я направился к выходу из помещения.

–Ах да, подождите, – лаборант порылся в шкафчике и достал рацию, – вот, это вам тоже может пригодиться.

Я забрал переговорное устройство у лаборанта и повесил себе на пояс.

– Уолтер пойдем, Лаинс наверняка уже заждался. Они должны были начать час назад, но я сказал ему, что тебе нужно быть в хорошем расположении духа, чтобы ты ничего не вывел из строя.

Итак, я снова иду за профессором, в очередной раз удивляясь, как у него получается ориентироваться в этом лабиринте коридоров. Вот, наконец, мы достигли нужного помещения, внутри которого какой-то темноволосый ученый орал во все горло на своих коллег, сидящих за аппаратурой. Узнать в нем профессора Лаинса было проще простого.

– Эншаир, Уолтер! Где вас черти носили? Я обещал дать вам дополнительный, но не два!

– Джейк, заткни пасть! Ты не имеешь права орать ни на меня, ни на моего подчиненного. Мы прибыли так быстро, как смогли. Я бы на твоем месте радовался, что для очередного теста устройства тебе разрешили задействовать серого сотрудника, – Пыл профессора Лаинса быстро угас под напором моего начальника.

– Извиняюсь за грубость, но не могли бы мы перейти к делу?

–Да, Джейк. Проинструктируй Уолтера и приступай к тесту, а я пока здесь посижу, – Лаинс только хотел мне что-то сказать, как Эншаир снова заговорил, – Чуть не забыл, если с ним что-то случится, я позабочусь о том, чтобы тебя сделали красным работником, – Профессору стало не по себе, хотя он старался этого не показывать.

Постояв несколько секунд, ученый все же решил приступить к своим обязанностям.

– Уолтер Редкоул, вашим объектом тестирования будет устройство, позволяющее переносить предметы на расстояние путем частичного расщепления. Не беспокойтесь на счет безопасности. В ходе эксперимента вы будете перенесены из комнаты с установкой в соседнюю комнату. Снаряжение тебе выдано на случай… непредвиденных обстоятельств, – профессор сделал паузу.

– Понимаете, самой важной проблемой является точка выхода объекта. В попытках понять, как правильно настраивать точку выхода мы провели не один тест. В результате испытатели оказывались в различных местах земного шара. Последний тест увенчался успехом, но тестирующий оказался снаружи комплекса. Теперь нам необходимо провести контрольное испытание, – я лишь кивнул.

– Вы представляете, чего мы можем достигнуть, если устройство будет работать? Это – новая ветвь развития науки.

– Ладно, док. Показывайте ваше устройство, которое должно изменить мир, – Лаинс повел меня в тестовую комнату.

Меня провожали взглядами, будто я был первым космонавтом. Хотя, если подумать, то именно от меня зависит будущее проекта. Вот такая тут странная система. Впрочем, мне сейчас об этом как-то думать не особо хотелось. Ведь ученые смогли создать телепорт. Может он и ужасно работал, но факт остается фактом – если все пройдет удачно, то человечество сделает огромный шаг вперед.Сейчас мы с профессором стояли перед дверью, ведущей в тестовую комнату.

– Чуть не забыл. Ты наверняка заметил провода в твоей одежде. При нажатии кнопки, расположенной рядом с аккумулятором, твоя одежда на время станет теплее, что поможет тебе не окоченеть сразу, если вдруг ты попадешь в достаточно холодное место. Вероятность такого мала, но перестраховаться не помешает, – профессор открыл дверь и, как только я вошел в помещение, запер ее.

По центру комнаты стояла небольшая платформа, где мог уместиться лишь один человек. Кипы проводов, свисающих с потолка, были подключены к панели. На ее экране горело сообщение: “Отказано в доступе”.

– Уолтер, как будешь готов, переключи рубильник на стене и встань возле контрольной панели, – донеслось из громкоговорителя.

Меня начинали выводить из себя эти… кабели. Из-за них до рубильника было нелегко добраться. Спустя несколько минут мучений, я смог переключить его в режим подачи питания. Свет в помещении ярко загорелся, и послышался звук начавших свою работу генераторов. На панели появилась надпись: “Подтвердите начало эксперимента”

– Хорошо, теперь набери “А3K3W”, это даст нам возможность контролировать ход эксперимента и следить за показаниями. Как только установится соединение, становись на платформу.

Введя необходимый код, я стал ждать подтверждения команды. Вот экран окрасился в зеленый цвет. Стоять на платформе мне было неприятно – не люблю, когда так много зависит от техники.

– Не стоит беспокоиться – эту процедуру мы проводим не первый раз, – «Им легко говорить, ведь они сидят там, в безопасности».

Постоянные подбадривания ученых глушились шумом генераторов и непонятных устройств. Напряжение в воздухе усиливалось с каждой секундой, но я продолжал спокойно стоять на этой треклятой платформе.

– Осталось совсем чуть-чуть. Всем приготовиться!

Вдруг гудение генераторов стихло, и весь свет погас. Судя по метаниям ученых в помещении напротив, такого никто не ожидал.

– Главный источник энергии отрубился! Мы не знаем, как повлияет слабый заряд запасных генераторов на ход процесса, так что уходи оттуда немедленно! – донеслось из рации.

Стоило мне попытаться сойти с платформы, как свет включился, и в комнате, где были ученые, произошел взрыв.

– Перегрузка системы! Немедленно покинуть территорию отдела! – громкоговоритель повторял одно и то же сообщение.

Меня стало окутывать сияние… тяжело двигаться… я чувствовал, что отрубаюсь.