S03E05
Неприятности Попаданцам здесь не рады

Новый мир

Не могу сказать, что меня удивило произошедшее. Хотя нет – я был в шоке и просто продолжал таращиться с разинутым ртом на свое новое тело. Вместо рук и ног у меня были копыта… чертовы, чтоб им пусто было, копыта! Мое тело было покрыло оранжевой шерстью, из-за чего в голову, по привычке, пришла мысль, что необходимо побриться. Но вспомнив свой недавний разговор с тем существом, я стал потихоньку успокаиваться и начинать разбираться в сложившейся ситуации.

Первым делом обнаружилось интересное строение конечностей нового тела, а если быть точнее – копыт. Не могу сказать почему, но, в отличие от копытных животных, обитающих на нашей планете, мои суставы были устроены несколько иначе. По своей гибкости они напоминали мне чем-то руки, вот только пальцев не было, что несколько нервировало. Ответ на вопрос: “Как же они построили все это?” я решил пока не искать. Ведь мне, по идее, должны объяснить хотя бы элементарные основы.

Другим открытием оказалось наличие темно-зеленого хвоста, благодаря которому, у меня начало складываться предположение о новом обличии. Но от зеркала я все равно бы не отказался, чтобы полностью разглядеть себя.

Осмотрев еще раз палату, я понял, что насчет обстановки явно не задумывались – поставили кровать и все на этом. Судя по размеру двух окон в помещении, наличие решеток выглядело перебором. Ведь там сможет пролезть только младенец и то с трудом. Чего уж говорить о моей туше. Также странным было отсутствие каких-либо источников освещения, об этом необходимо будет спросить у местных.

Лежать на одном месте мне быстро наскучило, и я решил, что наступило время экспериментов, а если быть точнее – пора учиться ходить. Естественно, из-за выработанного до автоматизма подъема с кровати методом “сначала ноги, потом туловище”, моя первая попытка закончилась неприятным соприкосновением морды и пола. Второй заход тоже не принес никаких результатов, кроме того, что мне удалось оценить один из плюсов шерстяного покрова – лежать оказалось удобно даже на твердой поверхности. Однако валяться на полу весь день в мои планы точно не входило. Со следующего раза у меня получилось принять более-менее устойчивую позу. «Остается дело за малым – научиться ходить»

Как ни странно, но уверенно передвигаться шагом у меня стало получаться довольно быстро, а вот с бегом дела обстояли более плачевно — мало того, что мне было неудобно в новом теле, так еще и размеры помещения не позволяли нормально этим заниматься. В очередной раз повалившись на пол "палаты", по крайней мере, из-за белых стен и пола приходило в голову только это я решил сделать небольшой перерыв. Из практического опыта стало ясно, что кушетка была такой же твердой, как и пол. По крайней мере, полежав там и там, разницы я не ощутил. Но зато у меня появились цель, которую необходимо достигнуть в ближайшее время – научиться бегать.

Мои размышления прервал зашедший в помещение… пони, бежевого цвета с коротко стриженной черной гривой, одетый в докторский халат. Почему именно пони? Да потому что до размеров лошади этому существу было далековато, а жеребенка не послали бы общаться с иноземцем, хотя кто его знает. Только вот если судить по маленькой длине его морды и огромным, как тарелки глазам, он когда-то повстречался с катком. Теперь мне еще больше захотелось взглянуть на себя в зеркало. "Врач", ибо я пока не имел ни малейшего понятия, какова его профессия на самом деле, достал с помощью телекинеза небольшой блокнотик, который завис в воздухе, окруженный серебристым свечением. После этого мне захотелось себя ударить за жутчайшую невнимательность. Еще бы, не заметить рог, торчащий из головы этого чуда природы, может только слепой. Ну, или в конкретном случае – я, ошарашенный “небольшими“ изменениями в своей жизни.

Пони, перевернув страницу, начал что-то записывать, то и дело посматривая на меня невозмутимым взглядом, как бы сверяя точность написанного. В конце концов, мне надоело играть с ним гляделки.

– Вы собираетесь стоять тут и записывать что-то в свой чертов блокнот, или меня все-таки введут в курс дела? – от неожиданности мой посетитель выронил ручку из телекинетического поля, попутно раскрыв рот.

– А…я… то есть извините, просто большинство наших пациентов не располагают… возможностью связывать слова в предложения, содержащие конкретную информацию, – пони пошел в сторону выхода из помещения.

– Подождите немного, скоро придет специалист, который вам все объяснит.

Как только странный врач покинул палату, возле выхода оказались двое крепких (если сравнивать с тем первым) коричневых пони с короткими синими гривами в белой униформе. Рога, как и у одного, так и у другого я не заметил, но инстинкт самосохранения говорил, что с ними лучше не конфликтовать. Однако, это не означало, что мне нельзя гулять по палате, хоть размер ее был и не особо большим. Осторожно встав с кровати, я принялся бродить от койки до окна и обратно. Громилы посмеивались над моим занятием, периодически переходя на истерический смех. Даже казалось, что они нарочно пытаются вывести меня из себя. Вот только такое отношение мне уже давно знакомо и все их попытки можно считать тщетными. «Это место ничуть не лучше, чем то, откуда я прибыл». Возможно, мое мнение могло быть ошибочным, но факты говорили именно об этом. Постепенно мой мозг привыкал к новому методу ходьбы, у меня уже получалось ходить, практически не спотыкаясь, но на реакцию охранников это никак не влияло – они также ехидно улыбались, с издевкой смотря в мою сторону.

Впрочем, этот спектакль быстро закончился, когда в палату вошел “специалист” – пони красного цвета с бледно-желтой гривой. В глаза сразу бросилось наличие черной повязки на правом копыте, возможно, именно так ученые и различаются по выполняемой работе. Взгляд его бирюзовых глаз сквозь старомодные очки не сулил ничего хорошего. В нем чувствовалось, что этот пони давно на своем посту и сталкивался со многим за все эти годы. «С ним лучше вести себя осторожно, пока не узнаю об этом месте больше» Рог у него также отсутствовал, но было другое… физическое отличие – наличие крыльев. Только сейчас я заметил, что халат ученого немного отличался от первого рогатого посетителя и имел специальные прорези. «Обычные пони, пони с рогами, пони с крыльями… что дальше? Рогато-крылатые пони?»

– Здравствуйте, я рад, что вы успешно перенесли трансформацию и при этом сохранили рассудок, – в словах ученого явно чувствовалась наигранная искренность, что меня отнюдь не радовало.

– Понимаю. У вас стресс после произошедшего. Не боитесь, с гостями у нас всегда обходятся вежливо, – «Ох, не нравится мне все это»

– Но я не могу вам помочь, пока вы отказываетесь идти на контакт. Так что срок вашего пребывания в этом месте зависит исключительно от вас. Чем раньше мы начнем, тем раньше вы покинете это место. Как видите — все просто, – ученый явно нервничал, неужели из-за меня? Нет, тут дело в чем-то другом.

– Уолтер Бракстон, – после этих слов ученый успокоился и улыбнулся.

– Вот и хорошо. Я рад, что вы приняли правильное решение. И, чтобы все было по честному, меня зовут Триг Саенс. Моей задачей будет рассказать вам об основах этого мира, а также показать вашу новую комнату, – похоже, ученый решил, что ситуация под контролем и теперь он может действовать согласно плану, который наверняка существует, раз здесь никто не удивляется пришельцу из другого мира.

– Следуйте за мной. – Триг вышел в коридор. Мне ничего не оставалось делать, кроме как последовать за ним. Ведь если судить по физиономиям охранников, то церемониться они со мной не собирались. Благо, уверенно ходить у меня уже более-менее получалось.

Мы вышли в чистый белый коридор и направились к двойным дверям, находившимся довольно далеко от нас в самом его конце. Солнечный свет пробивался сквозь железные прутья, освещая каменный пол. Пока мы шли, я заметил, что тут была не одна такая “палата”. Вот только остальные либо были пусты, либо из-за дверей доносилось непонятное бормотание. «И почему я чувствую себя заключенным?» Но на палаты смотреть мне быстро наскучило, и и мой взор устремился в сторону солнца. Настоящего солнца, которое видел в последний раз два месяца назад. Чтобы не выпускать работников на поверхность были разработаны специальные устройства, излучающие какие-то особые волны, и каждый вечер необходимо было проходить процедуру “освещения”. Но ведь почти никто не мог продержаться столь долгий срок, как серые работники, так что фактически они были разработаны исключительно для них.

Я не смог удержаться и подставил мордочку (а что у меня еще могло быть?) под лучи пусть и чужого, но все же солнца, которое дает тепло этой планете. В этот раз ученый и охранники бросили в мою сторону весьма удивленные взгляды, а мне было попросту плевать. Закрыв глаза, я чувствовал тепло, исходящее от лучей и наслаждался каждым моментом. Может и не стоило так делать, но пока есть возможность, нужно ей воспользоваться.Естественно, испытывать судьбу на благосклонность, я не собирался – мне хватило всего нескольких секунд, чтобы вспомнить те ощущения, которые испытывает каждый, кто ежедневно выходит на улицу днем.

К несчастью, разглядеть, что было снаружи у меня не получилось из-за запотевших окон. Конечно, я бы мог протереть стекло, чтобы утолить свое любопытство, но злоупотреблять терпением охранников не стоило. Поэтому мне ничего не оставалось делать, кроме как продолжить следовать за Тригом.

– Издержки профессии, – сказал я ученому.

– А кем же вы работали? – его поведение и манера общения уж очень сильно напоминала мне тех же официантов или вечно улыбающийся персонал престижного отеля для богатых посетителей. Такая же натянутость в общении, а ведь он наверняка считается профессионалом среди коллег.

– Дослужился до сержанта в полиции, после чего вылетел с треском из-за того, что перешел дорогу “важной персоне” – хоть бы он расценил меня, как наивного простака. Раскрывать все карты пока не стоило.

Я действительно был уволен, но вот был до этого в должности капитана, пытавшегося посадить самого “законопослушного” преступника, которого прикрывало даже центральное управление. После отстранения от службы, у меня получилось выяснить, что он владеет информацией почти обо всех секретных разработках военных различных стран и по совместительству являлся одним из учредителей “Организации”.

Триг тем временем нажал на кнопку, расположенную рядом с выходом. Послышалось странное гудение, после чего открылись железные двери, за которыми оказалось маленькое помещение, оказавшееся кабинкой лифта. По моим приблизительным расчетам, тут могло поместиться около семи пони, судя по тому, что когда мы зашли во внутрь, места оставалось еще довольно много. Повернув рычажок с цифры “2” на “7”, Триг посмотрел на меня. Наверно думал, что я буду удивлен обычному лифту. Но мне все равно было не по себе из-за постоянной тряски. Казалось, будто мы сейчас вот-вот упадем.

– Не стоит беспокоиться. Система весьма надежна и еще никогда не подводила, – заметив мое беспокойство, сказал ученый. «Черт, а ведь нужно научиться скрывать свои эмоции, иначе ни к чему хорошему это не приведет»

Когда лифт доехал до нужного этажа, я был удивлен необычному интерьеру, который предстал перед моими глазами. Широкая лиловая ковровая дорожка, постеленная на мраморный пол, протянулась на весь коридор. Фиолетовые стены, с висящими на них картинами, канделябрами и гербами с непонятной символикой. Такого же цвета потолок, с которого свисала огромная люстра, освещавшая весь путь от лифта до простенькой деревянной двери. Красота коридора заставила меня ненадолго застыть на месте, ведь мне никогда не приходилось видеть такого в жизни.

Из ступора меня вывел один из охранников, пробурчав что-то непонятное. Пройдя немного по коридору, я смог разобрать изображение на гербах – двух крылато-рогатых существ, одно было синим, другое белым. В этот момент мне захотелось смачно ругнуться по поводу непривычного устройства этого мира.

Картины, расположенные в золотых рамах, выполненных в виде веток деревьев, усеянных листьями, мягко говоря, нервировали меня. На самой первой был изображен светло-желтый пони с ярко-красной гривой, одетый в старомодный дворянский костюм, относящийся где-то к семнадцатому веку в моем мире. Позади него виднелся внушительных размеров замок.

“Граф Скайлайн (Спаситель). 469 – 499” – прочитал я на табличке, расположенной под картиной. «Спаситель? Кого же он спас, раз его так увековечили?» На остальных картинах было то же самое – пони и период в тридцать лет. Может, такие имена, как Лансер Скайлайн или Фриз Скайлайн мне ничего не говорят, но, похоже, что здесь были они в почете, и знать их был обязан каждый.

Прочитав еще несколько имен, я сделал несколько выводов. Первый – на картинах были изображены представители династии, если это можно так назвать, Скайлайн. Второй тоже легко сформировался – каждая дата отмечала промежуток в тридцать лет. Ну и третий – нельзя приближаться к картинам, иначе расстреляют. Последнее, конечно, было шуткой, но кто знает. По крайней мере, стоило мне чуть сдвинуться в сторону произведений искусства, как ученый говорил, что не стоит этого делать. Охранники явно были готовы начать меня избивать в любой момент, когда появится повод.

–Мы очень трепетно относимся к залу предков. Поэтому будет лучше, если вы ничего не будете трогать, – в очередной раз напомнил мне Триг.

– А кто все эти… пони? – знаю, что любопытство до добра не доводит, но мне действительно было интересно.

– Вам все расскажут на месте, однако, кое-что я все же смогу вам сказать. Каждый из Скайлайнов, изображенных на этих картинах, был во главе нашего общества, – ученый замолчал.

– И все?

– Сообщить вам больше не позволяет устав. Так что прошу не держать обид на меня, – « И почему мне кажется, что я по уши влип?»

Как только мы подошли к двери, охранники остановили меня. Такого я не ожидал и поэтому сразу посмотрел в сторону ученого

– Подождите здесь. Мне нужно предупредить руководство о вашем прибытии, – сказал Триг, скрываясь в помещении… или кабинете. «Свалить бы отсюда и как можно быстрей» Тут мне действительно не понравился факт того, что бегать у меня пока не получалось, а справиться с двумя дылдами, которые были пони всю свою жизнь шансов вообще не было.

Ожидание… как же я ненавижу чертово томительное ожидание. Но, с другой стороны, есть время подумать, оценить сложившуюся ситуацию или просто помечтать о свободе, понятие которой уже почти стерлось из моей памяти. «Может, я просто перегибаю палку, и обитатели этого мира действительно хотят мне помочь? Но зачем тогда такая наигранность в общении?»

– Уолтер, руководство готово вас принять. К несчастью, у меня не получится присутствовать при вашем разговоре, так что главное – не беспокойтесь, и все будет хорошо, – Триг выскочил из кабинета и на всех парах понесся к лифту.

Сделав глубокий вдох, я направился к управляющему этим заведением, в котором мне пришлось очутиться в результате всех этих событий. Кабинет оказался не таким роскошным, как коридор, ведущий в него, а его размер был меньше, чем наша комната отдыха в “Комплексе”. Справа стояло два шкафа из светлого дерева, полностью заставленных книгами, неизвестного содержания. Слева же расположился небольшой камин, над которым висел герб с изображением белого шахматного коня на черном щите. По центру располагался большой коричневый стол, заваленный кучей папок с различной документацией и отчетами, а при виде двух мягких и удобных на вид кресел, мне сразу захотелось расположиться на одном из них. Позади рабочего стола было огромное окно, занимавшее почти всю стену.В моей голове невольно возникла мысль разбежаться и выпрыгнуть. Хоть побуду свободен за столь долгое время. Но желание было быстро подавлено здравым смыслом, который в какой-то степени еще присутствовал в моем разуме.

– Вы долго собираетесь стоять на пороге? Присаживайтесь, думаю, нам есть о чем поговорить, – только сейчас я заметил светло-зеленую рогатую пони с темно-синей гривой, которая с помощью телекинеза убрала со стола одну из кип папок и поставила ее около шкафа.

– Ой, бросьте. Я не кусаюсь, но раз вам хочется стоять, то стойте. Это – ваше право, – меня охватило странное чувство, когда не знаешь, как обращаться к

инопланетному существу, руководящему персоналом объекта, куда ты по случайности попал. Но никто не запрещал мне садиться на то самое кресло, так что свой шанс упускать я не собирался и поэтому сразу же разместился поудобнее.

– Как погляжу, мистер Бракстон, вы уже немного освоились в своем новом теле. Это похвально. Вы уже поняли, профессор Саенс уже все рассказал мне о вас, – даже странно было обнаружить отсутствие наигранности в ее голосе, которая хорошо была заметна у ученого. Я решил, что это именно она, из-за немного иного строения мордочки, да и голос явно не был похож на мужской.

– Можете назвать ваше имя, мне не слишком удобно общаться с кем-либо, не зная, как его зовут, – пони прислонила копыто к мордочке.

– Прошу прощения. Вилл Скайлайн – управляющий этого замечательного заведения, – сказала моя собеседница. Я, по привычке, подумал протянуть копыто, но, вспомнив про отсутствие пальцев, вовремя остановился.

– Надеюсь, вы не против того, что я задам вам несколько вопросов? Не стоит беспокоиться, это стандартная процедура. Все попавшие в этот мир проходят ее, – мне ничего не оставалось, кроме как кивнуть.

– Итак, расскажите о вашем мире. Как называется ваша планета, насколько технологически развита цивилизация, особенности вашего общественного строя и тому подобное. Просто мы собираем информацию от каждого, кто прибыл к нам, чтобы в дальнейшем помочь ему найти свою родину, – «Может, они действительно могут помочь мне? Вернут обратно на Землю…» Мысль о возвращении в родную “среду обитания”, заставила меня улыбнуться.

–Хорошо, мисс Скайлайн, я готов ответить на интересующие вас вопросы, – Вилл одобрительно кивнула, вселяя в меня еще больше уверенности о правильности моего поступка.

–Моя родная планета называется Земля… – выражение мордочки у моей собеседницы резко изменилось с улыбчивого на грозное.

Внезапно я почувствовал, что очень хочу спать. Веки становились все тяжелее и тяжелее, а при каждом движении казалось, будто мне приходится двигать многотонный вагон. Последнее, что мне удалось заметить – свечение рога Скайлайн.