Автор рисунка: Stinkehund
Прибытие Новый мир

Неприятности

Непрекращающийся гул сирены заставил меня открыть глаза. Я лежал в помещении, где была расположена платформа телепорта. На потолке мигала красная лампочка, освещая лишь небольшую часть комнаты, но и так понятно, что несчастный случай повлек за собой неприятные последствия. Мое тело было завалено кучей испорченного оборудования, на восстановлении которого можно спокойно ставить крест. Выбраться из электронного мусора оказалось не так легко из-за затекших конечностей, но я смог пересилить себя.

Очередной неприятной новостью был возможный перелом в правой ноге, потому что каждое движение отдавалось жуткой болью. Моя одежда больше походила на решето, неудивительно, что по всему телу чувствовались многочисленные порезы, кровь из которых уже порядком окрасила экипировку в багровый цвет. «Интересно, сколько я тут пролежал и как мне удалось выжить?»

Впрочем, рассуждать мне было некогда, ведь если я не найду аптечку первой помощи, то долго не проживу. Прежде чем заматывать раны обрывками ткани, необходимо вытащить осколки стекла и куски металла. Естественно, дрожащими руками делать такое не стоило. Оставалось надеяться, что не только мне удалось выжить после произошедшего.

Оглядев комнату, я не обнаружил своего рюкзака, что меня весьма опечалило. Ведь, как назло, пить хотелось просто неимоверно, а во фляге, насколько себя помню, оставалось немного воды. Неожиданно я вспомнил про рацию, которую прикреплял к поясу. Главное – чтобы работала.

Опираясь на повалившийся мэйнфрейм, я смог подняться и сразу же постарался зафиксировать правую ногу в одном положении с помощью порванной жилетки. Шина не особо помогла – мало того, что нога продолжала непрерывно ныть, так еще периодически возникала острая боль в районе ступни. Но с другой стороны, мне посчастливилось найти длинный обломок трубы, который можно было использовать в качестве костыля. Рации на месте не оказалось, что свело ситуацию к состоянию грандиозного облома. Теперь выбираться отсюда придется самостоятельно. Терпя боль, я потихоньку направился к выходу.

Дверь, ведущая из помещения, лежала на полу со множественными вмятинами на железном каркасе. Такое чувство, будто кто-то ломился из помещения, и результатом стало вот… это. В комнате управления обстановка оказалась еще хуже – словно тут ураган пронесся. Мощные машины, основной задачей которых были вычисления и анализ данных, были разнесены на части. На оборванные провода подавалось электричество, в результате чего помещение то и дело освещали яркие вспышки. Даже если тут и были мертвые ученые, понадобится много времени, чтобы найти тела. Хотя все это было странно, ведь, скорее всего, прошло немало времени после инцидента, и спасательные бригады должны быть здесь. Или они просто решили, что тут некого спасать и путь в этот отдел будет временно перекрыт. Второй вариант меня совсем не устраивал, поэтому к планам поиска помимо аптечки добавился еще и лифт.

Выход из контрольной комнаты оказался закрыт на электронный замок, а если учесть состояние устройства для считывания информации с карточки доступа, то дверь была заперта наглухо. Альтернативный путь нашелся быстро, правда, он не особо мне нравился – вентиляционная шахта. Вариант ползти в такой темноте был гораздо лучше, чем стоять на месте и истекать кровью. Решетка вентиляции отсутствовала, что заставило меня задуматься о выживших или неизвестных существах, бродящих по коридорам отдела. Кто бы ни вынес ту дверь – с ним лучше не встречаться.

Шахта оказалась не такой уж и узкой. По крайней мере, я смог в нее пролезть, сняв перед этим импровизированную шину с ноги. Предположение насчет отсутствия какого-либо освещения внутри подтвердилось. Неизвестно, что могла в себе таить темнота, но мне было как-то плевать, ведь вентиляция была единственным путем спасения. Однако трубу-костыль придется оставить из-за размера лаза. Сделав глубокий вдох, я залез в шахту. В мою голову стала лезть навязчивая мысль о безрассудстве данного поступка. Мне казалось, что шума, создаваемого мной, было предостаточно, чтобы все отделение знало о моем местоположении.

Не знаю, сколько мне пришлось ползти, но когда впереди показался один из выходов, я был неимоверно рад. «Надеюсь, болты не слишком крепко посажены» Стоило мне надавить на решетку, как она слетела с креплений и грохнулась на пол. Скорее всего, из-за быстрого темпа строительства здесь все держалось на “соплях”. Я часто сталкивался с тем, что спешка практически всегда приводила к плачевным последствиям.

Мои приключения в вентиляции закончились немного неожиданно – приземлением на диван. Он был такой мягкий и просторный, что если бы я не истекал кровью, то так и лежал бы на нем. «Если выберусь из этой передряги куплю себе такой же, а то эти твердые койки уже надоели» Если судить по интерьеру до происшествия, то это помещение было комнатой отдыха. Только вот сейчас оно переживает не самые лучшие времена из-за произошедшего. На полу валялись различные документы и книги, белый шум, доносившийся из телевизора, нервировал еще больше, нежели вечно ноющая сирена. Увидев бильярдный столик, я решил осмотреть комнату, чтобы найти себе новый “костыль”. Найти кий оказалось проще простого – он стоял в углу помещения. Теперь мне оставалось лишь отодвинуть шкафчик с одеждой, который закрывал собой дверь, ведущую в коридор. Пришлось приложить немало усилий, чтобы сделать это, в результате чего он грохнулся на пол, подняв кучу строительной пыли.

Меня обрадовало, что хоть в коридоре было привычное белое освещение, а то тусклые красные лампочки порядком надоели. Правда, гул сирены тоже прекратился.

– Резервный источник питания подключен. Приблизительное время поддержки работоспособности электрооборудования отдела – час. Сообщение о неполадках уже передано должностным лицам, – донеслось из громкоговорителя.

Некоторые лампы все же не включились, оставляя участки коридоров погруженными во тьму. Оглядевшись по сторонам, я никого не заметил и, сделав глубокий вдох, направился по коридору по предполагаемому маршруту, который должен был вывести меня на платформу лифта. Искать аптечку внутри помещений, забитых кучей разбросанного хлама, у меня не было времени, но, если попадется кабинет медосмотра, то заскочить туда непременно стоило. Иногда возникало чувство, что я уже сталкивался с чем-то подобным, но у меня не получалось вспомнить это.

Мои размышления прервали помехи, начавшие доноситься из громкоговорителя. Казалось, что кто-то постоянно стучал пальцами по микрофону, проверяя его состояние.

– Эй! – вдруг прозвучал голос. Я стал вертеть головой по сторонам, стараясь найти камеру, через которую выживший мог меня увидеть.

– Что здесь произошло, и где все люди? – мне не особо хотелось вести продолжительные беседы, поэтому решил перейти сразу к делу.

– Оу, черт меня побери! Я уж думал, что остался единственным выжившим в этом аду, – пока мой новый знакомый радовался, я приметил камеру, установленную возле проложенной связки кабелей.

– Как погляжу, тебе тоже досталось. Я забаррикадировался в комнате охраны, чтобы они до меня не добрались. Не знаю, что за чертовщина здесь творится, но мне так и не удалось связаться с другими отделами комплекса. Будет лучше, если ты сможешь добраться до лифта и выбраться отсюда. – я лишь кивнул, ведь мне повезло найти человека, который укажет путь к выходу.

– Они знают, что я здесь. Из-за дверей постоянно доносится чей-то стон. Поэтому послушайся моему совету – не беги спасать меня, лучше выбирайся и предупреди осталь… – что-то заставило остановиться моего собеседника на полуслове.

– Тебе необходимо повернуть направо на следующей развилке и идти до упора. Там будет лифт для персонала. Они плохо ориентируются на свету… ах, черт побери. – из громкоговорителя стали слышны звуки стрельбы.

– Помни – не дай им поймать себя! На этом, мой друг, я прощаюсь с тобой и этим миром. – раздался еще один выстрел, который скорее всего оборвал жизнь человека.

Не желая больше задерживаться в этом месте, я побрел по маршруту, проложенному моим “спасителем”. Тут и там стали слышаться приглушенные стоны, которые становились все громче с каждой секундой. На развилке мне пришлось столкнуться с двумя новыми обитателями отдела – это были бывшие ученые, судя по потрепанным лабораторным халатам, но такое чувство, будто их поразила тьма, вырвавшаяся со страниц книг ужасов. Их отчетливо видные вены стали похожими на черные полосы, нарисованные на теле, а кожа стала бледной, как у мертвецов. Зараженные, по крайней мере, такое название первым пришло мне в голову, пытались открыть дверь в помещение с помощью ломов, периодически говоря какую-то белиберду. Мне это совсем не нравилось, ведь я ожидал кого-то похожего на зомби, а не этих ребят.

Привлекать внимание в мои планы не входило, потому что неизвестно на какие выкрутасы способны эти твари. Стараясь как можно меньше шуметь, я повернул в плохо освещенный коридор и пошел, прижимаясь к стенке, чтобы быть менее заметным. Когда половина пути до лифта была преодолена, зараженные открыли дверь и вытащили оттуда бедолагу ученого. Страх и чувство самосохранения говорили мне не останавливаться, но любопытство все же пересилило. К тому же информация о том, что эти существа делают со своими жертвами может пригодиться, когда придется рассказывать о творящемся здесь.

Парочка поставила выжившего на колени и больше ничего с ним не сделала. Мой разум уже вовсю трубил тревогу о срочной необходимости валить отсюда, однако что-то меня заставляло оставаться на месте. Вдруг, рядом с ученым появился знакомый мне туман. Тот самый, который в прошлый раз решил пошвырять меня по всей зале. Небольшое облачко отделилось от него и залетело внутрь человека через дыхательные пути. За считанные секунды вены несчастного почернели, а кожа побледнела. Новоиспеченный зараженный поднялся на ноги, периодически подергивая конечностями. Не желая больше здесь задерживаться, я побрел в сторону лифта.

– Вот он! Схватить его! – послышался леденящий душу голос.

Позади стал слышен топот зараженных, которым было просто невтерпеж поймать меня. Не желая оборачиваться назад, я продолжал упорно идти вперед. Двери лифта открылись в тот момент, когда мне оставалось до него всего несколько метров, словно это было кем-то спланировано. Но выбор был невелик, а становиться одной из этих тварей меня совсем не устраивало.

Оказавшись в небольшой кабине я судорожно начал нажимать кнопки на панели управления. Самый быстрый из зараженных вместо того, чтобы напасть на меня, стал в проходе из-за чего датчик присутствия не позволял дверям лифта закрыться. Ожидание других “пассажиров” совсем не входило в мои планы, поэтому проблему пришлось решать достаточно жестким способом – как только этот умник расставил руки, чтобы датчики снова не дали закрыться дверям я смог попасть кием точно ему в глаз. Зараженный отошел от дверей, истошно крича. Темная жидкость текла мелкими струйками по деревянному оружию точечного поражения. Лифт закрылся в тот момент, когда остальная компания подоспела на помощь раненому товарищу.

Сделав глубокий вдох, я закрыл глаза и уселся на холодный металлический пол ждать, когда двери откроются на указанном этаже. Мне даже не хотелось посмотреть, где лифт должен будет остановиться. Усталость и кровопотеря давали о себе знать, но постоянно ноющая нога не позволяла провалиться в сон. Самое странное, что меня не покидало чувство, будто рядом со мной кто-то есть.

Приоткрыв глаза, я заметил новое изменение в обстановке – свет потух. В этот момент мне стало действительно не по себе, но лифт все еще продолжал движение, поэтому все навеянные страхи свелись к перегоревшей лампочке. Вот панель загорелась зеленым цветом. «Наконец-то этот кошмар закончится» Но двери лифта не открывались, что меня насторожило.

– Тебе не сбежать! – «Что за?»

***

Судя по ощущениям, я очнулся на кушетке, которая находилась… в пустой белой комнате. Реакция моего разума на это оказалась достаточно спокойной. Еще бы, ведь мне столько всего пришлось пережить за последние сутки, что обращать внимание на новые странности просто не было сил. Единственное чего хотелось – хорошего отдыха ото всех этих аномалий и чудовищ. Похоже, расслабиться удастся только на том свете, а пока… сейчас снова нужно попытаться пережить очередное совсем не нужное приключение. Или нет. Может, я погиб, и это место будет служить моей темницей целую вечность?

Постепенно мне начинало казаться, что с этой пустотой не все так просто, как кажется на первый взгляд. Все мои чувства были лишь притуплены, а не отсутствовали, если вспоминать то падение. «Кто-то пытается обмануть меня, но зачем?» Решив заняться этим и другими накопившимися вопросами в более спокойное время, я присел на кровать. Правда, далось мне это с большим трудом. Такое чувство, будто меня накачали обезболивающим под завязку. Поэтому идею побродить по этой ”псевдопустоте” я отбросил сразу. Радовало, что хотя бы нога перестала ныть.

– Посмотрите-ка, кто очнулся! – донеслось из темноты. «О, блин. Да сколько же можно насиловать мой мозг?»

– Может уже хватит играть в прятки, или ты просто боишься показаться мне на глаза, – из-за еле двигающего рта мне не удалось воспроизвести сказанное как вопрос.

– Не беспокойся, я понял, что ты хотел этим сказать. Ах да, тебе придется находиться в этом состоянии до конца процедуры, – вот такого ответа я не ожидал.

– К какой еще процедуре.

– Позволь мне все тебе вкратце объяснить. Но для начала… – послышался знакомый щелчок.

Через мгновение тьма сменилась светом. Теперь я находился… в светлой бесконечности. Такое чувство, будто бы каждая частица в этом месте излучала свет. Моего собеседника поблизости не оказалось, что меня несколько удивило. Я предполагал, что наше общение строится на обмене мыслями или чем-то в этом роде, но подтверждения этой теории никак не ожидал. Теперь мне придется сидеть в этой “белой комнате”, пока мой новый знакомый не соизволит объяснить суть процедуры. Конечно, можно было походить здесь, но на сколько шагов меня хватит? А дальше что делать? Ползать? Нет, таким я заниматься не собирался.

– Эй! Мистер Неизвестность, отзовись!

Передо мной в яркой вспышке появилось… нечто ужасное. Тело этого существа состояло из частей различных животных. Голова была похожа на козлиную, с рогами от оленя и еще какого-то неизвестного мне существа. Одна лапа у него напоминала львиную, а другая орлиную. Крылья тоже не обладали должной “симметричностью”. Задние лапы… хотя, этому трудно дать именно такое определение, но одна из конечностей зеленого цвета явно была позаимствована у какой-то рептилии. Довершал всю картину драконий хвост. Конечно, драконов как таковых мне видеть не приходилось, но книжек я прочитал немало, так что по моему представлению хвост был именно таким. Красные зрачки уставились на мою ошарашено-удивленную физиономию.

– Эмм… я, конечно, все понимаю, но с Франкенштейнами меня общаться не учили. – существо с хохотом повалилось на диван, только что материализовавшийся в воздухе. Я же просто снова лег на кровать, пытаясь придумать хоть какой-нибудь план действий.

– Ой… насмешил. Человек, ты такой забавный, когда пытаешься осмыслить происходящее. Дам тебе один совет – не пытайся понять то, что происходит здесь. – «Дельный советик. Только вот не мог он сказать об этом раньше»

– Ладно… так что там за процедура. – Я уже ничего не хотел предпринимать из-за накопившейся усталости. Да и шансов у меня не было, ведь мои конечности все также продолжали быть непослушными.

– Ты попал в другую вселенную, но для того, чтобы ты не устроил бардак, тебе придется принять вид "представителей цивилизации", или как вы там выражаетесь. Вот собственно и все.

– И все. – «Чертово онемение»

– Да. Остальное тебе расскажут на месте. Скажем так… не только ты попал в этот мир. – существо снова щелкнуло пальцами. Несмотря на всю абсурдность ситуации, я заметил в его взгляде отрешенность. Будто, оно не хотело делать этого, но ему приходится.

– Теперь процесс не будет таким болезненным, – мне жутко захотелось спать. Последнее, что я помнил, как моя попытка пошевелить рукой закончилась неудачей.

Не знаю, что именно делало существо со мной, но боль была жуткой. Если учесть действие обезболивающего, то мне даже страшно было предположить, в каких муках корчился тот, кому не сделали заветный щелчок. Между тем, боль усиливалась, но определить ее источник не получалось. Казалось, будто болела каждая клеточка организма, а в ушах стоял непрекращающийся звон. «Неужели такова цена того, чтобы стать одним из них?»

Внезапно боль стихла, и наступила тишина. Не сказать, что меня это пугало, но все равно мне стало как-то не по себе. Открыв глаза, я обнаружил, что нахожусь в небольшой палате. Солнечный свет пробивался в помещение сквозь зарешеченные окна. Моя попытка подняться на ноги, закончилась неприятным открытием.