Автор рисунка: BonesWolbach
Новый мир Знакомства

Попаданцам здесь не рады

Пришел я в себя уже в совершенно другом помещении, которое уж очень сильно напоминало тюремную камеру, за исключением одной вещи – каменные стены были покрашены в розовый цвет. Также на них, местами, встречались нарисованные ромашки. Первая мысль, пришедшая мне в голову, представляла собой теорию обыкновенного помешательства, отраженного в виде пони, которые говорили со мной, с последующим развитием шизофрении. Но считать себя сумасшедшим я пока не собирался. Впрочем, копыта, покрытые оранжевой шерсткой, которые до сих пор были вместо рук и ног, немного успокоили меня. Ведь это означало, что все те недавние события – вовсе не сон, но вот только факта, подтверждающего отсутствие помешательства не было и от этого мне стало не по себе.

Впрочем, лежать и рассуждать о состоянии своего рассудка весь день я не собирался. Хотя, из вариантов был лишь осмотр камеры, да хождение вперед-назад. Также можно еще полежать и отдохнуть ото всех недавних приключений, свалившихся мне на голову, словно лавина.

Одной из любопытных вещей оказалось то, что я лежал на верхнем ярусе двухъярусной койки. Это натолкнуло меня на мысль о присутствии соседа, но снизу никого не оказалось. Немного полежав, я все-таки решился спуститься на расписанный пол, который напоминал луг. Правда, больше всего уморила дверь камеры, с нарисованными на ней розовыми бабочками. «Что за странные пони? Если уж делать камеру, то именно камеру, а не какую-то комнату в детском саду»

Единственное, что по-настоящему привлекло мое внимание – окно. Хоть оно и было немного больше своего аналога в палате, но взглянуть на новый мир за окном, все-таки представлялось возможным. Какое же меня ждало разочарование, когда вместо ожидаемых красот, я увидел лишь покрытую снегом и простирающуюся на много километров вдаль землю. Теперь, даже искрящийся различными пестрыми цветами на солнце снег, не мог скрасить чувство понимания всей печальности ситуации.

Я был настолько погружен в свои мысли, что не обратил особого внимания на вошедших в камеру охранников. Один из них посчитал, что разумной идеей будет ткнуть мне копытом в затылок. Возможно, он поступил по своему уставу, но вот только не стоит трогать человека, пусть и в облике пони, когда он находится во временном депрессивном состоянии. Охранник хотел что-то мне сказать, однако, не успел – я резко развернулся и ударил копытом прямо в морду, отчего светло-желтый единорог (все же название этих существ всплыло в моем омуте воспоминаний) с черной гривой повалился на пол. Все получилось как-то спонтанно, мне даже не пришлось просчитывать удар так, чтобы самому не запутаться в ногах.

– Бывает, – сказал я белому пони с ярко красной гривой, который приводил в чувство “мистера храбреца” и периодически бросал в мою сторону испуганный взгляд.

Конечно, срываться на других, когда тебе плохо это самое последнее дело, но они сами захотели разрешить все побыстрее, а не дать мне хотя бы немного времени собраться с мыслями. В результате я стал чувствовать себя немного лучше, да и пострадавший уже пришел в себя, что не могло не радовать, ведь тогда у меня были бы большие неприятности, но еще неизвестно, как он себя поведет.

На мое удивление, предполагаемого избиения в сопровождении десятков ругательств не последовало. Единорог лишь поправил синюю униформу, смотря на меня, как на больное существо.

– Прошу пройти вас с нами, иначе нам придется применить силу, – сказал пони, кивнув головой в сторону выхода.

Я, конечно, мог проигнорировать это заявление, но все же решил выполнить указание охранника, ведь они, по сути, были обязаны работать как жестокий персонал, который должен подавлять всяческое неповиновение со стороны заключенных. Но поведение этих ребят разительно отличалось от всего того, с чем мне приходилось сталкиваться в “Комплексе”. «Может, все действительно не так плохо и произошедшее было лишь недоразумением?»

Коридор, в который мы вышли, вызвал у меня несколько странные ощущения. По идее, это место было своеобразной тюрьмой, если судить по устройству помещений. Но интерьер всем своим видом опровергал мою теорию – светло-синие стены с нарисованными цветочками и милыми зверюшками.

–Может, обратишься в медпункт? – пока мы шли к выходу из коридора, я прислушался к разговору охранников.

– Нет. Все в порядке, просто будет небольшой синяк. Сразу видно, что он новенький – удар, конечно, неплох, но техника не отработана. Ему еще осваиваться и осваиваться, – сказал единорог, улыбнувшись.

– А вообще – странно все это. Обычно “цивилизованные” пациенты становятся единорогами или пегасами, но никак не земнопони, – «Пегасы… по крайней мере теперь мне известно, как называть пони с крыльями. А обычные пони, как оказалось, называются земнопони»

– Этим, вроде, доверили Дискорду заняться, так что ничего необычного я здесь не вижу. Только вот лаборанту досталось, ведь он ожидал “разумного”, а не “цивилизованного”. Из-за этого у бедняги случился шок, – «Цивилизованные, разумные. Понять бы, о чем они конкретно говорят»

– Ничего страшного. Все мы когда-то попадали в необычные ситуации, но тут ничего не поделать. Такова наша работа, – забавно, если учесть, что я тоже довольно часто употреблял эту фразу.

Охранники, заметив, что я крайне заинтересованно слушал их разговор, замолчали. Так что добирались до выхода мы практически в полной тишине, не считая звука шагов. В который раз меня не радовало отсутствие опыта скрывания эмоций в новом теле. «С другой стороны, хоть что-то смог узнать. Это гораздо лучше, чем ничего»

Подойдя к решетке, бывшей единственным выходом из коридора, охранник быстро подобрал из огромной связки нужный ключ и провернул его в замочной скважине, расположенной слева. Следующее помещение оказалось чем-то вроде просторной комнаты отдыха. Тут были и книжные шкафы, полные различной литературы, и аккуратно расставленные музыкальные инструменты, и печатные машинки, которые очень напоминали аналог тех, что были на Земле, а также мольберты, ждущие, когда художники начнут заполнять холсты красками, в надежде получить красивый рисунок, вызывающий град эмоций у окружающих. Не обошлось и без мягких диванов для тех, кто просто хочет отдохнуть. Естественно, комната была оформлена в том же стиле, что и коридор, в котором я только что побывал. Также в глаза бросалась достаточно большая высота помещения, как минимум в несколько этажей. Освещение же предоставляли лампы, закрепленные на стенах.

Я надеялся, что мне объяснят для чего предназначено это помещение и почему оно таких размеров. Однако никто из охранников ничего не сказал по этому поводу, продолжая идти к выходу, представляющему собой двойные деревянные двери. И снова мы направились по коридору.

Как бы странно это не звучало, но больше всей той несправедливости и всех тех уродов, которые безнаказанно творят то, что им заблагорассудится, я стал ненавидеть именно лабиринты коридоров. Когда мы дошли до развилки, мне в глаза бросилась табличка с надписями: направо – “Отдел исправления”, налево – “Столовая”. Пришлось смириться с возникшим чувством голода и направиться вслед за охранниками – направо. «А ведь у меня в рюкзаке должна была остаться еда. Точно. Необходимо каким-нибудь образом узнать, где хранится мой рюкзак. Может, смогу спасти часть казенного барахла»

Возле входа в отдел нас ждал старый знакомый. Если бы не охрана, я бы начистил рожу этому гаду, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Красный пегас, зная, что охрана меня остановит при малейшей попытке напасть на него, лишь стоял и просматривал какие-то бумаги. Впрочем, заметив мою физиономию, на которой были явно отражены недовольство и злоба, все равно насторожился.

– Приятно снова встретиться с вами, мистер Бракстон, – ученый мельком взглянул на документ.

– А если быть точнее – цивилизованный 53-Е. Но не беспокойтесь, после окончания курса вам будет позволено самостоятельно выбрать себе новое имя. В случае затруднений вы всегда сможете обратиться за помощью к нашим консультантам, – в голосе уже не звучала та наигранность, с которой он общался со мной в первые минуты моего пребывания здесь. Впрочем, особой радости на его морде я не заметил. «Похоже, что эта стандартная речь, произносимая для каждого новенького, ему уже порядком надоела»

– Так… пора приступать к процедурам, иначе мы выбьемся из графика, – Триг подошел к железным дверям и, взяв в зубы ключ-карту, провел по настенной панели.

За дверями был огромный хорошо освещенный зал, в центре которого стояла внушительных размеров каменная статуя крылатого единорога. Также от меня не ускользнул факт того, что стены и пол здесь имели одинаковый светло-серый оттенок. По крайней мере, мне было гораздо приятнее находиться в привычных однообразных по цвету помещениях, чем в том разноцветном хаосе. В зал вело еще несколько ходов, один из которых, судя по знакомым дверям, оказался лифтом. Узнать о том, куда ведут остальные проходы я не мог – не было никаких табличек, информирующих о скрываемой за дверями неизвестностью и мне ничего не оставалось делать, кроме как продолжать следовать за ученым. Чтобы дойти до нужной двери, нам пришлось пересечь почти весь зал, и самое интересное было то, что за все время пребывания в нем, я здесь никого не заметил. «Значит комплекс не особо большой, и персонала тут тоже не так много»

Помещение, в которое мы вошли, отдаленно напоминало маленький кинозал, потому что я насчитал около пятидесяти сидений. В отличие от земных, они выделялись наличием специальной подставки для задних ног. Белое полотно было не особо большим, по сравнению с теми, что мне встречались даже в самых дешевых кинотеатрах.

Охранники предоставили для меня некоторую свободу действий в виде выбора сидения. Найдя оптимальное место, я столкнулся с маленькой трудностью – сесть, так, как предусматривалось конструкцией. Впрочем, после пары неудачных попыток, мне это все же удалось. В следующее мгновение мои ноги и голова были неплотно зафиксированы прочными металлическими крепежами, появившихся из секретных секций сидения.

– Не стоит беспокоиться. Это – одна из мер безопасности, – сказал Триг через громкоговоритель.

– Сейчас вы просмотрите документальный фильм, рассказывающий основную информацию о Эквестрии, жизненно необходимую для вашего освоения в новом мире. Приятного просмотра.

Свет в зале погас, а на белом полотне стал отображаться черно-белый кадр, изображающий солнце, напоминавшее чем-то детский рисунок.

– Здравствуйте, – донесся из колонок приятный женский голос.

Мы рады приветствовать вас, иноземное существо, на территории комплекса “Новая заря”. Здесь вы пройдете специально разработанный курс процедур, который поможет вам освоиться в этом мире. Попали ли вы в этот мир специально или случайно, мы постараемся вам помочь всеми силами. Если вам известна большая часть информации об этом мире, то дальнейший просмотр можно пропустить и приступить непосредственно к основным процедурам, сообщив приставленному к вам работнику комплекса.

После небольшой паузы картинка сменилась на изображение зала со статуей. Правда, всюду стояли строительные леса, а вместо большинства дверей были занавески. Возле статуй стояла достаточно большая группа пони, судя по всему представляющих персонал комплекса.

Вы наверняка заметили, что ваш внешний облик изменился. Это связано с тем, что вы могли напугать окружающих своим непривычным для них видом, но не стоит беспокоиться – скоро вы привыкните к новому телу. Сейчас вы находитесь в обновленном отделе исправления, где используются самые передовые технологии. Здесь с вами будут вести беседы лучшие специалисты в своих областях, готовые ответить на ваши вопросы. Итак, начнем с основ, которые знают даже дети.

В Эквестрии и за ее пределами все пони делятся на четыре вида: пегасы, единороги, земнопони и аликорны. У каждого вида есть свои отличительные особенности. О них вам и будет сейчас рассказано.

На следующем кадре был изображен единорог в каком-то балахоне. В подобных вещах, по сложившимся стереотипам, в моем мире основные массы населения представляли волшебников и магов. Пони стоял посреди огромной библиотеки и читал книгу, удерживаемую с помощью телекинеза.

Единороги – это существа, которые из-за возможности концентрировать в роге свою внутреннюю магию, могут воздействовать на различные предметы самыми разнообразными способами. Будь то телекинез, или изменение физических характеристик объекта. Для этого и было придумано такое понятие как заклинание. Для единорогов в них и отражена вся суть манипуляции с окружающим миром при помощи магии. Благодаря таким способностям они выполняют задачи, требующие аккуратности и высокой концентрации, с которыми остальные не могут справиться также эффективно.

Картинка поменялась, и теперь на полотне был изображен пегас, толкающий облако. «Так, это – уже первосортный бред какой-то». Мне действительно было не по себе от местных законов физики, гордо называемых магией.

Пегасы. Все живое на этой планете, так или иначе, обладает магией. Именно благодаря ней на крыльях пегасов лежит ответственность за управление погодой во всей Эквестрии. Правда, их гораздо больше, чем требуется для этого важнейшего дела, но это не означает, что остальные ничем не занимаются. В большинстве случаев их деятельность связана с работой, требующей быстрого выполнения.

На новом кадре была показана кобылка, тянущая тележку, полную различных фруктов. Не знаю, улыбалась ли она, потому что так нужно было, или ей просто нравилась ее работа, но могу сказать одно – что-то было в выражении на ее мордочке, только вот что именно я никак не мог понять.

Земные пони или земнопони, несмотря на отсутствие рога и крыльев, тоже играют немаловажную роль в Эквестрии. В отличие от пегасов и единорогов, они легче переносят тяжелые физические нагрузки. С давних пор и по нынешнее время многие земнопони занимаются выращиванием продуктов питания. Также вы можете встретить в этом мире зебр, которые незначительно отличаются от земных пони по внешним признакам – белая шерсть с черными полосками.

А вот следующий кадр, мягко говоря, удивил меня. На обновившемся кадре посреди огромного зала стояла пони-переросток с крыльями и рогом. На голове у нее было что-то вроде диадемы. Ее грива, по идее, была разных цветов, но черно-белый спектр портил всю картину. Нет, я, конечно, шутил, говоря про крылато-рогатых лошадей, но… никак не ожидал их увидеть в реальности.

Аликорны – самый уникальный вид пони, объединивший в себе способности всех предыдущих видов, усиленные во множество раз. К примеру – их магического потенциала хватает, чтобы в одиночку сменять день на ночь и обратно. Но этот вид очень редок, по крайней мере, на данный момент известно о существовании трех аликорнов.

Я думал, что на этом все закончится, но мои надежды рухнули, когда появилось новое изображение, на котором было показано бедро с татуировкой гаечного ключа. «А это еще что за маразм?»

Кьютимарка – особая метка, получаемая пони, когда он найдет свое призвание в этом мире, визуально изображающая его вид деятельности. Но, даже, если несколько пони занимается одним делом, их кьютимарки все равно отличаются друг от друга. Появление ее происходит по случайному стечению обстоятельств, когда жеребенок понимает, что ему нравиться заниматься той или иной деятельностью и готов это делать всю свою жизнь. Процесс появления кьютимарки так и не был точно изучен, хотя было написано много научных работ, рассматривающих возможные варианты.

Напоследок – в этом мире не приветствуются поступки, совершенные с целью обидеть, оскорбить жителей этой планеты. И уж тем более такие вещи, как причинение физического и морального вреда. Мы надеемся, что основную суть вы все же поняли. Помните, отношение других к вам напрямую зависит от ваших поступков. Забудьте те ужасы, что вам пришлось пережить в вашем мире. Здесь царят гармония и процветание, в которых нет ничего плохого. Благодарим за просмотр данной презентации, разработанной нашей небольшой группой.

Картинка исчезла с полотна, но мои оковы почему-то не убирались. Я решил немного подождать, ведь все равно у меня не получится ничего сделать.

-Здравствуйте, мы рады приветствовать вас, инопланетное существо, на территории комплекса “Новая заря”, — «Уже повтор пошел. Какого черта меня отсюда не выпускают?»
Здесь вы пройдете специально разработанный курс процедур, который поможет вам освоиться в этом мире.

–Эй, народ! Я это уже смотрел. Либо поставьте что-нибудь другое, либо выпустите меня! – на полотне снова появился знакомый кадр.

Попали ли вы в этот мир специально или случайно, мы постараемся вам помочь всеми силами. Если вам известна большая часть информации об этом мире, то дальнейший просмотр можно пропустить и приступить непосредственно к основным процедурам, сообщив приставленному к вам работнику комплекса.

– Господин, чтоб тебя, работник комплекса. Будь так добр – выпусти меня отсюда! – но никакого ответа на мои возмущения не было. Тем временем, в лекции начали снова говорить о единорогах.

***

Не знаю, сколько прошло времени, когда эта… “лекция” все-таки прекратилась. По крайней мере, после двенадцатого прослушивания, мне надоело считать количество повторений одного и того же текста. Но как же я обрадовался, когда крепежи убрались на свои места, освобождая мои затекшие ноги. Внезапно, невесть откуда рядом со мной появился улыбающийся Триг. «Эх, двинуть бы тебе…»

– Как погляжу, вы вполне нормально перенесли первый этап. Это хорошо, – похоже, он думал, что я ему отвечу… как минимум копытом, ну и пусть дальше пытается предугадать мои действия.

Когда мы выходили из помещения, я был мрачнее тучи. Еще бы, ведь это был только первый этап, а что же несут в себе остальные, мне было даже страшно представить. Охранники в это время находились возле лифта и о чем-то разговаривали. Заметив нас, они то и дело стали поглядывать на меня.

За следующей дверью оказался очередной просторный коридор, со множеством дверей по сторонам. Мы направились к самой первой, что была слева. “Контроль воспоминаний” – прочитал я на табличке. «Ох ты ж… не нравится мне все это»

– Подождите здесь, – сказал мне Триг и зашел в помещение, закрывая за собой дверь. Мне ничего не оставалось делать, как снова стоять и ждать.

–Еще один? Триг, ты чем думаешь? Крупом? – представляю, какой ор стоял в помещении, если даже плотно закрытая дверь и стены не могли его удержать. К несчастью, ученый был более спокойным, из-за чего я просто не мог расслышать, что он говорил.

– Успокоиться? Мне и так приходится работать с семью попаданцами. Или ты думаешь, что это так легко? – «Похоже, кому-то не очень понравилось появление новенького обитателя»

– Пациент 53-Е, заходите, не стоит бояться, ведь вам ничего плохого здесь не сделают, – открыв дверь, позвал меня пегас.

Помещение оказалось небольшим и довольно уютным. По крайней мере, его хозяину удалось хотя бы немного отогнать серую однообразность, повесив несколько картин с пейзажами. Свет, идущий из незашторенных окон, хорошо освещал кабинет.

– Профессор Саенс, не могли бы вы покинуть помещение, чтобы я приступила к своей работе? – строго сказала светло-зеленая единорожка с белой гривой.

– Хорошо. Если я вам понадоблюсь, то вы знаете где меня искать, – пегас покинул кабинет, оставляя меня наедине с незнакомкой.

Как только Триг вышел, плотно закрыв дверь, единорожка жестом предложила мне лечь на коричневый диван. Пока я располагался, она взяла папку со стола и, бегло просмотрев документы, устремила взгляд на меня. По ее ярко-желтым глазам было заметно, что она сильно устала, но старалась всеми силами держаться и не показывать свое состояние. Однако, у нее это не особо хорошо получалось.

– Итак, Уолтер. Меня зовут Эликит Хартстрингс и я буду вашим… компаньоном по воспоминаниям, – «Контроль воспоминаний, какой-то компаньон… да вы издеваетесь?»

– Чтобы у вас не было вопросов по поводу вашего пребывания в этом месте, я назову одну из главнейших причин – ваш образ мышления. Его необходимо немного перестроить, чтобы вы могли комфортно чувствовать себя в этом мире, ведь, насколько мне известно, на Земле магии не существует. Но для этого необходимо заблокировать так называемые, нежелательные помехи, связанные с воспоминаниями, – единорожка на секунду запнулась.

– Вы ведь человек? Точнее, были ли им до прибытия в этот мир? – «Она знает про людей? Получается, что я не был первым человеком, который попал в этот мир»

–Ну, в общем-то … да, – задумчиво сказал я.

Облегченно выдохнув, Эликит что-то написала на отдельном листке и вложила его в папку. После чего взяла со стола небольшой блокнотик и записала в него пару строк.

– Отлично. Но, чтобы приступить к исполнению своих обязанностей, мне необходимо узнать вас получше.

– Эмм… получше? – поняв, что тактика “чем меньше болтаешь, тем меньше обращаешь на себя внимание” в данной ситуации не работает, я немного растерялся.

– Ну, для начала мне необходимо знать ваш возраст. А если вы еще скажете к какой расе и национальности относились, то это было бы просто замечательно, – честно говоря, такого я не ожидал. Ведь, по идее, они уже должны были узнать обо мне все, используя магию. Тем более, если учесть, что у них есть возможность “контролировать воспоминания”.

– Хорошо. Сейчас мне сорок один год, хотя, может быть и больше, ведь неизвестно, сколько времени происходило перемещение. Родился и проживал на территории США. С двадцати лет и до несчастного случая, из-за которого я попал в этот мир, работал в полиции города Нью-Йорк.

– Я рада, что мне не пришлось вас уговаривать. Просто побочные последствия от процедуры могли быть самыми непредсказуемыми, если бы вы не сказали этого, – единорожка слабо улыбнулась.

Закончив писать, она убрала блокнот в ящик стола, после чего с помощью своих телекинетических способностей задернула матовые шторы, которые теперь не давали свету проникать внутрь помещения. Впрочем, лампы, встроенные в потолок, сразу же зажглись ярким желтым светом. Эликит с помощью магии смогла уменьшить их яркость до такой степени, что теперь в кабинете стал царить полумрак.

– Сейчас закройте глаза и постарайтесь расслабиться, – я стал чувствовать внезапно возникший легкий дискомфорт.

– Ощущения от процедуры могут быть не самыми приятными, но не беспокойтесь – все будет в порядке. Сейчас попытайтесь сконцентрироваться на одном из самых ярких воспоминаний, которое связано с вашей работой.

Эх… было у меня таких воспоминаний вполне достаточно, что совсем неудивительно при моей-то работе. Не знаю почему, но я вспомнил тот день, когда обстоятельства сложились совсем не лучшим образом. Вечером мы с Питером Стоуном (моим напарником) отправились на очередной вызов, поступивший от гражданина, заявившего о драке с применением холодного оружия. Вот только оказалось, что те двое были довольно интересными личностями. Первый оказался одним из членов банды, очистить город от которой наш отдел старался всеми силами. Второй же был курьером, доставлявшим партию наркотиков.

Все бы закончилось гораздо лучше, если бы мы с самого начала знали, кем являлись эти люди, но неточная информация сыграла свою роковую роль. Преступники были задержаны, но Питер получил тяжелое огнестрельное ранение и был практически сразу доставлен в больницу. На следующий день меня повысили за успешную работу, а вот Питер… не знаю почему, но я был уверен, что он скончался не из-за ошибки врача, которым сразу занялись федералы, а скорее кто-то подстроил все это. Однако, самым страшным было то, что после этого случая большинство моих знакомых стали считать меня эгоистом, который решил подняться на смерти своего друга. В этот же день я подал заявление на перевод в другой участок.

Мои мысли были прерваны внезапно возникшей головной болью, которая длилась лишь несколько секунд. Открыв глаза, я заметил, что единорожка уже освободила окно от штор, позволяя солнечному свету снова заполнить помещение и смотрела на улицу, попутно делая заметки в своем блокноте.

– Как вы себя чувствуете? – сказала она, скорее всего, заметив мои весьма неуклюжие попытки подняться с дивана.

– Вполне нормально, вот только голова немного кружится и подташнивает.

– Что же… могу вас поздравить. Вы успешно перенесли процедуру, что не может не радовать, – сказала Эликит, слабо улыбнувшись.

Два знакомых охранника, которые, как оказалось, находились в кабинете, помогли мне подняться на ноги и вывели в коридор, где нам пришлось ждать Саенса, пока тот общался с Хартстрингс. Впрочем, это было недолго, и, судя по всему, Триг был доволен результатами.

– Так, нам осталось посетить всего одно место, и ваш график, расписанный на первый день пребывания в нашем лечебном заведении, будет выполнен.

В этот раз мы направились к лифту, который находился в зале, и спустились на второй этаж. Идя за Тригом, я заметил одну интересную вещь – в коридорах этого этажа не было слышно наших шагов. Впрочем, в последнее время мне пришлось столкнуться с таким количеством странностей, что для объяснения всего происходящего в голову стало приходить лишь одно слово – магия.

Помещение, что скрывалось за двойными железными дверями, оказалось спортивным залом, который своими размерами был похож скорее на небольшой крытый стадион, только без трибун. По высоте он оказался гораздо больше, нежели та самая комната отдыха, где мне мельком пришлось побывать.

– Док, это о нем вы говорили? – неожиданно прервал мои размышления чей-то серьезный тон.

– Да, Стил. Вся имеющаяся информация о нем здесь, – спокойно сказал Триг, передавая папку с документами земнопони песочного цвета с серебристой гривой.

– Что еще за аномалия? – спросил пони, просматривая документы.

– Мы и сами еще пока не выяснили. Так что… поаккуратней с ним, – Саенс покинул зал, громко хлопнув дверью в то время, как охранники остались возле выхода и принялись о чем-то разговаривать.

– Значит так, пятьдесят третий, меня зовут Стил Мэйн, и моя задача – помочь тебе и таким как ты освоиться в новом теле. Это будет тяжело, но результат того стоит. А теперь… – пони призадумался.

– Пять кругов по всему залу… бегом! Если замечу, что ты перешел на шаг, то тебе придется бежать дополнительный! Хотя нет… три дополнительных круга! – мне казалось, что стены вот-вот обвалятся от такого ора. Я не видел других вариантов, поэтому пришлось выполнять требования “тренера”.

***

Мало того, что Стил почти сразу добавил те три круга по залу, так еще и не давал ни секунды перевести дыхание. Последнее, что мне запомнилось, как я, повалившись на пол от усталости, стал засыпать. А вот проснуться мне было суждено на своей койке в камере, в углу которой стоял маленький столик, где был деревянный поднос с ужином, представлявшим из себя овощной салат и стакан уже остывшего молока. Кое-как поев, я решил не забираться на второй ярус, потому что у меня просто не было сил. Сегодня слишком много чего произошло, а ведь это только первый день. Теперь у меня не было сомнений – дальше будет еще хуже.