Автор рисунка: aJVL
Глава 18 Глава 20

Глава 19

Заскрипев шахматным столиком, Пинки Пай склонилась к Твайлайт и быстро глянула из стороны в сторону, чтобы убедиться, что в пределах слышимости нет ни одного пациента.

— Точно уверена, что не слишком спешишь?

Твайлайт улыбнулась Пинки самой уверенной улыбкой.

— Точно. Я недавно узнала кое-что, доказавшее мне, что я всенепременно должна двигаться дальше как можно быстрее. Мне некогда слишком осторожничать — особенно когда страдают близкие мне пони. Флаттершай — один из ключей к победе.

Она указала копытом на пегаску на другом конце комнаты.

— Я уже многого с ней достигла. Ее рисунки уже превратили мою комнату в черно-белый птичий двор, так что я не сомневаюсь — наш обмен подарками ей нравится. Мне просто нужно продолжать продвигаться к цели.

Пинки глянула на стол, сдвинув локон гривы назад.

— Я знаю, что для победы над теневым монстром ты должна вернуть друзей. У меня просто… странное чувство по этому поводу. Мне кажется, сегодня она не слишком готова с тобой говорить.

— Что? Она поглядывала на нас весь вечер, — сказала Твайлайт. — Мне кажется, она ждет этого момента куда больше, чем тебе кажется. С ее точки зрения я — единственная пони, которая попыталась до нее достучаться тем способом, которым ей комфортно.

— А как же доктора, медсестры и остальные? — спросила Пинки.

Твайлайт снисходительно отмахнулась.

— Они не знают Флаттершай, как ее знаю я. Мы лучшие подруги! Как только преодолеешь ее броню из страхов, она тебе откроется, — она опустила в карман рисунок. — Ну, в разумных пределах, само собой. Ей, конечно, никогда не стать светской львицей, но она точно не будет настолько бояться, что не сможет сказать «привет».

В глазах Пинки блеснула надежда.

— И ты уверена, что Флаттершай будет лучше, когда она станет нашей подругой и все такое?

— Гарантирую! Флаттершай на нашей первой встрече была нервной и тревожной и явно была не готова ни с кем дружить. Но это только потому, что она просто не знала, что упускает. Как только она с нами получше познакомилась, то сразу поняла, какой бывает дружба, и стала гораздо счастливее, и жизнь у нее стала гораздо интереснее, — Твайлайт помедлила. — На самом деле, так все получилось не только для нее.

Пинки склонила голову набок и поглядела на Твайлайт.

— Эм… Видишь ли, пока пони, которой я доверяла и которую ценила, меня не подтолкнула в верном направлении, я тоже не представляла, что я упускала, — застенчиво улыбаясь, сказала Твайлайт. — До того мне было очень даже неплохо наедине с книгами и учебой. Короче говоря, иногда наши любимые пони должны создавать нам неудобную ситуацию, чтобы дать возможность развиваться.

— Ого! Ну, я тогда очень рада, что она так поступила. Можешь себе представить, какой была бы наша жизнь, если бы мы не стали самыми-самыми лучшими подружками? — заметно содрогнувшись, сказала Пинки, а затем вновь обернулась в сторону Флаттершай. — И все-таки я сомневаюсь, что Флаттершай сейчас готова к такому серьезному толчку.

— Не беспокойся, — сказала Твайлайт, хлопнув Пинки Пай по плечу. — Я уже учла разные переменные, когда планировала сегодняшние действия. Я даже проверила их еще раз, причем дважды. Самое худшее? Она замкнется и уйдет, но я тогда просто еще раз попытаюсь завтра.

— Главное, будь супер-осторожна, — предупредила Пинки Пай, поймав взгляд Твайлайт. — У меня сейчас трясется хвост и щекочется голова. Я вообсолютно не знаю, что это такое, но мне оно не нравится.

— Я же сказала, не беспокойся, — повторила Твайлайт и, направившись к цели, улыбнулась Пинки через плечо. — Я уверена, что если я надавлю немного именно сейчас, то уже скоро Флаттершай скажет мне спасибо.

Несмотря на уверенность, которую Твайлайт обернула вокруг себя, как теплое одеяло, предупреждение Пинки продолжало отдаваться эхом у нее в голове. Пинки-чувство работает и здесь?

Твайлайт нервно усмехнулась, застав себя за тем, что поглядывает наверх в поисках неустойчиво стоящих цветочных горшков или невозможных здесь дождевых облаков. Смех вышел в некоторой степени натянутым.

Ладно, она может быть права. Я на всякий случай встану на ярд дальше. Если Флаттершай отреагирует на мое присутствие хорошо, я сокращу расстояние до ранее обозначенной метки. Это будет минимальная задержка с очевидными преимуществами.

Я не могу сейчас остановиться. Оставить Свити Белль и других страдать здесь хотя бы на один день дольше необходимого — это не вариант. Я должна доверять нашей дружбе, верить, что наша связь преодолеет ее тревоги. Я должна быть сильной для нее, так же, как и для остальных друзей.

Сосредоточившись на языке тела, чтобы двигаться медленно и не угрожающе, и заставив все прочие отвлекающие мысли и детали раствориться на фоне, Твайлайт преодолела последний участок между ними. Она аккуратно положила рисунок красками на пол, осторожно повернув листок так, чтобы грубый эскиз кролика смотрел прямиком на жмущуюся пегаску.

Подняв голову, Твайлайт обнаружила прямо перед носом злое лицо совсем другой пони. Твайлайт резко отшатнулась от этой гримасы.

— Рейнбоу Дэш? — спросила она. Мозг судорожно пытался осознать увиденное, но не поспевал за глазами. Когда он наконец-то справился, она широко заулыбалась. — Рейнбоу! Поверить не…

— Уходи, — прошипела Рейнбоу Дэш, вытянувшись вперед, и опасно приблизилась к лицу Твайлайт, — или я тебе.

Улыбка Твайлайт надломилась и пропала.

— Ч-что?

— Т-т-ты что, г-г-г-г… г-г-глухая? — сказала Рейнбоу, сморщившись, пока давила из себя последнее слово. — Я сказала, уходи, или я тебе сверну лицо. Поняла?

— Я просто принесла Флаттершай рисунок, и… и ты заикаешься?

Рейнбоу Дэш прищурилась.

— И что с того?

Твайлайт побледнела.

— Ничего!

— Что, нравится смеяться над другими? Да? — выплюнула Рейнбоу, подойдя на шаг ближе. — Ну, нам тут не н-н-н-н-н… н-н-н… н-н-нужны задиры. Убирайся! Или хочешь подраться? А?

Твайлайт глянула на Флаттершай в поисках поддержки, пока Рейнбоу шла на единорожку, но пегаска неподвижно сидела, напряженно уставившись в пол.

— Я к ней не пристаю! — возразила Твайлайт, указав копытом на Флаттершай, но Рейнбоу Дэш лишь фыркнула.

— Я т-т-т-т… т-т-тебе не верю. Я не люблю задир, которые смеются над пони только потому, что они другие. Так что убирайся!

— Слушай, я всего лишь хочу подарить подруге рисунок, — сказала Твайлайт, указав на клочок бумаги на полу, но Рейнбоу только зарычала еще громче.

— О, значит, вы теперь с Флаттершай подруги, а? И почему же она об этом не сказала мне? И откуда мне знать, может, ты это нарисовала, чтобы над ней поиздеваться? Ты думаешь, я тебе поверю на слово, что ты не собираешься над ней шутить? Дай-ка я тебе скажу кое-что, малая: я Рейнбоу Дэш, и все знают, что кто прет на Флаттершай, получает от меня! Никакой… никакой умник типа тебя над ней смеяться у меня не будет!

— Умник? Что? Слушай, Рейнбоу, я н-не собиралась ни над кем смеяться! Мы здесь все друзья, — ответила Твайлайт, сделав шаг в обход Рейнбоу Дэш. — Дай мне просто показать тебе мой рисунок, и…

Остальным словам так и не довелось прозвучать: Рейнбоу Дэш так крепко толкнула Твайлайт, что та попятилась назад и приземлилась на круп с громким «уф».

— А это за что? — ахнула Твайлайт и, вскочив на копыта, сердито уставилась на Рейнбоу, скрежеща зубами. Гнев взвыл в ней зверем, вырываясь с привязи, пока логичная часть сознания боролась за контроль над ситуацией, крича, что агрессия только ухудшит положение.

— Я сказала, отвали! — прошипела Рейнбоу Дэш и скользнула вперед, низко склонив голову и широко распахнув подрезанные крылья. — Мы не друзья! Ты просто очередная задира!

Ты никого не убедишь помочь, если сунешься сначала в драку, — попыталась напомнить себе Твайлайт, встав в стойку напротив Рейнбоу Дэш.

— Флаттершай сама может решить, кто ей друг!

— Эй! Никаких драк! — рявкнул санитар у радио и торопливым шагом пошел к кобылам. Громкий приказ разрезал фоновый шум и приглушенные разговоры, как нож масло. Рейнбоу Дэш и Твайлайт нехотя разбрелись в стороны, искоса наблюдая друг за другом.

— Мы не дрались, мистер Пайнз, — сказала Рейнбоу, встав в спокойную и безразличную позу. — Мы просто играли.

— Ага, конечно. Слушай, Рейнбоу, если дальше будешь выпендриваться, потеряешь льготы в тренажерном зале. И это в лучшем случае. Ратчет больше не потерпит от тебя никаких драк, особенно после той хрени, которую ты учудила с доктором Эпплджек. Радуйся вообще, что не сидишь в карцере.

Он повернулся к Твайлайт:

— К тебе это тоже относится. Если застану кого-нибудь из вас двоих за дракой, последствия вам не понравятся. Поняли?

— Я поняла, — одновременно сказали Твайлайт и Рейнбоу, но искреннее сожаление в голосе Твайлайт резко отличалось от пренебрежительной усмешки пегаски.

— Ради вашего же блага — надеюсь, что это так, — сказал он, по очереди заглянув обеим в глаза, чтобы убедиться, что его слова поняты в полной мере. Он глянул на пол. — И подберите мусор, — добавил он, ткнув в сторону забытого рисунка Твайлайт.

— Это мое, — сказала Твайлайт и подхватила листок. — Это был подарок моей подруге, Флаттершай.

Услышав свое имя, Флаттершай на мгновенье выглянула из-за локона гривы и улыбнулась слабой полуулыбкой, после чего снова перевела взгляд вниз, на уголок ковра, который нервно теребила копытом.

Рейнбоу Дэш сердито фыркнула, и Пайнз резко обернулся и бросил на нее предупреждающий взгляд.

— Что-то не устраивает? — спросил он, но Рейнбоу молча помотала головой.

— Я не хочу больше устраивать никаких проблем, — заговорила Твайлайт, добавив в тон своего голоса как можно больше ноток раскаивающейся маленькой кобылки, — так что, может, передадите его Флаттершай за меня?

Она протянула санитару рисунок, заставив при этом свое копыто слегка подрагивать.

— Хорошо, — взяв из ее копыт рисунок, он опустил его в карман халата. — А теперь проваливайте, обе.

Твайлайт поблагодарила санитара и вежливо попросила разрешения уйти, пропустив мимо ушей, как Рейнбоу тихо обозвала ее подлизой. Только отвернувшись и отойдя от них на некоторое расстояние, она перестала сдерживаться и печально повесила голову. С ее расстройством могло поспорить разве что только разочарование в собственной реакции.

Ну, Рейнбоу тоже немного в этом виновата, — подумала она, горько усмехнувшись. То еще лицемерие: насела на меня за то, что я будто бы задираюсь, а сама кидается на друзей с горячим супом. Вот, значит, какая она в этом мире? Агрессивная психопатка?

Вытряхнув из головы гнев и глядя только перед собой, Твайлайт села рядом с обеспокоенно смотрящей на нее Пинки Пай.

— Я видела, как Рейнбоу тебя толкнула! Ты как?

— Я в порядке. Она просто застала меня врасплох. Рейнбоу всегда была весьма импульсивна, но я никогда не видела, чтобы она вот так себя вела.

— Ага, Рейнбоу иногда типа злая бывает, — сказала Пинки, исподтишка поглядывая Твайлайт через плечо. — Но она не плохая пони. Мне кажется, она просто грустит, что должна постоянно сидеть в четырех стенах. Флаттершай ведь, типа, ее единственная подруга, и она после случившегося ее очень-очень старательно защищает.

— Имеешь в виду попытку самоубийства? — спросила Твайлайт настолько ровно, насколько это было возможно. — Погоди, откуда ты об этом знаешь?

Пинки улыбнулась.

— Дарить радость печальным пони — это вроде как мой талант, так что я стараюсь следить, кому больше всех нужна моя помощь. И я бы очень хотела, чтобы Флаттершай была повеселее. Но веселить пони, которым даже не нравится быть рядом с другими — это непростое дело. И еще тяжелее, когда такую пони охраняют такие как Рейнбоу Дэш.

— Ага… Рейнбоу Дэш… — Твайлайт вздохнула. — Поверить не могу, что Рейнбоу так… зла. Та Рейнбоу Дэш, которую я знала, никогда бы не влезла в драку просто за разговор. Конечно, у нее бывали свои заскоки, но ничего подобного точно.

— Ты уверена, что Флаттершай — Элемент? — спросила Пинки, понизив голос до тихого шепота.

— Я знаю, в этом мире они не кажутся идеальными, — сказала Твайлайт, — но в моем мире они совсем другие. Флаттершай все равно весьма застенчива, но она — одна из самых добрых пони, кого я вообще встречала. И Рейнбоу Дэш, она, ну, может показаться иногда наглой выпендрежницей, но она вернее всей Королевской Стражи вместе взятой.

Твайлайт наконец повернула голову через плечо и поглядела в сторону двух пегасок у окна.

— Но здесь…

Рейнбоу Дэш и Флаттершай сидели примерно на том же самом месте и смотрели за окно на двор и далекие деревья. По тому, как Рейнбоу бурно размахивала и жестикулировала копытами, было видно, что они увлеченно беседуют, но вот подобная статуе неподвижность Флаттершай говорила, что беседа, скорее всего, односторонняя.

И только когда Флаттершай практически незаметно кивнула в сторону шахматного столика, Твайлайт смогла разглядеть, что ее губы все-таки тоже двигаются. Рейнбоу повернулась и скривилась, поймав на себе прямой взгляд Твайлайт. Гримаса превратилась в горькую злость, с которой она встала и загородила собой Флаттершай, после чего демонстративно развернулась к Твайлайт крупом.

Твайлайт вздохнула и положила голову на шахматную доску.

— Кажется, будто кто-то просто вырезал кусок из их душ. Я пытаюсь подружиться с теми же самыми пони во второй раз, но теперь они — просто пустые оболочки. Бледные отражения истинных себя.

— Тебе нельзя так расстраиваться, — сказала Пинки, гладя ей спину. — Ты явно нравишься Флаттершай. В смысле, я никогда раньше не видела, чтобы она для кого-то рисовала картинки. Не сомневаюсь, что если просто будешь сохранять оптимизм и продолжишь над этим работать, ты их обеих сдружишь еще более лучше. И как раз именно им-то двоим и нужны друзья больше всех.

Твайлайт стряхнула копыто Пинки.

— У меня нет времени на провалы и попытки! Спасение всей Эквестрии от какой-то кошмарной теневой штуки зависит только от меня, а я здесь сижу, играю в настольные игры, рисую копытами и ничего не могу сделать! Тьфу! — взмахнув передней ногой, Твайлайт раскидала по полу шахматные фигурки, после чего закрыла голову копытами.

После этой вспышки гнева надолго опустилась тишина — обе кобылы просто сидели бок о бок, не проронив ни слова. Твайлайт оставалась в неподвижности, закрыв передними ногами лицо и крепко зажмурив веки. На сердце лежал камень, взваленный стоявшей перед ней неподъемной задачей, огромной, как гора. Прошла целая неделя работы, а она все еще у подножия и не видит ни проблеска вершины сквозь темные облака.

Твайлайт вздохнула, заметив, что Пинки Пай нагнулась и принялась подбирать опрокинутые фигурки, складывая их в мешочек.

— Мне кажется, будто на каждый шаг вперед у меня выходит два шага назад, — глухо сказала Твайлайт сквозь передние ноги.

— Тебе нельзя сдаваться, Твайлайт, — сказала Пинки из-под стола. Она мотала хвостом из стороны в сторону, подбирая разбросанные шахматные фигурки. — Если Рейнбоу Дэш тоже Элемент, то тебе нельзя поддаваться на ее злючий характер и огорчаться.

Твайлайт подняла голову.

— Что ты только что сказала?

— А? — Пинки выглянула над краем стола и моргнула. — Я сказала, нельзя сдаваться.

— Нет, после. Я тебе не говорила, что Рейнбоу тоже Элемент.

Пинки хихикнула.

— Тебе и не надо было. Это весьма очевидно.

— Очевидно? Очевидно?

— Я же говорила, я не дурочка, — подмигнула она в ответ. — Если хочешь скрыть от шпионов, что доктор ЭйДжей, Флаттершай, Рейнбоу Дэш и мисс Рэрити — это Элементы Гармонии, это ничего. Но я Пинки Пай, твоя лучшая подружка, и от меня ты такое спрятать не можешь.

Твайлайт потребовалось несколько секунд, чтобы пересилить себя и закрыть разинутый рот.

— К-как?

— Эти четверо — единственные пони, о которых ты вообще говоришь. Ну, знаешь, когда говоришь не о злой теневой штуковине, которую тебе надо победить. Так что логичным выводом получается, что все, кого ты упоминаешь — это Элементы.

Твайлайт застонала.

— О Принцесса…

— Не волнуйся, — заявила Пинки, обняв Твайлайт за плечи передней ногой. — Я знаю, как хранить секреты. В конце концов, если бы я не умела хранить секреты, как бы я тогда устраивала такие чудесные сюрпризные вечеринки? К тому же я дала Пинки-клятву, помнишь?

— Ага, — сказала Твайлайт. Тем временем послышались выкрики санитаров о том, что свободное время подходит к концу. Приказ пациентам сложить игрушки на места и привести себя в порядок был встречен громкими стонами разочарования от многочисленных кобылок и жеребчиков. Твайлайт глянула на Пинки. — Погоди, ты сказала, что опознала четыре Элемента?

— Ага! Тебя и еще четверых пони, о которых ты постоянно говоришь. Конечно, ты еще часто упоминаешь сестру Ратчет и доктора Роуза, но я никогда бы не подумала, что они сойдут за кандидатов в мифические герои. Слишком вредные. Так что получается пять Элементов, — Пинки понимающе улыбнулась. — Видишь, не так уж сложно понять, если знаешь, где искать. Но не бойся, я сохраню ваши секретные личности в секретно-секретном секрете. Я просто рада помочь!

Еще раз по-дружески обняв Твайлайт, Пинки отпустила ее и вскочила на копыта.

— А теперь тебе надо сосредоточиться на своей миссии для принцессы и сохранять оптимизм. Никакой больше хандры и кислых мин! Ты — большая героиня, а большие героини не хандрят. А еще завтра суббота!

Твайлайт тоже встала и принялась помогать Пинки с уборкой, собирая оставшиеся на полу шахматные фигуры в маленький мешочек, в котором они всегда хранились.

— И что такого особенного в субботе?

— Ясное дело что! Выходной же, глупышка. А значит, никакой школы! Я, конечно, люблю уроки мисс Трикси, но лишнее свободное время я люблю еще больше. И, главное, я пообещала, что загляну к тебе в субботу. После такой тяжелой работы тебе нужна вечеринка!

Твайлайт изогнула бровь.

— И как же ты, скажи, пожалуйста, выпросишь у врачей разрешение на вечеринку?

— У меня свои способы, — сказала Пинки и отвернулась. Попытку нагнать таинственности в некотором роде подмочил ее забавный прыжок с мешочком шахматных фигурок в зубах к ящику с игрушками.

Посмеяться было приятно. Твайлайт последовала за Пинки с широкой улыбкой, оттолкнув на пару минут все свои страхи и тревоги в сторону. Пинки бросила мешочек в ящик и вновь повернулась к Твайлайт.

— Но я тебе устрою вечеринку, только если ты мне пообещаешь ее не портить. Тебе придется постараться повеселиться и перестать так на себя постоянно давить.

— Пинки, ты же понимаешь, что стоит на кону, — сказала Твайлайт, оттесняя Пинки прочь от остальных пациентов. — Я просто не могу перестать воспринимать это всерьез. Даже на минуту!

— Я и не говорила, что тебе не надо спасать мир, — понимающе улыбаясь, сказала Пинки. — Мы друзья, и я хочу тебе помочь победить эту злючую призрачную штуковину, но тебе нельзя себя наказывать каждый раз, когда что-то идет не по плану.

— Мне не надо себя наказывать. Мне это и Рейнбоу Дэш может устроить, — огрызнулась Твайлайт.

— Никто не любит умников, — парировала Пинки, высунув язык.

Твайлайт, не сдержавшись, хихикнула.

— Итак, теперь мне интересно: как же ты собираешься устроить вечеринку в больнице без ведома докторов?

— А это уже моя забота, — сказала Пинки, вновь изо всех сил стараясь изобразить таинственность. А потом, весело захихикав, она двинулась к выходу, подпрыгивая на кончиках копыт.

Улыбка соскользнула с лица Твайлайт, когда она пошла следом.

— Если бы только все было так просто, — пробормотала она себе под нос, пока Пинки выделывала перед ней коленца.

Выпрямив спину, Твайлайт поспешила за подругой. Пинки была права — ей нельзя так расстраиваться из-за каждой неудачи. Твайлайт была самой талантливой пони, какую Эквестрия только знала, а значит, ей суждено победить. В глубине души Рейнбоу Дэш по-прежнему Элемент Верности и одна из ее лучших подруг. Всего-то нужно немного планирования и обдумывания, и она будет освобождена от заклинания, которое тень обвила вокруг ее разума.

Твайлайт улыбнулась. А уж в чем-чем, а в планировании я разбираюсь отлично.

Идя вперед с уверенной улыбкой и думая о неминуемой победе, Твайлайт чуть было не упустила пятнышко желтого и розового на краю поля зрения. Она помедлила на пороге и, обернувшись, обнаружила, что Флаттершай стоит от нее всего в нескольких ярдах, частично скрытая шкафом с потертыми игрушками и настольными играми.

Твайлайт стояла как тяжелый камень посреди горной реки — подгоняемые санитарами пациенты обходили ее со всех сторон. Кобылы молча смотрели друг на друга: растерянность Твайлайт столкнулась с испуганным взглядом Флаттершай. Закусив нижнюю губу, пегаска оглянулась назад, после чего вновь перевела взгляд на Твайлайт и на мгновенье улыбнулась. А потом она исчезла за книжной полкой.

— Погоди! — крикнула ей вслед Твайлайт, сопротивляясь течению. В ее поле зрения вошел санитар и, мягко подтолкнув, направил ее на выход. Твайлайт уловила на мгновенье Флаттершай, шедшую к двум медсестрам, но приливные силы уволокли Твайлайт в коридор.

— Твайлайт? С тобой все нормально? — спросила Пинки. Как только толпа вокруг них немного рассеялась, она подошла к единорожке.

Твайлайт кивнула, приходя в себя. Она повернулась к Пинки и медленно заулыбалась.

— Пинки… она мне улыбнулась.

— Чего?

— Флаттершай. Прямо перед тем, как я ушла, я ее увидела, и она… она мне улыбнулась.

Пинки восторженно гикнула и крепко сдавила Твайлайт в объятьях, не обращая внимания на предупреждающие взгляды ближайших санитаров.

— Я же тебе говорила! Видишь, ни к чему так печалиться-мочалиться, когда рядом друзья!

— Ты мне разве не говорила недавно, что она вообще не захочет со мной разговаривать?

— Неважно! — сказала Пинки, махнув копытом. — Это надо отметить вечеринкой!

— Но у нас же и так завтра вечеринка.

— Ага, но теперь появился повод сделать вечеринку в два раза больше! Я знаю парочку буфетчиц, так что смогу достать в два раза больше кексиков, с обсыпкой и глазурью в два раза больше! Будет в два раза лучше!

Твайлайт поморщилась от восторженного писка Пинки, но все равно не сдержалась и тоже рассмеялась.

— Да, ну, если ты сможешь устроить вечеринку, то я обещаю, что буду ей рада, — сказала она, когда они вдвоем вновь пошли вперед. Твайлайт себя чувствовала такой же легкой, какой Пинки казалась, прыгая бок о бок с ней. — Знаешь… может, и правда сегодняшний день стоит отметить.

— Вот это ты правильно! — широко улыбаясь, воскликнула Пинки. — Назовем вечеринку «Мы подарили Флаттершай улыбку»!

Твайлайт рассмеялась.

— Ужасное, ужасное название.

— Ага, но ты засмеялась, — подмигнув, возразила Пинки. — Просто оставь планирование мне. А ты лучше думай только о том, как снова сделать Флаттершай своей подругой, чтобы победить… — она оглянулась из стороны в сторону на окружающих их пациентов и подобралась поближе к единорожке. — В смысле, чтобы ты смогла vincere umbram.

— Пинки… ты говоришь на псевдолатыни?

— Sum.

— Прекрати.

— Tuo imperato oboedio.[*]

На мгновенье опустилась тишина, а затем по коридорам разлился веселый смех двух кобыл.























[*] 1 — сразить тень. 2 — да. 3 — Повинуюсь твоему приказу. Вообще забавно, pig latin, или псевдолатынь, в рамках Эквестрии вполне может напрямую обозначать какую-нибудь свиную латынь. Свиньи-римляне. Хех. И автор-таки подтвердил. Это действительно свиньи-римляне.