Автор рисунка: Stinkehund
Неприятные пробуждения Улыбка

Разборчивая принцесса

Рыцарь-единорог с трудом стащил помятый шлем с головы. Его правый глаз заливала кровь из рассеченного лба, доспехи были покрыты вмятинами и пробоинами, грива местами выгорела. А ведь он еще не встретил дракона!

– Не стоило лезть в эту пещеру, точно не стоило, – раздосадовано пробормотал бронированный пони, вспоминая как все хорошо начиналось. Ему определенно стоило насторожиться, когда выяснилось, что дракона в пещере нет, и принцессу в башне никто не охраняет. Еще больше ему следовало насторожиться, когда выяснилось, что попасть в башню можно лишь по подземному коридору, ведущему из пещеры.

Широкому, просторному, выложенному плиткой с цветочным орнаментом коридору, напичканному смертоносными ловушками.

Жеребцу удалось пройти примерно половину расстояния до башни, и теперь он стоял у входа в огромный зал, освещенный переливчатым сиянием громадного желтого шара, висящего под потолком. На другом конце виднелась дверь, которая, по его прикидкам, должна была вести прямиком в башню. Единорог с опаской вступил на ближайшую плитку. В тот же миг шар вспыхнул ярче, и по залу раскатился торжественный голос:

– Ты – рыцарь, и ты хочешь получить принцессу?

Рыцарь с опаской огляделся, и осторожно ответил:

– Так и есть.

– Тогда тебе придется ответить на несколько вопросов, – голос стал менее пафосным и зачастил. – Рой насекомоподобных существ питающихся любовью вторгается в королевство. Твои действия? Две минуты на размышление.

– Перебью их всех, чего тут думать, – пожал плечами испытуемый.

– Неправильный ответ! – с ехидцей произнес голос. – Прощай!

Рыцарь со вспышкой исчез из зала.

***

Луна вошла в комнату сестры и недовольно покосилась на волшебное зеркало, с которым та проводила какие-то манипуляции:

– Какой это за месяц, шестой? Тия, так скоро все претенденты закончатся! Может тебе стоить снизить планку?

Селестия с ужасом уставилась на нее:

– Это же не кто-нибудь, это будущий принц королевства! Дело чрезвычайной политической важности! Он должен пройти испытания не только на отвагу и силу, но и на мудрость, доброту, магию…

– Бла-бла-бла, – обреченно покачала головой Луна. – Я уже слышала все это. Кстати, а ведь двое предыдущих прошли все испытания. Почему ты не выбрала того пегаса, например?

Селестия презрительно фыркнула, вспоминая кандидатов:

– У него был отвратительный цвет гривы, к тому же он был слишком самоуверен. И, в конце концов, имею я право на небольшие капризы?

– Небольшие? – ночная принцесса удивленно приподняла бровь. – Ну хорошо, а второй чем тебе не понравился? Сильный, смелый, умный, ни одной ошибки не допустил! К тому же справился быстрее всех. Симпатичный… – мечтательно протянула погрузившаяся в воспоминания Луна.

Селестия неодобрительно покосилась на младшую сестру:

– Лу, я конечно знаю, что ты крайне толерантна и открыта всем этим «новым веяниям», но не говори ерунды! Фу, как ты вообще можешь так думать?! Он же человек!