S03E05
Глава 9 Глава 11

Глава 10

Тьма из глубин II

ГЛАВА 10 «Тьма из глубин II»

Вернувшись домой, я тут же набросился на съестные припасы, заботливо приготовленные Спайком и Твайлайт. Просто невозможно передать словами, как я был счастлив поглощению пищи. Для меня каждое блюдо было шедевром мировой кулинарии, ведь когда жутко голоден, вкусовые рецепторы значительно обостряются, позволяя тебе насладиться пищей в десятикратном удовольствии.

— Артур, ты меня пугаешь – на кухню прошла единорожка и удивлённо посмотрела на то, как быстро и небрежно я поглощаю еду.

— Бла бла бла – сказал я неразборчиво и улыбнулся.

— Ох, глупыш, прожуй сначала – хихикнула пони.

— Говорю, кушать захотелось – сказал я, освободив рот от яства.

— Да вижу я. Ты потом морду свою не забудь помыть, красавец ты мой чумазый – сказала кобылка.

Я утвердительно кивнул. Твайлайт терпеливо дождалась, пока я утолю голод и жестом пригласила выйти в холл, где мы благополучно развалились на… полу.

— Что-нибудь выяснил? – спросила фиолетовая.

— К сожалению, ничего странного не заметил – печально произнёс я.

— Завтра пойдёшь на работу и никаких игр в шпионов. Пускай специалисты ведут расследование – волшебница говорила со мной, как с маленьким, что несколько мне не понравилось.

— Так и сделаю – сказал я.

— Ну… и чем бы нам заняться? – кобылка саркастично отвела взгляд в сторону.

— А есть предложения? – улыбнулся я.

— Это ты должен предлагать, а не я. Кто из нас жеребец, а? – намекнула кобылка.

— Для начала, предлагаю погасить свет и перебраться в мягкую кровать. На полу не очень удобно, ведь согласись – сказал я.

— Мне нравится направление твоих мыслей – хихикнула фиолетовая.

Кобылка магически потушила свечи и мы благополучно переместились в койку.

— Теперь, я сделаю тебе расслабляющий массаж – сказал я.

— Как тогда, у телеги? – спросила пони.

— Лучше – коротко ответил я.

— Твои лапы ну просто волшебные, я согласна! А потом что? – обрадовалась единорожка.

— А потом… узнаешь – сказал я.

Я хрустнул пальцами и начал массировать спину кобылки. Я ощутил в её мышцах сильное напряжение и когда надавливал на них, единорожка едва слышно издавала довольный стон. Я решил поэкспериментировать и начал сильно, жёстко массировать ей спину и шею. Кобылка пришла в неописуемый восторг. Не думал, что ей настолько понравится вдавливание в кровать, ведь по-другому это и не назовёшь.

— О, да! Дави меня! Дави меня полностью! Ох! – кобылку швыряло на волнах блаженства, от чего её голос причудливо дрожал.

Сбавив силу, я плавно перешёл на её бёдра, в которые мягко вцепился обеими руками, начиная медленные вращательные движения. Пони тихо взвизгнула, прижала к своему телу хвостик и немного отдёрнулась от меня. Даже сквозь темноту я видел её покрасневшие щёки.

— Артур, давай ты лучше шею мне помассируешь, ладно? – неуверенно произнесла волшебница.

Я не понял, больно сделал ей или ещё что-то, но велению её последовал, переместив свои «лапы» на её тонкую шею. Спустя несколько минут, единорожка неожиданно передумала и попросила меня вернуть «лапы» обратно на бёдра. Ох, женщины, не понимаю их логики.

— Просто, будь нежнее и не спеши… — пони в ответную начала ласкать копытцем мой пупок. Этого было достаточно, что бы я смог ощутить сильный жар по всему телу.

Не прошло и минуты, как рядом раздался грохот. В темноте холла появился знакомый силуэт дракончика.

— Спайк!? – удивилась Твайлайт.

— Я очень извиняюсь, но мне страшно из-за тумана. Можно я посплю с вами? – спросил помощник.

— Ох, Спайк, прыгай к нам – сказала она дракончику, тем самым несказанно меня «обрадовав».

— Спокойной ночи, Твайлайт, Артур – сказал огнедышащий.

— Спокойной ночи, Спайк – вздохнул я.

=================

Она заворожёно смотрела на полную луну, понимая, что в Эквестрии уже давно глубокая ночь. Кобылица пыталась справиться с лёгким головокружением, заодно осматривая понивильскую улицу, на которой сейчас находилась.

«Что я тут делаю?» — озадачилась синяя.

Головокружение начало медленно отпускать могущественное создание, возвращая ей тем самым, привычную трезвость мышления.

«Меня о чём-то попросил Артур… Вспомнила! Нужно поговорить с Гришей о его проблемах!» — обрадовалась принцесса и спешно пошагала, к недалеко стоявшему, чайному домику.

Заглянув в чёрное окно, аликорн ничего не увидела. Видимо, он спал крепким сном.

«Быть или не быть?» — короткие рассуждения заставили задуматься ночную кобылицу. Ей не хотелось подвести Артура, ночью разговоры даже лучше протекают, кобылка это прекрасно знает.

«Тук-тук-тук» — постучала она в дверь.

Послышался топот ног и приглушённое ворчание. Дверь медленно открылась, и виду принцессы предстала злющая физиономия техника, от которой сильно несло выпивкой. Сообразив, что перед ним стоит младшая правительница, Гриша тут же выпрямил осанку и жестом пригласил её в дом.

— Извини, человек, что в поздний час явилась в пристанище твоё – сказала Луна.

— У вас какое-то важное дело? Вас прислала принцесса Селестия? – Гриша приготовился получить очередную порцию наказания сам не зная за что.

— Нет, меня друг твой попросил помощь психологическую оказать – сказала Сумеречная.

— Ну я же говорил ему… — техник недовольно сел в кресло.

— Я не надолго, прошу – улыбнулась синяя.

— Ну давайте, принцесса – недовольно сказала Гриша, пытаясь оправиться от сильного похмелья, плавно приходящего на смену опьянению.

— Расскажи мне, что у тебя стряслось с Рэйнбоу Дэш – спросила принцесса, приготавливаясь вправлять мозги технику.

Гриша поведал ей о том, как кобылка ему «изменила», как он потом жёстко от неё «избавился».

— … и чем вы сможете мне помочь? – недоверчиво спросил Гриша.

— Ты поступил не правильно, человек. Ты поддался голосу гнева, вместо того, что бы слушать зов сердца, а я слышу его. Слышу, как оно стонет от ошибочности твоих действий. Гриша, всем живым существам свойственны ошибки. Прогнать легко, но простить… способен ли ты прощать, человек? – молвила синяя.

— Я не доверяю ей. Она крастока со сложнейшим характером. Вдруг она снова не сможет устоять, когда к ней будет подкатывать очередной жеребец? – говорил техник.

Принцесса ощутила в себе прилив злобы, что вызвала, очевидная для неё, глупость техника.

— Гриша, неужели ты не понимаешь? У вас духовная связь, я её вижу. Целуя того розвого жеребца, она целовала именно тебя. Её сознание это не понимало, а вот подсознание прекрасно всё осознавало. Я понимаю, это слишком сложно для понимания ситуации твоим ограниченным разумом, но поверь мне на слово – нервно говорила аликорн.

— Но как я могу быть уверен в ней? – спросил он.

— Всё зависит только от тебя, а за неё тебе нечего тревожиться, ибо не даром её Элемент — Верность — сказала принцесса.

— Звучит убедительно. Спасибо, я подумаю над вашими словами – зевнул Гриша.

— Подумаю? Я тебе истину глаголю, а он «подумаю»?! – гневно крикнула синяя.

Техник удивлённо посмотрел на кобылицу.

— Я понял вашу мысль и безусловно, уважаю ваше мнение, но позвольте мне обдумать ваши слова. В конце концов, я сейчас не в том состоянии… — говорил Гриша.

Луна пнула ведро, стоящее близ столика и то с громким металлическим звуком, отскочило от стены.

— Тут нечего даже думать! Я вижу истину и ты должен её принять, ибо так должно быть! Не в том состоянии? Посмотри на себя, что ты сделал с собой! Ты пал духом, ты слаб! Что Рэйнбоу Дэш вообще нашла в тебе? Она прекрасная спутница любому жеребцу, а ты ещё нос ворочаешь! Ты жалок и бесполезен, ровно как и твои собраться «земляне». Люди, ничтожные букашки, так бы и передавила всех! – глаза принцессы засветились белым.

Грише совсем не понравилось злобное выражение морды собеседницы. От страха, он даже и слова проронить не мог.

— От тебя никакой пользы, ты лишь посмешище в наших глазах. Ты не достоин вкушать нектарин Эквестрийских кобылок. Из-за таких как ты, в мире одни лишь беды. Эквестрии нужны сильные личности, а не слабаки, вроде тебя… жалкое ничтожество! Ты должен быть благодарен мне за мудрость мою и принимать слова мои как истину! А ты наглец, ещё смеешь сомневаться в умозаключениях моих? К тебе в трущобы часто спускаются правители и оказывают помощь? Что я вообще тут делаю, лишь время трачу впустую! – продолжала гневная принцесса.

Впервые за много лет, техник не смог сдержать слёз. Он ощутил себя ребёнком, которого сильно ругала мама. Это всё слишком для него…

Сумеречная принцесса заметила сломленный дух Григория. Успокоившись, она виновато на него посмотрела.

— Ох, Селестия, извини меня! Гриша, я не хотела тебя столь сильно оскорбить – Луна испуганно забегала глазками.

— Если вы считаете, что мне здесь не место, то я покину Эквестрию – спокойно сказал Гриша.

— Нет, что ты такое говоришь! Я не это имела ввиду… Я поддалась пучине гнева и наговорила много гадостей тебе, не внимай их! Ох, что же я наделала… Григорий, я прошу тебя, прости меня – говорила принцесса со слезами на глазах.

Аликорну было невыносимо осознавать, что всего минуту назад, она наговорила приятелю своего лучшего друга настолько ужасные вещи, что самой от себя противно стало. Кобылица всегда старалась вести добро себя со всеми пони, одна мысль о причинении им боли сводила её с ума, а тут она устроила такое… Луна на миг потеряла контроль над своим рассудком и это её пугало.

— Я думал, Артур прислал вас помочь мне. Если вы считаете, что помощь оказана, то сильно ошибаетесь – говорил техник.

— Прошу, забудь мои слова. Просто сорвалось… Но теперь всё хорошо, я не допущу более подобного. Ты и Рэйнбоу великолепная пара, позволь мне начать всё сначала. Я искренне хочу помочь тебе, Гриша. Ты и Дэш должны быть… — не договорила аликорн, пытаясь загладить свою вину.

— Я думаю, вам пора – Гриша открыл дверь.

— Прошу, не держи зла. Я не выношу, когда кто-то обиду на меня держит… я её чувствую и мне больно от этого становится – едва не плакала Луна.

— Принцесса, прошу, уходите – настаивал техник.

Сумеречная кобылка жалостливо посмотрела на Гришу и с тяжёлым камнем на душе, покинула его дом. Её просто уничтожала мысль о том, что она причинила невинному существу зло. Она воспользовалась своим природным даром видеть сущность других и используя его проблемные черты характера, задела его за самое живое и за это, Луна себя люто возненавидела. Кобылица пыталась понять причину своей неожиданной, бесконтрольной злобы. Что её вызвало? Как она посмела излить её на окружающих? Всегда объективная, рассудительная правительница допустила непростительную ошибку.

Голова… снова головокружение. Синяя ощутила тревогу где-то глубоко в себе. Её внутренняя гармония значительно пошатнулась под навесом лютой злобы, шедшей из самых потаённых глубин её сущности. Из тех, о которых ей так хотелось забыть. Нечто ужасное начало пробиваться наружу… Аликорн испугалась сама себя. Слишком часто страх фигурировал в её жизни, делая принцессу всё слабее и слабее. Она попыталась понять, в чём же дело, но безуспешно. Принцесса умеет прекрасно разбираться в других, но не способна заглянуть в себя. Единственный дефект её дара.

«Такого больше не повторится» — принцесса убеждала сама себя, медленно двигаясь по тёмной улочке.

Она обидела Гришу, тем самым, здорово подведя Артура. Она представила, как её лучший друг посмотрит на неё, когда обо всём узнает. А если Гриша и правда решит покинуть Эквестрию, то Артур вовсе возненавидит её, что несомненно разрушит их бесценную дружбу, которой так дорожила Луна. Она боялась потерять Артура, тем самым, рискуя остаться совсем одной, как совсем недавно, будучи в изгнании… тысяча лет в одиночестве без близких и вернувшись, кроме сестры, из знакомых никого не осталось, ведь не всем дано бессмертие... Оставшись одной, очень легко потерять и саму себя. Тогда, она с трудом перенесла этот удар. Теперь, каждая потеря для неё является личной трагедией. Это невыносимо больно, постигнуть радость дружбы и в одночасье потерять её. Это как оторвать часть себя.

Но дух принцессы сломить не просто. Закалённая тысячелетиями психика, в очередной раз выручила её. Улыбнувшись сквозь слёзы, она посмотрела на своё подопечное небесное светило. Принцесса знала, что Артур и Гриша не бессердечные существа и их прощение, она обязательно получит. Да, придётся приложить немалые усилия, но Луна не из тех, кто сдаётся.

— Какая красивая ночь! – тихо произнесла она.

Гордость за себя, некое самовосхваление заиграло где-то глубоко в ней. Кобылице так хотелось, что бы все пони немедленно покинули свои дома и принялись совместно с ней, наслаждаться небесным шедевром в виде полотна бесчисленных звёзд. На миг, ей действительно захотелось так и сделать, но мысленно посмеявшись над своими глупенькими мечтами, она тут же откинула эту идею прочь.

Под покровом ночи, Сумеречная принцесса ощущала себя в своей стихии. Уют и умиротворение. Весь мир являлся для неё сплошным единственным домом, но как только наступает день, каждый раз ощущение уюта улетучивается, что несколько угнетает синюю кобылицу. Давно она не вспоминала об этом угнетении…

— Какая великолепная ночь, жаль нельзя продлить её ещё хоть чуть-чуть… или можно? – улыбалась принцесса, продолжая пешую прогулку по ночной деревне, впуская в свою головушку шутливые мысли, шедшие из самых её тёмных глубин…