Автор рисунка: MurDareik
Глава 10 Глава 12

Глава 11

Сложности общения или всего один шаг

ГЛАВА 11 «Сложности общения или всего один шаг»

Я проснулся. К удивлению, проснулся один. Хотя, чего я удивляюсь, единорожка и дракончик всегда встают раньше меня. Неохотно выбравшись из постели, я благополучно приземлил свои ноги на пол, а за ними, последовало и остальное тело. Заметив кобылку, я первым делом задал ей, тревожащий меня, вопрос.

— Твайлайт, этой ночью кто-либо пропал? – с опаской спросил я.

— Кажется, нет. Во всяком случае, шум никто не поднимал – сказала пони.

Наконец-то приятные новости с утра. Возможно, помощь гвардейцев дала свои плоды в виде возврата в деревню долгожданного спокойствия.

Сытно позавтракав и звонко шлёпнув любимую по крупу, я отправился на свою работу, где не появлялся уже пару дней. У входной двери в мастерскую, стоял слуга доктора Адлера. Я несколько удивился, увидев Рамона здесь, учитывая, что на его господина ополчилась вся деревня.

— Могу я вам помочь? – спросил я.

Мне не хотелось помогать Рамону, неприятен он мне, но этикет бизнесмена требует иного моего поведения. Отперев дверь, я пригласил хилого жеребца пройти внутрь, что собственно он и сделал.

— Мне нужно починить одну важную деталь – сказал он.

— Что за деталь? — поинтересовался я.

Засветив рогом, жеребец магически извлёк из боковой сумки, тяжёлый на вид, элемент некой конструкции. Фрагмент напоминал узорчатый, изогнутый рычаг какого-то механизма. Рамон с явным усилием, долевитировал элемент мне на стол. Взяв его в руки, я ощутил его двухкилограммовый вес. Странно, что жеребец приложил к нему столь большие усилия. Я видел, как моя Твайлайт те же шкафы магически по дому перетаскивала…

Осмотрев элемент, я заметил, что его конец сильно деформировался, причём, явно от термического воздействия. Он был оплавлен и погнут.

— Вы сможете его починить? – спросил хилый.

— Металл очень плотный, нужно было постараться, чтобы его так испортить – сказал я.

— Да, кое-кто приложил к этому усилия… Ну так что? – спросил Рамон.

— Проще новый элемент отлить из металла, чем восстановить этот. Здесь слишком серьёзные нарушения целостности конструкции – сказал я.

— У моего господина нет времени заказывать новые части. Этот элемент нужен мне сегодня же. Я щедро заплачу, вы только сделайте свою работу – сказал жеребец.

— Чтобы восстановить, мне нужно знать для чего он. Это от кареты? – спросил я.

— Да… от кареты – ответил Рамон.

— Странная у вас карета – озадачился я.

Вообще, я не разбираюсь в каретах…

— Она эксклюзивная. Вы займётесь ремонтом или нет? Ответьте, наконец – начал нервничать Рамон.

— Да, я попытаюсь, но ничего не обещаю – сказал я.

— Чудесно – хилый явно был доволен моим ответом.

— В вашей деревне так много интересных жителей. Все три вида пони живут в одной деревне, что редкое явление. Пегасы обычно любители домов в облаках, я насчитал несколько домиков некоторых крылатых особей – говорил жеребец.

— Вы так говорите, будто они какие-то подопытные – сказал я.

— Они даже не представляют, какими дарами природы наделены. Кто-то умеет летать, кто-то обладает магией. Но некоторые, лишены и этого – говорил жеребец.

— Вы про земных пони? Так они вроде не жалуются… И если не ошибаюсь, они обладают более высокой физической силой – сказал я.

— Вы верно заметили. Но что, если пони лишён всего этого? Как ему жить? Ох, извините, меня порой заносит. И как мой хозяин только терпит меня – улыбнулся хилый.

Наш разговор был прерван стуком в дверь.

— Войдите – сказал я.

В мастерскую прошёл желтокрылый ангелок. Заметив Рамона, она робко подошла к моему столу.

— Здрасте – обратилась она к слуге, на что, тот учтиво кивнул.

— Привет, Артур – улыбнулась пегаска.

— Здравствуй, Флаттершай – сказал я.

— Я не помешала? А то, могу в другой раз зайти – спросила пони, видя мою занятость.

Ну разве я могу в чём-то отказать этому невинному созданию? Едва я собрался открыть рот, как меня опередил Рамон.

— Какая чудесная кобылка, а какие крылья! Ты очень интересная пони. Весьма интересная… Пожалуй, я не буду вам мешать. Артур, я зайду к вам позже – говорил жеребец, покидая мастерскую.

Я посмотрел на кобылку. Она стояла, залитая смущённым румянцем. Ей явно было приятно получить комплименты в свой адрес, пускай даже от столь непонятного незнакомца, как Рамон.

— Итак…? – спросил я.

— Я подумала и кажется… Артур, ты мой друг и ты прав, друзьям можно доверять самое сокровенное… — начала пони.

Я внимательно посмотрел на кобылку, пытаясь понять, к чему весь этот разговор.

— Видя тебя и Рэйнбоу, мне тоже хочется испытать эти волшебные чувства, но как только доходит до дела, я всё порчу – вздохнула пегаска.

— Можешь немного поподробнее? – спросил я.

— Я ведь кобылка и у меня тоже есть… тяга к жеребцам. Я недавно попыталась познакомиться с одним красавчиком, но сильно растерялась. Я говорила очень быстро, как Пинки Пай, и кажется, несла чушь. Он удивлённо посмотрел на меня, спросил чего я хочу, но я опять начала нести ему про полевые цветы… Он просто развернулся и улетел. Мне было так стыдно за себя! – говорила кобылка.

— Так вот что тебя тревожит в последнее время – улыбнулся я.

— Это ещё не всё. Сегодня я гуляла на опушке и ко мне подошёл другой пегас. Он сказал, что я очень красивая и предложил провести эту ночь с ним, правда не сказал, что мы будем делать. Он меня любит, да? – спросила пони.

Я поперхнулся.

— Ты его знаешь? – спросил я.

– Видела пару раз, но лично не знакома – ответила Флаттершай.

— Он ээ… сомневаюсь, что это любовь. Просто, он хочет… не важно, что он хочет. Не надо, не соглашайся, береги свой цветочек любви для любимого – сказал я.

— Ты про ромашки? – спросила пони.

— Ну… да – неуверенно ответил я.

— Поняла – согласилась пони.

Я дрожащими руками, продолжил чинить деталь.

— Ох, Артур, я совсем не разбираюсь в любви. Вот если я влюблюсь, мне тоже надо будет позволять жеребцу ласкать себя, как и ты Твайлайт? Это и правда, так приятно? – спросила пони.

Я выронил инструменты на стол, деталь же, приземлилась мне на ногу, от чего я с трудом сдержал крик.

— Откуда ты знаешь, чем мы с Твайлайт занимаемся? – удивился я.

— Ну, она сама рассказывала – ответила пегаска.

Я раскраснелся. Нет, я определённо рад, что подружки общаются, но не до таких же подробностей! Ну я устрою сегодня этой фиолетовой болтливой единорожке!

— Флаттершай, когда влюбишься, ты сама поймёшь, что нужно будет делать. Помни, главное не спеши с… как бы сказать, ну ты поняла – сказал я.

— Я не поняла – ввела меня в ступор кобылка.

Я тяжело вздохнул.

— Иногда, кобылка и жеребец занимаются… — начал я.

— А, ты про [ЦЕНЗУРА]? – спокойно сказала пони, отчего я подавился собственным языком и уставился на «скромняжку» Флаттершай.

— Ты не представляешь, как мне хочется всё попробовать! Я ведь тоже пони и хочу жить, как все. Но мой характер, иногда он мне самой же неприятен. Признаюсь, бывает, когда я в очередной раз мечтаю о жеребце, то начинаю испытывать… ох, я… — не договорила пегаска.

— Так, дамочка, притормози. Я конечно твой друг, но более личные мысли, как такие, тебе лучше обсуждать с подругами, а не со мной. Это несколько не правильно – сказал я.

Невозможно описать, как раскраснелась «скромняжка» Флаттершай.

— Ой, кошмар. Я обычно не болтаю много и немного потеряла над собой контроль… Просто ты так внимательно слушаешь, и у меня никогда не было друга-мальчика… я… я не знаю, о чём можно разговаривать с мальчиками. Я думала и с тобой можно делиться всем-всем-всем – оправдывалась пони.

Я был польщён таким открытым, неожиданным доверием ко мне. Ангелок закрыл свою мордашку сначала розовой гривой, затем крыльями. Я понимаю, что подобные разговоры вполне естественны между девушками, но не между «друг» и «подруга», хоть мы и в какой-то степени близки. Флаттершай ещё многому предстоит научиться.

— Разумеется, ты можешь со мной делиться секретами, я же твой друг. Но есть вещи, о которых лучше умалчивать. По крайней мере, не стоит говорить их мне и другим мальчикам. Поговори о своих любовных проблемах с Твайлайт, она получше меня во всём этом разбирается, попроси её дать тебе пару советов. Она кобылка начитанная, определённо окажет весомую помощь. Но если тебе и этого окажется мало, то так и быть, я в твоём распоряжении – сказал я.

Кобылка что-то пискнула, я предположил, что она согласилась со мной.

— Пожалуйста, никому не рассказывай о нашем разговоре, ладно? – раздался голосок из-под слоя крыльев.

— Обещаю – ответил я.

Кобылка всё продолжала прятаться сама в себе.

— Ну хватит маскироваться, в конце концов, ты ничего страшного не сделала – посмеялся я.

— Спасибо, Артур. Ты даже лучший друг, чем я думала – желтокрылка выбралась из своего символичного укрытия.

Я рад, что хоть в чём-то помог Флаттершай, ибо испытываю перед ней чувство долга. Она несколько раз выручала меня из сложных ситуаций, фактически жизнь спасала. Я обязан ей. Обязан до конца своих дней.

Попрощавшись, пони благополучно покинула мастерскую. Я же, подняв с пола деталь, продолжил над ней свои манипуляции.

===================

Гриша метался по всей пекарне. Злоба на Рэйнбоу Дэш практически полностью заглохла, отдавши смену мукам совести. Техник начал понимать, как безрассудно он поступил с пегаской. Возможно, инцидент с принцессой Луной дал неплохую встряску его разуму. Ему захотелось поговорить с кобылкой и не важно, чем всё закончится. Лишь бы вновь увидеть её.

— Мне нужно идти – сказал он удивлённой Пинки.

Гриша выбежал из пекарни и направился к излюбленному месту радужной сорванки – большому дубу, стоящему в парке. С трепетом в сердце, техник добрался до места и посмотрел на могучие ветви векового дерева, на которых лежала голубая пегаска. Рэйнбоу, с грустным выражением мордашки, смотрела в никуда. Гриша ощутил, как тревожно бьётся его сердце при виде поникшей кобылки. Потаённые мысли кричали ему, что она изменница, но он их больше не слушал. Техник наконец услышал то, что так долго пыталось ему сказать сердце. Пламя любви охватило его душу, но встречный поток холода вновь всё замедлил.

«Я сделал ей больно. Если бы не я, то она бы не страдала так. В Эквестрии от меня лишь одни проблемы. Я здесь лишний, Луна права, всё-таки мудрости у неё побольше, чем у меня» — совесть раздирала Гришу на части.

Подойдя ближе и стараясь не привлекать к себе внимание, Гриша продолжил созерцание радужной пони. Он хотел крикнуть имя «Рэйнбоу Дэш», что бы привлечь её внимание, но не смог. Его рот словно у рыбы, лишь безмолвно двигал дрожащей челюстью. Поток мыслей охватил его разум, унося его в дальние просторы океана сознания, тем самым, отбрасывая в сторону от правильного курса, который техник чудом умудрился нащупать.

Он смотрел на кобылку и восхищался ею. Это изящество, совершенная женственность, невообразимая красота и всё это его… могло быть его. Он никак не мог понять, за что ему вселенная преподнесла столь щедрый дар. Техник забрался на дерево, нежно обнял создание и она ответила ему улыбкой… — дальше фантазий, дело не зашло. Гриша продолжал стоять и проворачивать в голове всевозможные варианты воссоединения и они были вполне успешными. Но он возвёл в себе преграду из запутавшихся мыслей. Он сам себя не пускал к ней.

«Я не достоин тебя, о Рэйнбоу. Глупышка, ну зачем ты в меня влюбилась? Зачем позволила влюбиться в тебя? Ты слишком прекрасна и не только телом. А я… ты только посмотри на меня, кто я. Я неудачник. Луна помогла мне увидеть себя со стороны. Хоть и грубо она сделала, но я ей благодарен. Ты заслуживаешь большего. Мне всё равно нет места в этой стране. Забудь меня» — смирившись с ужасными мыслями, техник пошёл прочь. Он сдался.

===============

Забавные бабочки мелькали перед глазами радужной кобылки. Она с интересом разглядывала их изящество движений. Они не такие быстрые и крутые, как сама укротительница облаков, но что-то особенное в них было. Задумавшись, пони устремила взор в пространство перед собой. Она не знала, что делать дальше. Кобылка привыкла жить настоящим днём, но тут, невольно задумалась о будущем. Она была уверена, что Гриша её больше не любит и не разделяет того, что испытывала к нему пони. Кобылка старалась бороться с отвергнутой любовью, забыть техника раз и навсегда, но не могла. Нельзя вот так взять, и растоптать любовь. Эта могущественная стихия жизни никому не подвластна. Она приходит сама, неожиданно и порой, отступить может тоже, только сама, но при этом, оставляя за собой болезненный след в душе. Рэйнбоу уже начала испытывать его. Ожог от проявляющегося следа.

Думая о Грише, она внезапно испытала нечто непонятное. Её слух обострился, но она ничего не слышала и это её напугало. Краем глаза, она увидела, как в кустах что-то шевелится. Чуть повернув голову, она заметила Григория, явно пытавшегося, подобраться к кобылке незаметно. Сердечко пони бешено заколотилось, от чего пегаска с трудом держала себя в копытах, чтобы не сорваться с ветки. Она испытала радость, даже восторг при виде него. Все недавние плохие мысли мигом сгорели в её разуме, впустив в него лучи любви, с которыми она глупо боролась. Она поняла, что он пришёл сюда не просто так. Он пришёл к ней. Но кобылка не хотела ломать игру, она представляла, насколько тяжело даются ему эти усилия. Ей не хотелось спугнуть это шугливое существо. Пони притаилась. Пускай, он действует сам. Техник немного постоял и к удивлению пегаски, ушёл обратно. Но и этого для Рэйнбоу было достаточно. Она довольно улыбнулась и слезла с дерева. Она поняла, что он услышал своё сердце. Как же долго она ждала! Даже, была на грани потери веры…

Техник сделал первый шаг и этого, кобылке было вполне достаточно чтобы понять — он всё ещё любит её. Теперь пришла её очередь действовать, пора протянуть ему копыто помощи. Пегаска посмотрела на яркое солнце, пробивающееся через разнообразные ветви деревьев. Она улыбалась. Она была счастлива вновь ощутить ту тонкую взаимосвязь между ними. Радужная пони хорошенько потянулась и, предвкушая весьма вероятное воссоединение с любимым, неспешно пошла по тропинке в сторону выхода из парка.

Добравшись до пекарни, к своему удивлению, Гришу там она не застала, а Пинки Пай сама не знала, куда запропастился техник. Тогда, кобылка потопала к чайному домику, который любезно им предоставила мудрая правительница Эквестрии. Дёргаясь от предвкушения и неслабого волнения, Рэйнбоу открыла незапертую дверь. Признаков человека она не заметила. Оббегав весь дом, Гришу она так и не нашла.

«Может, я его опередила?» — предположила кобылка и только хотела было забраться в кресло для последующего ожидания Гриши, как её внимание привлёк клочок бумаги, лежавший в центре стола. Пегаска ловко повернула его зубами, что позволило ей прочесть текст, написанный небрежным, корявым почерком. Мордашка бедняжки сначала исказилась в ужасе, а затем её охватило такое отчаянье, которого она не испытывала за всю свою жизнь. Не в силах сдерживать слёзы, голубокрылое создание повалилось на пол, дав волю своим эмоциям…