Автор рисунка: aJVL
Глава 14

Глава 15

Финал

ГЛАВА 15 «Финал»

В Понивиле царила паника. Пони метались с выпученными глазами. Если некоторое время назад они более менее стойко приняли пришествие Тёмной принцессы, то сейчас, их нервы окончательно сдали. Вся работа встала, все пони старались укрыться в домах, запасаясь источниками света, кто-то даже спешно покидал деревню, в надежде найти безопасное место. Никто не знал, что за тёмные мысли царят в голове чёрного аликорна, но ведали лишь об одном – добра от неё не стоит ждать.

Мы проходили мимо моей мастерской. Дверь была выбита. Ну кому может потребоваться скудная мастерская? Пройдя в помещение, бардака в нём не оказалось. Всё было на месте, за исключением детали, которою давал мне на починку Рамон. Не удивлюсь, если это его копыт дело. Выйдя наружу, я продолжил путь с кобылками и Гришей, возглавившего нашу процессию.

Добравшись до особняка, я обратил внимание, что ни в одном из окон свет не горел. Кареты тоже не было рядом. Вероятно, доктор Адлер вновь куда-то уехал и я очень надеялся, что с Флаттершай всё в порядке.

Радужная сорванка не стала терять время. Подпрыгнув в воздухе, она расправила роскошные голубые крылья и снарядом полетела во входную дверь дома. Дверь, разумеется, сорвалась с петель и развалилась на две части.

Мы последовали за Рэнбоу, уже осматривавшей просторный холл первого этажа. Тишина и темнота. Дом явно пустует.

— Флаттершай! – закричали кобылки.

Пони начали обыскивать первый этаж, с неуверенностью заходя в тёмные комнаты.

— Не ходите по одной! – крикнул я.

Я с Гришей прошли в некий длинный коридор. Подозвав Твайлайт, я попросил её зажечь настенные свечи. Волшебница в миг выполнила мою просьбу.

Мы втроём продолжили медленный путь по мрачному коридору, остальные кобылки остались обыскивать первый этаж, отнюдь не маленького дома. Коридор оканчивался красивой узорчатой дверью, но по мимо неё, было ещё множество боковых. Мне показалось, что из под дальней двери просачивается, едва заметный, синеватый свет. Я бы сказал, некое могильное свечение… Тут наше внимание привлёк приглушённый крик. Посмотрев на боковую дверь, я тут же без труда её открыл. За ней оказалась крутая лестница, ведущая в некое подвальное помещение. Я начал спуск по неудобным пони-ступенькам, стараясь не оступиться и не покатиться вниз. Гриша скользил возле стены, даже Твайлайт было неудобно спускаться, ибо лестница была слишком крута. Волшебница светила своим рогом, света было крайне мало, но видимость на два-три метра вперёд, была нам обеспечена.

Спустившись по опасной лестнице, мы оказались в довольно большом помещении. По крайней мере, света от, медленно бродящей единорожки, было не достаточно, что бы увидеть какие-либо стены.

— Твайлайт! – раздался знакомый сдержанный крик, причём, совсем рядом.

Фиолетовая тут же поскакала на звук и в поле её света, попала связанная по ногам, желтокрылая кобылка.

— Флаттершай! – крикнул я и тоже подбежал к пегаске.

— Гриш, скажи кобылкам, что мы её нашли – сказал я.

— Твайлайт, не одолжишь свой рог? А то темно… — попросил Гриша.

Единорожка посмотрела на него, как на идиота, пытаясь понять, шутит он, или говорит на полном серьёзе.

— Лучше помоги нам её развязать – сказал я, пытаясь справиться с мудрёными петлями.

Пару минут провозившись, нам удалось освободить ангелка.

— Ты как? – спросила Твайлайт.

— Всё хорошо – прошептала желтокрылка.

— Что он с тобой сделал? Что! – разозлилась Твайлайт.

— Я многое не помню. Он заставил меня забыть. Артур, он не тот, кем кажется! – волновалась Флаттершай.

— Что это значит? – спросил я.

— Я не знаю. У меня лишь обрывки мыслей и воспоминаний в голове. Я говорю то, что мне кажется важным, но не знаю, что имею ввиду. Это так, странно – сказала пони.

— Он ещё здесь? – спросила единорожка.

— Он куда-то сильно спешил. Думаю, нет – сказала пони.

— Нужно обыскать помещение – предложил Гриша, пытаясь вглядываться в темноту.

— Под потолком висит очень яркая лампа. Он её несколько раз зажигал – сказала пони.

Твайлайт сильно зажмурилась и выпустила вверх фиолетовый луч, который пеленой охватил весь потолок. Тут же, зажёгся яркий свет. Очень яркий, прекрасно освещающий большой подвал.

— Ого! – сказал я, жмурясь от яркого, но мягкого света.

— Мне этот светильник кажется знакомым… — задумалась Твайлайт.

— Нужна колоссальная магия, что бы его создать – сказала Флаттершай.

— И на такое способна только принцесса Селестия! Я поняла! Это один из светильников высшей школы магии, что в Кантерлоте! Принцесса подарила четыре таких лампы школе. Но как сюда попала одна из них? Две висят в лекционных залах, одна находятся в музее школы, последняя закрыта на складе – задумалась кобылка.

Пока Твайлайт размышляла, мы с Гришей принялись осматривать подвал. Большое пустое помещение, только в центре были круглые следы в каменном полу и фрагменты металла. Судя по продавленному полу, здесь стояло что-то огромное. Чем бы оно не было, доктор Адлер его разобрал и вывез.

— Я поняла! – крикнула волшебница, от чего у меня сердце в пятки ушло.

— Кто-то украл один из фонарей и, раз не было шумихи, украл со склада. Был только один жеребец, который всегда о них мечтал. Его имя… О, Селестия! – замолкла волшебница.

— Имя? – повторил Гриша.

— Рамон Адлер – сказала пони.

— Это одно имя? – удивился я.

— Да. И кажется, один жеребец. Мне принцесса Луна рассказывала о нём. Да о нём слышала вся школа! Рамон двадцать лет назад был лаборантом в школе магии. Он был не таким как все. Он был очень слабым единорогом, как в физическом плане, так и в магическом. Таким он родился… Тем не менее, умом его природа не обделила, благодаря чему, он попал на работу в школу. Всё бы ничего, но Адлер умудрился прославиться и в не очень хорошем смысле. Видя успехи учеников школы, он пропитался завистью и ненавистью к ним. Учителя школы говорили, что бы он не тревожился, нет ничего страшного в том, что он даже чашку со стола магией поднять не мог. Но Рамон не сдавался, он упорно изучал магию. Упорно, но безрезультатно. Провал ещё больше его взбесил. И тогда, он зародился безумной идеей – изменить свою сущность. Это не возможно. Да, существует заклинание «оборотней», но оно лишь временное и краткосрочное. Адлер же, хотел в корне себя поменять и навсегда, что в принципе не возможно. Все устали от его язвительных речей и дерзких выходок, но ректор школы видел в нём одарённого сотрудника, у которого могло бы сложиться блестящее будущее преподавателя школы, но в силу его невыносимого характера, ректор не повышал его выше лаборанта, питая надежду, что Рамон образумится и станет более сносным. Этот застой в должности тоже бесил Адлера. Он считал себя ещё тем умником. Однажды, Адлера застукали, когда он пробрался ночью в покои принцессы Селестии и забрался к ней в кровать! – молвила волшебница.

— Он её… Оселестил? — встрепенулся я.

— Нет, что ты! Он принцессу изучал линейками, какими-то приборами. Она даже не проснулась, представляешь? Караульный стражник услышал посторонний шум и ворвался в покои, и вот тогда, принцесса Селестия проснулась… После этого, Рамон был с позором выгнан из школы и из Кантерлота. Двадцать лет о нём не было слышно. До этого момента – закончила кобылка.

— Я не единственный, кто насолил Селестии – усмехнулся Гриша.

Я сурово посмотрел на друга и тот замолк.

— Получается, Рамон и Адлер одна персона. Теперь ясно, почему мы никогда не видели загадочного доктора. А почему тогда принцесса Селестия не узнала его, когда недавно с ним общалась? – спросил я.

— Не знаю. Она вроде только один раз его видела, в ту роковую ночь. Наверное, просто не успела разглядеть или запомнить – сказала пони.

— Аликорны… — пропищала Флаттершай.

— А? – спросил Гриша.

— Аликорны. Он постоянно говорил об аликорнах. Какие они идеальные, совершенные создания. Он помешан на них – сказала кобылка.

— Псих в Эквестрии, зашибись. Интересно, что он делал с похищенными жертвами? – спросил Гриша.

— Может, он их изучал? – предположила Флаттершай.

Мы удивлённо посмотрели на ангелка.

— У меня крылышки болят, словно их кто-то долго теребил – сказала жёлтая.

— Браво! Вы так близко подошли к разгадке! Я восхищён! – с верхней части лестницы послышался знакомый голос.

— Адлер!? – удивился я, глядя, как к нам спускается хозяин голоса.

— Да быть того не может – вздохнула Твайлайт.

— Это он. Это он говорил в темноте – сказала Флаттершай.

— Доктор Адлер? – я пытался поверить своим глазам.

— Наконец! Наконец-то я исполнил мечту! Смотрите на меня! – восторженно сказал Рамон.

Перед нами стоял серый жеребец. Точнее – аликорн. У него был длинный рог и большие крылья. А глаза… они были чернее чёрного, жуть какая-то.

— Я стал одним из них! – гордо сказал он.

— Но как? У тебя очень слабая магия, её бы не хватило на такое… невозможное преобразование – спросила Твайлайт.

— У меня несколько особые инструменты, уж поверь. Не всё всегда решает магия, с которой кстати, у меня больше нет проблем – сказал он.

— Но это противоестественно! Ты дёргаешься, у тебя чёрные глаза, ты тяжело дышишь. Преобразование крайне нестабильное, ты можешь умереть! – встревожилась единорожка.

— Я не умру. Я могу поддерживать стабильность этого тела. Могу, но мне очень трудно. Получив тело, я получил более широкий разум. О мать природа, и так мыслят наши правительницы? Они потрясающие создания, я даже не предполагал, что настолько… Простите пони, что принёс вам большие проблемы. Я… тот старый я, был совсем другим. Дальше зависти, он ничего не видел. Какой я был глупец! Но теперь я могу видеть шире. Жаль, мне не будет места в Эквестрии. Принцессы такого не потерпят – ответил Адлер.

— Что с нами будет? – спросил Гриша.

— Ничего, я вас отпущу. Затмевать вам память нет смысла, я больше никого не боюсь. Насчёт принцесс… они меня не найдут. Я улечу далеко-далеко и буду жить в своё удовольствие. Я исполнил свою мечту, большего мне и не надо – сказал серый.

— Как интересно – по лестнице спустилась Тёмная принцесса.

— Какого ксерокса? Ну, все называется, собрались. Что может быть прекрасней, чем находиться в подвале с двумя психопатами? – возвёл руками Гриша.

Королева ночи грозно посмотрела на техника, от чего, тот заметно побледнел.

— Это Найтмэр Мун? – я тихонько уточнил у единорожки.

— Да, человек, она самая – спустившись, чёрная гордо расправила крылья.

— А ты ещё что.. за недоразумение природы? – усмехнулась принцесса, рассматривая серого аликорна.

— Порождение тьмы. Моя вина, что ты свободна. Ох, какой же я был дурак… Пытался отвлечь внимание принцесс, пока занимался своей работой. Я совсем не думал о благе всей страны – говорил Адлер.

— В таком могучем теле и такой слабак – засмеялась чёрная.

Единорожка недовольно посмотрела на Адлера, затем перевела свой взгляд на Мун.

— Принцесса Селестия остановит тебя! Мы остановим тебя! – крикнула бесстрашная волшебница.

— Какая смелая мочалка! Ты так забавно открываешь ротик! Кстати, принцесса Селестия вам не поможет. Боюсь, она сама себе даже помочь не сможет – саркастично вздохнула чёрная.

— Что ты с ней сделала! – крикнул я.

— Что за неуважение к королеве ночи, человек! – орала Найтмэр, светя глазами.

Серый доктор медленно подошёл к чёрной кобылице, что перевело её внимание на него.

— Я тебя породил, я тебя и остановлю! – крикнул Адлер и выпустил в чёрную кобылицу яркий луч света, который отбросил ту на соседнюю стену.

Тёмный аликорн с трудом выбралась из пробитой стены.

— Неплохая попытка. Тебе только справочника не хватает, «Магия для чайников» — едва она успела договорить, как получила второй удар световым лучом, что снова впечатал её в стену.

— Ты только не убей её! Она, по сути, и принцесса Луна тоже! – крикнула фиолетовая.

— Моей силы не хватит, что бы её убить. Бегите, я её задержу! – прокричал Адлер.

— Ну уж нет! – сказала Рэйнбоу, криво улыбаясь.

По лестнице спустились Рэйнбоу, Рэрити, Пинки Пай, Эппл Джек. Мне показалось, что они спускались как супергероеи из Голливудских фильмов… На кобылках висели ожерелья, словно обоймы лент для пулемётов. Они быди все в пыли и грязи, будто только что вернулись из боевой горячей точки. Рэрити сверкнула рогом и ожерелье с диадемой полетели к Твайлайт, но те не успели их поймать. Чёрный луч отбросил украшения в сторону. Из стены выбралась Тёмная принцесса. Тогда, серый вновь пульнул в неё светлым лучом. Со словами «Да чтоб тебя!», королева ночи вновь впечаталась в ту же дырку.

Флаттершай и Твайлайт побежали искать Элементы гармонии. Из дымящейся дыры грациозно выползла Тёмная принцесса.

— Уйди, мне нужны они! – пыталась она отдышаться.

— Ты их не получишь, демон ночи! – передо мной и Гришей встал серый аликорн.

— Ещё посмотрим – принцесса мгновенно пролетела прямо в Адлера и пробила им дыру в соседней стене.

Всё вокруг затряслось. С потолка посыпался песок и грязь.

— Скоро здесь всё рухнет! – крикнул Гриша.

Из дыры выбрался серый.

— А где Найтмэр? – спросил Рэйнбоу.

— Отдыхает. Нужно уходить! – сказал Адлер.

— Перемести нас к принцессе! – крикнула фиолетовая, подбирая с пола диадему.

— А как? – спросил Рамон.

— Просто захоти! – крикнула волшебница.

Нас окружила серая дымка. Знакомые ощущения.

Из дыры, словно паук, начала выползать Найтмэр.

— Ты не пройдёшь! – топнул копытом жеребец и выпустил в её сторону очередной луч, на та успела ловко увернуться.

— Кто бы говорил – усмехнулась кобылица.

Чёрная принцесса выпустила в него ответный мощный луч и Адлер упал на пол. Затем, я не поверил своим глазам! Он превратился в хилого жеребца, того самого, что приходил ко мне в мастерскую. Видимо, он не смог удержать обличие аликорна и с тал прежним.

— Адлер! – крикнул Гриша, пытаясь перекричать грохот обвала.

— Стойте на месте! Остаточной магии хватит, что бы вы смогли переместиться – говорил он, пока нас медленно поглощала дымка.

— А как же ты? – крикнула Твайлайт.

— Я своё пожил. И главное, хотя бы под конец жизни, я смог открыть глаза на свою жизнь и чуточку измениться. Вы справитесь с ней. Верьте! – говорил он до тех пор, пока нас полностью не поглотила серая дымка.

Спустя мгновение, мы оказались в тронном зале принцесс. Грохот пропал. Лишь абсолютная тишина…

— Все на месте? – спросил я.

— Все. Только Адлера нет – сказала Твайлайт.

— И Найтмэр Мун нет – встрепенулась Флатершай.

— Ну а где же принцесса Селестия? – спросила волшебница.

— Твайлайт… — крикнула Рэрити, стоящая возле белоснежной статуи.

— Ох, принцесса! – заплакала фиолетовая, подбежав к статуе.

— Она окаменела? – удивился техник.

— Как Дискорд – сказала Пинки.

— Как… кто? – спросил Гриша.

— Не важно – вздохнула Эппл Джек.

Я подошёл к изящной статуе застывшего аликорна.

— Как её вернуть? – я постучал по статуе кулаком, на что Твайлайт злобно посмотрела.

— Только принцесса Селестия обладала познаниями в этом заклинании. Ну и Найтмэр Мун, видимо – сказала волшебница.

— Что же делать? – спросил я.

— А ничего, противные букашки – из-за трона вышла королева ночи.

Недолго нам удалось отдохнуть от её приятной компании.

— Твайлайт, давай-ка прогоним эту бестию – улыбнулась Рэйнбоу.

Шестёрка пони встала в полукруг напротив чёрной принцессы. Но в королеве ночи не наблюдалось тревоги и беспокойства.

— Примените Элементы, прогоните не только меня, на и вашу любимую Луну. Я уже не говорю, что Селестия навсегда останется статуей, украшающей королевский сад – коварно улыбнулась Найтмэр.

— Это не правда! Мы очистим её тело от тебя, как сделали в прошлый раз! – крикнула Твайлайт.

— А я вот так не считаю. Видишь ли, мочалка, в этот раз мне досталась куда большая сила, чем в прошлый раз. Ваших элементов не хватит на «очистку». Они изгонят меня. Спроси их сама – зевнула чёрная.

Волшебница закрыла глаза и через секунду открыла.

— Ну что, сахарок? – спросила ковбойша.

— Ну не молчи! – запрыгала Пинки.

— Найтмэр Мун права. Изгоним её, лишимся обеих принцесс Эквестрии – сказала она.

— Ну а я вам о чём, глупые вы создания? – засмеялась чёрная.

Мы с Гришей продолжали отстранённо наблюдать эту картину.

— Сможешь ли ты, Твайлайт Спаркл, обречь Луну на тысячелетнее изгнание, из которого она уже не вернётся… по крайней мере, в здравом рассудке, а я это вам обещаю. Сможешь ли ты обречь Селестию остаться вечным камнем? Или ты можешь склониться передо мной и тогда я не только любезно позволю стать вам моими рабынями, но и наслаждаться мною – напоминанием Луны, что жила в этом теле. Решай – зловеще улыбнулась чёрная.

Твайлайт забегала мокрыми глазками.

— Сахарок, жарь её! – кричала ковбойша.

— Нет, не надо! – кричала Пинки.

Ужасный выбор. Мне было не выносимо, как любимая единорожка страдает от тяжёлого бремени выбора, что пал на её плечи. В любом случае, исход ужасен.

— А как же третий вариант? – я сделал шаг вперёд, неожиданно сам для себя.

Найтмэр Мун удивлённо на меня посмотрела.

— Ты отпустишь Луну и уберёшься к чёрту! – крикнул я.

— Какой дерзкий человечишка – возмутилась чёрная.

— Если я правильно понял, то ты и Луна, одно и тоже. Ты лишь доминирующая её тёмная часть, присвоившая себе имя Найтмэр Мун, но тем не менее, ты остаёшься всё той же Луной – сказал я.

— Я не Луна! Не путай, человек! – прошипела чёрная.

— Ты запуталась. Как и я, когда приходил к тебе за помощью – сказал я.

Я нежно приподнял её мордашку руками. Она была очень горячая. Тело всё горело.

— Я не Луна! – крикнула чёрная и отбросила меня в сторону, где я своим телом выбил большое винтажное окно. К счастью, за окном оказалась просторная лоджия. Весь в порезах и ссадинах, я с трудом поднялся на ноги.

— Артур, перестань! Она убьёт тебя! – крикнула Твайлайт.

Королева ночи вышла на балкон и подошла ко мне. На улице завывал ветер и шёл сильный дождь.

«Классика жанра» — мысленно я ухмыльнулся.

— Как ты смеешь дерзить мне, жалкая букашка! – шипела чёрная.

Мне было жутко страшно смотреть в её драконьи глаза, но я держался.

— Луна, помнишь, мы разговаривали про дружбу? Я до сих пор верен ей, как ты и хотела! Ты моя лучшая подруга. О таком, я даже не мечтал – улыбнулся я.

— Хватит! – крикнула чёрная и отбросила меня на перила, через которые я едва не перевалился.

Я осторожно посмотрел вниз. Высота большая… У меня даже во рту пересохло. Ко мне вновь подошла чёрная.

— Я не потерплю такого – злобно сказала чёрная.

Она явно колебалась.

— А что такого я сказал? Я говорю правду. Что есть. Луна, просто прими её – сказал я.

— Ты меня бесишь, человек! – крикнула принцесса и ударила по моей ноге копытом.

Я не знаю, что было громче – рокот грома от ночной молнии или хруст моей сломанной ноги. Я больно прикусил губу, стараясь дико не заорать от адской боли. Подняв голову, я заметил как неуверенно бегают драконьи глаза. Она явно впала в сомнения. Хороший знак.

«Боже, неужели мне нужно сдохнуть, что бы до неё дошло?» — мысленно ругался я.

— Луна? – сказал я.

Она не ответила.

— Луна! – крикнул я.

Реакция последовала сразу.

— Ты умрёшь, человек – шипела чёрная, обнажая жуткие острые клыки.

Я до чёртиков испугался.

— Луна, на сколько же ужасна твоя злоба. Но ты прекрасна. Она не в праве тобой командовать. Борись с ней! – сказал я, ощущая под рукой нечто тёплое и липкое, вытекающее из моей раненой ноги...

Из последних сил, я поднялся на уцелевшую ногу. Больная же острой болью отозвалась во всём моём теле. Сильное головокружение было готово в любой момент свалить меня с ног. Лишь дождь несколько успокаивал меня, позволяя не терять контроля над телом. Чёрная принцесса стояла прямо передо мной. Я ощущал её горячее дыхание. Она ужасна и прекрасна одновременно.

— Луны здесь нет – сказала аликорн и толкнула меня копытом.

Сильный ветер ударил мне в спину. Я видел, как стремительно и в то же время, медленно отдаляется от меня лоджия с чёрной принцессой. Эти драконьи глаза. Я увидел в них то, что так мучительно добивался. Я улыбнулся. Темнота.

=================

— Неееет! – кричала фиолетовая кобылка, прибежавшая на балкон.

Она никак не могла поверить в происходящее.

— Артур, ты не можешь так уйти – рыдала Твайлайт, вглядываясь в тьму, что внизу.

— Ах ты тварь! – вскочила она и начала бить копытами чёрное создание.

— Твайлайт! – крикнула Тёмная, но та продолжала её бить, изредка выпуская магические лучи, от которых, аликорн ловко уклонялась.

— Твайлайт, да послушай же! Это я, Луна! – сказала чёрная.

Единорожка удивлённо застыла. Перед ней стаяла королева ночи, говорящая голосом Луны. Обман или правда?

— Принцесса Луна? – спросила пони.

— Да! Найтмэр Мун отступила, но мне трудно сдерживать её. Они сильна, но сейчас, я ещё сильнее! Я верну свой облик! – сказала принцесса.

— Стой! Сначала верни принцессу Селестию, я боюсь, в привычном облике у тебя не хватит сил снять чары Тёмной принцессы – сказала Твайлайт.

— Я попробую, но «она» может вернуться… Если это случится, отправьте меня в изгнание! Она не должна находиться в Эквестрии! – сказала чёрная.

Кобылица мгновенно телепортировалась к белоснежной статуе, ярко засветила рогом и бессознательно упала на пол. Статуя покрылась сотнями трещинок, из которых сочился приятный белый свет. Затем, они все синхронно вылетели на пару метров и растворились в воздухе. Принцесса Селестия стала свободна.

Правительница посмотрела на чёрную кобылицу, лежавшую возле её ног.

— Я верила в тебя, лучик мой. Вставай, Луна – улыбнулась она.

Чёрная кобылица медленно преобразовалась синюю кобылку.

— Селестия – улыбнулась она и встав на ноги, обняла белоснежную правительницу.

— Я смотрю, вы как всегда, в полном составе. А где Артур? – улыбалась белоснежная.

Мордашки кобылок сразу обмякли. Селестия посмотрела на печальную сестру.

— Где Артур? – тихо спросила правительница.

— Благодаря ему, я сумела спастись. Он был верен нашей дружбе. До конца… — заплакала Луна.

— Что значит «до конца» — зрачки Селестии удивлённо сузились.

— Я… то есть, она, убила его… — хныкала синяя.

— Что!? – крикнула Селестия.

— Он там. Внизу – сказала Рэйнбоу Дэш, пытаясь успокоить ревущую Твайлайт.

Белоснежная тут же выбежала на лоджию. Увиденная лужа крови возле перил, бросила её в ужас.

— Стоп! – скомандовала она и дождь прекратился.

Аликорн расправила широкие крылья и спланировала в гущу тьмы. За ней последовала и Луна. Долго искать не пришлось. Артур лежал на земле и не двигался.

— Что я наделала! – совсем разрыдалась Луна.

— Тише, сестра. Не ты его… не ты – успокаивала Селестия.

— Давай вернём его! Давай взовьём к древним! – сказала Луна.

— Ты же знаешь, так нельзя – сказала Селестия.

Но он видел «её», она помогла ему однажды, поможет и сейчас! – молила Луна.

— Если мы нарушим правила, мировая гармония может пошатнуться – говорила Селестия.

— Пускай она сама решает! – сказала Луна.

— Сестра, ничего хорошего из этого не выйдет… — начала Селестия.

— Прошу – слёзно говорила Луна.

Правительница одобряюще кивнула. Аликорны встали над телом Артура и выпустили в него синий и белый лучи, которые переплетаясь, обволакивали всё тело человека.

================

Темнота начала отступать, расступаясь перед приятным потоком света. Из него, ко мне грациозно вышла светлая кобылица с колыхающейся гривой. Я сразу узнал её. Призрачная пони — такое имя дал ей местный фольклор.

— Ты пришла забрать меня? – спросил я.

— В каком-то смысле, да. Удивительно, из всех существ, они выбрали именно тебя. Ты не просто покорил их сердца. Ты поселился в них – загадочно говорило прекрасное создание.

Я заворожено наблюдал за существом. Я понял, насколько уникален и непонятен этот мир… Эквестрия.

— Обычно, я не делаю исключений, но у тебя действительно есть шанс. Ты готов вернуться, Артур? – спросила прекрасная.

— Готов – уверенно сказал я.

— Хорошо. Я верну тебя, но будь готов в любой момент заплатить цену за своё возвращение. В мире должна быть гармония. Всё взаимосвязано. Ты готов? – спросило существо.

— Что за цена? – спросил я.

— Ты готов? – настойчиво повторило создание, игнорируя мой вопрос.

— Да, я готов – сказал я.

Могущественное создание растаяло в яркой вспышке света, затем, наступила темнота. Точнее, не совсем темнота. Я видел ночь и две улыбающиеся мордашки любимых аликорнов.

— Артур? – спросила Луна.

— С возвращением! – улыбнулся я синей кобылке.

— Это тебя с возвращением! – запрыгала она.

Я встал на ноги. Да, на ноги! Раненая нога чудесным образом зажила, но того же, я не мог сказать об остальных ранах и порезах. К счастью, ничего серьёзного.

— Что она сказала? – серьёзно спросила Селестия.

— Кто? – спросил я.

— Ты знаешь, о ком я. Она что-то потребовала взамен? – так же серьёзно спросила белоснежная.

— Нет, ничего – соврал я.

Селестия недоверчиво на меня посмотрела.

— Как я... – не договорил я.

Меня мгновенно телепортировали в тронный зал, где меня тут же обняла Твайлайт.

— Мы так тебе рады, сахарок! – улыбнулась ковбойша.

— Найтмэр Мун? – спросил я.

— Её больше нет. Благодаря тебе. Но её тёмная сторона всё ещё живёт во мне, но теперь, она не представляет опасности. Я её контролирую – улыбнулась Луна.

— Довольно ночи, вернём в Эквестрию день! – сказала белоснежная.

— Да, сестра, верни – сказала Луна.

— Я сказала, МЫ вернём – улыбнулась Селестия.

Луна подошла к правительнице. Они обе закрыли глаза и ярко засветили магическими рогами. Я увидел за окном красное зарево с последующим появлением солнца. Как же было приятно вновь видеть солнечный свет! День настал. Принцессы открыли глаза. Всё самое страшное позади. Хотя нет, не всё.

— Артур – игриво подмигнула Луна.

До меня сразу дошло, что она задумала.

— Беги, Гриша, беги! – крича, я поковылял к выходу из зала.

— Почему? – спросил техник.

— Гриш – сказал я.

— Да? – спросил он.

— Ты идиот! – объяснил я.

В ту же секунду, некая невидимая сила быстро притянула меня, да и всех остальных, к принцессе Луне в объятия.

— Обнимашки! – довольно прокричала синяя кобылка, явно испытывая невероятно удовольствие от происходящего, чего нельзя было сказать обо мне. Когда тебя со всех сторон обложило понями, хоть и кобылками, но это всё не совсем комфортно… Я уже молчу, куда мне угодил рог Селестии. Судя по её удивлённой мордашке, она тоже поняла, куда заехала рогом… Но всё таки, было чертовски приятно обнимать любимых мне, созданий жизни!

===================

Жители Эквестрии были незамедлительно извещены о победе над королевой ночи. Былое спокойствие вновь вернулось в страну.

Удивительно, но загадочный особняк не рухнул. Обрушилась лишь часть первого этажа, завалив тем самым весь подвал. Пони долго разгребали обломки, но доктора Адлера так и не нашли. Работы по поиску было решено прекратить в силу риска обрушения всего дома. Осталось неизвестным, выжил ли Рамон или нет. Куда бы он не делся, его секретная методика по обращению в аликорна ушла вместе с ним. Но благодаря шестёрке пони, не смотря на его злодеяния, его теперь запомнят как светлого учёного, поборовшего самого себя и противостоявшего самой Найтмэр Мун. Его история переписана. Он получил новую жизнь в былинах и рассказах.

У Гриши и Рэйнбоу всё великолепно. Правда, кобылку вновь вызвали по неотложным делам. Вроде, на вступительные экзамены к лучшим летунам Эквестрии, так что, друг снова кукует в своём домике и попивает чай сам с собой. Но к счастью, пегаска улетела не надолго. Он уже предвкушает скорую встречу с ней.

Принцесса Луна ещё винила себя некоторое время за содеянное со мной, но к счастью, поняла, что её прямой вины в этом нет. Наша дружба воистину удивительна!

Принцессу Селестию, я пока что, больше не видел. До сих пор не могу забыть её тревожный взгляд, когда меня вернули с «того света», или как это там называется. Я тоже не меньше обеспокоен. Я в долгу перед Призрачной пони, но что ей от меня потребуется? Может, она вообще мне привиделась? Не хочу об этом думать. Лучше продолжу жить дальше. Жить с любимой Твайлайт. Нужно наслаждаться настоящим, а не трястись над непредсказуемым будущем.

К-О-Н-Е-Ц

=== продолжение следует ===