Автор рисунка: Stinkehund
Глава 6 Глава 8

Глава 7

Казармы, расположенные на первом этаже Кантерлотского замка не использовались по назначению сотни лет, зато они время от времени приходились весьма кстати для размещения гостей. Старые общие душевые обновили и сделали куда более комфортными. На полу выложили каменную плитку, в углублениях установили ванны, а место старых неуклюжих душевых леек заняли удобные души со шлангами. От деревянной двери к одной из ванн протянулась цепочка грязных отпечатков копыт, оставленных расположившейся в ней подавленной пони.
Твайлайт сидела в теплой и быстро мутнеющей воде, с хмурым видом оттирая себя жесткой щеткой. Дно ванны уже покрылось обрывками мятой травы, песком и мелкими обломками костей. Твайлайт вяло выбирала последние кусочки копытом, наблюдая как вода смывает застаревшие пятна грязи.
Джайна сделала это чтобы произвести впечатление и польстить мне, думала Твайлайт. Она посмотрела на самый большой костяной обломок, вымытый из гривы, он был размером с монету. Даже сквозь мутную воду Твайлайт могла разглядеть его ребристую и пористую поверхность. Когда-то это был пони, а Джайна превратила его в марионетку, и всё из-за неё.
И не одна Джайна относилась к Твайлайт по-особому. Шаназ вел себя как ученик на уроке. Ал-Дхи’б хотел чтобы именно она, лично, сохранила воспоминания о его народе. Найстариот похоже думает, что она может быть опасна. Куда бы она ни пошла, все смотрят на неё и не перестают болтать о ней. Даже принцесса Луна предполагала, что она достаточно сильна чтобы занять призовое место на турнире. Все пони, кроме её подруг, словно с ума посходили. Но если так пойдёт, то в конце концов Твайлайт сбежит от всех, даже от друзей.
Твайлайт поднялась, заставив муть кружиться вокруг ног, и вылезла из ванны. Она слегка потянула телекинезом, выдернув пробку, и грязная вода устремилась вниз по сливу. Твайлайт положила пробку на плитку рядом с ванной. Вода уходила быстро, оставляя лишь песок и осевший на дне осадок. Спустя пару секунд осколки костей вылетели из осушенной ванны и опустились рядом с пробкой. Твайлайт ещё раз воспользовалась телекинезом и снова пустила воду, а потом принялась бездумно драить дно щеткой, смывая остатки грязи.
Закончив с чисткой, она вернула затычку на место и забралась внутрь, оставив душ включенным чтобы вновь наполнить ванну. Вода не начала тут же мутнеть только теперь, с третьего раза. Твайлайт опустилась в неё, её крылья трепетали под струей из душа, а грива с хвостом лениво плавали на поверхности. И она снова взялась за щетку.
Прошло немало времени. В деревянную дверь на другом конце умывальни неожиданно постучали и Твайлайт встрепенулась.
– А, кто там? – её голос слегка дрожал.
– Твайлайт, можно войти?
Знакомый и дружелюбный голос было хорошо слышно даже через приглушавшую дверь. Твайлайт слабо улыбнулась.
– О, принцесса! Конечно же, заходите.
Дверь скрипнула и принцесса Селестия зашла в помещение, слегка пригнувшись чтобы не зацепить дверную раму рогом. Улыбаясь она подошла к ванне Твайлайт.
– Ты просто замечательно выступила в сегодняшних матчах, Твайлайт. Можешь гордиться собой.
Твайлайт вздохнула.
– Благодарю, принцесса, – равнодушно произнесла она, – Но я не чувствую гордости, скорее отвращение. Это правда на счет грифонов и… – Твайлайт сделала паузу, – мертвецов?
– Ты имеешь в виду то, что она поднимают предков в знак уважения?
Твайлайт кивнула, погружаясь глубже в воду.
– Так и есть, – мягко ответила Селестия. – Это очень древняя грифонья традиция. Между их домами уже много веков не было серьезных воин, но во время учений считается серьезным оскорблением, если призыватели атакующей стороны не поднимают в бой скелетов. Однажды я решала спор между двумя грифоньими королями как раз из-за такого случая.
Твайлайт с помощью крыльев окатила спину водой.
– Мне стоит извиниться перед Джайной за то что я не неё так разозлилась.
– Я бы не стала беспокоиться из-за этого, Твайлайт, – Селестия улыбнулась, – Полагаю, что сейчас она скорее всего спрашивает своего учителя из-за чего ты так расстроилась и получает объяснения по поводу обычаев пони. – Наклонившись, Селестия заговорщически ухмыльнулась. – Но ведь на самом деле ты не это хотела спросить, так?
Твайлайт заерзала в остывающей воде и снова вздохнула.
– Принцесса, та история о вашей сестре и королеве драконов – это правда?
Селестия кивнула.
– Сколько Луна успела рассказать тебе?
Твайлайт аккуратно вылезла из ванны и подхватила телекинезом полотенце с каменной полки. Она принялась отжимать гриву и хвост, параллельно пересказывая Селестии ту небольшую беседу, которую они с подругами вели с Луной между матчами. Твайлайт аккуратно опустила упоминание Тирака и жесткую реакцию Луны.
– Вот и всё. Но мне кажется, что принцесса Луна ещё очень многого не досказала, – закончила Твайлайт, вешая влажное полотенце на край ванны.
Рог Селестии засиял когда она распахнула дверь.
– Твайлайт, пойдем со мной, – мягко произнесла она.
Твайлайт подхватила седельные сумки, аккуратно одевая их так, чтобы не повредить крылья, и быстро забросила в них отобранные осколки костей.
– Хорошо, принцесса, – первый раз за вечер её голос прозвучал хоть немножко бодрым, – А куда мы идём?
– В парк скульптур.

***
Статуи в Кантерлотском парке отбрасывали длинные тени в свете восходящей луны. Он окрашивал всё в черные, серые и мертвенно-бледные тона. В парке никого больше не было, поэтому единственными звуками, помимо стука копыт Твайлайт и Селестии по булыжной мостовой, было редкое карканье ворона да перебежки мышей и белок, когда ночные негодники убегали от двух вторгшихся в их владения пони.
Они прошли дальше, миновав двух молчаливых безглазых пони, охраняющих всё ещё пустующую площадку, на которой прежде располагался живой лабиринт Кантерлота. Обе пони обошли стороной треснувший постамент подпираемый легендарным потертым “Драконикусом”. Они всё глубже забирались в скульптурный сад, уходя с ухоженных дорожек. Многие статуи были ещё старше и несли отпечатки времени и повреждений, которые Твайлайт даже не пыталась оценить в тусклом свете. Статуи, посвященные добродетелям уступили место монументам и памятникам древних героев. Твайлайт окружили неизвестные, грубо высеченные пони. Некоторые замерли по стойке смирно, другие встали на дыбы, у многих было оружие, которое навряд ли можно было найти за пределами музея.
Путь двух пони внезапно оборвался, когда они уперлись в высокую колючую живую изгородь, охраняемую парой могучих на вид бронзовых единорогов, стоящих на задних копытах. Селестия применила магию и живая изгородь разошлась, будто на шарнирах, открывая вид той части скульптурного сада, которую Твайлайт никогда прежде не видела. Трава здесь была переросшей и бурой, словно за ней ухаживали лишь изредка. Вместо собрания скульптур на земле были установлены аккуратные ряды небольших каменных плит, перемеженных каменными надгробиями с именами, которых Твайлайт никогда не слышала. Это было кладбище.
Твайлайт невольно сглотнула, прерывая траурную тишину.
– Принцесса, зачем мы сюда пришли?
– Пойдём, Твайлайт. Я бы хотела познакомить тебя кое с кем.
Твайлайт повесила голову, и не отставая ни на шаг, с тревогой поспешила вслед за принцессой по небольшому погосту. Они остановились у дальнего края кладбища, рядом с маленькой плитой расположенной в стороне от остальных памятников. На могиле не было никаких отметок кроме архаичного имени.
– Это могила ученика моей сестры, Рубедо, – начала Селестия без предисловий, – она учила его магии и алхимии до того как стала Найтмэр Мун. Он начал обучение примерно в том же возрасте, что и ты.
– Я не знала что у принцессы Луны был ученик, – медленно произнесла Твайлайт.
– Когда моя сестра впала в безумие, – продолжила Селестия, – он был твоим ровесником. Рубедо был всецело предан ей, поэтому он был первым пони, присоединившимся к Найтмэр Мун.
Твайлайт моргнула и с удивление посмотрела на Селестию.
– Первым? Был ещё кто-то?
– Да, Твайлайт, – ответила принцесса, – Найтмэр Мун была не так сильна, когда Луна только обратилась в неё. Вместо того, чтобы прийти к власти самой, она собрала армию и вытеснила меня вместе с теми, кто сохранил верность мне, из старого замка.
– Но почему кто-то захотел сражаться за пони, собирающуюся опустить на мир вечную ночь? – Возмутилась Твайлайт. – Это же полная глупость!
Селестия широко пожала крыльями.
– Она предложила им силу. Особенно охотно приняли её сторону земные пони, когда она пообещала превратить их в пегасов или единорогов, если они вступят в её армию.
– О-она могла сделать такое? – не поверила своим ушам Твайлайт.
– Она может и сейчас. Ты видела её возничих?
Твайлайт моргнула и тяжело плюхнулась на траву.
Селестия сложила крылья и продолжила.
– Рубедо помог ей разработать магические приемы, способные на такое, но первый серьезный эксперимент он провел на себе. Он прирастил два рога и пару рук, как у обезьяны.
Твайлайт моргнула и тут же резко вскочила.
– Постойте, принцесса! Это же прямо как… – Твайлайт остановилась, оглянулась и продолжила гораздо тише. – Это же прямо как Тирак!
– Он взял это имя когда моя сестра провозгласила себя Найтмэр Мун. – Произнесла Селестия, глядя на пораженную Твайлайт. – Он был настоящим чудовищем. Они с Найтмэр Мун приказывали солдатам ловить пони для его экспериментов. В конце концов моя сестра использовала тот же способ, чтобы преобразовать себя.
– В Найтмэр Мун, которую мы встретили на Церемонии Летнего Солнцестояния, – закончила мысль принцессы Твайлайт.
– Да, Твайлайт. А потом, – она остановилась, тяжело вздохнув, – всё стало ещё хуже. Их армии начали уничтожать всё на своем пути. Тирак осквернил сотни тысяч акров земли вокруг старого замка, тем самым создав Вечнодикий Лес. Он послал громадную армию, дабы сравнять с землей Кантерлот, и мы заплатили ужасную цену, чтобы его отстоять. В результате именно драконы повергли его и помогли мне изгнать сестру.
– Драконы?
Селестия улеглась, подогнув под себя ноги, чтобы оказаться на уровне глаз Твайлайт.
– Солдаты Найтмэр Мун начали убивать драконов для одного из экспериментов Тирака, поэтому Найстариот призвала в Ормсрейх столько драконов, сколько смогла, и направила больше тысячи в старый замок. Они разрушили его и захватили Элементы Гармонии, однако многие драконы погибли, а Найстариот была изуродована в бою с самим Тираком. Она потеряла глаз и покалечила одно крыло.
Твайлайт тяжело сглотнула.
– А потом вы изгнали Найтмэр Мун на тысячу лет. А что стало с Тираком?
Принцесса подняла копыто и указала на неприметное надгробие.
– Найстариот убила его. Он похоронен здесь. – Она вновь посмотрела на молодую ученицу. – Королева драконов не доверяет моей сестре, но она смертельно боится тебя.
– Потому что считает, что я стану новым Рубедо?
– Именно. – Тихо ответила Селестия. – Прости, Твайлайт. Я и не догадывалась о чувствах Найстариот до вступительных испытаний.
Твайлайт осмотрела простое забытое кладбище. Кем были все эти пони?
– Думаю, я бы хотела вернуться в замок, принцесса.