Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 3. Разбитое сердце Глава 5. Жестокость.

Глава 4. Лгунья.

Они говорили, что честность – самая лучшая стратегия. А знаете, они ведь правы. В любом случае лучше сказать правду, нежели чем соврать и надеяться на то, что никто ничего не узнает. Ложь ведь имеет свойство всплывать наружу в самый неподходящий момент. Эй, я ведь работала на ферме «Сладкое яблоко» и продавала наши урожаи ещё с тех пор, когда была жеребёнком и ни разу за всё время не заключила нечестной сделки!

Честность. Да, это я.

А когда всё это случилось, я работала на ферме. Принцесса Луна пришла ко мне и сказала, что я нужна для чего-то важного. Я ведь сначала подумала о том, что эти чудные кантерлотские пони наконец-то захотели попробовать моих сладких яблочных пирогов. Ошибиться сильнее у меня не получилось бы при всём желании.

Похоже, что-то странное произошло с Принцессой. Как будто над её головой повисло здоровое такое грозовое облако. Я спросила о том, что происходит. Лучше бы я этого не делала.

“Селестия мертва. Ответственность за убийство несёт Твайлайт Спаркл. Я здесь для того, чтобы собрать оставшиеся пять элементов Гармонии, Возможно, они остались последней надеждой Эквестрии.”

Я просто не могла поверить этому. Я не хотела верить этому. Твайлайт? Убийца? Это звучала как одна из очень плохих шуточек Пинки Пай. Но, как я вскоре обнаружила, это не было шуткой. Пришли оставшиеся мои подруги и, с тяжестью в сердцах, мы сели на поезд, следующий в Кантерлот.

Когда мы прибыли в город, то я была шокирована. Когда мы в последний раз приезжали в Кантерлот, то на улице было не протолкнуться от пони, в воздухе стоял тяжёлый запах парфюмерии и одеколона, а в каждом углу звонко обсуждали ту или иную свежую сплетню. А теперь это был настоящий город-призрак. На улицах было тихо и пусто. За нехваткой лучшего слова, они были мертвы. Единственным звуком, который сейчас раздавался среди домов, был лишь слабый свист ветра, проносящегося через красивые белые колонны. Мной овладели страх и дурные предчувствия, не тепло и доброжелательность, как было в прошлом.

Мы продвигались всё дальше и дальше, вглубь города, сквозь чуть ли не осязаемую тишину. У дворца тоже никого не было – ни стражи, ни прислуги, спешащей по назначенным делам, ни толп почитателей, пытающихся пробраться внутрь, чтобы воочию встретиться с богинями. Только звонкий цокот наших копыт о мостовую разогнал тишину, когда наша шестёрка вошла в распахнутые настежь ворота.

Принцесса Луна провела нас через внутренний двор, прямо в тронный зал.

Пол в нём был залит побуревшими потёками крови. Обе принцессы, Кейденс и Селестия, лежали мёртвым. Я… я даже не могу описать вам зрелище, которое предстало перед моими глазами. Это был кошмар, только сейчас я не могла проснуться. Я проглотила комок, стоящий в горле и кое-как справилась с двумя желаниями. В первую очередь мне хотелось зарыдать. А вторым – рвота.

То, что сказала Луна, оказалось страшной правдой. Твайлайт Спаркл, одна из моих лучших подруг, превратилась в убийцу. Я не знала, как она дошла до такой участи, и не знала, зачем она пошла на это. Эти вещи больше не имели значения. Всё, что сейчас было важно – жестокая реальность, с которой мы столкнулись лицом к лицу.

Мы были элементами Гармонии, последней надеждой Эквестрии.

А я была элементом Честности.

“Твайлайт Спаркл, вы совершили преступления против Эквестрии, его Королевского Величества и против самой Гармонии. Вы стали врагом Эквестрии и, как следствие, врагом Гармонии. Приготовьтесь встретить правосудие”.

Я почувствовала, как меня обволакивает даже слишком хорошо знакомое ощущение. Элементы начали свою работу. Я поднялась над полом, и моё тело окружило сияние Честности. Но, почему-то, сейчас это ощущение было каким-то неправильным. Воздействие элемента всегда успокаивало мой ум, однако сейчас моя голова будто плыла, а мысли продолжали нестись вскачь. Что же сейчас будет с Твайлайт? Может быть, она превратится в камень, как Дискорд? А может быть, она попросту одержима, как когда-то Луна Найтмэр Мун? Или, может быть, она будет полностью уничтожена?

Я парила, а эти вопросы никак не желали выходить из моей головы, а ответов на них так и не было. Я видела, как оранжевое сияние охватило моё тело, а потом извернулось спиралью, чтобы соединиться с остальными полосами в блестящей радуге магии. Та полетела к моей бывшей подруге, и я приготовилась смотреть на последствия столкновения.

«Довольно!»

Столкновения так и не произошло.

Лишь вспыхнул белый свет, и меня отшвырнуло назад. Я кубарем покатилась по полу, пока, в конце концов, не врезалась головой в мраморную стену. Я почувствовала, как на моём затылке наливается большая шишка, но, если не считать этого, я была целёхонька. Похоже, я всё-таки родилась в подковах.

Я осторожно поднялась на ноги и окинула взглядом помещение. Зал был частично разрушен, судя по всему, от взрыва, вызванного Твайлайт. Мои подруги лежали на полу и были тяжело ранены. А, может быть, даже и мертвы. Я не знала. Весь мир качался. А может быть, это просто я качалась.

Моя бывшая подруга, ставшая врагом, стояла в центре тронного зала, окружённая яркими фиолетовыми молниями. Она была ужасна и в то же время прекрасна. Она выглядела настоящей богиней.

“Выслушай меня, Твайлайт! Я же твоя подруга и всегда была ею. Ну давай же, сахарок, я говорю правду!”

Мои слова упали в глухие уши. Теперь я понимала, что пути назад больше нет. Я потерпела неудачу. Как и все мы. И сейчас мы все умрём.

И тут я услышала её голос.

Не то, что бы услышала, а скорее почувствовала. Голос Твайлайт зазвучал прямо внутри моей головы.

Это была она, без всякого сомнения. И она произнесла всего лишь одно-единственное слово.

“Лгунья”.

Лишь одно это слово ранило меня сильнее, чем любое из оскорблений, которое я когда-либо слышала. Я ведь в жизни не лгала кому-либо. Я была элементом Честности.

Я проглотила слёзы. Сейчас точно не время для того, чтобы начать рыдать. Дрожа, я подошла к Флаттершай, которая тихо и жалобно всхлипывала, лёжа на полу. Даже просто смотреть на неё было невыносимо. Её задние ноги были раздроблены, она даже не могла двинуться с места. Я положила копыто на её плечо. Она содрогалась от плача, а я не сводила глаз с богини. Крохотное тельце Флаттершай яростно тряслось от её рыданий, а я не могла успокоить её.

Богиня взглянула на нас. Я знала, что будет дальше.

Флаттершай спросила, будет ли с нами всё в порядке.

Я солгала.