S03E05
Направляясь домой Ведение

Старый Замок

by Mattatatta
перевод Silent Brat
вычитка Аня, Arma

Ночь опустилась на Вечнодикий Лес. Я буквально кожей чувствовала десятки глаз, наблюдающих за мной из сгустившейся тьмы, мелькающих между деревьями и из-под кустов. Под их взглядами я старалась не сбиваться с шага, и продолжала пробираться через буйно разросшуюся листву. Лишь небольшой фонарь освещал мой путь и отпугивал бродящих во тьме существ. Но освещая небольшой пятачок земли вокруг меня, он делал тьму за его пределами ещё непрогляднее, и я была совсем не уверена, иду ли я правильным путём, или всё глубже захожу в пасть опасности – и в прямом и в переносном смысле.

Наконец заросли поредели, и вскоре я вышла к знакомому ущелью. Вдоль его дальней стены висел оборванный подвесной мост, за ущельем проступали призрачные руины Старого Замка Принцесс-Сестёр. Я проверила, надёжно ли закреплены и застёгнуты мои сумки, крепче сжала зубами кольцо фонаря и неуверенно расправила крылья. В голове призрачным эхом прозвучал голос Пинки Пай – «ты сможешь, если попробуешь – прыг-скок!».

Картина перед глазами мгновенно расплылась, и я осела на землю. Из глаз потекли непрошеные слёзы, я попыталась их сморгнуть, но добилась лишь того, что откуда-то из глубин памяти Рэйнбоу Дэш крикнула «Успокойся уже, Флаттершай!» и это стало последней каплей.

Придушенные рыдания сбились комком в горле, я уронила фонарь на траву и сама упала рядом, уткнувшись лицом в копыта. Я не могу! Я ничего не могу без друзей... С тех пор, как я очнулась в сошедшем с рельс поезде в сотнях миль отсюда, я ничего не слышала о них. Понивилль превратился в город-призрак, мой собственный дом больше не безопасен, и я уже несколько недель не видела ни одного пони. А теперь я в темноте, в сердце Вечнодикого Леса, куда меня загнал жуткий Алмазный Пёс. Мне надо было отправиться в другой город, или найти хижину Зекоры, а не углубляться в Лес, но я первым делом подумала о руинах и сразу же отправилась сюда. А теперь уже слишком поздно, чтоб поворачивать обратно, и слишком темно, чтоб оставаться снаружи.

Позади меня кто-то зарычал, я вскочила на ноги и развернулась, пытаясь рассмотреть источник звука. Рычание повторилось, на этот раз ближе, и что-то с треском начало проламываться сквозь заросли. Не теряя ни секунды, я схватила фонарь и подпрыгнула, изо всех сил взмахнув крыльями. Выскочивший из кустов древесный волк промахнулся совсем чуть-чуть – его челюсти клацнули буквально в паре дюймов от моей ноги. Не помня себя, я перемахнула через ущелье, приземлившись на другой стороне, и побежала. Мне вдогонку нёсся волчий вой. Вряд ли волки могли бы перепрыгнуть ущелье, но я не собиралась задерживаться, чтобы убедиться этом.

Я взбежала по замшелым ступеням и с трудом приоткрыла одну створку тяжелых деревянных дверей. Проскользнув в образовавшуюся щель, я закрыла её и задвинула на место засов. Надёжно перекрыв этот путь внутрь, я закрутила головой в поисках других. В этом зале было много разбитых окон и дыр в потолке, но все они были слишком высоко, чтоб древесные волки могли до них допрыгнуть. Убедившись, что прямо сейчас мне ничего не угрожало, и я позволила себе осесть на пол и выпустить фонарь, который всё это время сжимала зубами. Теперь можно немного расслабиться – вытереть слёзы и перестать дрожать от страха…

Через несколько минут я вновь подобрала фонарь и отправилась осматривать тёмные коридоры Старого Замка. Того самого места, где так давно мы с подругами победили Найтмэр Мун. Несмотря на прошедшее время, мне казалось, будто это было всего пару дней назад. Миновав несколько галерей, я вышла в большое помещение, пожалуй, самое высокое из тех, что ещё не превратились в руины. Я сразу узнала Тронный Зал, где Твайлайт в одиночку противостояла Найтмэр Мун и держалась, пока мы с подругами не нашли её.

Я подошла к остаткам пьедестала, на котором когда-то стоял трон – ныне представлявший собой тысячелетнюю груду гнилых обломков в углу – и села под первой ступенькой. Мой взгляд был устремлён сквозь пустоту зала – я вспоминала произошедшую здесь схватку. Должно быть, встретиться с Найтмэр Мун один на один было страшно. Она была больше, сильнее и опаснее любой пони. Но, несмотря на это, Твайлайт не сбежала и сделала всё, что было в её силах, для защиты Элементов Гармонии – единственного нашего шанса на победу над Найтмэр Мун. Но всё же нам повезло, что мы вовремя успели их найти.

Я моргнула, когда осознала странную аналогию. Я тоже боролась, не имея почти никаких шансов на победу. И каких-то десять минут назад я уже собиралась сдаться. Но какое у меня право поступать так, после того, что сделала Твайлайт? Сдаваться только потому, что всё выглядит слишком мрачным? У меня был долг перед Твайлайт и перед всеми остальными, и ради них я должна держаться.

Я встала на копыта и подошла к стене зала. Поставила там фонарь, сняла седельные сумки и фляжку, и легла на потресканный каменный пол. Не самый лучший способ провести ночь, но других вариантов не было. Я проверила, как заживает рана на левой ноге, и решила пока не менять на ней повязку. Задув огонёк в фонаре, я опустила голову на передние ноги, закрыла глаза и пообещала себе, что всё будет хорошо.

Кто-то гнался за мной сквозь фиолетовые тени. Куда бы я ни бежала, преследователь был прямо у меня за спиной, ожидая момента, когда я совершу ошибку, и он сможет меня поймать. Я отчаянно меняла направление движения, слепо металась в тусклом свете, но никак не могла оторваться от неизвестного кошмара. Я подняла глаза к небу, но его закрывал фиолетово-чёрный туман и переплетенные ветви деревьев. Я слышала, как существо приближается, его шаги становились всё громче и громче, и я уже готова была поклясться, что слышу, как оно радостно что-то бормочет, предвкушая добычу. Я побежала ещё быстрее, хоть никогда и не думала, что ноги могут нести с такой скоростью, и нырнула в проход, который едва рассмотрела. Это и стало ошибкой.

Я добежала до стены и принялась лихорадочно оглядываться вокруг, надеясь увидеть путь дальше. Но это был тупик и даже «небо» из переплетённых ветвей здесь нависало совсем низко над землёй, было толще и плотнее. Отсюда не было другого пути, кроме как поворачивать обратно, прямо к моему преследователю. Видимо, существо почувствовало это, потому что рассмеялось, и этот смех впился в позвоночник, заморозив меня и лишив способности двигаться. Оно победило и теперь могло отпраздновать победу.

Я медленно обернулась и с ужасом взглянула на бесформенный вихрь из тумана и теней. На моих глазах сквозь тошнотворную дымку проступил силуэт высокой пони. Она смеялась, глядя, как я испугано съёжилась под стеной. Потом тон изменился, и теперь казалось, будто надо мной хохочут одновременно женский и мужской голоса. Силуэт превратился в аликорна, не похожего ни на одного, виденного мною раньше. Она сделала шаг вперёд, из её пустых глазниц, смотревших сквозь меня, лился всё тот же тёмный туман.

В моих ушах зазвучал потусторонний голос:

— Возможно, тебе удалось спастись однажды, маленькая Флаттершай! Но я ещё заполучу тебя, — произнесла она, и один усик тумана вытянулся передо мной, неся большой, фиолетовый шар.

Я не могла отвести взгляд, и камень постепенно обрёл прозрачность, превратившись в хрустальный шар. Внутри него я увидела беспомощно плавающие крохотные силуэты пони. Когда призрачная пони поднесла шар ещё ближе, я почувствовала, будто он пытается захватить и меня. Ещё одно щупальце тумана скользнуло над шаром, и вместо десятков маленьких силуэтов появился один крупнее – силуэт пегаса с моей кьютимаркой.

— Однажды, Флаттершай, я заберу тебя, — прошипел тот же голос. – Когда-нибудь ты потеряешь последнюю надежду и сдашься, и с этого момента ты будешь принадлежать мне.

Аликорн убрала сферу и склонилась надо мной. Я отвернулась, чтобы не смотреть в её пустые глазницы. Низким, пугающим голосом она произнесла:

— А до того, моя маленькая Флаттершай, можешь бежать, если хочешь – мне даже нравится эта погоня. Но как бы далеко ты не убежала, помни – я всегда буду рядом, — она коснулась мой головы и закончила, выделяя каждое слово:

— Прямо в твоей голове.

Мои веки распахнулись, и я вынырнула из кошмара, но тень аликорна оставалась у меня перед глазами намного дольше, чем ей следовало. Шею свело судорогой, и ещё несколько секунд я не могла шевельнуть головой, пока остатки сна не улетучились окончательно. Постепенно дыхание успокоилась, и я несколько раз моргнула. Затем поднялась на копыта, потянулась, глубоко вдохнула, и расправила напряженно прижатые к бокам крылья. Простенькая, беззаботная мелодия полилась с губ, помогая отвлечься от того, что я только что пережила.

Небольшая прогулка, чтобы отвлечься от кошмара, давно стала для меня чем-то неотъемлемым – своеобразным ритуалом, которому в детстве научили меня родители. Когда-то давно у меня был период, когда сама возможность того, что мне приснится кошмар, вгоняла меня в панику, из-за этого я боялась ложиться спать и, как могла, оттягивала этот момент. В конце концов, мама убедила меня, что, чтобы быстрее забыть кошмар, можно встать, пройтись по комнате и выпить воды. Отец на несколько недель поставил кресло в моей комнате, читал мне из него сказки и даже спал в нём, на случай, если я проснусь ночью. Кошмары перестали пугать меня, и со временем я перестала бояться засыпать. С определённой точки зрения можно сказать, что это был первый страх, который я преодолела.

Я неторопливо обошла Тронный Зал, вернулась к своим седельным сумкам и глотнула воды из фляги. Вешая фляжку себе на шею, я выглянула в окно. На дворе по-прежнему была ночь. Согласно моим внутренним часам, я спала несколько часов, но я не могла сказать, сколько ещё времени оставалось до рассвета – небо больше не казалось надёжным источником информации. Даже звёзды, казалось, меняли своё положение каждый раз, когда я смотрела на них.

Холодный ветер прошелестел через зал. Присев у своих седельных сумок, я задумалась о том, стоит ли попытаться снова заснуть. Я ещё раз выглянула в окно, слабо надеясь, что звёзды сложатся в какой-то ответ, и долго смотрела на огромное пространство, заполненное мерцающими брызгами спокойного света.

Мне надо попасть в Кантерлот, и для этого нужно тщательно подготовиться. Пустая запасная фляжка лежала в одной из седельных сумок. Во второй, висящей у меня на шее, воды тоже почти не осталось. Вдобавок о себе напомнил пустой живот, и я достала яблоко из сумки, заодно оцени количество еды и медицинских запасов. Несмотря на поспешность сборов перед бегством из собственного дома, еды у меня хватало на несколько дней. У меня было болеутоляющее, средства против простуды, и моток чистого бинта, оставшийся ещё с поезда. Я подумала о хижине Зекоры, но решила не искать её. Я и так потратила слишком много времени на то, чтоб добраться до Понивилля, не стоит лишний раз удлинять дорогу до Кантерлота – мои друзья, должно быть, беспокоились обо мне, и я не хотела заставлять их ждать ещё дольше.

Я откусила от яблока, и хруст отдался эхом по всему тронному залу. Мои мысли перешли на то, как лучше добраться в Кантерлот. Полёт напрямую, прямо на гору едва ли можно назвать хорошей идеей. Погода в самом городе обычно хорошая, лишь редкие порывы ветра причиняли беспокойство пилотам дирижаблей и пегасам. Но под городом ветер, набирая скорость между холмами и в долинах, над которыми нависал замок, становился куда более сильным и непредсказуемым. А теперь, когда погодой никто не управлял, ветра вокруг Кантерлота, несомненно, стали ещё опаснее.

Было ещё два варианта – тракт, по которому в Кантерлот поднимались повозки и телеги, и железнодорожная ветка, соединяющая его с Понивиллем и другими городами Эквестрии. С одной стороны, железная дорога привела бы меня к цели быстрее, даже притом, что я бы шла по ней на своих четырёх. Но она проходила по склонам горы, открытым всем ветрам, значит, я подвергалась бы почти тем же опасностям, что и при полёте. С другой стороны, тракт была куда безопаснее, но при этом и намного длиннее.

Выбор был не слишком сложным – безопасность прежде всего. Я пойду по дороге.

Приняв это решение, я в несколько укусов доела яблоко и выпросила огрызок в окно. Надев седельные сумки и взяв в зубы зажжённый фонарь, я пошла обратно, к Главному Входу. Я не хотела больше спать и не видела смысла ждать рассвета. Надо начать с поиска воды, а потом добраться до подножия Кантерлотской горы.

Я медленно открыла огромную дверь и выглянула наружу. Едва избежав столкновения с древесными волками, я опасалась, что они могут по-прежнему быть рядом, поджидая в засаде. Я посветила фонарём по сторонам и, к счастью, ни в чьих глазах его свет не отразился. Потушив фонарь и оставив его на полу, на случай, если я сюда ещё вернусь, я проскользнула между створками и закрыла их за собой.

Не теряя времени, я развернула крылья и быстро поднялась над древесными кронами. Теперь, зная, что меня не преследуют Алмазные Псы, а ветви деревьев и кустов не сплетаются в непроходимую преграду над головой, я могла спокойно улететь из Вечнодикого Леса. Я направлялась прямо в Кантерлот, а набрать воды планировала в первой попавшейся по дороге реке.

Несмотря на свежие воспоминания о кошмаре, я не собиралась впадать в отчаяние. Я пообещала себе, что не подведу своих друзей, а значит – я буду сильной и не сдамся. Сны могут быть жуткими и казаться настолько живыми, насколько в них поверит разум, но я ещё маленькой кобылкой выучила – кошмары не могут навредить.