Автор рисунка: aJVL
Глава 9: Сочувствие Глава 11: Первый поцелуй

Глава 10: Аврора

Оригинал: An Affliction of the Heart
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редактор: Pifon
Версия Google Docs
Фикбук
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Зевнув, Куно сладко потянулась, ненароком спихивая коробку от торта на пол. К счастью, коробка была пуста — порция Вардена была предусмотрительно убрана в холодильник. Желудок ченджлинга намекнул ей, что не стоило есть столько торта сразу, но она была готова смириться с легким дискомфортом. Оно определенно того стоило.

Куно постаралась запомнить вчерашнюю дату. Теперь она будет знать, когда наступает ее день рождения. Даже если она когда-нибудь будет другой пони — у нее все равно будет свой собственный праздник.

Эта мысль заставила Куно распахнуть глаза, усесться на кровати и удивленно уставиться в на свое отражение в зеркале.

Даже если она будет другой пони?

Даже?

Она серьезно рассматривала возможность остаться здесь?

Куно застонала и принялась тереть голову копытами, пытаясь привести мысли в порядок. Что за дурацкая мысль — остаться здесь? Этот пегас — непрерывное стихийное бедствие. Ходячая проблема.

Взгляд Куно опустился на ее ошейник, и она медленно коснулась его, нежно проведя копытом по вышитому на нем имени. Ее взгляд потеплел. Варден не так уж и плох. Он, конечно, слабак, зато сердце у него на нужном месте. Или, может, ему просто не хватает кого-нибудь, кто будет подсказывать ему, что делать?

Ченджлинг нахмурилась, опустила копыто на землю и вздохнула.

Услышав скрип открывающейся двери, Куно повернулась к Вардену. На его крыле висело ведро, из которого торчал пульверизатор.

— Я ухожу. Мне надо... М-м... Короче, я ненадолго, — неловко закончил он, отводя взгляд.

— Отправляешься проведать свою Аврору? — догадалась ченджлинг.

Варден повесил голову.

— У меня нет выхода...

— Я пойду с тобой, — заявила Куно, спрыгивая с постели и потягиваясь.

— Но я должен за ней следить, иначе Дагге... стой, чего? — в удивлении переспросил пегас.

— Я пойду с тобой, — спокойно повторила Куно, направляясь к двери, — Хочу посмотреть на этот цветочек, так разворотивший твою жизнь.

Варден задумался, затем неуверенно кивнул.

— Н-ну, хорошо, почему бы и нет?

— Ну так пошли уже! — махнула копытом ченджлинг.

Выйдя из дома, Варден оглянулся на Куно и вопросительно приподнял бровь:

— Ты же умеешь летать?

— А крылья у меня зачем, по твоему? — отозвалась она, закатывая глаза.

— Ну, я думал, может... — Варден замолчал, тряхнул головой и, сделав пару шагов, взмыл в воздух. Куно огляделась вокруг, прикусив губу. Вспыхнуло зеленое пламя, и на ее месте оказался молодой голубого цвета пегас с зеленой гривой и кьютимаркой в виде цветка.

Удовлетворенная новым обликом, несколько раз на пробу помахав крыльями и привыкнув к их весу, ченджлинг отправилась догонять Вардена.

Варден несколько секунд в замешательстве разглядывал голубого пегаса, потом с пониманием хмыкнул.

— Не хочу, чтобы меня видели ченджлингом, — пояснила Куно.

Пегас кивнул.

Минут десять спустя Варден приземлился на небольшой полянке в центре леса. Куно последовала за пегасом, опускаясь на высокую, мягкую траву.

Варден махнул копытом, давая знак следовать за ним, и зашагал по заросшей тропинке вглубь леса. Вскоре они вышли к высокому утесу, рассеченному напополам узким ущельем.

— И что, теперь ты вставишь древний ключ в замаскированную замочную скважину, часть скалы отъедет в бок, и за ней откроется потайная лестница? — спросила Куно, глядя на полоску голубого неба над вершиной утеса.

Варден замер, обернулся к ней и удивленно спросил:

— Ты что, уже здесь была?

Ченджлинг уставилась на него немигающим взглядом.

— Ты серьезно?

— Нет, — ответил пегас с довольной ухмылкой и показал ей язык, — Ты такая доверчивая!

— А ты... ты... сам такой! — погрозила ему копытом Куно.

Варден усмехнулся и направился в ущелье. Вскоре они оказались на большой поляне, надежно скрытой от внешнего мира густой листвой растущих на уступах возвышающейся над ними горы деревьев.

По каменной стене ущелья стекал маленький ручеек, впадающий в крошечное озерцо в центре поляны. Скалистые склоны горы поросли мхом и разнообразными лианами.

Сама лоза, из-за которой они сюда и направились, выглядела по меньшей мере странно: темно-зеленая, с красными прожилками, которые, казалось, пульсировали, как живые. Тут и там из нее торчали желтые бутоны, переплетенные теми же красными прожилками.

— Она почти готова расцвести, — взволнованно сказал Варден, вытаскивая из ведра пульверизатор и подходя к ближайшему бутону. Внимательно осмотрев его, пегас один раз прыснул на бутон из бутылки и шагнул назад.

Наклонив голову набок, Куно с любопытством наблюдала за его действиями.

— Так что, ты их просто поливаешь?

Хмыкнув, Варден оглянулся покачал головой.

— Нет. Это мой особый состав.

Ченджлинг закатила глаза.

— Ты, небось, просто добавил чуть-чуть удобрения?

— Вообще-то, чтобы добиться нормального роста лозы, мне приходится удобрять ее экстрактом пяти очень дорогих, очень сложных в выращивании растений. Аврора так редка, потому что в естественной среде она попросту не растет. Она была выведена специально.

— И зачем же ее вывели? — спросила Куно, наблюдая, как Варден ходит от бутона к бутону, внимательно осматривает их и изредка спрыскивает своим раствором.

— Ну, изначально ее разрабатывали как универсальное растение. Это сильный анестетик и амнезиак, если правильно дистиллировать. Очень удобно для хирургических операций — отрубает кратковременную память напрочь. Когда просыпаешься — не помнишь ничего. Но, с другой стороны, это очень популярный наркотик среди насильников. Подмешал жертве в напиток — и на утро она уже ничего не вспомнит. Был даже случай, когда один пони убил свою жену, а затем накачался Авророй, чтобы забыть о случившемся.

Куно моргнула и поморщилась.

— Итак, это галлюциноген и наркотик для насильников. Неудивительно, что она вне закона.

Варден усмехнулся.

— Ах да, и если Аврору особым образом дистиллировать и смешать с аммиаком, то получившиеся кристаллы будут... очень нестабильно реагировать с обыкновенной водой.

— Нестабильно? — переспросила Куно.

— Они взрываются, — пояснил Варден.

— О Селестия... Это галлюциноген, наркотик для изнасилований, да еще и взрывчатка? — спросила она, с открытым ртом уставившись на лозу.

— Ну, Аврора же не просто так появилась, — пегас пожал плечами, — По сути, это продукт скрещивания нескольких редких растений. Именно поэтому его так сложно выращивать. Несколько лет назад группа единорогов в сотрудничестве с Сообществом Садоводов Эквестрии пыталась создать идеальное растение — растение, которое можно использовать в любых целях. Им это не удалось. У них получилась Аврора. Они выбрали лианы, потому что их можно выращивать вертикально для экономии места. Не знаю, как раскрылись взрывчатые свойства, но это как-то связано с кучей магической энергии, которую накапливает растение в процессе роста. Если его сок кристаллизовать — то он высыхает до такой степени, что реакция с водой вызывает мгновенное расширение. Трение при расширении настолько сильно, что воздух вокруг кристаллов воспламеняется, а вытесненный воздух создает волну наподобие взрывной. Думаю, если провести реакцию при очень низкой температуре или в вакууме — то получится вещество легче и мягче самих облаков.

— А почему его вообще используют как наркотик, раз его так сложно выращивать? — задумчиво спросила Куно.

— Аврора безопасна. Сколько бы ты не принял — передозировки быть не может. Ты можешь уйти в нирвану на неделю и умереть от истощения, это да... Но сам наркотик тебя не убьет, — отметил Варден с усмешкой, — Более того, у него до сих пор не обнаружено никаких побочных эффектов. Кроме, конечно, зависимости...

— А почему больницы не хотят платить за Аврору? — спросила Куно, осторожно приподнимая один из бутонов и внимательно разглядывая его.

Варден фыркнул.

— Не хотят платить? Да они ее с копытами оторвут! Безвредный анестетик и легко контролируемая точечная амнезия? Если бы ее было легче выращивать — морфий остался бы разве что на страницах учебников по медицине.

— Тогда почему ты не продаешь Аврору больницам? Ты же можешь выйти на легальный уровень. Получить лицензию, или королевское разрешение от Селестии, или что там положено... — предложила Куно.

— И тогда Даггертейл переломает мне крылья, — вздохнул Варден, — Очень немногие в этом регионе способны выращивать Аврору, и я — один из них. Остальные либо уехали, либо попросили у Стражи защиты. Одного вроде как даже убили...

Куно прижала уши, помрачнев.

— А если бы Даггертейл исчез?

— Тогда его место занял бы кто-то другой, — покачал головой Варден, — Я вижу, что ты хочешь помочь, но... У меня нет выхода. Могло быть и хуже. Я выращиваю одно из сложнейших растений в мире, и я делаю это хорошо. И, думаю, оно приносит многим пони радость...

— И ломает их жизни, — добавила ченджлинг, топнув копытом.

— Варден опустил взгляд, катая копытом какой-то камушек. — Да, наверное... Но я стараюсь не думать об этом. Я не в силах ничего изменить.

Куно покачала головой, затем шагнула вперед, обняла пегаса и потерлась щекой о его лицо.

— Если я избавлюсь от Даггертейла — то ты будешь должен мне всю свою любовь, окей?

Варден рассмеялся.

— Если ты снимешь его с моей шеи — я на тебе хоть женюсь.

Куно усмехнулась и закатила глаза.

— Осторожней с обещаниями, Варден!

— Ты бы все равно не согласилась, — покачал головой он.

— Ты прав, — моментально ответила ченджлинг.

Пегас прижал уши и вздохнул. Куно приподняла копытом его голову и посмотрела ему в глаза.

— Эй! Значимость свадеб сильно преувеличена! — сказала она и, усмехнувшись, лизнула его в лоб, — Лучше бы ты пообещал затащить меня в постель.

Варден шокировано моргнул. Ченджлинг невинно улыбнулась.

— Из меня выйдет отвратительная жена. А вот в постели — в постели ты бы возлюбил меня всем сердцем!

Пегас пробормотал что-то неразборчивое, затем отодвинулся и посмотрел на нее.

— Сколько жеребцов у тебя было?

— Несколько сотен, — ответила та, ничуть не смущаясь, — и даже несколько кобылок.

Варден нахмурился.

— Однако.

— Попробуешь назвать меня распутной, доступной или, того хуже, шлюхой — и можешь попрощаться со своим глазом.

— Несколько сотен, — повторил Варден, сжав губы.

— А сколько раз в жизни ты обедал, Варден? Тысячи? — сухо спросила Куно, прищурившись.

— М-м... Да?

Куно негодующе помахала копытом.

— Для меня секс — это еда. Я не занимаюсь им ради духовной близости. Я не хочу привязываться к пони, у которых ворую любовь. Мне нужна только их любовь, а секс — очень простой и удобный способ получить ее. Ты бы отказался от пары сотен бесплатных обедов?

Варден пристыженно отвернулся.

— М-м... Нет? Ну... Раз уж ты так говоришь...

— Ну вот и молодец, — с удовлетворенной улыбкой Куно похлопала пегаса по плечу.

— Ты же... ты же не думала совратить меня только ради того, чтобы пообедать, а? — спросил Варден, стараясь звучать как можно спокойней. Ему это не удалось.

— Было дело, пару дней назад, когда у меня еще было мало энергии. Я предпочла воздержаться. А что? — ответила она, дернув ухом.

— Да нет, просто... Чтобы ты знала... Мне очень нравится Спитфайр, — сказал Варден и, стремительно краснея, направился к выходу из ущелья.

Куно закатила глаза и, покачав головой, с обвиняющим видом последовала за ним.

— Извращенец.