Автор рисунка: Devinian
Глава 5: Сопереживание Глава 7: Друзья

Глава 6: Подарок

Оригинал: An Affliction of the Heart
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редактор: Pifon
Версия Google Docs
Фикбук
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Муки Сердца

Глава 6: Подарок

За столом висела неловкая тишина. Варден молча наблюдал, как Куно с удовольствием выбирает из своего обеда лучшие кусочки и кидает их в рот, закусывая хлебом и совершенно не обращая внимания на состояние пегаса.

Скрывшись на несколько минут в своей комнате, Варден вернулся в полном комплекте брони и с копьем, и аккуратно уселся на свое место. Куно сидела там же, где обычно, только без ошейника и веревки, и из-за этого казалась раз в восемь опаснее.

— Ну что, ты не собираешься меня расспрашивать? — спросила ченджлинг, приподняв бровь и ухмыльнувшись.

Варден сжал копье покрепче, хотя в глубине души знал, что если дело дойдет до драки — оно ему не поможет.

— Зачем мне тебя расспрашивать?

— Ну, я теперь знаю твою историю, а ты мою — нет. Ты вроде как собирался превратить меня в пай-девочку. Давай на время забудем о том, что мне необходимо питаться любовью. Отложим поиски бесконечного источника любви на потом, и перейдем сразу к перевоспитанию. Очевидно, что чтобы начать кого-то перевоспитывать, надо знать, как он жил раньше, так? — Куно наклонила голову набок, задумчиво пережевывая кусок хлеба и глядя на пегаса.

Варден помрачнел и кивнул, глядя на нее из-под шлема.

— Я... Д-да, так.

— Ну? — ченджлинг приподняла бровь, — Давай, не стесняйся.

— ... Сколько пони ты убила? — спросил Варден нарочито спокойным тоном.

Куно хихикнула.

— Сразу к самым сложным вопросам, а?

— Я так и знал, что ты не признаешься, — пегас махнул копытом и отвернулся.

— Троих, — небрежно ответила она.

Варден поперхнулся.

— Что? Слишком много? – спросила Куно как ни в чем не бывало.

— Т-ты убивала пони... — слабо пробормотал Варден.

— Ага, три штуки, — подтвердила она, — И? Ты сам меня спросил.

— К-кем они были? — прошептал пегас.

— Ну первый раз можно считать несчастным случаем, хотя я, конечно, виновата, спору нет. Я пыталась попасть в больницу и притвориться раковым больным, еще там, у себя на родине. Пока я была замаскирована под медсестру, мне поручили пациента с сердечным расстройством, и я умудрилась прописать ему диазепам на неделю. Плохая идея. Он не выжил.

Второй — тоже несчастный случай. Я заняла место пони, которая оказывала особые сексуальные услуги за деньги, и питалась любовью своих... клиентов. Когда во время одной сессии пони отпустил красный мячик, я не сразу поняла, что это знак ослабить веревку у него на шее. К тому моменту, когда до меня дошло, что его мольбы о пощаде — уже не сексуальная фантазия, а вполне искренни — он уже успел потерять сознание. Я пыталась его спасти, но мне это не удалось.

Варден уставился на нее, распахнув рот.

— Что?! — Куно подняла копыта и наклонилась назад, прижав уши, — "Я пыталась спасти его, честно!

— А-а третий? — спросил пегас, заранее боясь услышать ответ.

Взгляд ченджлинга помрачнел.

— Единорог из богатой семьи, с которым я встречалась. У меня ушел месяц, чтобы понять, что он занимается торговлей рабами. Они связывались с детскими домами, усыновляли жеребят и продавали их буквально за любые деньги.

Варден в ужасе уставился на нее.

— Прямо здесь, в Эквестрии?

Куно покачала головой.

— Нет, у меня дома. За океаном. Его приспешники выяснили, что я ченджлинг. Несложно было догадаться, увидев меня в моем истинном виде, по колено в крови, всаживающей салатную вилку ему в глаз. Но я отвлекаюсь.

Пегас продолжал смотреть на нее, не в силах пошевелиться.

Несколько долгих секунд спустя к Вардену вернулся дар речи.

— П-почему ты убила его?

Куно хихикнула и покачала головой.

 — Он был отвратительным любовником.

Варден окаменел.

— ...Серьезно?

— Нет, — Куно усмехнулась и покачала головой, потом приняла серьезный вид. — Я убила его потому, что он продавал сирот разным очень, очень плохим пони.

— Но... — Варден нахмурился.

— Но — что? Думаешь, я не могу испытывать жалость к пони? — она обвиняюще посмотрела на пегаса и тоже нахмурилась.

Белый пегас затряс головой.

— Нет, просто... сначала ты говоришь, что ты совершенно бессердечная, потом выясняется, что ты убиваешь пони за то, что он торгует сиротами...

— Я не говорила, что я бессердечная, — заметила Куно, ткнув в направлении Вардена куском хлеба, — Это ты сам решил, что я бессердечная.

— Ты, как ни в чем не бывало, угрожала убить меня! Это бессердечно! — ответил тот, фыркнув.

— Самый простой способ добыть информацию во время допроса — нанести множество болезненных увечий объекту допроса или... поставить вероятность продолжения существования сего объекта по окончании допроса под вопрос. Если ты знаешь, что умрешь в любом случае — зачем что-то рассказывать? А если у тебя есть шанс выжить — то это даст тебе надежду, — произнесла Куно спокойно, как азбучную истину.

— Я... Мне нечего возразить, — удивленно сказал Варден, медленно качая головой.

— «Пыточное искусство для начинающих» — ответила Куно, улыбаясь до ушей.

— Что же ты за хрень-то такая, а? — пару секунд спустя спросил Варден негодующим тоном.

— Я — ченджлинг! — гордо заявила Куно, выпятив грудь, — Здорово, правда?

Куно сидела снаружи дома, впервые за последние дни, и наслаждалась свежим воздухом и солнечным светом. Солнце уже начинало садиться, опускаясь за горизонт на западе.

Когда Куно вышла из дома, Варден уже возился со своим садом. Копье торчало из земли неподалеку — не совсем рядом, но достаточно близко, чтобы успеть выхватить его, если ченджлинг вздумает наброситься на него.

Отдых Куно был слегка омрачен ноющей болью в крыльях. Она до сих пор не полностью исцелилась, и, хоть привязанность Вардена и помогала процессу, до полного восстановления оставался еще не день и не два.

Куно лениво наблюдала за работой пегаса. Варден ловко и точно перебирал и пододвигал лозы и лианы на жердочках, чтобы те росли ровными рядами и не путались. В саду были несъедобные лианы, помидоры, тыквы, арбузы и еще куча зелени, которая Куно до этого не встречались. Пегас тем временем подключил к работе крылья, работая с удивительной скоростью и аккуратностью.

— Почему ты не ешь ничего из того, что тут растет? — полюбопытствовала Куно.

— Еще ничего не созрело, — пояснил Варден без энтузиазма, — Можешь, конечно, попробовать, если хочешь, но у тебя заболит живот... И вообще, зачем тебе есть? Тебе обязательно принимать пищу?

— Пищу... Хм-м. Не знаю, как объяснить это не-ченджлингу, — призналась Куно, опуская глаза, — Любовь нас питает. Еда может нас поддерживать некоторое время, но это совсем не то. Первые несколько лет мы живем на обычной пище, но стоит нам попробовать любовь — и еда перестает... работать. Ее больше не достаточно. Одной еды не хватает. Она может заменить любовь на некоторое время, но это будет... постно? Как-то так.

— А если ченджлинг никогда не попробует любовь? — спросил Варден, оторвавшись от грядки.

Куно удивленно моргнула.

— Это невозможно. Им придется избегать контактов с любыми пони, с другими ченджлингами, со своими родителями...

— А если ченджлинг сосет любовь из другого ченджлинга — это что, как каннибализм? — спросил пегас с растущим любопытством.

— Не совсем. Это скорее перераспределение. Подари ченджлингу неделю любви — и ты потеряешь неделю любви. Но обычно это происходит без согласия партнера. Так что можешь называть это... изнасилованием любовью? — предположила Куно, рассмеявшись.

— Изнасилование любовью... — задумчиво повторил Варден, потом очнулся и встряхнул головой. — Странные создания эти ченджлинги.

— Это пони — странные! — фыркнув, ответила Куно. — Если бы я могла без вас обойтись — давно бы поселилась на высокой горе где-нибудь подальше отсюда.

— На что это похоже? — неожиданно спросил пегас, вновь посмотрев на ченджлинга, — Питаться любовью?

Куно с задумчивым видом принялась выравнивать острыми передними зубами ссадину на хитине переднего копыта, размышляя над ответом.

— Это непросто объяснить. Вроде как тепло. И немного шершаво. Чуть-чуть щекотно. Вроде бы похоже на жидкость... но в то же время и на газ. Почти как... почти как пар, оседающий на стенках котла. Любовь вроде как оседает внутри тебя, а потом разливается по телу, как волна теплого, расплавленного... ну, тепла.

— Какое... понятное описание, — Варден покачал головой.

— Имей совесть! — шутливо возмутилась Куно, швырнув в него палкой.

Пегас рассмеялся, уворачиваясь, но сразу посерьезнел и, прикусив нижнюю губу и прижав уши, с возобновленным рвением вернулся к работе.

— Я что-то не так сказала? — взволнованно спросила Куно.

— Да нет, я... Нет, все в порядке, — сухо ответил Варден, с удвоенным сосредоточением выкапывая ямку для новой лозы.

Куно усмехнулась и покачала головой.

— Удивлен, что мне удалось тебя развеселить?

Копыто с лопаткой застыло на месте. Спустя несколько секунд, Варден кивнул.

Куно сидела в ванне и, напевая какую-то дурацкую песенку, усердно, до блеска натирала губкой свой хитин.

— Каково тебе ходить в этом? — спросил пегас, уже некоторое время пристально следящий за ней сквозь дверной проем. — В этой... чешуе? Шкуре? Черт-знает-в-чем?

— Это называется экзоскелет. В основном это хитин. Как у жуков, только мягче и податливей. Как... линолеум. Ну, свежий линолеум. Не растоптанный.

— Линолеум... — тихо повторил Варден, — Любопытно.

— Ты же постоянно носил меня туда-сюда. Разве не нащупался? — спросила Куно, приподняв бровь.

— Я... старался прикасаться к тебе как можно меньше, — признался Варден.

— Из уважения или из отвращения? — Куно фыркнула.

— И из-за того, и из-за другого, — честно ответил он.

Куно кивнула с серьезным видом.

— Резонно. Можешь подойти и потрогать, — предложила она, протягивая пегасу копыто.

Варден моргнул и прижал уши к голове. Переступив с ноги на ногу, он все-таки поддался любопытству. Шагнув поближе, пегас протянул копыто вперед.

— Не бойся, я не кусаюсь — со смешком подбодрила его Куно, — Если ты, конечно, не настаиваешь. Тогда я могу сделать исключение.

Варден замер, уставившись на зубастую улыбку ченджлинга. Нерешительно вздохнув, он все-таки потянулся вперед и осторожно коснулся черного хитина, почти моментально отдернув копыто.

— Ах да, совсем забыла тебе сказать... У каждого ченджлинга на хитине есть маленькие шипы, которые переносят кучу всякой заразной дряни... — спокойным голосом добавила Куно.

Варден побледнел и начал в панике тереть копыто о ближайшую стену.

Ченджлинг тем временем разразилась хохотом, расплескав воду по всей ванной.

Пегас в конце концов понял шутку и с негодованием уставился на обидчика.

— Зачем ты его выкинул?! Позвякивая висящим на красном ошейнике колокольчиком, Куно с негодующим видом прошагала к постели Вардена и уставилась на него немигающим взглядом.

— ... Я думал, что ты больше не захочешь его видеть — ответил Варден, прижав уши.

— Но нельзя же его просто взять и выбросить! — возразила Куно, помахав для убедительности ошейником перед его носом, — Это мой ошейник!

Варден мигнул и покачал головой.

— Хорошо, не буду. С каких пор ты страдаешь патологическим накопительством?

Нахмурившись и прижав ошейник к груди, Куно помотала головой.

— Просто... у меня есть на то причины!

Пегас приподнял бровь, заметив, как ченджлинг занервничала.

— И что же это за причины? — продолжил он.

Куно фыркнула, опустила взгляд и нахмурилась еще больше.

— Просто это первый раз... ну... первый раз, когда я получила подарок.

— Первый раз за всю жизнь? — спросил Варден, недоверчиво качая головой.

— Да нет, мне дарили много подарков! — проговорила она, глядя на ошейник, — Просто ни один из них не был действительно для меня... для Куно — всегда для тех, кем я притворялась.

— Это... довольно грустно, — признал Варден, медленно качая головой, — Я бы обнял тебя, но, боюсь, ты воспользуешься моментом и откусишь мне язык.

— Лучше выковыряю глаз, — уточнила Куно с довольной улыбкой, — Гораздо вкуснее.

— Ну что ж, спасибо за крепкий и здоровый сон без всяких кошмаров, — вздохнул пегас, возвращаясь к ремонту часов.

В следующий раз они встретились прямо перед сном. Ченджлинг прокралась в комнату Вардена и, приподняв носом край одеяла, проскользнула в кровать, прижавшись к спине белого пегаса.

Распахнув глаза, Варден окаменел.

— К-какого черта ты тут делаешь?!

— Я сплю на твоей кровати — невозмутимо пояснила Куно.

Варден озадаченно моргнул.

— Что?

— Я тебе нравлюсь, — сказала Куно, уткнувшись любопытным носом в крыло пегаса и зевнув, — И тебе приятно, когда я рядом, правда? Так я буду нравиться тебе еще больше и взамен получу еще больше любви, ну а ты — ты получаешь симпатичного ченджлинга у себя под одеялом. Мы оба остаемся в плюсе, а?

Варден сжал губы и напрягся еще больше, но спорить не стал.

— Успокойся уже, упрямый ты осел! Или мне устроить тебе расслабляющий массаж крыльев своими страшными дырявыми копытами? — пригрозила Куно, шутливо укусив край белого крыла.

Варден вздрогнул от неожиданности, но затем заставил себя расслабиться.

Ченджлинг уже давно еле слышно посапывала, прижавшись к спине пегаса, но к нему самому сон пришел только под утро.