Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 5. Город Шестерни. + Интерлюдия 5. Глава 7 Чейнджлинги.

Глава 6. Теневой цех. + ну вы уже, наверное, в курсе про интерлюдии...

Капитан тройки стражей подозревает в Ване агента Эквекстрии. Ван встречается с представителем теневого цеха грифонов.

Глава 6. Теневой цех. + ну вы уже, наверное, в курсе про интерлюдии...

Утро встретило Вана просто чудовищным сушняком. Но головной боли не было. Почти. Кое-как разлепив копытами глаза, аликорн осмотрелся. Он лежал на длинной кушетке в какой-то неизвестной ему комнате. Где-то сверху негромко тарахтел какой-то механизм. «Такс... плащ на месте, сумки на месте и закрыты, а вот тело болит. Похоже, меня кто-то бил.» Ван попытался встать, но передняя нога неловко подломилась и начала чувствительно ныть. Осмотрев немного распухшую конечность, аликорн вновь попытался встать, в этот раз осторожнее. Все получилось, и пепельногривый вышел из комнаты, прихрамывая. Он оказался в большой зале. Камин, стол в виде шестерни, несколько глубоких кресел, оружие на стенах, вездесущие трубы. Газовая люстра была выключена.
— Эй, кто-нить тут есть? — негромко спросил аликорн. Откуда-то сверху раздалось невнятное бормотание. Пепельногривый поднялся по широкой винтовой лестнице в углу на этаж выше и увидел черно-белого грифона в доспехах, лежащего в широком гамаке. Ван с некоторым трудом припомнил имя грифона. Диамант. — Эээ... Диамант. У тебя есть, чего попить?
— Изыди злобное порождение Тартара... — сонно пробормотал стражник, пытаясь укрыться крылом. — У меня слишком болит голова.
— Диамант! Поднимайся, мне нужно справить некоторые надобности. — продолжил настаивать черный пони, которому хотелось облегчиться. Он нервно семенил ногами стоя на одном месте. Копыта звонко цокали по каменному полу, а грифон попытался укрыться подушкой.
— Отстань от меня, вострозубый аликорн. — пробормотал грифон, пытаясь завернуться в одеяло.
— Чего! — Ван бросился к Диаманту и стал его требушить. — Откуда ты знаешь?! Просыпайся, давай!
— Да что бы тебе Вендиго приснились, встаю я, встаю. — проворчал стражник и с протяжным стоном свалился с гамака. Доспехи загремели по камням, вызвав очередной стон грифона. Он дополз до тумбочки стоящей рядом, достал оттуда какую-то маленькую склянку и выпил ее, скривив морду. — Фух, сейчас полегчает. Зебрианские зелья — это магия. — он объяснил пепельногривому, где можно облегчиться и попить. Ван прихрамывая, помчался туда.
Справив надобности и вволю напившись из-под крана в ванной, аликорн вернулся в зал. В одном из кресел уже развалился грифон. Доспехи его были уже сняты и лежали рядом.
— Давай начнем с начала. — произнес аликорн, усевшись в кресло напротив и поправив телекинезом плащ, который, к его счастью, не пострадал в драке. Грива его, до этого уныло висевшая, растеклась серым облаком. «Может ее поведение зависит от моего настроения?» — Я обычно так не напиваюсь... В общем, последнее, что я внятно помню, это как я орал песню в баре.
— Тонко заметил. Голоса у тебя тогда не было. — улыбнулся грифон. — зато ритм копытами отбивал знатно.
— Оё! Надеюсь, я ни к кому не приставал?
— И это только начало. — грифон поудобнее устроился в кресле. — Приставать, не приставал, но вот на столах танцевал, под аккомпониметн тех симпатичных грифоночек.
Ван страдальчески накрыл голову копытами.
Затем они подсели к нашей компашке, ты уже пил с моим отрядом. В общем «Красным Хохолкам» это не понравилось, да и Гильда их подначивала. Она подошла к тебе и попыталась стянуть твой плащ. Ты же явно обматерил ее на неизвестном языке и начал отбиваться. Она расцарапала тебе лицо. — Ван сразу же дотронулся до своей морды. Она и в правду была заляпана кровью, но самих царапин не осталось. Даже шерсть уже успела вырасти. Пепельногривый не раз замечал, что раны на нем заживают необычайно быстро. — Затем началась драка. «Красных Хохолков» было больше, но мы, стражи были в доспехах. Остальные грифоны тоже втянулись и все смешалось. Гильда уже успела тебе нехило накостылять, когда я отправил ее в нокаут. В общем, выбирались мы из бара уже вместе. Потом снова, что-то пели, от кого-то убегали. Когда добрались до моего дома, я хотел было включить подъемник, но ты расстегнул плащ и расправил крылья. Сказать, что у меня был шок, значит ни чего не сказать. Ты взлетел до моего крыльца и вновь накинул плащ. Я положил тебя в гостевой спальне, а сам кое-как добрался до своей. Вроде бы все.
— Бл... — протянул аликорн.
— А теперь моя очередь задавать вопросы. — глаза стража хищно блеснули. — Кто ты такой? Ты ведь явно пони — аликорн. У тебя есть то, что отличает пони от остальных разумных — кьютимарка. Что значит она? Почему у тебя такая... странная для пони внешность? Почему я о тебе никогда не слышал? Ведь все аликорны принцессы и они известны! Почему ты скрываешься? Что привело тебя в Город Шестерни? Это все.
— Отвечаю по пунктам. — тяжко выдохнул аликорн, поелозил крупом, устраиваясь на кресле. Скрывать что-то уже было бессмысленно. — Я Бел Ван Сапка, искатель приключений. Моя кьютимарка символизирует, что я преуспеваю в охоте на зло. Почему я такой... — Ван расправил крылья под плащом и широко улыбнулся. Грифон невольно дернулся, глядя на оскал черного пони, но быстро взял себя в лапы. — Ты не слышал обо мне из-за того, что я слишком молод. Скрываюсь из-за своей весьма специфической внешности, а так же из-за нежелания брать на себя ответственность, участвовать в политике. В общем, заниматься тем, чем занимаются остальные принцессы. — образ Луны мелькнул в воображение пепельногривого. Он зарылся носом в складки плаща и грустно вздохнул. — В Город Шестерни я прилетел, что бы разыскать одну пони, которую похитили два грифона молочного цвета. Ее зовут Октавия и она весьма известная в Эквестрии виолончелистка. Похитители каким-то образом подменили ее другой пони, как две капли воды похожей на Октавию.
Грифон уже минут пять сидел молча, размышляя над словами жутковатого аликорна. Хвост его нервно шевелился. Здоровое недоверие не давало поверить в эту историю. С другой стороны он понимал, что при желании этот пони мог сочинить и более логичную версию. Да и припомнил он парочку грифонов молочного цвета, что буквально вчера тащили шевелящийся мешок. «Он слишком необычен даже для аликорна. Никому не известный принц... Наверняка цепной пес принцесс, который делает за них грязную работенку, оставаясь при этом в тени. Не верю я его рассказам, про молодость. Скорее всего, командует разведкой у пони, а это дело оказалось настолько запутанным, что он лично выбрался в поле.»
— Ну да, ты вчера упоминал, что разыскиваешь какую-то пони. — начал черно-белый страж. — Я ни когда не верил в судьбу, рок, предназначение...Но я видел описываемых тобой грифонов только вчера вечером. Они тащили весьма тяжелый мешок. И я даже знаю, на кого они работали. По крайней мере, официально. — грифон замолк. Повисла неловкая тишина, нарушаемая лишь гулом в трубах.
— Не тяни мантикору за усы, говори же! — не выдержал пепельногривый. Он уже свернул свои крылья и вновь поправил плащик.
— Они работали на цех мореплавателей. — задумчиво произнес Диамант. Взглянув на недоумевающего аликорна, он добавил: — Этот цех занимается конструированием и производством, как обычных кораблей, так и воздушных. Я, пожалуй, тебе даже помогу в этом деле. Давно подумываю о переходе в десятники, а раскрытие дела о похищение пони даст мне не мало рейтинга. Совет цехов не захочет ссориться с Эквестрией из-за таких пустяков. Мы можем потерять слишком много контрактов. Да и с аликорнами побоится идти на конфликт. Ваших принцесс откровенно побаиваются. Сейчас перекусим и пойдем.
Грифон минут через десять притащил с кухни кусок копченого мяса и несколько кружек кваса. Вану уже успел смыть с себя кровь и даже немножечко сполоснуться. Грифон вновь надел свой доспех. Перекусив, они отправились в путь. Едва Ван вышел за порог, он сразу же замер. Пепельногривый стоял на небольшой площадке без ограды где-то на высоте шестого-седьмого этажей. Никаких лестниц сюда не вело. Легкий ветерок развивал серую гриву.
— Я думал, ты пошутил про мои полеты. Я же не умею летать! — приглушенно воскликнул черный пони, осторожно выглядывая за края площадки.
— Как не умеешь?! — изумился Диамант. — Я же своими глазами видел, что ты залетел сюда на перепончатых крыльях!
— По пьяни можно и не такое сотворить. Даже если я бы и умел летать, то мне все равно пришлось бы прятать крылья. Появления никому не известного аликорна в городе, наверняка наделает много шума. Ты упоминал про какой-то подъемник?
— Да, ты прав, лучше тебе лишний раз не светиться своим настоящим обликом. А про подъемник... — стражник хитро улыбнулся и дернул один из рычагов, размещенных в стене, у двери его дома. Он не поверил словам аликорна. «Уж скорее Бел Ван Сапка умеет летать, но скрывает это. Как козырь. Да и крылья легче спрятать, чем рог.»
Заскрежетал металл и сверху спустилась, слегка раскачивающаяся платформа, закрепленная на четырех цепях. Ван с некоторой опаской ступил на металлический лист, но, ничего особо опасного не случилось. Грифон вновь дернул рычаг, переведя его в крайнее нижнее положение. Платформа стала плавно опускаться в низ. Диамант легко догнал ее и приземлился рядом с Ваном, от чего этот своеобразный лифт стал раскачиваться сильнее.
— Это сделано специально для не летучих или для тяжелых грузов. — пояснил страж.
— Диамант, а почему вы не строите дома из облаков, как делают это пегас? — полюбопытствовал пепельногривый.
— Да ты смеешься?! — воскликнул черно-белый грифон. — Не представляю, как можно жить в таких домах?! К тебе ведь в любой момент может припереться кто-то прямо через стену. Даже если ты этого не хочешь! Не говоря уже о тех, кто может попытаться утащить что-то из моего дома. Нет, камень надежнее. Сейчас мы с тобой пойдем в одно место... — грифон хитро улыбнулся. — Там работает один из уважаемых членов теневого цеха. Ну, в общем, это нелегальный цех, занимающийся все возможными преступными махинациями. Заказ на эту пони наверняка прошел, через цех.
Пепельногривый и грифон добирались довольно долго. Диамант не летел, а шел рядом с Ваном. Аликорн любопытством глядел по сторонам. Было еще утро, но на улице сновало множество народа. В небесах, окутанных легкой дымкой сновали грифоны. По земле важно шествовали безвкусно, но роскошно одетые алмазные псы. Несколько раз Ван видел землепони. Как объяснил Диамант, сейчас как раз начинается переменка на заводах. Стражник остановился у знакомого бара «Под сожженным крылом». Ван удивленно посмотрел на Диаманта.
— Слушай внимательно. — начал грифон. — Говорить буду только я. Ты же слушаешься меня беспрекословно. Тот самый алмазный пес, что вчера был за стойко и есть член теневого цеха. Я его знаю как облупленного, поэтому мне будет легче.
— Получается, даже если бы я не встретил тебя, то все равно бы нашел след ведущий к похитителям... — задумчиво пробормотал аликорн. Черно-белый грифон ни чего не ответил. Он вновь задумался о череде подозрительных совпадений. «Сначала я встречаю, грифонов похитителей, потом на меня выходит принц именно тогда, когда я отдыхаю в баре, владелец которого член теневого цеха. Слишком много соывпадений.»
Диамант внимательно осмотрел свой доспех, протер и без того блестящую грудную пластину и зашел в бар. Пепельногривый последовал за ним. Вопреки ожиданиям все было целым, словно этим вечером здесь не было пьяной драки. Парочка накачанных алмазных псов прибиралось по углам, а бармен по по-прежнему протирал стакан. Ван только сейчас обратил внимания, что все столы, лавки, стулья намертво привинчены к полу. Теперь понятно, почему здесь порядок.
— Здравствуй Дош! — радостно крикнул грифон от дверей, подошел к псу и сделал с ним брохуф. — Как здоровье, лапа больше не ноет? Как щенки?
— И тебе привет Диамант. К непогоде сильно тянет, а вот со щенками все отлично. Я ждал вас, но не думал, что вы придете так быстро. Гар, Зарз, сходите проветритесь, мне тут с гостями о своем надо поболтать.
Ван хотел было спросить, от чего алмазный пес ждал их, но вспомнил наказ Диаманта и прикусил язык. До крови. Он вновь забыл про остроту зубов. Парочка работников весьма поспешно выбежала на улицу, прикрыв за собой двери. Стражник уселся на стул у барной стойки прямо напротив Доша. Ван тоже сел рядом.
— Почему ты нас ждал? — задал так интересующий аликорна вопрос стражник.
— Может я уже и стар, но слух у меня по-прежнему отменный. Я слышал, что этот рогатый вчера упоминал, о похищенной пони. Вы ушли вместе, значит ты, Диамант, в это дело обязательно полезешь, не в твоих привычках упускать такой шанс. Я в курсе твоих рапортов на повышение. А пойти ты мог только ко мне, ибо я самый авторитетный член теневого цеха известный тебе. Мой ответ — нет. Я тебе ничего не скажу. Это не та ситуация, что бы сдавать своих. По крайней мере за просто так. Такие свединия стоят очень много, очень. А твой дружок видимо богат. — пес махнул лапойв сторону седельных сумок ванна украшенных рубинавми.
— Ты ошибся в одной мелочи, Дош. — вальяжно ответил Диамант. — Ван, скинь плащ. Скидывай давай, Дош иначе не поймет, что сейчас само существование теневого цеха под угрозой. — добавил страж, увидев недоумевающее лицо черного пони.
Ван подхватил телекинезом плащ, снял его, положил на соседний стул, широко расправил крылья и как можно безумнее улыбнулся. И грифон и алмазный пес вздрогнули от этой улыбки. Дош даже нервно сглотнул.
— А... а... аликорн. — выдавил из себя испуганный алмазный пес. Сейчас он сильно жалел, что отослал помошников, хотя и понимал, что они ничего не могли противопоставить многотысячелетнему пони. Одна лапа Доша лежала на бешено бьющемся сердце, вторая же до хруста сжимала многострадальный стакан.
— В этот раз твой цех зашел слишком далеко. — с угрозой произнес черно-белый грифон. Хоть его самого нервировала и пугала безумная улыбка пони, он продолжал давить на алмазного пса. — Похищенная пони слишком известна в Эквестрии. Аликорны не простят нам этого. Они даже прислали принца для расследования. Или ты думаешь, что он случайно зашел имен в твой бар? Нет, Дош. В таких делах случайностей не бывает. И городские цехи не вступятся за вас, они не захотят обрывать контакты с Эквестрией. Скорее уж сами предоставят списки членов твоего цеха. А теневые навряд ли справятся с аликорном. Тем более таким. Так, что? Не будем доводить до открытого конфликта? Ведь принц не зря прилетел к нам инкогнито. Значит, Эквестрия не хочет огласки этого дела. Заказчики похищения то далеко, а принц сидит напротив тебя и улыбается
Ван же тихонько офигевал от рассказанного Диамантом. Пепельногривому и в голову не приходило, что его историю можно повернуть таким образом. Хотя, если смотреть со стороны и не знать подоплеки, все выглядит вполне логично.
— Я согласен! Согласен! —воскликнул Дош, поставив стакан на барную стойку. — От лица всего теневого цеха приношу извинения, за сей досадный инцидент. Да это наши грифоны учувствовали в похищение. Нашему цеху известно, где она содержится. Пони уже передали заказчику, но она еще в Городе Шестерни. Если Эквестрия забудет о промашке моего цеха, то теневые сделают все, что бы загладить свою ошибку. — алмазный пес протянул подрагивающую лапу аликорну. Тот какое-то время смотрел на нее, играя на нервах Доша, вновь широко улыбнулся и сделал брохуф.

Интерлюдия 6.

— Дош! Ты жадный идиот!
— Но Гарм, я...
— Но ты!.. Да у тебя от старости совсем мозги усохли! Я же четко тебе объяснял, что заказчику нужно было, что бы этот пони вышел на Октавию и освободил ее. А ты же стал требовать с него за это деньги!
— Он выглядел богатеньким аристократом, только недавно оторванным от материной юбки!
— А на деле оказался никому не известным принцем пони! Если о Селестие, Луне, и Каденс мы все слышали, то о бел Ван Сапка, ни чего! Ты понимаешь, что это значит?
— Не очень?
— Ох... Это значит, что жутковатый аликорн не оставляет свидетелей! И только заказчик может спасти тебя от «несчастного случая»!
— Неужели он на столько могущественен?
— Более чем. Ее, тьфу, его агенты повсюду! Слушай меня внимательно и не облажайся только в этот раз. Заказчику необходимо, что бы освобождена Октавия провела ближайший месяц вне Кантерлота. Даже не думай пытаться посадить пони под замок. Кто знает, возможно, именно аликорн закопает заказчицу. В таком случае к нам все равно не будет претензий, пони то проживает в городе по своей воле. Делай что хочешь, ползай перед ней на позе, как мокрогубый щенок, пляши чечетку, но она не должна попасть в Кантерлот. Устрой ей экскурсию о городу шестерни. Подари уникальную виолончель, в цехах наверняка найдутся мастера. Устрой концерт. В общем облизывай ее с копыт до головы.