Автор рисунка: MurDareik
Глава 5. Две кобылки. Глава 7. Рабы.

Глава 6. Хитрый план.

Автор искренне благодарит Tarantog’a, без которого не было бы Такхизис, Snailhuk’а музыка которого, написанная для меня и моего друга Maskar’а, поддерживала во время написания новой главы, самого Maskar’а, Arrisar’a и DxD2 (Дикси) за шикарные РП, а так же преданных читателей, которые периодически пинали мою ленивую тушку.

Автор искренне благодарит Tarantog’a, без которого не было бы Такхизис, Snailhuk’а музыка которого, написанная для меня и моего друга Maskar’а, поддерживала во время написания новой главы, самого Maskar’а, Arrisar’a и DxD2 (Дикси) за шикарные РП, а так же преданных читателей, которые периодически пинали мою ленивую тушку.



И снова «рога и копыта», и снова сырые, чуть затхлые туннели. Такхизис немного испуганно семенила за жеребцом, оглядываясь вокруг. Хотя смотреть особо было не на что. Каменная кладка, утоптанная грязь под копытами, да проводник. Поводок ее был пристегнут к небольшому, специально для этого нашитому на плащ, колечку. Черный Рынок же бурлил, как ни в чем не бывало. Словно вчера и не случилось ничего экстраординарного. Стража с подозрением косилась на фиолетовую пони, но ничего не сказала. Пэс по-прежнему изображала главную в их тройке. Это немного тешило ее самолюбие. Не всегда выпадает возможность покомандовать демонологом и суккуба умела ценить такие моменты.

Довольно скоро по рынку, среди торговцев живым товаром, прошел слух, что кое-кто интересуется оптовыми покупками именно пони. В итоге троица посетила несколько довольно-таки уютных павильонов спрятанных в стенах рынка, где Пэс обсуждала цены, условия и прочие мелочи. Лже-единорог продолжал изображать из себя всего лишь спутника великолепной Флер де Лис, тихого и неприметного. Воздействовать на них эмпатией у демонессы тоже не выходило. Все торговцы были буквально с копыт до рогов увешаны защитными, и не очень, амулетами. В итоге все эти разговоры лишь подтвердили слова Таргона.

— Ну вот, и стоило нам по здесь лазить, если все итак уже понятно. – ворчала недовольная Пэс, когда отряд устроился в небольшой кафешке, заказав овощной салат. – Все равно нам теперь искать выходы на Дом Полудня. Судя по всему они и являются основными поставщиками именно пони.

— Флер… — Ван даже здесь предпочитал использовать псевдоним. – Зато мы теперь в знаем, что Таргон нас не обманул. По крайне мере в этом.

— Хорошо, хорошо. – примеряющее подняла копытца суккуба. – И что ты собираешься дальше делать, о сильномогучий Бел Ван Сапка? Или ты собираешься снова прийти к старейшине Дома Полудня, показать спрятанное под плащом, ласково улыбнуться, а тот расплачется, испугается и умилится одновременно, отпустит пони, нагрузив тебя сверху мешком драгоценностей? – в голосе чейнджлинг былдо столько яда, что аликорн невольно подавился помидоркой.

Такхизис же не очень понимала о чем спорят Ван и Пэс. Ее, в данный момент, гораздо больше интересовал изумительно вкусный салат который почему-то слишком быстро заканчивался. Поняша даже с подозрением начала посматривать на лже-единорожку, не таскает ли та из ее тарелки, пока Такхи отвлекается на что-то еще.

— Не знаю я, что дальше делать! – огрызнулся аликорн, уткнувшись мордой в тарелку.

— О Хель! Я связалась с идиотом! Вот скажи мне, почему мне не мог достаться нормальный жеребец, а не это недоразумение!? – взъярилась Пэс. – Знаешь. Мне кажется, принцессы были правы, считая тебя жеребенком. Ума столько же. Даже меньше. Да тобой бы уже через неделю помыкала половина Улья. Там без умения просчитывать себя и соседей на два хода вперед не то, что нормально жить, выживать невозможно.

— Ты забываешься! – ответил вороной, смотря на суккуба. – Желаешь, что бы и я тебе припомнил все твои мелкие нарушения Договора!?

— Нет, это ты забываешься! – белое копытце обвиняющее уперлось в грудь вороного. – Я не подписывалась участвовать в самоубийственных авантюрах!

— А можно мне добавки? – негромкий голосок Такхизис прервал разгоревшийся спор. Сделав фейсхув, Пэс пододвинула свою, для вида купленную порцию, поближе к фиолетовой кобыле. Та, благодарно кивнув, приступила к поеданию вкусняшек.

— Ладно, давай вначале послушаем, что нам предложит Таргон, а потом уже будем разбираться, что и как. Из разговора с ним следовало, что у него уже есть какой-то план.

Расплатившись, пони покинули рынок. Дорога назад, а потом и до резиденции Таргона заняла не так уж и много времени. Конечно правильнее было бы оставить Такхизис на конспиративной квартире, но вороной все равно не доверял минотаврам. Поэтому кобылка ехала с ними, поминутно стараясь выглянуть за край паланкина на улицу. То Вану, то Пэс приходилось ее отдергивать. Зато в самом поместье ее любопытство наконец было удовлетворено. Красота, массивность и чрезмерная аккуратность восхитили поняшку и она ходила по коридорам поместья с отрытым ртом. Юная пони постоянно крутила головой из стороны в сторону и аликорну с чейнджлинг вновь проходилось отдергивать Такхизис.

Видимо хозяин не ожидал столь скорого возвращения союзников, рабочий стол Таргона был заставлен аккуратными кучками бумаги, рядом была чернильница и несколько измазанных чернилами перьев. Ну и естественно пара молчаливых телохранителей, в рунных доспехах, за спинами. Такхизис уселась рядом с суккубом, с интересом рассматривая богато украшенные драпировки. Но стоящие торчком ушки говорили о том, что она внимательно следит за разговором.

— Чем обязан? – устало спросил минотавр, откладывая очередную исписанную бумагу в сторону. Он с некоторой настороженностью покосился на фиолетовую кобылку. – Я слышал о том, что случилось на Черном Рынке. Вы уверенны, что она безопасна?

— Да. – ответил вороной. Затем, после недолгой паузы добавил. – Такого точно не повторится, пока я рядом.

— Побывав на рынке, мы убедились в правдивости ваших слов. – начал разговор аликорн. – И готовы выслушать ваши предложения по исправлению текущей ситуации. Не поверю, что дом предусмотревший наше появление в Сердце Лабиринта не предусмотрел и план действий если контакт с резидентом Эквестрии будет удачным.

Минотавр задумчиво пожевал кончик пера, что постоянно вертел в своей руке.

— Вы правы, ваше высочество, есть у нас некоторые интересные наработки. – Таргон подхватил небольшой колокольчик и позвонил в него. В двери немедленно проскользнула довольно миловидная телочка, с весьма выдающимся бюстом, судя по одежде и тому, как она держалась со старейшиной, его секретарь. Таргон назвал ей какой-то список цифр и букв и та стрелой вылетела из комнаты, вернувшись лишь спустя минут десять, с рулоном свитков подмышкой. Немного нервно покосившись аликорна, телочку выдал ее хвост, испуганно поджатый, та поспешила удалиться. Таргон аккуратно убрал лежащие на столе бумаги и, развернув свитки, прижимая их углы специальными держателями виде статуэток драконов, он позвал пони к своему столу.

— Итак, что Дом Заката может вам предложить. – начал старейшина склонившись над столом. Там лежало несколько довольно подробных карт, дополненных словесными отчетами и заметками, маршрутами движения и тому подобными мелочами. — Во-первых принцессам… и принцам, разумеется, понадобятся доказательства, которые они смогу предъявить нашему королю. Значит понадобится документация, которую Дом Полудня просто не может не вести. И у меня даже есть информация, кокой из старейшин этого дома ведет дела с работорговлей. Во-вторых нужно будет освободить плененных пони и доставить их хотя бы до посольства Эквестрии. Уж оттуда у вас наверняка найдется способ их вывезти на родину. И в третьих, в идеале, не мешало бы пленить и самого старейшину, что бы Дом Полудня не спрятал его, одновременно свалив на него всю вину, мол они не знали.

Ван с интересом рассматривал карту. По его бокам стояли кобылки, слева Пэс, справа Такхизис. Таргон с явным неодобрением покосился на фиолетовую пони, но вслух ничего не сказал. Минотавр начал подробно излагать детали плана, на месте корректируя их под текущую ситуацию. Чувствовалось, что за этими самыми бумагами стоит не одна неделя упорного труда. И все эти наработки достаются аликорну почти даром. Остается их только реализовать.

— Действовать надо немедленно, пока вести о вашем появление в столице не добрались до Дома Полудня. А это случится, рано или поздно. Чем быстрее мы начнем, тем больше вероятность того, что мы застанем их врасплох. И все три пункта плана надо сделать одновременно. Иначе мы добьемся – настаивал старый минотавр. – А я не хочу подставлять свой дом под гнев короля, в случае провала.

Итогом почти двухчасового совещания стал следующий план. Ван и Такхизис занимаются основным лагерем для пони-рабов, что расположен в долине неподалеку от Сердца. В это же время суккуба, а она назвалась специалистом по скрытым проникновениям, забирается в резиденцию и вытаскивает оттуда бумаги. Если остается время и возможность вся троица встречается на конспиративной квартире и отправляется похищать старейшину. Естественно им всем помогают минотавры Дома Рассвета. Начать было решено этой ночью.

Остаток дня отряд провел на конспиративной квартире, к которой стали потихоньку стекаться и минотавры участвующие в операции. Суккубе не очень хотелось расставаться с Ваном. Она вполне справедливо опасалась, что без нее он влипнет в какую-нибудь неприятность. Ну, заодно еще и ревновала к этой его «дочери». Пэс презрительно фыркнула. Уж кто-кто, а она-то способна отличить любовь ребенка к родителю. Лелея планы устранения выскочки-конкурентки, чейнджлинг рассталась с аликорнами. Они покидали убежище первыми. Каждого пони несла отдельная четверка минотавров. Но это были не профессиональные носильщики. Под их одеждами прятался весьма приличный арсенал острого, а кое у кого и магического оружия.

Подождав еще с два часа и прихватив вещи для ее будующего облика, не замеченная даже охраной конспиративной квартиры, Пэс выбралась на улицу. Ванн особенно настаивал, что бы Шедоу Пэшон укрывалась и от «своих» тоже. А что на это скажет Таргон… Аликорна это слабо волновало. Сама же чейнджлинг участвовала в авантюре отнюдь не из-за «бедных поняшек, страдающих в рабстве». Она презрительно фыркнула. Нет. Она уже давно примеряла на себя корону Королевы Чейнджлингов, а лишившись поставок самых энерго-эмоционально ценных рабов, пони, недовольно заворчат даже высшие. А уж уважение к старшим и сильнейшим, прививается в Улье с малолетства.

Никем не замеченная обыкновенная телка-минотавр, чуть неуклюжая на двух ногах, добралась до места грядущего обновления, предвкушая скорую маленькую гадость. Она подошла к воротам поместья Дома Полудня и вежливо постучалась в них.

— Слушаю вас, мэм. – дворецкий, открывший небольшую калитку был предельно вежлив.

— Проводи меня к своему начальству! Живо! У меня послание из Улья. – обычные карие глаза телки вспыхнули фиолетовым светом. Это Пэс слегка воздействовала на эмоции стоящего перед ней минотавра. Даже амулет, что висел на шее полубыка не смог противостоять силе высшей. А вот тот, что стоял в самом доме, определяющий чейнджлингов, известил хозяев о визите перевертыша. Пожалуй это было самым лучшим пропуском в поместье работорговцев. Пока дворецкий сомнамбулой вол суккубу в дом, своею ухоженностью напоминающий поместье Таргона, к ним уже вышла парочка минотавров.

— Уважаемая?.. – начал один из них, помоложе и побогаче одетый.

— Лёвинг Флейм. – Пэс назвалась именем своей давней сопернице по улью. Именно эту маленькую месть она смаковала по дороге.

— Уважаемая Флейм, не могли бы вы перестать воздействовать на нашего минотавра? Хорошие лакеи – редкость даже среди моего народа. Что вас заставило почти в открытую прийти…

— Нет времени на болтовню! – перебила словоохотливого минотавра чейнджлинг. – принцессы вышли на ваш след! Немедленно, при мне уничтожьте все документы свидетельствующие о наших делах!

— Но это же отчетность! – ошарашено воскликнул полубык.

— Какая, во имя Хель, отчетность! Идиот! – кричала демонесса в ответ, цокая в сторону парадного входа. — Эта отчетность послужит доказательством для тех же принцесс, а ваш король, закрывающий глаза на наши делишки, с превеликой охотой выдаст виновников взбешенным аликорнам, лишь бы не портить отношения с Эквестрией! И будешь ты петь об отчетности сначала королевской страже, а потом и страже принцесс. Я могу принять здесь свой настоящий облик? Ужасно неудобно ходить на двух ногах.

Минотавр рассеянно кивну, с каким-то подозрением рассматривая чейнджлинг. Троица зашла в пустую комнату и Пэс обернулась Левинг Флейм. Теперь все, что случится далее можно будет списать на соперницу. Конечно ничего особого ей не будет, Кризалис быстро догадается, кто настоящая виновница, но пара неприятных моментов гарантированна.

— Это конечно формальность, но не могли бы вы предъявить знак? – спросил минотавр.

Этого Пэс и боялась больше всего. Теперь ей придется действовать не просто быстро, а очень быстро. Первым под удар магии попал молчаливый, судя по всему телохранитель молодого. На нем и защитный амулет был послабее, да и сама чейнджлинг долго готовилась к этому. Все-таки она не зря проводила в Улье столько времени за учебой и тренировками. В схватках с высшими за рабов ей банально не хватало сил. А сил не хватало потому, что не было рабов и она питалась из общей пайки с низшими. В общем замкнутый круг вырваться из которого могло помочь только мастерство. А теперь, на внешке, так чейнджлинги именовали все вне Улья, Пэс смогла получить то, чего ей так недоставало энергию.

Телохранитель просто мягко упал на пол, уснув. Но такое мощное воздействия было единоразовым явлением, да и амулет на молодом был заметно сильнее. Поэтому тот всего лишь получил телекинетический толчок. Одежда телки, больше не нужная суккубе, послужила неплохим кляпом и ремнем. Найдя амулет, что защищал полубыка от эмпатического воздействия демоннесса сорвала его и брезгливо выбросила в угол комнатки. Дальнейшее было уже просто. Чейнджлинг не требовалась искренняя любовь, достаточно было грубого воздействия, вызывающего кратковременную вспышку доверия и вот уже минотавр с немалой охотой рассказывает Пэс, где лежат необходимые ей документы.

Снова запихав кляп и проверив надежность узлов суккуба поспешила к цели своей мисси. Прямо сквозь стены. Все равно минотавры охраняющие дом уже оповещены о необычайном количестве творимой чейнджлингами магии. Это был тот же прием, что Кризалис использовала на Твайлайт погрузив ее в пещеры под Кантерлотским Замком. Пэс, окутанная ореолом фиолетового пламени просачивалась сквозь стены, не давая понять, где она и как ее искать. Вот и нужный сейф. Отключив несколько хитроумных ловушек, как механических, так и волшебных, а так же вновь используя прохождение сквозь предметы, она достала из сейфа кипу бумаг. Драгоценные камни, что лежали внутри, не заинтересовали равнодушную к блестяшкам суккубу, а вот магические безделушки она непримнула реквизировать, в качестве дополнительного бонуса для себя любимой. Бегло просмотрев документы, Пэс улыбнулась. С виду это было именно то, что и требовалось.

Теперь оставалось самое сложное. Выбраться в наружу. А точнее вниз. В одном месте, глубоко под поместьем, проходил один из многочисленных подземных ходов, пронизывающие Сердце Лабиринта. Конечно, обычному существу и не стоило надеяться как-то туда попасть из поместья. Или оттуда. Но вот высшей чейнджлинг, умеющей проходить сквозь предметы это было вполне по плечу. Главное было найти подходящее место для погружения. Если Пэс промахнется, выбираться наверх будет невероятно сложно. А уж о энергозатратах такого действия суккуба боялась и подумать.

Но все вышло более чем удачно. Мало того, что она так и ни разу не столкнулась с минотаврами, так еще и не промахнулась мимо нужного туннеля. Или промахнулась? Бредя по подземелью чейнджлинг подозрительно осматривала стены. Согласно карте, которую она запомнила уже давно должен был появится перекресток, один из туннелей которого вел наверх. Но его не было! Похоже суккуба заблудилась! Или пошла не в ту сторону или попала не в тот туннель. Тихонько поминая Дискорда, Хель, взаимоотношения между ними и зубастого аликорна она бродила по подземельям. Откуда-то сверху она чувствовала эмоции разумных, но при одной только мысли, что ей придется пробиваться магией на верх тратя прорву энергии, демонессе становилось плохо. Радовало только одно. В отличие от тех же ванна и Такхи, она обладала приличным запасом времени, ведь ее цель находилась в самой столице, а не за ее пределами.

Наконец, после более полутора часов блужданий она почувствовала приближения разумного. Точнее небольшой группы. И по характерным признакам это были минотавры. Обернувшись телочкой, она пошла им навстречу. Это оказалась небольшая группа покупателей, идущая с Черного Рынка на поверхность. Демонессе не составило особо труда напроситься с ними за компанию наверх. Соблазнившись, без какого бы то не было магического воздействия со стороны суккубы, фигуристой, хоть и неуклюжей коровкой, проводник даже изволил проводить ее до конспиративно квартиры.

Не успела она ополоснуться от грязи подземелий, как в ворота бежал отряд минотавров носильщиков и единственным паланкином на плечах. И что самое подозрительное, суккуба чувствовала только присутствие Такхизис. Судя по эмоциям фиолетовой аликорнг, та была в отчаяние. Юная пони выпрыгнула оттуда еще даже до того, как бойцы опустили паланкин на землю. Она была вся измазана в саже, грива и шерстка были местами подпалены, а края плащика, что прикрывал крылья, с обеих сторон были изодраны. На щечках пони были заметны грязные разводы от слез и гари.

— Флер! Он погиб! – поняша бросилась с чейнджлингу и обняла ее ничуть не стесняясь отдыхающих прямо на мостовой минотавров. – На него рухнул горящий барак, когда он выкинул меня оттуда! Понимаешь! Это я виновата в том, что он погиб!