Автор рисунка: MurDareik
Глава 4. Черный рынок. Глава 6. Хитрый план.

Глава 5. Две кобылки.

Ну наконец я занялся фиком! Надеюсь скорость написания возрастет. Но я занят еще и реквестом для одного бро.

Глава 5. Две кобылки.

Эта ночь для аликорна и чейнджлинга прошли весьма беспокойно. Мало того, что Пэс из-за чего-то взъелась на юную поняшку, так еще и сам Ван был в некотором шоке от того, что единорожка стала похожим на него, так еще и явление еще одного аликорна путало все его планы. Он совершенно не представлял, что и как будет рассказывать Таргону. Фиолетовая аликорн лежала на кровати, заботливо укутанная в одеяло тихонечко сопя. Недовольная чейнджлинг долго фыркала, пока наконец не удалилась спать. Пепельногривый же прикорнул в кресле рядом с «нежданчиком».

Утро началось для Вана необычайно рано, за окном Селестия только только подняла Солнце, как он был разбужен подозрительным шорохом. Это проснулась бывшая рабыня и теперь с нескрываемым любопытством осматривала свои крылья.

— Привет. — черный пони осторожно улыбнулся уголками губ. Поняшка чуть заметно вздрогнула, резко свернула свои крылья, словно стесняясь и спряталась под одеялом так, что из под него выглядывала лишь ее мордочка. Ее большие, зеленые глаза и жадным любопытством глядели на Вана. Казалось для нее все было в новинку, особенно аликорн. Смотря на лежащего в кресле жеребца, фиолетовая аликорн испытывала какое-то непонятное ей чувство, вроде симпатии.

— Привет. — осторожно ответила она не вылезая из такого уютного и безопасного местечка. — Я тебя... в смысле вас помню. Это вы спасли меня в там. Из-за вас я стала такой?

— Прости меня. — Ван пристыженно опустил голову. — Ты умирала, от энергетического истощения и мне пришлось поделиться с тобой своей сутью. Я и не подозревал о подобных последствиях. И можно на «ты», я не такой уж и старый.

— Не волнуйся. — черногривая чуть выбралась из под одеяла. — Это просто немного необычно. -она провела языком по изменившимся зубкам и тихонько ойкнула. — Какие острые! Чуть не порезалась! Значит я теперь, как бы твоя дочь, а ты мой отец?

— Ээээ... — окончательно растерялся черный пони. — Ну да. Наверное. Приемная дочь. И как же тебя зовут, доча? Меня зовут Бел Ван Сапка, но ты меня можешь звать просто Ван.

— Хм... — задумалась юная кобылка. Это ее хмыканье было настолько знакомо, что пепельногривый нечаянно передал ей не только внешность но и некоторое свои привычки. И вновь при взгляде на черного аликорна у нее начали путаться мысли. — Думаю мое старое имя теперь не так уж и важно. Раз ты мой отец, то ты должен дать мне имя.

Поняшка уже вполне освоилась и вылезла из-под одеяла по пояс, вновь с интересом рассматривая свои новоприобретенные крылья. Ван посмотрел на ее иссия-черную и имя для поняши пришло почти сразу же.

— Такхизис. Такхизис Ван Сапка. — ответил жеребец. Посмотрев на недоумевающую мордочку поняши он добавил: — В честь одной богини.

 — А, что мне нравится! — весело ответила Такхизис. Она выбралась из-под одеяла полностью и перебралась в кресло Вана.Не смотря на всю массивность кресла теперь в нем стало немного тесновато. Этот худой аликорн вызывал у нее какое-то инстинктивное доверие. Чуть поерзав, устраиваясь поудобнее, она свернулась калачиком рядом с ним и уткнулась носом в гриву пахнущую полынью и пеплом. Ощущение тепла идущее от его тела, прикосновение его шерстки к ее, были настолько приятным,и что кобылка не удержалась и незаметно лизнула шкурку Вана.

— Такхи, как ты оказалась у работорговцев? — спросил черный пони, осторожно приобнимая юную кобылку. Если к подобным выходкам чейнджлинг он привык, то подобное поведение со стороны малознакомой аликорна было весьма необычным. Такхизис перевернулась на спину, поймала крыло пепельногривого своими копытами и стала с интересом его ощупывать.

— Я плохо понимаю. — тихонько начала она, с грустью в голосе. — Судя по всему это другой мир. У меня на родине была страшная война. Мой отряд зажимали мутанты, вскоре оказалось, что я осталась одна. Я думала, что вот и настал мой конец, но отчаянно желала жить. Радужная вспышка ослепила меня и я оказалась среди скал. Вскоре мне удалось выбраться к поселению минотавров, где на меня весьма быстро одели антимагический ошейник. Я и не сопротивлялась, все равно здесь намного лучше, чем на моей родине, плюс вкусно кормили. Затем была череда клеток, меня куда-то везли. Однажде ко мне поришел минотавр и попытался сделать... нехорошее. Я утратила контроль над собой, ну а дальше ты сам знаешь. Наверное это звучит немного бердово и ты мне не поверишь. Другие миры, мутанты...

— Ну почему же, я верю в существование иных миров...

Такхизис с интересом рассматривала своего отца. Она ведь теперь весьма похожа на него. Шкура, такого же иссия-черного цвета, как и ее грива. Красная радужка глаз. Худое, костлявое тело. Довольно большие перепончатые крылья. И грива с хвостом. Необычайно красивые, колыхающиеся под порывами несуществующего ветра. Она поймала себя на странной мысли, что этот жеребец ей нравится. Фиолетовая шерстка на мордочке сменила свой цвет на алый. Что бы Ван этого не заметил она спрятала свою мордочку по его крыло.

— Расскажи о себе. — тихонько попросила юная пони, пытаясь разобраться в себе.

— Да рассказывать особо нечего. -Ван осторожно поглаживал спинку Такхи свободным крылом и глупо улыбался. Ему было необычайно приятно то доверие, которое ему оказывала поняшка, прячущаяся у него под вторым крылом.. — Экзорцист, инзорцист, демонолог, инквизитор и путешественник. Врагов у меня хватает, друзей мало. Сюда приехал, что бы закрыть канал рабовладельцев. Когда под прикрытием попытался проникнуть на местный черный рынок встретил тебя.

Чуть успокоившаяся кобылка вылезла из под крыла. Запах жеребца дразнил ее чувствительный аликорний нос, а его глаза манили. Не понимая, что она делает, Такхизис потянулась к его мордочки и...

— И что вы это тут делаете? — ехидства в голосе стоящей в проеме чейнджлинга было хоть отбавляй. Фиолетовая пони испуганно отдернула своею мордочку от мордочки жеребца и спрятала ее в гриве Вана. Она не понимала, что с ней происходит. Черногривая была одновременно благодарна остановившей ее единорожке и одновременно ненавидела ее за это. Окончательно запутавшисбь в своих чувствах она устало фыркнула. — Оооо... наша принцесса проснулась и, как я уже смотрю, познакомилась с тобой.

— И тебе доброе утро, Флер. — вежливо поприветствовал перепончатокрылый.. Аликорн помнил о возможной просушке и поэтому продолжал соблюдать конспирацию. — Познакомься — это Такхизис Ван Сапка, я ее удочерил. Такхи — это Флер де Лис, мой партнер и спутница в путешествиях.

— Какие вы быстрые, уже удочерил... — с непонятной интонацией произнесла суккуб укладываясь на кровать, на которой до этого спала Такхизис. С одной стороны это давало возможность для маневра, ведь теперь Ван будет воспринимать эту мелочь, как совою дочь, но с другой стороны, сцена которую Пэс прервала своим появлением была отнюдь не проявлением дочерних чувств. — И что ты теперь планируешь делать с этой обузой? Я предлагаю отправить ее в Эквестрию.

— Я не обуза! — возмущенно воскликнула юная аликорн, вылезая из кубов гривы Вана. — Между прочим, у себя на родине я являлась оператором боевого комплекса «Индиго»!

— Ох, насмешила... — Пэс смахнула воображаемую слезу с уголка глаза. — и что же ты оказалась у работорговцев? — ехидно просила лже-единорожка.

— Да я!..

— Девочки, пожалуйста не ссорьтесь. — только сейчас ван понял, что попал между молотом и наковальней. Похоже его ожидает весьма «веселое» и «бурное» будущее. — Давайте займемся нашими делами. Итак, благодаря инциденту с Такхизис нам не удалось как следует разобраться с черным рынком, но зато, благодаря успокаиванию и приобретению рабыни мы получили определенный кредит доверия у работорговцев. Думаю теперь нам будет куда легче общаться с ними. Нам надо спуститься туда еще раз. — посмотрев на мордочки обоих кобылок аликорн уточнил. — Всем вместе. Пэс служит прекрасным пропуском. Ну а ты, Такхизис. Боюсь тебе придется еще раз примерить ошейник и притвориться рабыней. Или же ты хочешь остаться здесь?

Ван счастливо улыбнулся. Идея была гениальной. Что бы не выбрала Такхи, он все одно останется в выигрыше. Или покажет работорговцам, что с ними можно иметь дело или оставит юную пони в относительной безопасности.

— Я с вами. — уверенно ответила поняша.

— Тогда вам лучше помириться, Да, да, я прекрасно вижу, что вы не понравились друг дружке, но мне ненужны конфликты в отряде.

Такхизис первой подошла к Пэс, с неохотой выбираясь из кресла где лежал жеребец и протянула копыто для брохуфа. Чейнджлинг с некоторым недоумением посмотрела на Вана.

— Кхем. — демонолог пристально посмотрел на Пэс, как бы намекая.

— Хорошо, хорошо... — сдалась высшая чейнджлинг и сделала брохуф. Фиолетовая аликорн уж было хотела вернуться к жеребцу, но он уже покинул кресло и направился к выходу.

— Я сейчас, только попрошу у наших союзников кое-какое снаряжение. Не подеритесь тут без меня. — дымчатый шлейф хвоста аликорна уже скрылся ха дверью.

Пэс припомнила острый слух Вана и поэтому довольно продолжительное время молчала. Лишь уверившись и проверив эмпатией, что он ушел довольно далеко она начала:

— Я все видела.

— Ты о чем? — недоумевающе спросила Такхизис, забравшаяся на нагретое пепельногривым пони место в кресле.

— Я о твоих взгляда, бросаемых на Вана. — демонесса подошла к фиолетовой аликорн и очень тихо прошипела. — Он — моя добыча, я заприметила его раньше тебя...

— Я не... — Такхизис запнулась. — Он же мне, как отец!

— Ну, ну... — недоверчиво хмыкнула чейнджлинг. — И ты, как примерная дочь сразу же полезла с ним целоваться. Ай, ай, яй... Что за молодежь пошла, только познакомились, а уже в постель тянешь.

Такхизис возмущенно задыхалась не представляя что и сказать, было заметно, что она раньше не участвовала в словесных баталиях. Она только собралась напрямую высказать все, что думает о лже-единорожке, как та ее перебила.

— О, МОЙ жеребец возвращается. Давай сделаем вид, будто-то мы и не ссорились. Не хочу его расстраивать. — чейнджлинг вновь вернулась на кроватть и развалилась гна ней, приняв зоблазнительную позу.

— Как ты узнала? — вновь удивилась поняшка.

— Будешь хорошо себя вести — расскажу. — ухмыльнулась Пэс.

— Все, я договорился по поводу плаща, ошейника и поводка. — в комнате висела какая-то напряженная атмосфера. Если чейнджлинг улыбалась вполне искренне, с ее то актерским талантами, то улыбка Такхизис была явно натянута.

— Признаюсь, я была не права столь негативно отнесясь к Такхизис. — начала Пэс. — Она оказалась вполне интересной собеседницей.

— Агась. — чуть нервно поддакнула лже-единорожке фиолетовая аликор.

— Вы уже и спелись. — тяжело вздохнул пепельногривый и не найдя места куда ему усесться с показным равнодушием лег на ковер, устилавший центр комнаты. Чейнджлинг тут же юркнула к нему слева, а Такхизис справа. — Да вы издеваетесь! — конечно он уже привык к поведению Пэс, да и Такхизис было уже не чужой пони, но столь явные собственнические замашки не могли его не насорожить.

— Красавицы, давайте разберемся с этим сразу. Я не тот пони, которого можно поделить. И не надо из-за меня соперничать? Окей? — кобыл с еще боле подозрительным единодушием закивали, соглашаясь со словами жеребца, но это еще больше насторожило Вана. — Мдя... И в правду спелись. Предлагаю спуститься в столовую и отужинать. И да,Такхи, накинь плащик, лучше тебе лишний раз не светиться твоей внешностью. Поверь мне, так надо.

Поняшки неторопливо поцокали за аликорном, бросая друга на друга, пока он не видит, ревнивые взгляды. Пепельногривый довольно быстро приготовил овощной салат и достал из седельных сумок выпечку.

— Через охрану заказал. Я сладкоежка. — Ван и Такхизис приступили у ужину, пока Пэс для вида ковырялась в своей тарелке.

— Это обалфенно! — с небитым ртом воскликнула Такхи. -Я нифогда не ела ничефо такофо вкуфного!

Ван уже как-то и забыл, что она прибыла из другого мира, объятого войной. Между тем Такхизи обратила внимания на вялую мину высшей чейнджлинг.

— А Флер почему не ест? — удивленно спросила она.

— Следит за фигурой. — выкрутился ван. Чейнджлинги не питались той же едой, что и пони. Одним из пунктов договора Вана и Пэс, было снабжение ее кровью аликорна. Но расказывать все это здесь было бы весьма опасно. — Я тебе потом все объясню.

Весь оставшийся день прошел в веселых хлопотах. Для Такхизис множество вещей и явлений оказывались новыми и Вану с Пэс приходилось разъяснять ей все. Ближе к вечеру прибыл паланктин. Ван одел на Такхизис ошейник, прицепил к нему поводок и проверил плащ. Все было в порядке. Все три лже-единорога покинули конспиративную квартиру и забрались в паланктин. Ван надеялся, что в этот раз вылазка в Черный Рынок будет более удачно. Хотя он ни капли не жалел о том, что в прошлый раз все сорвалось. Ведь теперь у него появилась хоть и приемная, но все-таки дочь.

Интерлюдия.

Пэс хотела было предпринять еще одну попытку поймать красного единорога. Ее остановило странное сосущее чувство. Прислушавшись к себе она поняла, что это был закрыт проход в Тартар. Вслед за этим накатило куда более слабые, но в этот раз весьма неприятными ощущениями. Она догадалось, что это Ван использовал свои силы против демонов. "Он наверняка сейчас слаб. Один точный укус в горло и я стану героиней убившей «охотника». Но с другой стороны я потеряю возможность подняться над всеми остальными. Ведь мертвые не могут любить. Героиня сейчас или королева в будущем? Благо своего народа или личные амбиции?" Ответ оказался настолько очевиден, что Пэс даже улыбнулась, внутренне смеясь над своими терзаниями. «Естественно личные амбиции. И у него такая вкусная кровь». Пес неу держалась и мечтательно облизнула губы, которые все еще хранили тот воистину божественный аромат. Она не хотела тратить силы на еще один телепорт, в этот раз до пещеры с кристаллом, поэтому она с ориентировалась на приятные дуновения той энергии, что появилась после магии красного единорога.

Бодрой рысью она отправилась к пещере. Но не успела Пэс отбежать достаточно далеко от двух единорогов, как учуяла, в этот раз реальный запах. Здесь недавно прошел Ван. Она пошла по его следу и уже через минутку догнала бесцельно бредущего аликорна. Пэс увидела, что то был явно не в себе. Он еле тащился постоянно спотыкаясь и бормоча что-то непонятное. Вновь появился соблазн убить Вана, но она лишь упрямо мотнула головой. "Нет, я не хочу терять шанс который может выпасть лишь раз в жизни." Она подхватила пепельногривого под плече и повела его к единорогам. Она надеялась, что они помогут этому психу

Высшая чейнджлинг оказалась права, единороги совместными усилиями очистили аликорна и разум Вана прояснился. Его тут же вновь вырвало желчью. Утерев копытом рот он осмотрелся и отодвинулся подальше от своих «испражнений». Рядом с ним стоял Кей чуть в стороне Аррисар и оценивающее рассматривающая белого единорога Пэс.

— Народ, как я здесь очутился? Последнее, что помню — это успешное изгнание тех демонов. — *сказал Ван все еще ослабшим голосом.

— Это я тебя сюда привела, а вот этот красный красавчик тебе вылечил. — ответила Пэс, кивнув в сторону Кея, после чего ядовито добавила. — Твой долг ко мне растет не по дням, а по часам. Если бы я не наткнулась на твою бредущую в неизвестном направление тушку, то ты, скорее всего, был бы уже мертв.

— А с чего это ты, демон, решила мне помогать? Только не говори, что за красивые глазки и за пушистые крылья. — пепельногривый пошевелил своими кожистыми крылышками, затем продолжил. — Я все равно не поверю в альтруизм демона.

— Я не обязана отчитываться перед тобой. — высокомерно ответила чейджлинг. — Скажу лишь, что у меня были для этого весьма веские причины. Ну так что, ты признаешь еще один долг?

— Парни, она не врет? — спросил Ван единорогов. Аррисар лишь пожал плечами и сказал, что он только недавно пришел в себя. Кей подтвердил то, что Пэс привела Вана к нему. Аликорн попытался найти способ отвертеться от расплаты, но в его голову не пришло ни чего путнего. Пепельногривый тяжело вздохнул и нехотя ответил чейджлингу. — Я признаю еще один долг.

— Прелестно, просто прелестно… — промурлыкала Пэс, одновременно с этим пытаясь подобраться со спины к Аррисару, но тот был на стороже. Одного его взгляда брошенного на чейджлинга хватило, что бы она разочарованно зашипела и подошла к Вану, прижавшись к его теплому боку. Тот хотел было отодвинуться от нее, но усталость сделала свое черное дело. Желание полежать и отдохнуть перевесило омерзвление от прикосновений к демону.

— Парни, я помню, что перед тем, как я изгнал демонов, была закрыта трещина ведущая в Тартар. — воспоминания болезниной пульсацией всплывали из бездн памяти аликорна. — Значит Клерик и Гери смогли восстановить систему. Теперь наверняка, архивы должны быть разблокированы, а защита артефактов вновь включена. Думаю пора отсюда сваливать, мало ли на какую еще дрянь нарвемся. Но я уже не смогу вас вытянуть через шахту под Ядром. У кого-нить есть идеи, как нам отсюда выбираться?