Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 7. Рабы. Глава 9.Мастер.

Глава 8. Родная кровь.

Чейнджлинг и приемная дочь Вана отправляются на его поиски. Но старые разногласия не дают им объединить усилия. Да и поиски они решают вести по разному.

Пэс подошла к лже-единорожке и тихо-тихо прошептала:

- Уходим отсюда. Здесь происходит что-то странное. И мне не нравятся эмоции нашей охраны. – белая единорожка зачем-то залезла под кровать. Вспыхнула фиолетовая вспышка и обратно она вынырнула уже с седельными сумками Вана.

- Как? – чуть ли не одними губами спросила Такхизис, смотря, как суккуб спешно собирает немногочисленную одежду.

- Увидишь. – чейнджлинг, недовольно нахмурившись, одела на себя седельные сумки, цапнула локон гривы фиолетовой кобылки и потащила ее в одну из комнат. – Ничему не удивляйся, не дергайся, не мешай.

Парочку окутало странное, нежаркое, словно призрачное пламя. Пэс тот час же шагнула в стену и растворилась в ней. Поняшка, которую суккуб потянула за гриву, сделала невольный шаг вслед за ней. И оказалась на улице. Пэс, не давая Такхи опомниться тянула ее в стену напротив.

Так, из стены в стену, парочка бежала минут пять, пугая владельцев домов неожиданными явлениями. Наконец, найдя более или менее уединенный уголок она остановилась.

- Что происходит?! Что это за магия?! – даже не отдышавшись после бега, начала расспрашивать Такхизис.

- Не тарахти, мелкая, дай мне подумать.

- Я не мелкая! – тут же обиделась аликорн.

- Раз не мелкая – то не мешай! – взъярилась Пэс. – Я тебе не Ван! Уси-пуси не буду! Радуйся, что вообще тебя с собой взяла. Значит так. По пунктам, что бы даже до тебя дошло. Во-первых, я не пони. – суккуб приняла свой истинный облик. – Высшая чейнджлинг. И Ван об этом прекрасно знает.

Такхизис ошарашено смотрела на Пэс. Настоящую Пэс. Она походила на жуткую карикатуру аликорна. Если бы не знакомая манера поведения, то поняшка бы подумала, что ту которую называли Флер, подменили. Но характеры были настолько схожи… Да и само существо явно знало очень много о вещах происходивших между Ваном, Флер и Такхизис.

- Во-вторых, есть другой способ проверить жив ли наш аликорн. – демонесса перевернула одну из седельных сумок к верх дном. Оттуда посыпалась куча всякого барахла. Исписанные корявым почерком, мятые листы. Набор угольков для начертаний. Какие-то потертые дощечки, обломки костей, камешки. Коробка, которую чейнджлинг, не дав той упасть на пол, подхватила телекинезом. Наконец, наверх этой кучи свалилась толстая книга, перевитая серебристой цепью. – Вот оно. Из-за некоторых ограничений, я прикасаться к этой штуке не могу, а вот ты вполне. В общем если Вана нет в живых, Пониномикон признает тебя новой хозяйкой. Давай развязывай.

Пони начала распутывать узел на цепи, настороженно поглядывая на чейнджлинг. Но опасность подкралась с другой стороны. Пониномикон, почувствовавший свободу, тут же прыгнул на Такхизис, раззявив зубастую пасть выгравированную на обложке. Но инкунабуле не суждено было полакомиться кровью еще одного аликорна. С испуганным вскриком, фиолетовая кобылка поймала Пониномикон телекинезом.

- Результат отрицательный. – как ни в чем не бывало продолжила суккуба. – Она попыталась укусить тебя – Значит Ван еще жив. Давай, заматывай эту гадость обратно.

- Ты! Ты… — Такхизис была в не себя от злости. То ли из-за невыносимого характера перевертыша, то ли из-за того, что ее чуть не покусала какая-то книга. Впрочем, это не мешало аликорну спешно вязать опасный том цепью. – Да как Ван вообще уживался с такой стервой?! А если бы она меня укусила?!

- Вот так и уживался! – ядовито ответила Пэс. – Согласно букве и духу Договора между демоном и демонологом. Вместо того, что бы ругаться со мной лучше бы думала, как спасти своего отца.

- Прости. Ты права. – чуть пристыжено ответила кобылка. – Предлагаю временный союз. Пока не найдем папу. А там уже разберемся, как его между нами делить. – поняшка протянула чейнджлинг копыто для брохуфа. Пэс с некоторым скептицизмом посмотрела на Такхи, но все-таки стукнула о ее копытце своим, дырчатым.

- Продолжим. В-третьих, я умею не только проходить сквозь стены, превращаться в других существ, но и чувствовать их эмоции. Это называется эмпатией…

- Да знаю я как это называется, не держи меня за необразованную! – влезла Такхизис.

- Еще раз перебьешь — оставлю тут и уйду. – пригрозила Пэс. – В том месте где мы жили я развлекалась доводя охранников. И вскоре от одного моего вида у них настроение пропадало. А тут они встретили меня злым торжеством и предвкушением. Они явно что-то знали или готовили какую-то пакость. Ну и в-четвертых, я неплохой маг крови. И у меня есть немного крови Вана. Почти. А значит, я смогу найти его. Но тут мне понадобится немного твоей помощи, что бы сэкономить немало энергии. Итак неплохо выложилась таща твою толстую тушу за собой.

- Я не толстая. – как-то вяло, скорее даже по привычке, огрызнулась Такхизис. Она наконец справилась с брыкающейся книгой, перетянув ее цепью, и убрала в седельную сумку Вана. – Говори, что нужно делать.

- Погоди. – демонесса копалась в остальном барахле, что выпало из сумок аликорна, поочередно запихивая все назад. Разве что коробочка лежала чуть в стороне. Наконец, убрав все, она соорудила из дощечки и нитки что-то вроде маятника. – Теперь нужна твоя кровь. Не смотри на меня так! Именно твоя! Когда Ван спасал тебя на Черном Рынке, он провел один необычный ритуал, побочным действием которого бывает передача некоторого количества сути инициатора ритуала инициированному. Именно поэтому ты и стала похожа на него, хотя ранее даже намека не было. Надеюсь и твоя кровь стала похоже на его. В общем вот эта конструкция будет искать родную кровь. И скорее всего выведет на Вана. Давай, не трусь.

В этот раз юная аликорн промолчала, хоть ее и подмывало сказать, что она не боится. Вместо этого она, тихонько ойкнув, укусила сама себя за ногу. Металлический привкус собственной крови был неприятен и Такхи сплюнула на пол. Из двух ранок тут же выступила кровь, пятная фиолетовую шерстку. Она все еще ожидала от перевертыша очередной пакости. Поняша с некоторым сомнением посмотрела на дощечку, только что валявшуюся на пыльном полу, но вновь промолчала. Она поняла, что сейчас полностью зависит от милости чейнджлинг и решила не показывать норов. Пока не показывать.

- Вот и молодец. – с непонятной дрожью в голосе произнесла чейнджлинг, едва Такхизис смазала один край деревяшки кровью. Ей ужасно хотелось попробовать эту кровь. Кровь еще одного аликорна Но показывать слабость перед этой кобылой? Ни за что!

Совладав со своими желаниями суккуба начала накладывать заклинание. Дощечка была окружена ореолом призрачного пламени, меняющего свой цвет с фиолетового на красный, потом, сразу же, на зеленый и снова на фиолетовый.

- Готово. Осталось тебя замаскировать. – демонесса критично осматривая рог поняши. – Ох… Сложная нас ждет работенка. Минотавры будут искать или уже ищут двух единорожек, белую и фиолетовую. Значит нам нужно сменить твой цвет и убрать рог. Приступим.

Итогом почти получасовых издевательств суккубы над аликорном стала одетая в плащ с капюшоном розовая ночная пегасочка, с черно-белой гривой. Сама же Пэс приняла облик телочки. Навряд ли странную пару и минотавра и пегаса примут за единорожек.

Обсудив последние детали Пэс и Такхи выбрались в город. Подвешенная на нитке деревяшка исправно крутилась окровавленным концом неизменно указывая в одну сторону. Самоделка вроде работала. Пэс, оценившая комфорт паланкинов, тут же наняла ближайший свободны. Но, не смотря даже на магию, поиски затягивались. Во всем была виновата извращенная архитектура улиц Сердца Лабиринта. Впрочем минотавры-носильщики не особо возмущались, получая очередную монету. Наконец, спустя часов пять, шесть, блужданий по столице парочке удалось разобраться где находится Ван.

- Знаешь, Пэс, похоже ты не так сильна в магии крови, как говорила. – теперь настала очередь Такхизис издеваться на демонессой.

- Надеюсь, что ты права и я ошиблась.

- Это же здание дворец главы местного государства?

- Агась. – флегматично ответила чейнджлинг рассматривая дворец царя минотавров, стоящий на главной площади. – Мы несколько раз объехали его кругом. И магия показывала, что родная кровь находится там.

- Значит мы должны пойти туда и спасти его. – решительно заявила аликорн. Только вот чейнджлинг посмотрела на нее, как на дуру.

- Совсем что ли поехала? Да стоит только мне наступить даже на тень от ворот замка, как все охранные системы распознают во мне чейнджлинга! – воскликнула Пэс. – Или ты предлагаешь пробиваться туда силой? Ну, предположим. Ты сможешь создать что-то вроде того, что чуть не сотворила на Черном Рынке. Ну снесешь ворота и часть стены. А дальше то что? А дальше тебя просто нашпигуют рунными болтами. А может ты великий шпион, способный просочиться сквозь стены, не разбудив ни одного охранного амулета и угадывающий план комнат замка с одного взгляда?

- И что ты предлагаешь? – угрюмо буркнула поняша.

- Немедленно отправляемся в Эквестрию и просим помощи у принцесс! – с уверенностью заявила Пэс. – Они единственные кто может вытащить Вана из этой передряги. Я не героиня, что бы на пару с тобой брать штурмом чужие дворцы.

- Ты просто боишься. – презрительно бросила Такхизис.

- Да боюсь. Боюсь того, что мои труды будут напрасны.

- Пока эти ваши принцессы, о которых я только слышала, начнут реагировать, с Ваном может что-нибудь случиться. Да и что они могут? Вон, скольких пони освободили я и Ван, а они ни сном, не духом. Пф… Только и умеют сменять день, ночью. И зря ты считаешь, что я настолько глупа, что бы в лоб штурмовать дворец. Нужно просто найти другой способ.

- Пока ты будешь искать способ, с МОИМ аликорном может что-нибудь случиться. – передразнила перевертыш кобылку. Такхизис уже изрядно достала чейнджлинг своей самоуверенностью, глупостью и упертостью. – Думаешь что такая умная? Посмотрим! Вот амулет, заряда хватит недели на две. Но если сунешься в дом с хорошей охранной системой, в нем тут же почувствуют магию крови, отдающую чейнджлингами. Я не старалась маскировать его. Вот деньги. Наверное, тебе должно будет хватить на те же пару недель. Взамен ты мне оставишь немного крови, что бы найти его. Или тебя. Ты как хочешь, а я в Эквестрию. Не думаю, что этот вороной жеребец дорог только тебе одной. И плевать на то, что там не любят чейнджлингов. Уж доказать свою правдивость я сумею.

Суккуба кинула аликорну мешочек с монетами и заговоренную деревяшку. Вслед за ними полетела небольшая чистая склянка, которую Пэс достала из сумок Вана. Второй укус дался куда легче первого. Такхи поймала себя на мысли, что начинает привыкать. К ее удивлению на месте старых ранок от зубов не осталось даже шрамов, лишь шерстка была намного короче. Так вот, что имел в виду Ван говоря о живучести аликорнов. Неплохая регенерация и выносливость. Фиолетовая пони наполнила склянку своей кровью, убрала деревяшку с кошельком во внутренние карманы плаща, приказав остановится, выбралась из паланкина. Спустя пол минут он бегом двинулся к причалу дирижаблей. Суккуба обещала повысить плату в пять раз, если они за пол часа доберутся туда.



Интерлюдия 5


Зал советов. Массивный, как и любая мебель у минотавров, ромбовидный стол вытянулся вдоль всего не маленького помещения. Обычно здесь тихо и пусто. Тишину помещения нарушает лишь появление прислуги, старательно протирающей пыль. Но не сейчас. В преддверии Жертвенных Игр здесь собираются самые влиятельные минотавры со всего королевства. Старейшины домов, губернаторы, высокопоставленные чиновники, командиры, ученые, мастера. Ну и конечно король. Сейчас же было непривычно шумно даже для обычного собрания. Ибо впервые за несколько сотен лет Хранитель снял запрет на использование разумных в Играх.

- …и помимо всего вышеперечисленного Дом Заката выставляет настоящего, живого аликорна! – с немалой гордостью закончил один из старейшин. Это был Таргон.

В зале повисла гнетущая тишина. Даже стража облаченная в рунические доспехи старалась не двигаться. Возможно даже не дышать.

- Ваш дом уверен, что этот участник не принесет неприятностей всему королевству. – спросил минотавр сидящий во главе стола. Король.

- Абсолютно. Мы подготовили отчет о нем. Он не принц. Просто бродяга. Впервые был замечен в Городе Шестерни при инциденте с факторией Дома Полудня. Он шел вместе с отрядом алмазных псов на штурм фактории. По свидительским показаниям, магии, кроме телекинеза не пользовался, летать не пытался. В следующий раз в поле зрения нашего дома он попал уже здесь в столице. Дом очень внимательно следил за ним. И снова почти ничего кроме телекинеза. Даже не летал. Аналитики дома считают, что он слишком молод, поэтому ничего не умеет. И звания принца у него нет. И когда он решил с отрядом наемников напасть на усадьбу Дома Полудня, мы вмешались. Аликорн был незаметно похищен прямо в разгаре боя. Наши предположения подтвердились. Он и на самом деле владеет лишь основами магии единорогов и не умеет летать.

- Достойный боец. – одобрительно хмыкнул король. Переливающийся радугой камень в его кроне сиял необычайно сильно. Король, а по совместительству и верховный жрец, почувствовал, что Хранитель самолично и внятно одобрил кандидатуру бойца. Такое случается чрезвычайно редко. Но вот на лице его короля лежала тень усталости. Он понимал, что если этот аликорн окажется как-то связан с принцессами, то всему Лабиринту не поздоровится. С другой стороны кто он такой, что бы спорить с волей хранителя, столетиями оберегавшего народ минотавров от бед. Всего лишь проводник его воли. – Хранитель лично одобрил его.



Интерлюдия 6.


Ван галопом понесся в главный зал Замка Полуночи, приостановившись лишь в его центре, что бы посмотреть на погоню. Цокот копыт чейджлинг раздавался уже совсем рядом. Оглянувшись, он увидел Пэс, мордочку которой исказила кровожадная гримаса. Пепельногривый тут же рванул с места к выходу, ведущему к жилым комнатам, он надеялся отсидеться у себя. Но не тут то было, заплетающиеся длинные ноги подвели аликорна и он упал на пол. В него врезалась не успевшая затормозить чейджлинг и они покатились, отчаянно матерясь и пинаясь, до самой стены. Там Ван умудрился оттолкнуть Пэс подальше от себя, но пепельногривый все равно оказался прижат к стене. Глядя на поднимающуюся демоницу он понял, что нужно срочно делать ноги, но отступать было некуда. Ван схватил портьеру, что украшала стену главного зала и, немного помогая себе телекинезом, полез на верх. Коготки на сгибах его крыльев весьма хорошо цеплялись за ткань. Шедоу Пешон разочарованно зашипела, глядя на удирающую вверх по портьере добычу, но не решилась взлететь. Все-таки выпитый коктейль из крови аликорна и алкоголя не способствовал полетам. По крайней мере управляемым. Вместо этого, она попыталась сбить Вана с помощью, своей магии, проявляющейся в виде лучей зеленого света «выстреливающих» из рога чейджлинга. Толку было мало. Кружащаяся голова, не давала толком прицелиться. Аликорн же не чувствовал себя в безопасности и наверху, любой «выстрел» мог или оборвать портьеру или попасть в него самого. Ван, держась зубами за ткань, извернулся и прыгнул с грацией свойственной скорее кошачьим, чем пони. Помогая себе крыльями и телекинезом он добрался до одной из люстр, что высели под потолком главного зала. У чейджлинга не оставалось даже желание шипеть. Она лишь разочарованно, но пристально, глядела на ускользнувшую добычу, что, покачиваясь, развалилась на люстре. Ван успел заметить разгорающееся зеленое пламя, окружившее чейджлинга. Он крупом почувствовал неприятности и спланировал на перепончатых крыльях в окно, чуть не врезавшись в стенку, кое-как успев вовремя выровняться в самый последний момент. Там где совсем недавно было ухо аликорна, звонко щелкнула челюсть чейджлинга. Пэс телепортировалась на люстру. Она не теряя времени полетела за Ваном. Тот уже добрался до внутреннего двора и заходил на посадку, которая опять не удалась. Ван с размаху влетел в ледяные струи фонтана «Единения Полуночи». Чейджлинг, запыхавшись от погони, приземлилась куда удачнее, рядом с фонтаном, но она не испытывала никакого желание лезть под струи воды за неуловимым аликорном.

- Это у вас игрища, или аликорны так душ принимают? – спросл Клерик, все еще отдыхающий у купола.

— Фырк… Это так аликорны трезвеют. — ответил Ван, отплевываясь от воды. Холодные струи сделали свое дело и пьяная пелена начала развеваться в разума пепельногривого. — А на счет игрищь… Сейчас мы это дело поправим.

Ван подхватил телекинезом Пэс, все еще ждущую когда он вылезет из фонтана, и мокнул ее в воду рядом с собой.

— Гад… буль… Мул… буль… Скоти… буль, буль, буль… — кричала чейджлинг пытаясь вырваться из телекинетического захвата аликорна, который, с весьма заметным наслаждением, «купал» ее. Пэс хотела попытаться телепортироваться, но Ван ловким движением копыта сбил заклинание телепортации, просто щелкнув ей по рогу. Такого унижения чейджлинг уже не могла вынести и ее окружили переливы зеленого пламени, которое разрушило телекинез пепельногривого. Тот, почувствовав, что дело пахнет жареным, пулей вылетел из фонтана и помчался к входу в Купол, оставляя за собой целые лужи. Мокрые грива и хвост, влачились за ним, «подметая» двор и оставляя за собой влажную дорожку, быстро сохнувшую на жарком солнце. Добежав до входа в купол Ван, заперся в архиве.

Чейджлинг, насильно протрезвленная в фонтане, так же выползла из него. Ее полуматериальные грива и хвост свисали некрасивыми сосульками. Обиженно фыркнув в след удравшему аликорну, она взлетела на одну из крыш Замка и устроилась там, приводя в порядок свою прическу, а так же внимательно следя за выходом из купола. Спустя не такое уж и долгое время оттуда вышел аликорн, но уже с расчесанной и высушенной гривой. Он подошел к присутствующим во дворе пони и вручил какие-то коробочки. Чейджлинг радостно и задорно улыбнулась и беззвучно спикировала, на не замечающего ее пепельногривого.