Автор рисунка: Devinian
Пролог. "Бойся своих желаний..." Глава 2. Повторение мать учения.

Глава 1. Не время для пелёнок!

Люби только то, что случается с тобой и предопределено тебе. Ибо что могло бы более соответствовать тебе?

Марк Аврелий

...И всё это только первый день в новом доме, ох, что же будет ждать дальше?

Как и предполагал, пришлось мне несладко, если ранее медики хоть и ненадолго, но разлучали с родительницей, то здесь я был в полной власти кобылки, что после смерти первенца вновь ощутила материнский инстинкт. В больнице приходилось играть теми картами, что раздали, дабы не вызывать подозрений, то здесь, наконец-то, можно было вытащить своих тузов из рукавов.

И первым делом, конечно, был полнейший отказ от пелёнок. Нет, поймите меня правильно, может я и в теле младенца, но мириться с этим положением вещей категорически не согласен. Только вот излишне юный организм оказался против моих бунтарских наклонностей, ведь он был ещё слишком слаб, всё что мог: лежать в люльке или пить молоко. Это приводило меня в тихое бешенство, не говоря уже о смущении и стыде. Но это ещё слабо сказано, представьте себе всю пикантность ситуации кормления из вымени для взрослого мужика!

Прошло по крайней мере три месяца этих изощренных пыток: материнской опеки и собственного бессилия. День за днём я про себя краснел при смене пелёнок, становясь “счастливее” от такого положения вещей. Злодейский план избавления от проблем был набросан в первую неделю. В процессе купания в небольшой ванночке, сразу после того как сию бренную оболочку намылят, вырваться из-под заботливых копыт кобылки и сделать “чёрное дело”. А пока: я злился на весь мир в целом и на слабое, неразвитое тело в частности. Сказать что к тому времени я был в бешенстве на себя, это значит красноречиво промолчать. И всё это укрепило мою решительность выполнить свой план, даже скорее уже упрямство.

Одискордела уже эта забота и факт того что за мной ухаживают как за дитятком неразумным. Я, сожри меня параспрайт, взрослый брони, тысяча сингулярностей! И вот в один прекрасный день, вновь пришлось позорно справить свои надобности в пелёнки, надеюсь, что в последний раз. Я стал разминаться перед тем как выполнить столь долго вынашиваемый план. Постаравшись молчать ровно до тех пор, пока снова не почувствовал что скоро не удержусь. Время пришло, не знаю в каком возрасте жеребят приучают к горшку, но с меня достаточно!

Как обычно я громко покричал, привлекая внимание, и сигнализируя о том, что у меня — “что-то не так”, как метко выразилась Айрин в Parkan 2, при попытке захвата потерпевшего крушение корабля.

Мать тут же на всех парах примчалась к своей любимой дочурке и начался очередной раунд моей личной экзекуции. Если бы мог, я бы телепортировался отсюда, лишь бы прекратить эти измывательства. Дождавшись, когда кобылка полностью намылит меня где только можно, я рванул на свободу, напрягая все невеликие силёнки в одной чёткой для меня цели.

Ну что я могу сказать? Для кого-то сходить в туалет является столь обыденной вещью что не стоит никакого упоминания вообще, для меня же это превратилось в этакую миссию по штурму высоты с применением акробатики и “постановкой флага” если можно так выразиться. А “на хвосте”, применяя всё те же аналогии, быстрый БТР с твёрдой задачей захватить “объект” любой ценой. Что ещё больше усложняло “миссию” практически до разряда “невыполнимая”, особенно учитывая мою намыленность, это как плюс против захвата, так и минус для сцепления.

Но когда меня останавливал этот гриф? Никогда. Особенно, если от успеха этой миссии зависит не какой то там экранный персонаж и опыт за выполнение, а я и моя независимость.

Дико устал после всех уловок и физкультурных упражнений, но всё же смог достичь поставленной цели. Реакция матери была очень смешанной. Сначала лёгкое раздражение на непослушную дочь, когда я только начал осуществлять план, сменяемое страхом и просьбой:“не лезть туда”, ага счаз! Прям таки разбежался и прыгнул обратно в подгузник, нетушки. И наконец, недоумение, удивление, радость, гордость и всё это за какой-то миг, когда я наконец демонстративно сделал “чёрное дело” куда положено, а не в пелёнку.

— Ты моя умница! — расцеловала меня счастливая Миссис Шривд в порыве родительской любви, даже не заметившая, что сие тельце до сих пор в мыле, о Селена, только не это, прекратите меня целовать!

Родители с тех пор только и нахваливали — какая у них умница дочь, своим знакомым, отчего уровень сюсюканья превысил все допустимые для меня пределы. После сего акта самоутверждения опека надо мной только усилилась и я чуть ли не взвыл. Когда родители не видели — я в тихом бешенстве бился головой об стену. Если же видели — ограничивался страдальческой гримасой и фейсхуфами. Хорошо что ещё знакомые сей пассаж восприняли как обыкновенное дурачество.

Редкими развлечениями в ещё более редкие моменты затиший умиления стали для меня разнообразные вещицы которые находились, кода со мной возились то знакомые, то родители. В детской комнате не было решительно ничего интересного для меня.

Однажды, мне попались несколько, весьма любопытно изогнутых подков, сцепленных друг с другом. Это был поистине щедрый подарок для меня. Я любитель головоломок, а сцепление этих подков прямо таки кричало: что так сделано специально и это не брак с кузни отца. Всего разнообразных сцепок было пять, но какой это был светлый луч в тихой мгле моего персонального ада, под названием: “детство любимой дочурки”.

Чего я не учёл, так это то, что в процессе моего, в кой то веки нормального развлечения, меня раскроют. Если сцену с туалетом я показал в лоб, чтобы наконец избавиться от доставших пелёнок, то с вопросом сообразительности я старался не светиться. Но увы, единственное нормальное развлечение для ума настолько сильно увлекло вашего покорного рассказчика, что не заметил как на меня уже десять минут смотрит поражённая родительница.
“Кажись спалились” — как говаривал незабвенный Хэллбой, и к сей цитате добавить нечего, кроме как: товарищ Штирлиц никогда не был так близко к провалу... застукали, причём с потрохами. Сюсюканья перешли на качественно новый уровень, хотя казалось что дальше им расти некуда. Теперь я, как какая-то обезьянка в цирке, на радость гостям разбирал эти головоломки. Вот кем я ещё не был в своей долгой жизни, так это артистом цирка. Теперь, похоже, в моем личном досье есть и это сомнительное достижение. Отец больше проявлял энтузиазм и подолгу пропадал в кузне и даже пару раз уходил куда-то по выходным, пока наконец, через две недели после эпизода с подковами, он подкинул мне очередную разминку для ума. Несколько вырезок метала в виде геометрических фигур и рисунки на листах.

Провалится мне на этом самом месте, если это не стандартная задача: “из предоставленных кусочков собери фигуру по контуру так, чтобы не осталось лишних частей”, уж не знаю как это называется по научному, никогда этим в той жизни не интересовался, но в бытность своего детства такую задачку решал, и с удовольствием. Я бы расцеловал своего спасителя да боюсь, опять начнут тискать, целовать, щекотать и делать прочие выводящие меня из себя вещи.

Теперь, к ряду “номеров” в “программе выступлений” добавилась и эта головоломка, если бы не повторяемость изо дня в день одних и тех же задачек, мне бы ещё это понравилось, но, а так… интересная разминка для ума стала просто рутиной...

В один из “антрактов” к нам зашла в гости какая-то, до сих пор незнакомая чёрно-шёрстная единорожка, причём вместе с жеребёнком. Это ещё кто такая? Я тебя не знаю, иди ка ты куда подальше, ещё одного участника сюсюкающего марафона я не выдержу!

Единорожка оказалась давней знакомой моего “отца” у которой, он, оказывается интересовался — какую лучше всего головоломку подкинуть сообразительной дочурке. Так вот откуда сей подарок! Ну ладно, заочно спасибо, не бог весть что конечно, но на безъяблочье и груша яблоко. Слово за слово они разговорились, повспоминали бурную молодость и свои метки, видать у пони эта излюбленная тема разговоров. Лично для меня это было непонятным, подумаешь особенный талант, мне лично от изображения на крупе или его отсутствия ни жарко и не холодно.

В свою очередь, воспользовавшись редким игнорированием себя, вовсю исследовал седельные сумки гостьи. Вот только не надо обвинять меня во всех смертных грехах, вы поваритесь в моей атмосфере, от скуки повторяемости бытия и не такое вытворите. Мои поиски подарили мне поистине королевский приз. Кубик, мать его, Рубика! Я с увлечением стал вертеть его в различные стороны. Развлекался так минут десять, пока не понял, что опять торможу на последнем поясе. Первые два я худо бедно собрал, не вспоминая даже о прочитанной когда-то книге по сбору таких девайсов, но последний мне никак не давался, а вспомнив, наконец, о инструкции, снова превратился в робота, алгоритмы на листах расписаны достаточно подробно чтобы задача стала вновь неинтересной, но я, наконец, из упрямства собрал до конца сию головоломку которая на некоторое время развеяла мою скуку и подняв взгляд понял, что: “кажись спалились”. В очередной раз. И вот теперь точно по крупному. Насколько я помню книгу, Кубик Рубика является наглядной упрощённой демонстрацией математической теории групп, а это уже уровень колледжа.

— Это невозможно! — удивлено воскликнула единорожка, которая до этого болтала с отцом. Если-бы в реальности было возможно сделать так, чтобы челюсть упала до пола, то это сейчас-бы и случилось.

Я поморщившись, попрядал[1] ушами от возгласа крикуньи и даже поковырялся в них, пытаясь избавиться от звона который поднялся после её крика. Не менее ошеломлённые чем та кобылка, на меня уставились мать с отцом, прямо немая сцена из Ревизора, разве что, сын или внук, синегривой, остался безучастным к сему событию. Он просто вертел в копытах Книгу Заклинаний своей мамы или бабушки, видимо, рассматривая какую-то особо причудливую формулу, судя по его возрасту, читать он уже должен уметь. По крайней мере, я, в возрасте 6 лет, читать уже умел, а ему, по виду, как раз 5-6 лет. Угольно-чёрная кобылка взяла меня, с позволения родителей, телекинезом и начала внимательно осматривать.

Вот только рассматривала она будто вещь какую-то, я живое существо между прочим! Плакать посчитал ниже своего достоинства поэтому скорчил недовольную гримасу и скрестил передние ноги на груди. Я начинаю тихо ненавидеть магию, если у тебя есть рог, значит тебе всё можно? (Мыслишь как земнопони, товарищ, искренне твоя, шизофрения) Она виновато посмотрела на меня, а потом на родителей и опустила.

— Странно, нужно провести обсле… — вдруг из под пола выросло маленькое глиняное нечто. Которое еще и шевелилось. Я обратил внимание на сына\внука гостьи, тот с непонимающим взглядом скользил по страницам сего талмуда, а его рог непроизвольно выбрасывал искры магии. Он что, прочитал заклятье вслух? Твайлайт доморощенный, рог ему в… лучше промолчу. — Вот тебе раз… Что за день такой? — согласен с вами дамочка, денечек сегодня просто зашибенный.

— Как мой сын смог вызвать Глиняного Голема?! — вскрикнула эта истерическая натура, но Миссис Шривд оправившись от первоначального шока сказала:

— Не кричите так, детей же пугаете, — и прямо как я ранее, прочистила уши копытами, — что вы в самом деле?

— Мам, что случилось, что это такое? — так-же удивленно, но, в противовес родительнице, весьма спокойно спросил маленький единорог, на большее его не хватило. Поистине детская любознательность и незнание того, что неизвестное ему существо скорее всего, опасно. И возьмём на заметку что это сын “крикливой”, а не кто нибудь там ещё.

Мистер Шривд лишь многозначительно хмыкнул, оправившись. То ли не смог ничего после эмоциональной встряски добавить, то ли знал характер гостьи достаточно хорошо, чтобы понимать причины такой… истеричности.

— Извините, просто детская травма. — извинилась эта нескромная по отношению ко мне персона. — Из-за моего брата, если меня удивить, то я буду так мм… — здесь она запнулась, потом продолжила, смущённо прижав ушки: — Рефлекторно повышу голос…

В нашем полку травмированных в детстве прибыло. Сначала в Эквестрию попал не вполне здоровый я, потом сюда притянуло Лекса, теперь ещё эта единорожка нарисовалась с такими отклонениями. Не удивлюсь, если узнаю что у неё метка “шуруп”. Фыркнув мельком бросил взгляд на её бёдра, нет… с виду старая книга с рисунком на обложке виде схематического мозга. Психолог? С таким-то отклонением? Я в ауте.

Мама подумала немного и махнула копытом, прощая гостью, она у меня такая, долго дуться не может, добрая душа, как раз для Эквестрии. Отец повторно хмыкнул в тоне: “ну я же говорил”.

— Но как мой сын смог создать голема? Не понимаю… — угольно-чёрная кобылка задумчиво почесала голову.

Легко, достаточно прочитать заклятье вслух, как поступила Твайлайт в финале третьего сезона, понимания заклятья для создания чар не нужно, а вот для исправления последствий оного оно нужно, ещё какое.

— Только Некроманты с южных джунглей Кантербюри могут это сделать… — наконец закончила она мысль пока я в своей манере про себя едко капитанил ответ на вопрос нашей гостьи.

А с какого боку тут некромантия, кстати, скажите мне на милость?! Големостроение и некромантия две совершенно разные области. И, стоп, Кантербюри? Да ладно?! Ещё скажите, что там какой нибудь конфликт между Техномантами и Некромантами.

— Это странно. Я видел одного, помнишь, я рассказывал что на меня напали чейнджлинги? — вмешался до сих пор немногословный кузнец. — Так вот: У меня не было ни шанса, как вдруг появилась фигура в плаще. Он непонятным и быстрым заклятьем убил одного, превратив его в Скелета, но не такого, с какими дерутся наши Стражники… Как-бы сказать… Он был другим. Это все что я могу сказать. — Объяснил называется, мне вот непонятно, какими это другими? Кости, они и в музее кости. — Дальше он вызвал волну из острых клыков и Огненного Голема. Когда от Чейнджлингов не осталось и следа, он ушел, кинув мешочек монет. Там ещё была записка: “Просим прощения, это компенсация за моральный и физический ущерб”.

Странные дела творятся в Эквестрии, снова. Что-то раньше големостроение никак не было связано с некромантией или иначе я бы это запомнил. Хотя, что мне судить, я обычный земнопони.

— Почему же ты раньше не рассказывал? — спросила этот… “психолог”.

— Считал что не следует. Не нужно пугать мою жену или кого-то еще.

Упоминание о том, что не стоит её пугать, порядком опоздало, потому как своим напоминанием он весьма обеспокоил мою мать. Ох чую, пропесочит она его после того как гости уйдут… Хотя, о чём я вообще думаю... с големом-то что делать будем? А кстати, неплохая ведь ширма для сцены моей “гениальности”, про этот “номер” легко могут и забыть на фоне магических экспериментов юного дарования.

— Ладно, уберем этого Голема, потом будем разбираться. — Колдунья сверкнула рогом, Голем распался. — Слабое заклятье сжигания. С обычным дело так легко не пройдет. — А по мне голем, он и в Зебрикании голем, откачай из него магию и он превратится в то чем был изначально, но повторюсь — не мне судить, я земнопони, мы в магии не шпарим.

— А сейчас, вернемся к вашей девочке, — блоттспрайт, ну почему про меня не забыли?! — Приведите её ко мне на обследование, как только будет время. — Для полноты образа не хватало только невзначай даваемой визитки. Мать тут же вскинулась на данную сентенцию, видать, вспомнила своего погибшего сына, который наблюдался у психиатров и которого регулярно вызывали точно такой же фразой.

— А вы не собираетесь запереть мою дочь в какой нибудь больнице? — ожидаемый вопрос.

— Ой, что вы! Конечно-же нет. Просто интересный случай. — О, знакомое выражение из нашего мира, выдаётся всеми медиками подряд. — Редко встречаются такие одаренные жеребята. Мой вам совет, если не хотите потерять весь её потенциал, отправьте, когда вырастет, в Школу для одаренных жеребят. — Меня? В училище для гениев? Не смешите мои воображаемые подковы. — Это обследование нужно для выявления таланта вашей дочурки.

Э, с каких это пор появилось заклятье выявления таланта, и почему о нём не в курсе меткоискатели?!

— Мам, а откуда такое заклинание? — удивленно спросил юный единорог. -Ты говорила что выявить кьютимарку нельзя. Неужели ты врала?

— Я говорила что Кьютимарку нельзя добыть с помощью заклинания. А это заклинание показывает какая кьютимарка может быть у Пони. Оно было разработано в нашей семье и является нашим семейным бизнесом.

Да уж, одной, конкретно взятой четверке пони захочется связаться и отдать все свои накопления, лишь бы наконец понять, что одна является прирождённым архитектором, другая является певицей, а третья, по натуре, трюкачка, что же насчёт Бэд Сид, то мне так и не получилось “на глаз” определить её возможный талант.

— Помнится, в школе, насчёт моего таланта ты угадала, — усмехнулся Хаммер на выдаваемый секрет.

— Было дело. Я тогда только училась им пользоваться, — усмехнулась она в ответ.

— До сих пор не могу привыкнуть к местным обычаям, — потёрла виски копытами рыжая земнопони, судя по жестам, это уже привычное действие для непонятных ей вещей в этом мире. — Это не опасно для моей дочери?

— Нисколечко, может там, откуда ты родом все представляло опасность, но в Эквестрии, опасность представляют только Чудовища и Нежить, которые находятся далеко от сюда. За исключением того Чейнджлинга-Некроманта, но наши стражники успешно защищают город. Правда, поставки с ферм и других городов невозможны из-за него.

Чейнджлинг-некромант? Я уж думал удивить меня сложно. Оказалась есть ещё чем меня удивлять. И куда только Кризалис и “мой” рой смотрят? Конечно, если моё дело не забыто в веках за прошедшее время.

— Да, этот Чейнджлинг-Отступник-Некромант очень мешает делам. — Вмешался муж единорожки, так же оказавшийся единорогом. На его появление чуть ли не из воздуха Хаммер дёрнулся, мать подпрыгнула и взвизгнула, а я же, более опытный в чарах маскировки лишь взял его на заметку, до сей поры даже не замечал его присутствия. Кьютимарка в виде теневого силуэта. Тогда все ясно. Он либо умеет становится невидимым, либо его просто трудно заметить. “Как тень в ночи” — всё тот же Хэллбой. — Сколько Чейнджпони полегло в попытке поймать отступника.

Чейндж-кто простите, я не ослышался?! Это ещё что за звери такие в моей Эквестрии?!

— Ой, не доверяю я этим “миролюбивым” и “разумным” чейнджлингам. Как они были тварями, ими и останутся! Пускай хоть сто раз станут цивилизованными и частью нашего общества! — раздражено сказала единорожка.

Эй, я бы попросил, сам в прошлом дважды чейнджлинг. Мы тоже имеем право на жизнь, пока не мешаем другим развиваться ящитаю. Похоже, речь идет о потомках “моего” повстанческого роя, дело Легиона всё же не забыли, что лично меня радует.

— Ладно, нам пора уходить, — вдруг заявил муж уводя жену. — Не забывайте. — После чего они ушли довольно быстро. Такое впечатление, будто он почуял какую-то неведомую опасность и постарался побыстрее уйти в свой бункер.

После того как проводили гостей, час, взрослая часть семейной четы выясняла отношения, почему Хаммер молчал об том эпизоде своей жизни, на что он вновь сказал: “это дело прошлое и только нервы расшатывает окружающим”. Посоветовавшись, они решили, привести меня на проверку в субботу, с утра.

Морсус 13 числа, месяца тёплого очага выдался ветреным, холодным и дождливым, Мисс Шривд ещё хотела отложить этот поход на, как она выразилась: “когда будет время и погода получше”. На что муж со скепсисом спросил:

— Значит, будем ждать полгода ради какой то непонятной для тебя проверки и будешь ежедневно себя накручивать? — и ведь знает куда бить! Мою мать всегда пугали вопросы в подвешенном состоянии. Поэтому, укутав меня так, будто на улице полярная зима мать отправилась по адресу который дала нам гостья. Адрес ЧСХ[2] был на визитке. Я так и не заметил как и когда эта хамка передала визитку моим родителям.

Старый потрепанный дом с вывеской: “Гадание на Кьютимарки” У них явно проблемы с деньгами. А ещё, лично у меня, после вывески сразу появилась яркая ассоциация с Пинки Пай-гадалкой. Внутри все было довольно неплохо. Но беднее чем у нас дома. Гораздо беднее. Добротный стол посреди комнаты, возле него четыре стула, довольно хлипкие и сделанные абы как, но почему-то создавалось впечатление, что они выстоят еще 4000 лет. Возле окна стоял пьедестал с той-самой книгой заклинаний которую я видел в копытах юного дарования. И никакого антуража который я себе мысленно представлял, вот так и рвется шаблон. Где спрашивается карты таро, хрустальный шар и прочие атрибуты мистики?!

Первый раз в жизни, хвала всем богам, хорошо что я не единорог, если вдруг прочитаю эту книженцию ничего не случится. Мне банально не чем кастовать заклинания. Я уже хотел из любопытства полистать сей талмуд, пока никто не видит, но... единорожка. Она появилась будто из ниоткуда, прямо как и её муж вчера, и пригласила нас сесть за стол, взяла том заклинаний с пьедестала и начала что-то вдумчиво колдовать. На земнопони это произвело неизгладимое впечатление, хотя после случая с мужем данной гадалки Мисс Шривд уже была “стреляной”.

— Неожиданно… Ваша дочь может стать хорошим бойцом и алхимиком. — э-э-э что? Меня что сейчас распределили в корпус Разведчиков по классификации N7[3]? — Предположительно, точно сказать не могу, это на удивление очень сложно. Обычно все легко. Сначала не смогла узнать Кьютимарку сына, теперь проблемы с выявлением кьютимарки вашей дочери… Мне нужно на покой...

— Не хотела бы чтобы моя дочь пошла по стезе военных, — поёжилась мать, — я так потеряла сына, насчёт же алхимии... Это опасно? Это сильно отличается от химии это… — видать она решила задать ещё 1000 и 1 вопрос связанный с алхимией, но единорожка мягко её прервала:

— Не беспокойтесь. Алхимия очень безопасная наука. — Да ладно? При таких то убойных зельях? — Если конечно, под надзором наставника. — Интересно, где мы найдём Зекору? Если это конечно время канона.

— В любом случае для неё это ещё рано изучать. Я приму ваш совет к сведению насчёт школы для одарённых жеребят, — сказала моя мать. — Правда, не знаю, примут ли её в СтаГТУ[4], мы конечно лю… пони не бедные, но всё же у них очень большие цены...

— Если что, мы поможем, — обнадеживающе сказала “гадалка”.

— Не стоит, право, мы сами как нибудь… — отмахнулась Миссис Шривд.

— Я не имела в виду деньгами, — возмутилась эта расщедрившаяся особа, — в Кантерлоте есть бесплатная школа для одарённых жеребят, таких как ваша дочь. У меня там есть старый знакомый и я могу замолвить за вашу дочурку словечко.

Кантерлот? Я не ослышался?! О сёстры милосердные...

[1]Редкое слово в русском лексиконе, синонимы: поводил, подёргал.
[2]Что собственно характерно.
[3]Разведчик N7 — ГГ, конечно, сильно преувеличил, но имел в виду то, что быть и бойцом, и алхимиком столь же непросто.
[4]Сталионградское государственное техническое училище.