Автор рисунка: Stinkehund
Сон Любовь Скуталу

Лавандовый бальзам

Спайк шел по проделанному им пути через лес, осматривая сломанные деревья; некоторые из них были вырваны с корнем, а другие разбиты в щепки. Вид причиненного им ущерба не укладывался в голове: как Он мог сделать что-то подобное? Как такое вообще возможно? Неужели им опять овладела жадность и превратила в огромного загребущего дракона? Нет, маловероятно. Тогда бы его нашли сразу, и ему не пришлось бы искать дорогу домой по следам разрушений.

Через полчаса перед помощником предстало жуткое зрелище. Столетний дуб, диаметром раза в четыре меньше чем тот, в котором располагалась библиотека, был пробит насквозь. Сам же великан накренился от удара.

Страх охватил Спайка. Дикий, первобытный страх. Ноги подкосились, а во рту пересохло. Мысли не могли собраться воедино и представляли из себя разобранный пазл. Он просто стоял и смотрел стеклянными глазами на то, что сделал.

Ветер, вырвавшийся из чащи, привел помощника в чувства. Можно было бесконечно смотреть на всё это, но, кто знает, насколько далеко его занесло от дома. Может быть, ему даже придется идти не один день.

Дракон взял себя в руки и продолжил путь.

----------------------------------------------
— Флаттершай, возьми с собой всех животных, которые могут летать, бегать, прыгать и прочешите округу!

— Ясно.

— Пинки, ты опросишь всех в городе, может быть, кто-то его видел.

— Оки доки!

— А я присмотрю за Твайлайт, — пегас посмотрела на дом-дерево. — Всем всё понятно?!

— Да! — хором ответили две подруги и умчались прочь.

Проводив их взглядом, Рэйнбоу посмотрела на небо.

— Если тебя найдут, я сделаю так, чтобы ты пожалел об этом...

--------------------------------------------------------
Солнце уже начало заходить за горизонт, а конца леса всё не было видно. Сколько он прошел? Километр? Два? Десять? Ноги гудели от усталости, хотелось сесть и отдохнуть, но нужно было продолжать путь. Ночной лес полон опасностей даже для дракона, поэтому нельзя было стоять на месте.

Сломанные ветки, щепки и гнутые деревья указывали путь, но создавалось впечатление, что это дорога в никуда. Как он мог проделать такой огромный путь за столь короткое время? Или он был в забвении не один день? Спайк пытался хоть чем-то занять свою голову, чтобы не думать об усталости.

Солнце уже почти скрылось за горизонтом. Сил больше не осталось, и дракончик прислонился к ближайшему дереву отдышаться. Это было роковой ошибкой. Ноги перестали его слушаться, он их просто не чувствовал. Делать больше ничего не оставалось, как заночевать здесь. Сев на землю и облокотившись на ствол, он посмотрел на звезды.

— Рэрити, — помощник выдохнул. — Как ты там?

Дракон закрыл глаза, пытаясь уснуть: ему были нужны силы, а дорога, судя по всему, предстояла долгой.

— УХУ!

— Что? — Спайк открыл глаза, осматриваясь.

— УХУ!

Звук шел откуда-то сверху. Подняв голову, дракончик разглядел в сумеречном свете сову, которая кружила над ним.

— Совелий?

— УХУ! — ответил он в своей манере и унесся прочь.

— Совелий, стой! — дракон попытался встать, но ноги его подвели и он упал лицом в землю. – Чучело пернатое.

Он снова остался один и мысли бешено закружились в голове. Неужели его нашли? Или нет? Может, это была простая сова, живущая в лесу, заинтересовавшаяся вечерним гостем.

— Спайк! — голос шел откуда то из-за далека. — Спайк, где ты?

— Флаттершай... — он узнал голос. — Флаттершай, я здесь!

Шуршание становилось всё ближе и ближе, пока, наконец, из-за деревьев не появилась желтая пегаска в сопровождении Энджела, Совелия и еще нескольких зверей.

— Спайк! — пони подбежала и обняла его. — Мы уже начали думать, что не найдем тебя. Если бы не Совелий, мы бы пошли обратно в город.

— Я тоже рад тебя видеть Флаттершай.

— А что случилось? Почему ты сбежал из дома и сидишь здесь?

— Хотел бы я знать...

----------------------------------------------
— Ты маленький паршивец! Из-за тебя мы на уши поставили весь Понивиль! Где тебя буйволы носили?!

— Рэйнбоу, не надо с ним так строго...

— Не надо? Это я еще даже не начинала с ним говорить! Я...

Дальше дракон не слушал. Его внимание привлекли щепки и обломки дерева, лежащие слева от библиотеки. Игнорируя отсчитывания Дэш, он обошел дом-дерево. В южной стене была огромная дыра. Он уже видел такую по пути домой, в том дубе.

— Неужели... — прошептал Спайк. — Рэйнбоу?!

— А, что? — она была немного ошарашена.

— Где Твайлайт?

— Лежит у себя в кровати, после того, что ты с ней сделал!

— Нет... — губы дракона затряслись. — Твайлайт!

Помощник, невзирая на усталость, кинулся в библиотеку на второй этаж. В три прыжка преодолев лестницу, он увидел мирно спящую в своей постели единорожку.

— Твайлайт, — Спайк осмотрел её. Никаких царапин или ушибов он не увидел. — Но ты же сказала, что я с ней что-то сделал!

Рэйнбоу и Флаттершай стояли за ним.

— А как будто ты ничего не сделал, — пегас старалась говорить шепотом. — После того, как ты пропал, у неё снова случился срыв!

Дракон встал на колени перед кроватью и взял в руки фиолетовое копытце.

— Прости меня Твайлайт, — по голосу было слышно, что он плачет.

— Оу! Это так мило!

— Пинки! А ты откуда взялась?

— Как откуда? Ты велела мне опросить всех пони в городе, после этого я пошла к Кэррот Топ, она сказала что не видела его, потом я встретила Тайм Тернера и спросила у него, он-тоже-не-знал-потом-я-встретила-Лиру-мыоченьвеселопоболталиноонанезналагдеСпайкипоэтомуяпошлакРэритиноеётамнебылопотомучтоонаухалавКантерлотипотомятакаяУУУ!РэритиженетдомазначиткнейнестоитидтиАпотомятакаяУИИИнадоспроситьуМэраонадолжнабытьвкурсевсегои...

— Пинки, хватит!

— Почему? Я же еще не рассказала самое интересное!

— Эм... девочки... я думаю... если вы не против... нам стоит оставить их одних... — Флаттершай указала в сторону кровати.

— ООООООУУУ! — протянула Пинки. — Оки доки!

Все троя спустились вниз.

— Прости меня Твайлайт. *всхлип* Я не знаю, что со мной произошло. Я ничего не помню. Я *всхлип* не хочу, чтобы ты снова из-за меня так страдала, — он уткнулся лбом в фиолетовое копыто. — Прости меня.

Он продолжал так стоять до тех пор, пока не заснул.

--------------------------------------
— Спайк.

Солнце уже пробивалось сквозь закрытые шторы, когда что-то коснулось головы помощника. Голос бы таким же, как когда Твайлайт разбудила его два дня назад. Осознание этого заставило дракона резко подскочить. Он ожидал снова увидеть заплаканную хозяйку, но этого не произошло. Вместо этого он увидел Флаттершай, стоящую рядом.

— Спайк, извини что разбудила, просто, эм... мне показалось, что тебе не очень удобно так лежать и, ну, я подумала, может тебе стоит пойти лечь в свою кровать?

Флаттершай осталась в библиотеке на ночь, чтобы присмотреть за Твай.

— Ммм, спасибо, Флаттершай, — дракончик поднялся на ноги. — Ай!

Спину свело от неудобного сна.

— Ой! Ты в порядке?

— Не совсем, — он схватился за поясницу.

— Оу, бедняжка, иди сюда, — Флатти жестом подозвала его к себе. — Ложись.

Кое-как, ему все-таки удалось добраться до пегаса и лечь на пол.

— Здесь больно? — копыто уткнулось в спину, принося ужасную боль.

— Ай!

— Ой, прости, — пегас резко убрала копыто. — Сейчас придется самую малость потерпеть.

С этими словами две ноги ударили в спину. Искры посыпались из глаз Спайка, а изо рта раздался протяжный стон. Мягкие копытца начали ходить вверх-вниз, разминая затёкшие мышцы.

— Так лучше? — Флаттершай закончила издеваться над его спиной и встала рядом.

Помощник встал и выгнул спину. Как ни странно, она не болела. Да, у Флатти был талант лечить других, странно, что она не получила кьютимарку доктора.

— Намного, — Спайк покрутил руками. — Спасибо, Флаттершай.

— Не за что, Спайк.

Дракончик спустился в кухню. Желудок, который игнорировали на протяжении суток, яро пытался напомнить о себе громким урчанием. Сделав себе завтрак, помощник уселся за стол и начал уплетать сэндвич.

— Спайк, — желтая пони вошла в кухню. — Мне интересно, но если не хочешь, можешь не рассказывать, я пойму...

— Спрашивай, Флаттершай.

— Умм... Что случилось вчера днем?

— Честно, я и сам хотел бы это узнать, — дракон отложил недоеденный бутерброд. — Я помню, как я лёг спать, мне снился какой-то странный сон, а потом я очнулся на поляне посреди Вечно-Дикого Леса.

— Оу... Понятно... — пегас замотала передней ногой.

— Ты хотела еще что-то спросить?

— Эм... ну, если ты всё равно ничего не помнишь, думаю, не стоит тебя еще спрашивать.

— Флаттершай?

— Да, Спайк?

— Как она?

— Думаю, она будет в порядке. Пока ты спал, я напоила её ромашковым чаем и натёрла лавандовым бальзамом.

Только сейчас дракон понял, чем пахло в спальне.

— Почему ты меня не разбудила, когда Твайлайт проснулась?!

— Ну... Она попросила не будить тебя.

— Почему?

— Я рассказала ей, что с тобой случилось и где мы тебя нашли, и она просто попросила не будить тебя.

— Понятно, — Спайк продолжил трапезу.

Он всё размышлял о том сне. Что это была за аликорн? Откуда? Да что она вообще делала посреди леса? Он попытался вспомнить, может, в какой-либо книге было написано про неё, но поиск в памяти ничего не дал.

Вдруг его взгляд приковал школьный учебник. Твайлайт не было в школе уже три дня, и вряд ли она там появится в ближайшее время. Ей нужен был отдых, снова.

— Флаттершай.

— Да, Спайк?

— Мне нужно сходить в школу предупредить, что Твайлайт заболела, — помощник встал со стула. — Не сможешь присмотреть за ней?

— Конечно, смогу! Я для этого здесь и осталась на ночь.

— А как же твои животные?

— О, не переживай, — пони махнула копытом. — Я оставила им достаточно еды на неделю, а Энджел присмотрит за домом.

— Ты уверена? Я не хочу тебя утруждать...

— Нет, что ты! Здоровье Твайлайт сейчас превыше всего!

— Да... Спасибо Флаттершай. Чтобы я без тебя делал?

Пони покраснела и улыбнулась.

— Если что-то случится, напиши письмо и сожги его на этой свечке, — дракончик указал на зеленую свечу на столе. Её прислала принцесса Селестия, точно такую же она использует для того, чтобы посылать свои письма через Спайка. — И я тут же примчусь.

— О, не беспокойся, всё будет в полном порядке. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как я поставлю Твайлайт на ноги!

— Не сомневаюсь. Береги себя и Твай.

Помощник вышел из библиотеки. Окинув взглядом Понивиль, который за шесть с половиной лет стал таким родным, он двинулся в сторону школы.