S03E05
Город Рабов. Часть вторая Забытые корни

Кристальная проблема

Кристальная империя — страна, основанная много тысяч лет назад. Государство, созданное предками в древние времена. Цивилизация, которую создали природа и магия, придав ей такой необычный вид. Кристаллы — это не просто какие-то камушки для украшения, это сосуды, хранящие в себе магию, хранители памяти, свидетели зарождения рода пони и других цивилизаций. Они все видели и все помнят. Кровопролитная война рас, многовековая война с грифонами, тирания короля теней, — все это они хорошо помнили и хранили. Кристальная империя — это необычная страна. Все в ней связано с помощью магии. Если в стране царит магия, основанная на любви и надежде, то все это проявляется и на Эквестрии. Но если это магия, в которой царят злоба и ненависть, то мир охватывают войны, жертвы и кровь невинных. Целых тридцать лет король Сомбра правил империей, насылая на нее страх, злобу и жестокость. За это он заплатил огромную цену — сначала свободой, а потом уже и жизнью. Сейчас империя охвачена аурой из доброй магии, которая защищает ее жителей от бед и невзгод. А это значит, что захватить ее будет очень трудно, но не значит, что невозможно. Тьма не упустит своего шанса, когда тот появиться.

Безжизненная снежная долина. Вокруг ничего нет, кроме лишь сплошного горизонта из белого серебра. Жуткий ветер, словно хищник, искал себе жертву, которую он быстро нашел. Ланс и Блади с трудом преступали через полуметровые сугробы. Лютый холод сковывал ноги, вызывая жуткий озноб. Целый месяц пони держали путь в сторону Кристальной империи, но, почему именно туда, знал лишь земной пони, который шел впереди. За все это время они сильно устали, так как не очень часто останавливались на отдых. Делая еще один тяжелый шаг, пегаска, готовая вот-вот упасть без сил, шла за земным пони, который, в свою очередь, шел без всякой усталости, словно у него эта самая усталость никогда не приходит. За это время характер у него изменился. Он стал более серьезным и менее разговорчивым, как будто он познал настоящий вкус жизни — горький и полный лишь насилия. В Эквестрии всем пони внушают, что мир полон доброты, никто никого не убивает и все хорошо. Но на самом деле этот мир полон жестокости, насилия и прочего, что может сниться лишь в самых страшных кошмарах. Тем временем ветер усилился, чем и ускорил уход сил у пони. Пегаска уже не могла держатся на ногах — месяц в дороге сделал свое дело. Сделав последний и тяжелый шаг, она упала без сознания на снег. Не сразу заметив это, Ланс галопом помчался к ней, уведомляясь, что с ней все в порядке. Как оказалось, она просто уснула. Слегка улыбнувшись, земной пони тихонько перенес ее себе на спину и направился дальше. Неожиданно небо начали закрывать темно-серые тучи, которые не предвещали ничего хорошего. И у Ланса был только один выход — искать место, где можно скрыться от погодного явления.

Блади очнулась. За все это время она неплохо отдохнула и набралась сил, пока была без сознания, но от этого небольшого отдыха у нее очень сильно раскалывалась голова. Открыв глаза, перед ней было не голубое небо, а огромный и острый сталактит, который висел прямо над ней. Резко встав на ноги, та быстро отошла из “опасной зоны” и не спеша начала оглядываться. Заметив проход, она увидела, что снаружи бушевала метель, из-за который ничего не было видно. Полностью осмотрев место, она задалась вопросом: — Где я?

— Как ты видишь, в пещере, — внезапно для нее ответил земной пони, сидящий рядом с костром. — Она оказалась неподалеку от места, где ты потеряла сознание. И да, ты прости меня за то, что мы в последнее время путешествовали без отдыха. Просто... — тот опустил взгляд, — просто мне очень хотелось попасть поскорее в Эквестрию.

— Я тебя понимаю и не держу обиды, — сразу же проговорила та, присаживаясь у костра, от которого веяло теплом. Через несколько секунд земной пони протянул копыто, на котором были странные ягоды красных и синих цветов.

— Вот, поешь. Это снежные ягоды. Они хоть и редкие, но безумно сладкие, как конфеты, — Блади осторожно взяла их и по одной начала закидывать в рот. Он не обманул. Они, действительно, были очень сладкими.

— Откуда ты их взял? — поинтересовалась она, закидывая последнюю ягоду.

— Неподалеку от пещеры. Я успел их собрать до того, как началась метель. — проговорил тот, зевая. — Ладно, я, пожалуй, лягу спать. Завтра мы уже будем в Кристальной Империи, так что наши мучения за этот месяц закончатся, — с улыбкой произнес он, готовясь лечь спать. Когда его одолел еще один зевок, тот решил не ждать больше и, устроившись поудобнее, закрыл глаза. А Блади, в свою очередь, еще сидела у костра, изредка смотря на земного пони. В ее голову слетались разные мысли о том, что будет, когда они прибудут в Понивилль, что будет с Лансом и что будет с ней. Эти предположения были весьма разнообразны, как от логических и более существенных, так и до абсурдных и просто нереальных. Но когда эта каша мыслей и предположений поднадоела пегаске, то та решила последовать примеру земного пони. Устроившись поудобнее, та медленно закрыла глаза и стала ожидать сна, который не стал задерживаться. И спустя пару минут пегаска крепко спала, видя прекрасные сны.

Наступило утро. Вчерашняя метель уже утихла, оставив после себя лишь большой слой снега. Но, несмотря на то, что природное явление закончилось, на небе еще до сих пор висели тучи, которые закрывали собой солнце. Пони еще спали. Месяц на ногах их очень сильно утомил, так что у них есть право поспать подольше. Но Ланс не хотел пользоваться этим правом. Медленно открыв глаза, он полностью вышел из мира снов, хоть его туда и пытались вновь заманить. Потянувшись, он быстро встал и направился за хворостом, так как костер уже давным-давно погас. Выйдя наружу, он быстрым шагом помчался в неизвестном направлении. Спустя час земной пони вернулся, неся на спине весь найденный хворост, которого оказалось не очень-то много. Скинув все на землю, он начал делать конструкцию из веток, которая больше всего подходила для разжигания. Закончив, Ланс взял последнюю веточку и поднес к копыту, которое уже полностью было покрыто фиолетовым огнем. К тому времени, когда костер уже полыхал и одарял земного пони теплом, проснулась Блади. Приоткрыв глаза, она стала смотреть из стороны в сторону своими еще не до конца проснувшимися глаза, как будто стараясь увидеть что-то новое. Но ничего нового, к сожалению, не было. Когда ее зрение полностью пришло в норму, она, потянувшись и зевнув, подошла к костру, который сразу же начал ее одаривать божественным теплом.

— С добрым утром, — потянувшись, произнесла пегаска, присаживаясь к огню. — Ну... когда будем выдвигаться?

— Когда ты захочешь, тогда и пойдем. На этот раз тебе решать, — с такой же улыбкой, что и у нее, ответил земной пони. — Но мой совет: чем раньше — тем лучше.

— Хорошо, сейчас немного погреюсь и будем уже выдвигаться, — произнесла пегаска уже с ласковой улыбкой. — А, кстати, у тебя нет тех ягод, что ты мне вчера дал?

— К сожалению, нет. Я же тебе говорил, что они очень редкие, — ответил он.

— Эх, жаль, — с ноткой грусти сказала Блади. — Ладно, мы можем продолжить путь. Надеюсь, мы не попадем под плохую погоду. — потушив огонь, пони отправились дальше, отдохнувшими и полными сил. Теперь идти по сугробам стало намного легче, и вместо того, чтобы идти, они помчались галопом, чтобы скорее добраться. Но им еще предстоит хоть и не долгий, но, все же, и не близкий путь.

Наступило вечернее время. Солнце вот-вот собиралось отправиться на покой, уступив место своей противоположности — луне. Кристальные пони начали потихоньку заканчивать свои дела, чтобы после всего этого уйти по домам на заслуженный покой, а некоторые только начинают готовиться к работе под ночным светилом и прекрасным темно-синем небом, украшенным многочисленным точками — звездами. Пони почти добрались. На горизонте уже виднелся кристальный дворец — главная достопримечательность этой великой империи. Заметив ее, они ускорились и через некоторое время уже стояли у триумфальной арки. Как же прекрасна Кристальная империя. Огромный кристальный дворец, на самой конце которого извивались разноцветные линии, а внизу крутилось кристальное сердце — главный и очень ценный артефакт Кристальной империи. Хоть Ланс и не видел империю за все его годы жизни, но, как сказала Блади, она очень сильно изменилась. Помимо огромного стадиона, где много лет назад проводились Эквестрийские игры, виднелись и совсем новые здания. К примеру, школа, из которой уже как два часа назад вышли жеребята со своими тяжелыми рюкзаками, и музей, где были собраны очень древние предметы, которыми пользовались много веков назад. Но самым удивительным было то, что неподалеку от дворца стояла огромная статуя какого-то стражника из кристалла. Побродив еще чуть-чуть, пони уже начали задумывать, где им переждать ночь, так как гостиниц здесь не было. Немного подумав, пегаска кое-что предложила: Может, зайдем во дворец?

— А ты не боишься, что нас оттуда могут пинками погнать? — с улыбкой спросил Ланс.

— Не бойся, не погонят. Мой отец был другом Шайнинг Армора, — проговорила она.

— И... ты надеешься, что он до сих пор помнит эту дружбу?

— Ну... как бы должен, — произнесла она. — В любом случае, попытка не пытка. — с тяжелым вздохом земному пони пришлось согласиться на данную идею и подготовится, если все будет так плохо. Подойдя к дворцу, их встретила стража, которая сразу же преградила им вход внутрь.

— Вход запрещен! Приходите завтра, — грубым голосом произнес один из стражников.

— Но не могли бы вы позвать Шайнинг Армора, пожалуйста, — попросила Блади, но, как оказалось, все бесполезно.

— Еще раз повторяю. Вход запрещен! Приходите завтра! — уже более громче и грубее произнес стражник, преграждающий путь. — Пожалуйста, не заставляйте нас применять силу.

— А можешь просто позвать того, кого она просит, — спокойно произнес Ланс, заступаясь за нее. Но стражники посчитали это за грубость и уже готовились применить силу, как вдруг позади них появился принц Кристальный империи. Это был единорог белого цвета с синей гривой. На нем были фиолетовые доспехи, которые полностью закрывали его метку, а его лицо украшала небольшая борода.

— Отставить! Вы совсем ополоумели? Нападаете на каждого встречного, — проорал тот так, что, казалось, его голос достиг Кантерлота. После этого он посмотрел на пони, из-за которых этот весь сыр-бор, и был шокирован. — Блади? Неужели это ты?

— Дядя Шайнинг! — радостно прокричала та и побежала в объятия единорога. — Как же я рада тебя видеть!

— И я тоже рад. Я тебя помнил такой маленькой, а сейчас ты так выросла и... совсем не изменилась, — проговорил Шайнинг Армор спокойным и ласковым голосом. — Ну что мы стоим, проходи. И да, друга своего не забудь.

Изнутри дворец был украшен весьма оригинально. Вся мебель была сделана полностью из кристаллов и украшена просто невероятно. Идеальные прорези, которые заканчивались гербом Кристальной империи, полностью покрывали всю мебель, и видно, что мастер вкладывал в свои создания не только умение, но и душу. Множество портретов старых правителей и великих военачальников украшали стены дворца. Но единственное чего, собственно, не было, — это портрета короля Сомбры — ни до коронации, ни после. Проходя мимо тронного зала, пони следовали за принцем Кристальной империи, который вел их неизвестно куда. Открыв дверь, все пони оказались в трапезной комнате, где он и принцесса Кейденс каждый день завтракали, обедали и ужинали. За огромным столом уже сидела нежно-розовая аликорн с трехцветной гривой, где сочетались розовый, фиолетовый и светло-желтый, и меткой в виде голубого сердца-бриллианта в золотой оправе, и пила чай. Когда пони вошли, она медленно повернула голову в их сторону и слегка удивилась, но, как только она присмотрелась к пегаске, ее удивление, буквально, переросло в шок.

— Блади? Это ты? — шокированным голосом спросила аликорн. Та медленна кивнула. — Вот же сюрприз! Я не ожидала тебя увидеть прямо сейчас. Ты хотя бы письмо что ли отправила.

— Извините, у нас не было времени. Да и к тому же некому это поручать, — произнесла пегаска в ответ.

— То есть, вы не из Понивилля? — поинтересовался уже единорог.

-Нет. Это очень долгая история, — ответила Блади.

— Так мы никуда не торопимся. Присаживайтесь, а я пока вам чай принесу. — проговорил Шайнинг и отправился в другую комнату.

— А где все ваши поданные? — вдруг поинтересовался земной пони, присаживаясь за стол.

— Как где? Дома, конечно же. Рабочий день ведь закончился, а лишать ночного отдыха — это не в наших принципах. — ласково ответила Кейденс. К этому времени вернулся единорог, неся с помощью своей магии две чашки, в которые он сразу же налил чай. — Теперь можешь рассказывать.

— Ну ладно. В общем, нас похитили какие-то странные существа и хотели принести в жертву какому-то огромному каменному голему в виде ящерицы... — начала рассказывать пегаска, как вдруг ее перебила аликорн.

— Подожди-ка, ты сказала огромному каменному голему в виде ящерицы? — переспросила она, на что пегаска сразу же кивнула. — Просто я знаю, что тысячу лет назад жили племена существ, которые поклонялись своему божеству — небесному ящеру. Как они назывались я не знаю, но я знаю, что они были. В те времена много пони пропало. Продолжай. Извини, что перебила.

— Хорошо. В общем, мы кое-как спаслись, да и этот ящер меня чуть не убил. Слава Селестии, что Ланс меня спас. А дальше все можно кратко рассказать. Были пойманы работорговцами, побывали в Грифкволле, где меня чуть не убили грифоны за то, что я пегас, помогли группе из пони, зебр и бунтующих грифонов свергнуть орден храмовников и стали героями города, — закончила Блади. Кейденс и Шайнинг Армор поразились рассказанным.

— Похоже, у вас были те еще приключения, — с улыбкой сказала аликорн. — А кстати, Ланс. Может вы о себе что-нибудь расскажете? О Блади мы уже практически все знаем, так как она часто здесь бывала раньше.

— Обо мне? Обо мне мало что рассказывать. Родился в Понивилле, жил там до восьми лет, после этого переехал в Мейнбург из-за того, что мои родители погибли при пожаре. Жил в Мейнбурге до совершеннолетия, а потом... — он запнулся, опуская голову, — потом я оказался в больнице Понивилля. Как оказалось, я пролежал там пятнадцать лет в коме. Вы ведь, наверно, понимаете, какой для меня был шок узнать обо всем, что случилось. Вы ведь слышали, что случилось с городом? — те сразу же кивнули. Они были шокированы услышав эту историю. И врагу такое не пожелаешь.

— Получается, что ты — последний и единственный выживший. Но как? — ошеломлённо спросил Шайнинг Армор.

— Хотел бы и я знать, — соврал земной пони, понимая, что если он скажет о Тьме, то они совершат казнь без суда и следствия. Но пегаска уже хотела возразить, и Ланс это заметил. Поэтому он попросил ее отойти с ним в сторонку, переговорить.

— Почему ты соврал? Почему не сказал о твоем духе и силе от него?

— Потому что, они убьют меня, даже спрашивать не будут. Ты ведь помнишь, что Кристальная империя была под тиранией Сомбры, да и потом еще тысячу лет неизвестно где, — объяснил тот, на что пегаска ответила лишь понимающим “Оу”. Переговорив, они вернулись за стол.

— А кстати, а что это за статуя рядом с дворцом? — поинтересовалась пегаска. — Я ее не видела. Вот статую Спайка с сердцем — да, а ту — нет.

— Это капитан Габриэль Ангелос. Он был стражником при тирании короля Сомбры и... первым, кто пошел против него. За это его усадили в тюрьму, но позже он сбежал. Когда началась битва принцесс Селестии и Луны против жестокого единорога, капитан Ангелос нанес ему серьезную рану, которая смогла отвлечь его, что сыграло роль для изгнания Сомбры. Но... как оказалось Габриэль был тоже ранен, король теней успел сделать дело. Тот умер за несколько минут до полного исчезновения империи, — рассказала розовая аликорн. — В его честь мы и возвели этот памятник. Лучше поздно, чем никогда.

— М-да, жестокая судьба, — промолвил земной пони. В это время на улице уже царила тихая ночь. Допив чай и договорив, пони направились спать. Принцесса Кейденс добровольно выделила гостям комнаты. Поднявшись на второй этаж дворца и пожелав всем спокойной ночи, Ланс вошел в комнату, где сразу же плюхнулся на кровать, не снимая даже доспех с передней ноги. Через некоторое время сон, который так манил, все же накрыл разум земного пони, и тот уже спокойно спал.

Но покой не может длиться вечно. Тьма решила напомнить о себе спустя месяц. Не тревожа сон, она начала быстро захватывать тело Ланса. И, к счастью для нее, все прошло без проблем. Тело было под контролем, а сама душа земного пони отправлена в глубины разума. Открыв свои наполненные пустотой глаза, она быстро выпрыгнула в окно, разбив его. Тьма помнила это место. Ведь именно здесь ее призвал Сомбра, и именно здесь она правила вместе с ним. Но с первых секунд она чувствовала совершенно другие ощущения. Боль. Дикую боль. И темная сущность знала, в чем причина. Кристальное сердце — ценный артефакт Кристальной империи — распространяло по всей территории страны некую силу, которая хранила в себе любовь, добро и гармонию. Тьма резко приземлилась, сделав на месте падения множество трещин. Ее появление сразу же заметили стражники и, в свою очередь, попытались остановить незваную гостью, но их ждала жестокая судьба. Один из стражников помчался на нее в попытках проткнуть темную сущность копьем, но та просто исчезла и появилась позади бедняги, где и воткнула темный клинок ему прямо в шею. Другой уже действовал более правильно и не попытался напасть, а вместо это начал звать подмогу с помощью флюгер горна. Но к этому моменту Тьма уже стояла рядом с ним и держала копыто у его груди, где уже находился клинок. Сил, чтобы звать кого-то, уже не было, но тот смог затрубить, после чего его горло было тоже проткнуто. В это время вся стража империи была поднята на уши. Они быстро проснулись и, не теряя ни единой секунды, помчались на защиту страны от недруга. Но никто не ожидал, что враг будет один. Взглянув на павших товарищей, те сразу же разозлись, но это было только в пользу Тьме. Стражники решили напасть не по одному, а вместе сразу. Опустив свои копья и подняв клинки, они пустились в атаку на врага, но темная сущностью это предвидела. Ударив бронированным копытом о землю, под ней появилась фиолетовая пентаграмма, которая потихоньку начала покрываться темной дымкой. И через секунду из магического знака начали вылетать ужасные твари с красным дымом из глаз. Все они во многом отличались друг от друга: у кого лапы с острыми когтями, у кого огромные перепончатые крылья с шипами. Бой принял тяжелый оборот для стражи. Из двухсот стражников выживших осталось пятьдесят, и то пока те еле-еле держались на ногах. Пока они выживали, некоторые твари уже жрали погибших, мерзко чавкая. Когда бедняг осталось всего двадцать, статуя Габриэля Ангелоса внезапно для всех начала светится — сначала не очень ярко, а потом свет стал просто ослепляющим — и через несколько секунд из статуи вылетел дух в зазубренных доспехах. Самое интересное то, что дух имел темно-синий окрас с ярко-красной гривой, но вот глаза были полностью пусты — ни зрачков, не радужки, чисто белый оттенок, который ярко светился.

Как только этот дух появился, он злобным взглядом посмотрел на все вокруг, пока не заметил стаю тварей во главе Тьмы в теле земного пони. Он поднял копыто и уродливые существа начали кричать от невыносимой боли в мозгу. Мучения для них были не долгими, так как выжившие быстро прикончили их, но вот для темной сущности все только начинается. Оскалив зубы, дух так же поднял копыто в ее сторону, но эффекта не было. Тогда Тьма, не теряя времени, сразу же оказалась напротив стражника и попыталась нанести удар, но все оказалось бестолку, так как копыто прошло насквозь, что и причинило просто страшную боль. Отпрянув, Тьма схватилась за копыто, после чего посмотрела на него. Темная оболочка на копыте исчезла. После этого она решила изменить план, и, пока та думала, выжившие стражники незаметно подкрались к ней и все разом воткнули оружие в её тело, но темная сущность стояла как ни в чем не бывало, но после она безумно улыбнулась, пока те попытались вытащить свое оружие. Тьма, схватившись за копье в шее, одним рывком вырвала его из себя и одним махом вернула отправителю, пригвоздив того к земле намертво. После этого оставшиеся все же решили отступить. После того как они скрылись в неизвестном направлении, из тела земного пони уже начали падать клинки и копья, которые были воткнуты стражниками. Дух, в свою очередь, не делал ничего, лишь стоял рядом с сердцем, пристально смотря на темную сущность. Тьма, ударив копытом по земле, начала вызывать темные сгустки, которые по плану должны были поглотить призрачного стража, но, вместо этого, они, прикасаясь к нему, сразу же растворялись. Новый план снова был неудачен. Тогда в ее голову пришла идея, которая хоть и была гениальной, но и очень рискованной. Подбежав к духу, темная сущность протянула копыто внутрь, после чего ее наводнила невыносимая боль, но та терпела и лишь пыталась пробудить в себе больше сил. Через несколько секунд ее попытки дали результат. Страж начал темнеть изнутри. Темный слой распространялся по всему призрачному телу, и тогда тот понял, что нужно что-то делать, но было уже поздно. Полностью покрывшись тьмой, он растворился, исчез без следа. Но к этому моменту выжившие стражники успели сообщить о случившемся Шайнинг Армору и принцессе Кейденс. Не успела Тьма полностью поглотить кристальное сердце, чтобы оно не мешало ей осуществлять план захвата империи, как вдруг прямо ей в спину прилетел магический луч, который полностью прожег ей всю спину. Обернувшись, она увидела розового аликорна, которая готовила еще одно заклинание, но к этому темная сущность была готова. Полностью повернувшись в ее сторону, она готовилась к очередной атаке со стороны принцессы, и Кейденс не заставила ее ждать. Она пустила еще один луч, от которого Тьма успешно увернулась, превратившись в дым, и готовилась нанести внезапный удар клинком прямо сзади. Как только темная сущность вернула облик, ее внезапно сбила Блади, которая проснулась вместе с остальными. Но пегаска была не в том облике, что ее видел Ланс. Из ее глаз исходил оранжевый дымок, а с крыльев капала густая кровь. Такого поворота Тьма не предвидела. Придя в себя, она собиралась встать, как вдруг пегаска прижала ее к земле мертвой хваткой. В это время принцесса Кейденс уже приготовилась нанести удар. Пустив луч, она полностью прожгла тело земного пони, сняв с него всю темную оболочку, после чего и темная сущность вернулась обратно, отдав контроль над телом ее владельцу, но тот еще не был в сознании.

Дикая боль покрывала тело земного пони. Он не подозревал, что именно этой ночью дух внутри него пытался захватить империю, уничтожив сердце, и что именно пегаска — его друг и спутница — не дала этому произойти, приняв кровавый облик. Открыв глаза, Ланс был слегка шокирован увидеть решетку перед собой. Прислонив копыто ко лбу, он пытался вспомнить, что вчера было и по какой причине он мог здесь оказаться. Но ответ не стал долго ждать и перед ним оказались принц и принцесса Кристальной империи вместе с его спутницей. На их лицах, кроме пегаски, было сожаление. Но почему? Ответ на этот вопрос тоже не заставил себя ждать.

— Почему ты нам ничего не рассказал? — поинтересовалась Кейденс спокойным голосом.

— О чем? — не понимая, спросил земной пони.

— О Тьме, — ответил белый единорог.

— Ах... об этом. Я... я боялся, что вы меня сразу же убьете, — искренне признался он.

— За что? За то, что в тебе темный дух? Не смеши нас! Если бы ты был таким, как и Тьма, то, наверное, да. Но ты ведь не такой. Ты используешь силу от нее во благо и стараешься сопротивляться контролю. За это не убивают, — таким же спокойным голосом, но уже с ласковыми нотками, проговорила Кейденс. — Ты слышал об отце Блади? Ты знал, что он был необычным пегасом и по своей природе должен был убивать пони, а не спасать их? Он шел против этих принципов и помогал всем, — рассказала аликорн, освобождая земного пони из заключения.

— Вот видишь! А ты боялся. Если бы рассказал им все с самого начала, они бы тебя поняли и, может быть, все обошлось бы без тех жертв, — произнесла Блади так, как будто она отчитывала его за какую-то проделку. — В крайнем случае, все обошлось более-менее хорошо. — как только этот разговор закончился, пони направились к железо-дорожной станции покупать билеты на поезд в Понивилль.

Шли они, не произнося не слова. Каждый из них был в своих мыслях, и никто не решался завести разговор. Вскоре, перед ними уже был перрон вокзала, где стоял один единственный поезд, который как раз направлялся в Понивилль. Шайнинг Армор решил пожертвовать им денег на билеты, так как понимал, что денег у них самих нет. Когда билеты были куплены, неожиданно для всех прозвучал громкий звон, предупреждающий о скором отбытии поезда. Войдя в поезд и сев на места, пони начали махать копытами в знак прощания. Через несколько секунд поезд тронулся. У пони была еще долгая дорога до дома, но теперь эта дорога стала намного легче. Никто из них не думал, что скоро будут дома — в Понивилле.