Автор рисунка: aJVL
Глава 2: Подарок Глава 4: Инстинкты

Глава 3: Возвращение домой

Первый том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Two
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редактор: Pifon
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Моросил дождь. У ведущей к дому дорожки остановилась небольшая повозка.

С нее осторожно слез Варден, за ним соскочила Куно в облике пегаса. Капли воды стекали по их телам. Пегас прикрыл ченджлинга от дождя здоровым крылом. Куно улыбнулась и нырнула под предложенное укрытие, прижимаясь поближе.

Они подошли к дому и осмотрелись. Для пегаса дом был полон воспоминаний. Здесь он провел лучшие годы своей жизни со Сварм. Здесь он ее потерял, проиграл бой с наркотической зависимостью и сдался Даггертейлу. Однако здесь же он встретил Куно, и здесь же она помогла ему решить массу проблем. Дом будил в нем смешанные чувства.

Для Куно же это было место, где она влюбилась и поняла истинную природу того, чем питалась всю жизнь.

Прошел год после истории с Саншайном и Даггертейлом. Время не пощадило бедное строение. Передние окна скалились осколками стекол, входная дверь висела на одной петле и жалобно скрипела на ветру.

Пока пони-грузчики таскали их пожитки из повозки к крыльцу, Варден вошел в дом. Куно последовала за ним, пристально вглядываясь в полумрак.

— Добро пожаловать домой! — хихикнула она.

Внутри их встретили сырость, плесень и запах гнили. Капли дождя просачивались сквозь трещины в крыше, стекали по стенам и собиралась в лужицы на полу.

— Выглядит многообещающе, — отметил Варден, подождал, пока Куно немного отойдет, и расправил крылья, стряхивая с них воду.

Вспыхнув зеленым огнем, ченджлинг приняла свой привычный вид, огляделась, повела носом и поморщилась.

— Пахнет... странно.

— Я сдал дом одному странному типу прямо перед отъездом. Он был подозрительно одержим грибами.

— Я вижу, что не ремонтными работами! Может, хоть наша комната уцелела? — с этими словами Куно поспешила вглубь дома.

Шокированный вздох и протяжный стон ченджлинга прогнали из головы Вардена всякие остатки надежды.

Заглянув в комнату, он осознал всю плачевность ситуации. Окно спальни было разбито, и дождь лил прямо на кровать. Белье было проедено молью и покрыто плесенью. Спать на этом невозможно.

— Ш-шикарно, — прошипел он сквозь зубы.

Куно фыркнула.

— Я не собираюсь тут спать! У меня хитин намокнет и поблекнет!

— Что-нибудь придумаем. До вечера еще куча времени.

* * *

Варден заколачивал окно досками, напевая какую-то знакомую песенку. Все привезенные пожитки были перенесены в подвал — единственное кроме ванной сухое место во всем доме. Там, однако, был бетонный пол, спать на котором не очень-то хотелось.

Куно с любопытством наблюдала за орудующим молотком пегасом.

— Похоже, предыдущий жилец все-таки был хорошо замаскированным слизняком. — заявила она, придерживая доску, пока Варден вгонял в нее очередной гвоздь.

Пегас кивнул.

— Все может быть. Он выращивал грибы. Грибы любят влагу.

— И все-таки! Дом разваливается на глазах!

— Зато я могу оставить себе его гарантийный взнос, — ухмыльнулся пегас, — и купить на него кулек конфет. Или бутылку сидра.

— Или сахарную вату! — Куно радостно запрыгала.

— Ради твоей улыбки я готов даже на это.

Ченджлинг довольно оскалилась.

— Итак... — начала она минуту спустя, — Теперь, когда Грин Хуф осталась на ферме и мы больше никогда ее не увидим... У вас что-нибудь было?

— Что-нибудь? — в замешательстве переспросил Варден.

Куно молча кивнула. Пегас неловко почесал голову.

— Ну-у... да. Один раз.

— Расскажи!

— Ну-у-у... Выдалась холодная ночь, а дрова закончились... Мы выпили немножко бренди, чтобы согреться... Прижались друг к другу... А тебя не было уже месяцев восемь... — Варден затих и прижал уши.

— Вот только не надо оправдываться. Я и сама не слишком целомудренна. А после нашего расставания я вообще пустилась во все тяжкие.

Варден почувствовал укол ревности. Куно заметила выражение его лица и обняла пегаса.

— Эй! Это же был просто секс. Два куска организмов, трущиеся друг о друга с целью создания приятных для означенных организмов ощущений.

— Я понимаю, но... — Варден продолжал стоять на месте, неподвижно держа гвоздь у доски, — Просто...

— Просто ты ревнуешь. Самцы всегда ревнуют, — ухмыльнулась Куно.

— Твоя правда, — признался пегас.

— И... какова она в постели? — ченджлинг наклонилась поближе.

— Джентльпони об этом не говорят.

— А ты-то тут при чем?

Варден рассмеялся, затем пожал плечами.

— Мне не понравилось. Довольно мерзко. Облизала меня с ног до головы... — поморщился он.

— Значит, я лучше? — обрадовалась Куно.

— Однозначно, — ответил пегас и чмокнул ее в нос, — ты лучше всех на свете!

— Ты же говоришь это не просто чтобы меня порадовать? — недоверчиво спросила ченджлинг.

Варден покачал головой.

— Когда я с тобой, все... иначе. Как будто бы я снова... снова рядом со Сварм.

В комнате повисла неловкая тишина. Куно подошла к пегасу сзади и обняла его за шею.

— Я понимаю, о чем ты. Я тоже это чувствую. Как будто мы удовлетворяем не столько тело, сколько... что-то еще. Я чувствую себя... целой, что ли? Как будто я — мозаика, и в меня вставляют последний недостающий кусочек.

Варден поперхнулся.

— Я представил...

Куно закатила глаза и ударила его в плечо.

— Извращенец!

Они помолчали пару минут. Варден продолжил работу над окном.

— Почему у вас со Сварм не было детей? — неожиданно спросила ченджлинг.

— Мы... были еще молоды. Пробовали пару раз... Ну, много, много раз — не ставя себе такой цели, конечно. Но ничего не выходило. Когда я поступал на службу, я проходил полное медицинское обследование. Оказался полностью здоров. Сварм собиралась посетить врача по этому вопросу, как раз перед тем, как... Перед тем, как умерла.

Куно с сочувствием погладила Вардена по спине.

— Значит, ты хотел бы иметь детей...

— Да, было бы здорово, — ответил пегас, вколачивая гвоздь в стену, — Но мне хватает и тебя. Ты и так ведешь себя хуже любого жеребенка!

— Сам ты хуже жеребенка! — возмутилась Куно и показала ему язык.

* * *

Варден спустился в подвал, вернулся с парой одеял и подушек и направился в ванную.

Куно с любопытством проследовала за ним. Пегас аккуратно расстелил одеяла на дне ванны, закинул в нее подушки, залез внутрь сам и заворочался, устраиваясь поудобнее, затем постучал копытом по керамическому краю, приглашая ченджлинга присоединиться.

— Ты собрался спать... здесь?

Пегас кивнул.

— Единственное сухое место во всем доме.

Куно поколебалась, затем неуверенно опустилась в ванну, прижимаясь к Вардену. Он накрыл их обоих одеялом, аккуратно заправив края.

— Слушай, а тут довольно удобно! — хихикнула ченджлинг.

Варден кивнул и лизнул ее в нос.

— Не спорю. Но — только на одну ночь!

— Я-то думала, что мы уже испробовали все, что можно устроить вдвоем в ванной комнате!

— Просто у меня не было случая тебя соблазнить именно здесь!

— Я на тебя отвратительно влияю, — заявила Куно, сливаясь с пегасом в горячем поцелуе.

— Мне чертовски нравится, как ты на меня влияешь!

Они затихли. Неожиданно Варден с плохо скрываемой тревогой на лице посмотрел ей в глаза.

— В чем дело?

— Да... нет, ничего. Просто я тут подумал... — пегас замолчал, неловко заворочавшись.

— Подумал о чем?

— Ты действительно хочешь знать? — спросил он со вздохом.

Куно энергично закивала.

— Мне пришло в голову, что... вдруг, все это время я был под каким-то ченджлинговским заклинанием, и что я проснусь, а заклинание вдруг развеется...

Куно прижала уши.

— Тебе страшно?

— До ужаса, — ответил Варден, прижав ченджлинга к груди и утыкаясь лицом ей в шею.

— Честное слово... я тебя не заколдовывала... — прошептала она, дрожащим копытом поглаживая его по спине и крыльям.

— Я знаю, но... мне все равно очень страшно, — виновато улыбнулся пегас.

Куно медленно кивнула.

— Конечно, никто не хотел бы узнать, что их контролируют...

Варден отстранился и покачал головой.

— Нет, не в том дело. Просто я... — вздохнув, он снова прижал ченджлинга к себе и нежно поцеловал, — Я боюсь, что есть какой-то мизерный шанс, что однажды я проснусь — но больше не смогу любить тебя.

Сердце Куно растаяло, по щекам потекли слезы. Не в силах вымолвить ни слова, она уткнулась в грудь пегаса и зарыдала.