Автор рисунка: Noben
Часть 5 Часть 7. Эпилог

Часть 6

Почему же именно этот мрачный лес? Твайлайт просто это почувствовала. У нее не было дельного объяснения, которое она могла бы дать остальным, но не могла же Флаттершай бесследно пропасть? Она живет рядом с Вечносвободным лесом и хоть и побаивается его, но иногда вынуждена посещать его в одиночку или в компании подруг, если того требуют обстаятельства. Заставить ее пойти туда могло лишь то, что кто-то из ее друзей зверят попал в беду и она не раздумывая кинулась на выручку, но вот вернуться назад не смогла. Твайлайт старалась не думать о том, что могло произойти… Она вообще старалась не думать. Слишком много ужасных событий произошло за короткий промежуток времени. Пинки лежит в больнице и к ней не пускают никого из посетителей, Рэйнбоу Дэш не в состоянии подняться дома у самой Твай и по ощущениям она была на грани, когда Эпплджек и она ушли. А теперь еще и Флаттершай… Стоит ли упоминать, что у ее подруг так же кончились все силы выносить все это? Эпплджек ходит аки мертвец, который не может найти покоя и не понятно, копит ли она в себе что-то или просто старается продержаться хоть чуть-чуть дольше. Рэрити выглядит живее остальных – она еще сохраняет какие-то эмоции и старается поддержать остальных, но вот… Она выглядит так ужасно и так непривычно, что эффект получатся прямо противоположный. Ее вид словно означает: «Скоро все кончится… И не так, как хотелось бы вам…»

Понивилль, Кантерлот… Возможно вся Эквестрия попала под действие проклятия, но той картины, которая наблюдалась в стенах госпиталя хватало сполна, чтобы оценить размах, силу и масштабность всего этого. Это и множество пони, жителей городка, это и искалеченная Пинки, символ радости Понивилля, обморок Твайлайт так же подходил сюда, а после Эпплджек, живое воплощение ближайшего будущего, которое ожидает всех… И снова пропавшая Флаттершай…

Троица добралась до дома подруги на окраине Вечносвободного леса, но прошли мимо пустого строения – в нем было тихо. На дороге, ведущей вглубь леса, они приостановились – на том настояла Рэрити.

 — Я боюсь идти туда… — прошептала она.

 — Что?.. – не совсем поняла Твайлайт, — Что значит боишься? Мы же были там и не один раз… — ей не хотелось пререкаться с подругой, но видно было, что та паникует.

 — Я помню… Но там столько опасностей… А мы совсем обессилены, Твайлайт! Мы же не сможем отбиться… Мы погибнем там! – белая пони попятилась назад, но уперлась в лоб Эпплджек. Она стояла не шевелясь и не моргая, будто собираясь сказать что-то.

 — Рэрити, послушай… Флаттершай сейчас там одна и ей наверняка нужна наша помощь. Мы… Мы не можем ее бросить, — уговоры теперь тяжело давались образованной и грамотной пони. Но голос Рэрити, казалось, звучал громче.

 — Но… Мы ведь не знаем наверняка. В-вдруг ее там нет? Э-это же лишь твое предположение… Т-твайлайт, дорогая, нам нужно… — дрожащим и неуверенным голосом пыталась говорить пони.

 — Нет, – жестко отрезала пони. Она поняла, что если Рэрити не успокоить сейчас, то она просто сбежит, — Мы пойдем туда. Вместе… Эпплджек и я уже на грани. Я не знаю… Как вообще еще разговариваю… Кто придет нам на помощь, если не ты?.. – она говорила здраво и это пришлось признать. Рэрити была уже полностью высушена морально, но у нее еще оставались физические силы, чтобы хотя бы отправиться за помощью.

В конце концов, они вместе вошли в лес, который кронами своих деревьев заслонил зарю и все вокруг троицы окутал сумрак. Твайлайт не знала, как они будут искать свою подругу и одновременно понимала, что это очень плохая затея… Она лишь надеялась, что мероприятие по поиску друзей отмахнет дурные мысли от нее и от тех, с кем она следует, надеялась, что им будет некогда думать о плохом… Чем дальше друзья заходили в лес, тем хуже становилась дорога. То тут, то там на ней пробивались ростки диковинных растений, деревья опускали свои ветки все ниже, опуская «крышу» лесных крон все ниже. Все это выглядело мистически жутко, особенно в свете состояния пони, идущих по дороге. Разве что Эпплджек не обращала ни на что внимания и просто шла, тупо вперив глаза вперед, хрипя и изредка тихо постанывая. Твайлайт, зрение которой испортилось, все время озиралась по сторонам, опасаясь упустить что-нибудь или не разглядеть Флаттершай в кустах. Рэрити так же постоянно смотрела по сторонам, но другому поводу: ей казалось, что их кто-то преследует, что их обязательно поймают и съедят. Ей было достаточно одного легкого прикосновения, чтобы она сорвалась…

Наконец, подруги дошли по дороге, которая уже успела превратиться в подобие тропы до хижины Зекоры. Они и сами не поняли как смогли преодолеть этот путь так быстро, но Рэрити от вида этого замысловатого домика почему-то успокоилась.

 — Твайлайт?.. Ты думаешь… — начала, было, она.

 — Это единственное место, куда она могла направиться… Я очень надеюсь, что она может быть здесь… Очень…

Интересно, а что сама Зекора? В порядке ли она? Может быть она ушла в город, когда все это началось? Наверняка ей показалось, что виноваты злые духи или что-то вроде того. Так или иначе, Твайлайт устроил бы любой расклад, но главное, все же, найти Флаттершай. Дверь в хижину оказалась закрыта и потому Твайлайт решила постучаться. Это все же не Понивилль, где все-таки достаточно безопасно, поэтому эти меры предосторожности были не были удивительны ей. На стук в дверь никто не отозвался, но она решила попробовать еще раз. После этой попытки дверь отворилась, хотя никто не слышал шагов изнутри. На пороге стояла зебра Зекора. Проклятие, как было видно, коснулось ее не меньше чем других. Она сильно похудела, но ее бледность не была так заметна на фоне черно-белых полос. Эти же полосы немного скрывали торчащие ребра, которые теперь стали, казалось, атрибутом всех жителей Эквестрии, которых видела Твайлайт на своем пути.

 — Не странно мне видеть вас здесь… Ждала я вас долго, всех дней мне не счесть… — характерную стихотворную манеру речи Зекора удивительным образом сохранила, хоть в ее голосе и слышалась усталость. Это немного успокоило пришедших.

 — Ты нас ждала? – с надеждой спросила Твайлайт. Ее вместе с Рэрити и Эпплджек пригласили войти.

 — Болезнь, как я вижу, известна и вам… — она осмотрела своих гостей и оценила их состояние, — Скажи, там, за лесом, такой же кошмар? – она обратилась к Твайлайт.

 — Если не хуже… Мы едва сумели добраться сюда. Мы… — странный запах немного затруднял дыхание и Зекора это сразу же заметила. Она, быть может уже и привыкла, но для гостей ей пришлось открыть одно из окон.

 — Прошу я прощенья за сей аромат, готовлю я снадобье, но терплю крах! – она с тоской опустила голову и заглянула в котел посреди комнаты, в котором как обычно что-то булькало, но огонь, на котором варилось «снадобье» был очень слабым. Твайлайт хотела почему-то сказать об этом, но передумала.

 — Сейчас все пытаются как-то справиться с этим… Послушай, Зекора… — хотела было спросить единорог, но зебра ее опередила.

 — Она вас ждала как и я, несомненно, сомкнуть не могла она глаз ежедневно. Ее лишь старалась я поддержать…

 — Флаттершай здесь? – Рэрити включилась в разговор, — С ней все нормально?

Но Зекора лишь подошла к толстой тканевой занавеске, которая отгораживала часть комнаты и отодвинула ее полностью. На той стороне на соломенной постели лежало хрупкое создание, поблекшее и потрепанное опасностями леса. Возле нее стояло несколько свечей, а раскрытые крылья, придавали ей сходство с ангелом. Флаттершай лежала на спине, уставившись в потолок и не двигаясь. Ее дыхание было очень слабым и едва ощущалось даже в воздухе возле нее. Твайлайт и Рэрити осторожно подошли к ней. Эпплджек же осталась стоять на своем месте – она уже вряд ли что-то понимала. «Она…» — только прошептала Рэрити, тут же вспомнив, что еще несколько часов назад в таком оцепеневшем состоянии находилась Твайлайт в госпитале. Ее, слава богу, удалось вернуть к реальности…

 — Как долго… Она здесь лежит?.. – Спросила белая пони, не сводя с нее глаз, но Зекора не ответила, отведя взгляд в сторону, тогда Рэрити подошла к ней поближе, — Пожалуйста…

 — Вечер вчерашний стал роковым… — только и смогла ответить зебра. Ей было тяжело говорить об этом. Она пыталась вывести Флаттершай из этого состояния, но ее затворничество и не самые лучшие навыки общения сделали это абсолютно невозможным.

 — Нет… Флаттершай, я знаю, что ты слышишь и все понимаешь… — слезы катились по мордочке Рэрити, но она даже не понимала этого, — Ответь же… Пожалуйста… Ведь у тебя самая светлая головка из всех нас… Ты же элемент Доброты!.. *всхлип* Как же доброта может стать… Она не может исчезнуть!.. *Всхлип* — пони опустила голову на грудь своей подруги, чувствуя слабое и редкое биение сердца последней.

 — Рэрити… — произнесла Твайлайт, но та не слышала.

 — Ну же… Вставай же, Флаттершай… Ты помнишь? Мы с тобой собирались в спа сегодня… Я помню. И ты помнишь, я уверена… — слезы лились из усталых глаз пони не переставая, но она уже их не замечала, — Ты просто поговори со мной… Скажи, что ты помнишь… Я… Не обижусь если ты забыла… У тебя ведь… *всхлип* Столько забот!.. Столько… Забот… *всхлип* Как же твои друзья?.. Как же все те маленькие зверьки… Как они обойдутся… *всхлип*

Твайлайт более не могла этого вынести. Она подошла к подруге и попыталась оттащить ее от тела, но та стала будто каменной, или просто сил у единорога стало не хватать. Рэрити рыдала по-настоящему, все еще что-то выговаривая, но из-за слез и плача было не разобрать ничего. Твайлайт говорила, что нужно успокоиться и не впадать в истерику, но это было бесполезно – все уже слишком поздно для этих двоих. Внезапно Рэрити перестала рыдать и быстро подняла голову. После этого она притронулась копытом к груди Флаттершай и замерла в этой позе. «Боже…» — только и смогла шепотом вымолвить Твайлайт.

« — У тебя самая светлая голова в нашей компании. Ты добрая, отзывчивая и всегда поможешь. Дорогая, если бы ты только меньше стеснялась…

 — Ну… Я просто не хочу быть навязчивой… Да и к тому же… — тихо пыталась возражать пегаска.

 — Перестань же, darling! Хотя… Я понимаю. Скромность тебе все-таки очень к лицу. Да, ты права… Не слушай меня, Флаттершай. Будь самой собой.

 — О, Рэрити… Ты такая добрая. Ты приписываешь мне столько хорошего, что я даже и не знаю…

Но вместо ответа Рэрити лишь обняла Флаттершай. Та немного удивилась, но затем обняла свою подругу в ответ и не заметила, как слеза прокатилась по мордочке белоснежной пони. Я добрая? Боже, Флаттершай, если бы ты только знала…»