Автор рисунка: MurDareik
Часть 4 Часть 6

Часть 5

В Сахарном Уголке было достаточно светло. Судя по ощущениям за все то время, пока Твайлайт здесь не было ее вечно веселая подруга даже не прекращала печь пирожные, кексы и тортики. Однако в помещении было тихо и признаков того, что здесь кто-то есть так же не было. Твайлайт подбежала ко входу на кухню и заглянула туда.

 — Ее здесь нет? – спросила Эпплджек, поглядывая на совсем поникшую Рэрити. Единорог помотала головой и тут же заметила, что белая пони погруженная в свои мысли.

 — Эпплджек, нужно присматривать за Рэрити. Помнишь, о чем писала Селестия? Нельзя поддаваться дурным мыслям, а я так думаю, что она думает о чем-то… — она запнулась и подошла к своей подруге, — Рэрити? Ты меня слышишь?

 — Это же я виновата… — несвойственным ей шепотом проговорила пони. Твайлайт сразу же немного испугалась.

 — Н-нет… Нет, Рэрити, ты ни в чем не виновата… — неуверенно начала отговаривать она от этой мысли.

 — А кто же нашел тот опал? Это я… Это я попросила Спайка его выкопать… И затем принести его в Понивилль и… — внезапно Эпплджек схватила голову Рэрити и развернула ее к себе.

 — Послушай, сахарок… Мы сейчас не можем отвлекаться на это. Серьезно… У нас сейчас есть дела поважнее, чем… Чем выяснять кто в чем виноват. Возможно Пинки Пай сейчас в беде… Пойми, мы не можем сейчас отвлекаться, — она попыталась собрать всю свою решительность, чтобы убедить подругу в этом, но ее общее состояние не позволяло сделать это достаточно хорошо. После этого убеждения Рэрити пришла в себя, но все же была несколько напугана.

 — С-спасибо Эпплджек… Я… Простите меня, девочки… Нам нужно идти, так ведь? Пойдемте найдем Пинки… — неуверенно проговорила Рэрити. Слышать ее в таком тоне было очень непривычно…

Эпплджек решила вновь подняться наверх и поискать Пинки в ее собственной комнате. Твайлайт решила, что Рэрити лучше пойти с ней, а потому они решили спуститься в подвал, где хранится мука, варенье, сахар, сидр и прочие вкусные компоненты будущих кондитерских изделий. В общем, это был даже не подвал, а склад, причем довольно большой для Сахарного Уголка, но не об этом сейчас думала Твайлайт. Во время поисков Пинки Пай здесь, она старалась поддерживать с Рэрити диалог, чтобы та снова не забила свою и без того нездоровую голову иными нехорошими мыслями. Пока что ей это удавалось, однако пока они шли по подвалу она едва не упустили какого-то хриплого стона где-то в глубине подвала. Переглянувшись, они в следующую секунду помчались на эти звуки, кажущиеся им несколько знакомыми.

Звуки естественно издавала Пинки Пай. Когда Твайлайт и Рэрити наконец нашли ее они увидели, что их вечно веселая подруга сейчас не так весела, как обычно. Ее заднее копыто каким-то образом придавило бочонком с сидром, который, судя по всему, упал с верхней полки. Зачем только она полезла доставать такую тяжелую бочку? Она стонала от боли и была отнюдь не веселой и потому подруги сразу же принялись высвобождать пострадавшую. Твайлайт применила магию своего рога и едва смогла приподнять тяжелую бочку сидра, но тут же уронила ее обратно, не сумев удержать. Истощение сказывалось на ней все сильнее – магия ослабевала… Бочка вновь ударила бедную пинки, которая бессильно вскрикнула и вновь застонала от боли. «Рэрити… Помоги мне…» Та не колеблясь применила свою магию и они все же смогли сдвинуть бочку с копыта Пинки. Едва это произошло, как та сразу же схватилась за него. Копыто было переломано в двух местах, причем в одном из них была довольно серьезная, хоть и не глубокая рана, которая закровоточила после того, бочку отодвинули. Теплая кровь Пинки Пай потекла на холодный пол подвала-склада. Твайлайт ужаснулась и судорожно забормотала «О боже, боже, боже, боже…», но к счастью Рэрити в свою очередь не растерялась: она как можно вежливее, насколько позволяла ситуация, попросила Пинки потерпеть и начала оглядываться в поисках чего-нибудь, что можно применить в качестве бинта. Пинки же не слышала и не понимала происходящего – из-за болевого шока она была на грани потери сознания. Каким-то чудом ей удалось найти не единожды свернутое полотенце, которым была заткнута одна из неподалеку стоящих бочек. Неясно, где находилась пробка, его закрывающая, но это было явно не важно.

Рэрити не была медиком и не знала как нужно перебинтовывать раненного, но просто постаралась закрыть рану, в то время как Твайлайт все еще была в оцепенении. Сладкий сидр был конечно не солью, но Пинки Пай захрипела от боли еще сильнее, когда Рэрити бинтовала ее рану пропитанным сидром полотенцем. Кровь остановилась и белая пони стала выводить Твай из ее состояния. К счастью это удалось сделать очень быстро.

 — Твайлайт! Что нам делать? Пинки совсем плоха! – в отчаянии проговорила Рэрити, глядя на свою более мудрую подругу.

 — Так… Минуточку… Боже… Слушай, у нее сломано копыто, причем очень серьзено. Очень… Нужно перенести ее наверх и быстрей… — Рэрити кивнула, после чего они вдвоем подняли ее с помощью магии и как можно аккуратнее понесли к выходу из подвала. Во время переноски Пинки очнулась от болевого шока.

 — Де… Девочки?.. Ооо… Что со мною?.. *стон* — она едва могла членораздельно говорить.

 — Тише, Пинки, у тебя сломано копыто. Мы сейчас тебя вытащим, — судорожно проговорила Твайлайт.

 — Копыто?.. А как же… Сидр?.. Оххх… — после этого она уже немного говорить нормально и только стонала и изредка бормотала от боли.

Поднимаясь по лестнице из подвала, Твайлайт и Рэрити услышали голос Эпплджек.

 — Ребята, как у вас там дела? Я не нашла Пинки… — ее перебила Твай.

 — Эпплджек отойди от двери, быстрее! – после этих слов в проеме появилась уже потерявшая сознание Пинки Пай, удерживаемая в воздухе магией двух единорогов, следовавших сзади так быстро, насколько можно было.

 — Что произошло?! Что с Пинки?! – Эпплджек не на шутку испугалась, увидев кровь, но единороги перенесли ее и положили на стол, не обращая внимания на испуганную пони, — Не молчите! Почему у нее кровь?! – чуть ли не закричала Эпплджек.

 — На нее упала бочка… У нее сильный перелом копыта… Наверное открытый. Я… Не видела… — запыхаясь проговорила Твайлайт, трясясь от испуга и напряжения, которое снова рвалось наружу. Она может не выдержать этого еще раз…

 — Тогда нужно срочно нести ее в госпиталь! – воскликнула Эпплджек.

Перепуганные, друзья погрузили Пинки Пай на повозку, которая стояла рядом с Сахарным Уголком. Везти ее впряглась Эпплджек – у нее все еще хватало на это сил. На всех парах они помчались в госпиталь Понивилля, который был видел еще издалека – там горел свет. «Быстрее… Быстрее же!» — запыхаясь поторапливала Твайлайт. Она следила за состоянием своей Пинки: та побледлнела от кровопотери, корчилась от невыносимой боли, стонала и мало что понимала в происходящем. Так же она проклинала себя за то, что в свое время не уделила достаточно внимания изучению исцеляющих заклинаний, но даже если бы она их и знала, то вряд ли бы смогла срастить сломанные кости. На подходе к госпиталю улицы становились немного более «оживленными». К главному медицинскому центру Понивилля медленно брели фигуры жителей, которых нельзя было узнать в темноте, или же… Так или иначе у входа в госпиталь дежурила медсестра, которая по прибытии троицы с повозкой сразу поняла, что случай серьезный. Из здания сразу же вызвали носилки, на которые и положили трясущуюся и остающуюся бледной Пинки Пай. Ее везли внутрь на осмотр, когда подошел доктор и буквально ахнул… Он бегло осмотрел пациентку и тут же выдал: «На осмотр? Да она куда хуже! Везите в реанимацию, быстро!»

Казалось, прошло несколько часов. Рэрити, Твайлайт и Эпплджек сидели в коридоре и ждали, когда все закончится. Пока они ждали госпиталь Понивилля начал наполняться его жителями, серыми, поблекшими и напоминающими серые дождевые тучи… Размах проклятия здесь начал ощущаться еще сильнее, чем прежде. Никто не разговаривал, стараясь сберечь силы, кто-то картинно покашливал, а некоторые что-то бормотали. Где-то даже слышался непрекращающийся детский плач, наводящий тоску и заставляющий всех еще больше нервничать. Атмосфера была гнетущей и напряженной. Твайлайт на минутку показалось, что дальше все будет только хуже, но она тут же отогнала от себя эти мысли. Напротив них на скамью сел немолодой кольт с красной шерсткой, на которого друзья не обратили поначалу внимания – лишь очередная жертва проклятия, поразившего… А каков же истинный масштаб этого всего? Похоже, что никто даже до конца не знает. Время все шло и вскоре доктор, наконец вышел из палаты, куда положили Пинки. Подруги сразу же вскочили со своих мест и испуганно посмотрели на него, а тот в свою очередь устало кинул взгляд на них – ему нужно идти к ним.

 — Вы… Насколько я понимаю… Подруги этой несчастной? – сказал он, протирая лоб от пота небольшой тряпочкой, которую едва ли можно было назвать чистым платком.

 — Почему несчастной? – испуганно спросила Эпплджек.

 — Спокойнее, все в порядке. Вам… Да и нам всем… Нужно меньше волнения в такие времена, — он вздохнул и продолжил, — С вашей подругой далеко на все в порядке, но она поправится. Ее жизни сейчас ничего не угрожает…

 — Жизни? – недоуменно переспросила Твайлайт, — Но ведь у нее всего лишь сломано копыто. Да, у нее была сильная рана, но ведь… Ведь… — она смотрела на доктора непонимающим взглядом.

 — Рана на самом деле была не так серьезна, мисс. Дело тут немного хуже… Немного... – повторил он, сам не веря тому, что говорит, — Если начистоту, то вот что. У нее сломано несколько ребер, а так же имеется трещина в одном из позвонков… Это уже не говоря о повреждениях внутренних органов…

Они слушали врача и по щекам у них текли слезы. Пинки Пай… Вечно веселая Пинки Пай теперь лежит прикованная к постели и даже не может пошевелиться из-за боли. Что за кошмар? Почему это произошло? Больше из слов этого кольта, работавшего здесь, они не помнили ничего. Он говорил им что-то, а они просто не слышали… Как такое может быть? Им хотелось закричать от всего этого, но сил уже не было, они все потрачены на спасение их подруги, которая… Мысли у Твайлайт путаются, голова совершенно не соображает и в конце концов… Она падает в обморок.

Едва ли она могла отдохнуть за то время, пока была без сознания. Оно отключилось, не воспринимая ничего происходящего, но воспаленный долгим бодрствованием разум фиксировал все вокруг: разговоры, шум и прочие вещи. Твайлайт очнулась лишь утром. Первым, что она услышала было ее собственное дыхание. Оно казалось ей громким словно сильные порывы ветра, то стихавшие, то налетающие вновь. Она лежит в палате, а рядом с ней на стуле с остекленевшим взглядом, направленным в пол сидит Рэрити.

 — Рэрити… — тихонько позвала она свою подругу, но та не отозвалась, — Рэрити!.. – попыталась она позвать громче и та услышала.

— А?.. Что… Твайлайт? Ты очнулась? – она посмотрела на Твай пустыми глазами, которые так долго не закрывались, что покраснели – сейчас это было особенно заметно.

 — Где… Где я? – и тут же она вспомнила то, что происходило до ее отключки, — А где… Эпплджек? Как Пинки?..

 — Тише… Тише, darling… — она положила свое копытце на грудь подруге, а та в свою очередь почувствовала, что будто на нее положили холодный и тяжелый камень. Чувства обострились, — Эпплджек недавно ушла… Она сказала, что пойдет к Флаттершай… А я осталась с тобой…

Солнце ярко светило в окошко палаты. Твайлайт посмотрела на него, но глаза ее не реагировали на свет, словно она смотрит на сероватое пятно на стекле. Рэрити повернула голову подруги к себе.

 — Что ты делаешь Твайлайт? Опасно так смотреть на солнце.

 — Солнце?.. – оно казалось все тем же бледно-серым пятном на фоне белого бесцветного неба. И тут она поняла… Ее глаза начали подводить ее. Посмотрев на гриву Рэрити она не сразу смогла различить ее цвет. Она ничего не сказала, но нервно сглотнула, стараясь не поддаваться панике.

 — А еще ты… Так исхудала. Ты ешь хоть что-нибудь? – заботливо и с опаской спросила Рэрити.

 — Я… — начала было Твайлайт, но остановилась. Она вспомнила, что последняя ее еда была чашкой кофе еще пару дней назад. После этого она перестала есть, так как даже не чувствовала голода, — Я не хочу есть… — заключила наконец она.

 — Думаешь, это все из-за проклятия?.. – вновь осторожно спросила белая пони.

Твайлайт ничего не ответила. У нее просто нет сил, чтобы выносить все происходящее. Она уставилась в потолок и перестала реагировать на слова своей подруги. Та пыталась дозваться ее, но все было тщетно, тогда она решила позвать доктора, который пришел в палату минут через пять. Выглядел он едва ли лучше всех своих пациентов. Это был уже другой жеребец, не тот, что работал с Пинки Пай. Он посмотрел на Твайлайт и попытался позвать ее, чтобы та откликнулась и все же у него это получилось. Она заморгала.

 — …Мисс?

 — А… Что?.. – куда-то в пустоту ответила пони.

 — Вы меня понимаете? Как вы себя чувствуете? – пытался пронять ее доктор.

 — Я не… — хотела было ответить она, но в комнату вбежала медсестра.

 — Доктор! Он опять!.. Скорее, идемте! – испуганно говорила она.

 — Вот же!.. Я иду! – он сорвался с места и буквально вылетел из палаты за медсестрой, оставив слегка удивленную Рэрити наедине с подругой, которая, судя по немного ожившему взгляду, пришла в себя.

Более того, она решила встать с постели. «Стой, дорогая, куда ты?» — хотела было остановить ее Рэрити, но Твайлайт отмахнулась, кинув что-то вроде: «Я в порядке…» На дрожащих копытах она вышла из палаты и огляделась по сторонам – справа от себя она тут же увидела Эпплджек. Лицо той не выражало ничего кроме усталости. Удручающее зрелище.

 — О, Твай… Ты очнулась… — апатично констатировала яблочная пони.

 — Эпплджек, ты… Нашла Флаттершай? – Рэрити и самой было тяжеловато говорить, но она старалась держаться. Она же леди, как-никак…

 — Нет… У нее дома пусто… Даже зверята куда-то делись… Я обошла все окрестности, но… Никто ее не видел. Она пропала… — Эпплджек было тяжело разговаривать, так как она уже была полностью истощена, но она тоже старалась. Все старались, вот только истощение не щадило никого…

 — Пропала?.. Но… Где же… Где нам ее теперь искать? – растерянно проговорила Рэрити. Она испугалась еще сильнее, когда услышала, что ее лучшая подруга исчезла.

 — Лес… Вечносвободный лес… — вмешалась Твайлайт.