Потухшие светлячки

Очередной маленький тест для юной ученицы дружбы.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Жнец Беcкожих Близнецов

С покровом тьмы он выходит в ночь, искать свою новую жертву. Он- костерукая смерть. Он- Багровое ночное лезвие. Он- Жнец Бескожих Близнецов, Авин Бетанкор, ткущий свою душу из кусков чужих. Но кто знал, чем обернется для него новый налет...

Другие пони ОС - пони

Подарок принцессы

Принцесса Рарити готовится к самому важному дню рождения в Эквестрии - дню рождения Твайлайт Спаркл. У нее все спланировано, и это будет грандиозный сюрприз. Что, вообще, может пойти не так?! Третий рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Большое Понивилльское зебротрясение

Дружелюбие и отзывчивость Зекоры подарили ей множество друзей в Понивилле. Однако день, когда Зекора решила показать, что действительно является лучшим лечением, стал для них большим сюрпризом…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора

Дождь

Итак, наконец-то я решился, написать книгу о том что произошло. Ну как книгу, скорее маленький рассказик. Для начала стоит объяснить кто я и что произошло, верно? Давайте начнём с первого. Меня зовут Флэш Стик (Не знаю о чём думали мои родители, когда давали мне имя) единорог красной масти с ядовито-зелёной гривой. Также имеется любимая единорожка, и по совместительству моя жена с коричневой шёрсткой и жёлтой гривой Медиум Рэр, но я называю её просто Миди. Ну и куда же без жеребёнка. Маленькая годовалая единорожка Лайт. Ну а что всё же произошло? Спросите вы. Что ж сейчас вы всё узнаете.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони

Fallout: Equestria - Проект Созвездие

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии... ...Наступило время, когда идеалы дружбы уступили место зависти, эгоизму, паранойе, войне. Весь мир сгорел в жар-пламеном огне, города превратились в разрушенные памятники былого величия, а Эквестрия на много лет потеряла солнечный свет, превратившись в безжизненную, лишённую надежд Пустошь. Но забытые тайны могут стать угрозой для тех немногих, кто пережил апокалипсис. Единорожке, не помнящей своё прошлое, вместе со своей разношерстной компанией придётся углубиться в самые недра корпорации Альфамейр, спасти мир от страшной катастрофы, не потерять себя на этом пути и сделать правильный выбор...

ОС - пони

Гость

Иногда незваный гость способен полностью переменить жизнь.

Другие пони Человеки

Найт Мер

Скромный ученый единорог влюбляется в принцессу Луну. Но той ли дорогой он пойдет в попытке завоевать любовь богини? События происходят еще до превращения Луны в Найтмермун и изгнания короля Сомбры.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Король Сомбра

Пыл да жар

В Графстве Лонгсворд бушует гражданская война. Различные политические силы борются за власть в этом маленьком государстве. Добровольческая дивизия Речной Коалиции, присланная на помощь военному комитету умеренно левых и правых сил, была уничтожена в ходе одного из боёв с коммунистами-радикалами. Лишь девять пони уцелели, и им предстоит выжить во вражеском тылу и выполнить приказ командования.

ОС - пони

Зимние тропы

В эту ночь Грею Винингу предстоит выйти из зоны комфорта по желанию дорогой пони.

ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Солнечное пламя Слишком мала

Коронация

Рассказ был написан уже довольно давно, на 50 пони-экспромт. После этого я его немного отредактировала, а потом дождалась сборника, за вычитку спасибо Feuerleiter, подробнее о сборнике здесь:http://tabun.everypony.ru/blog/rpwp/107468.html#comments
*ссылку на предыдущую версию добавлю позже*
Написано за два часа.

Селестия задумчиво окинула взглядом зал и вздохнула. Сейчас тут было полно пони, и все они с радостью смотрели на двух принцесс. Куда не глянь, повсюду восторженные мордочки с горящими от возбуждения глазами, раздаются радостные голоса. В толпе находились не только пони, сюда затесались и иностранные делегации, почтившие коронацию младшей принцессы свои присутствием: несколько зебр, с ног до головы обвешенных золотыми украшениями, и один крупный, возвышающийся над всеми грифон. Все эти иностранные гости происходили из знатных родов в своих королевствах, а среди эквестрийских подданных были и простые жители, хотевшие поздравить младшую принцессу. И Луна рядом радостно подпрыгивает, не в силах стоять на одном месте. Не видно никакой грусти и скорби, словно и не произошло никакой трагедии совсем недавно.

Старшая принцесса вскинула голову и, подавив вздох, начала:

– Дорогие жители Эквестрии, рада приветствовать вас сегодня здесь, в этом зале, где состоится коронация моей сестры... – голос принцессы едва заметно дрожал.

Луна повернула голову к сестре, в синих глазах читался вопрос. Селестия едва заметно улыбнулась ей, чтобы одобрить и поддержать. Всё-таки и младшая аликорн волновалась. Раньше она, хоть и считалась принцессой, но в правлении не участвовала. А теперь нужно было провести коронацию: их родители погибли, и за луну и ночь теперь отвечала младшая принцесса. Титул королевы из них никто не получал, хотя Селестии и предлагали. Они обе в равных условиях.

К ним подошёл один из единорогов-придворных, перед собой он с помощью магии держал шкатулку, на деревянной поверхности которой были вырезаны узоры в виде звёзд. Он открыл её, и Селестия взяла оттуда сиреневую корону, украшенную золотым полумесяцем. Её делали специально для ночной принцессы.

Корона опустилась на голубую гриву Луны, и пони радостно улыбнулась.

– Принцессы Луны! – закончила Селестия.

Зал сотрясался от шума – радостных криков и громкого стука копыт по полу, которыми пони выражали своё восхищение и верность. Луна смущённо улыбалась, её щёчки слегка покраснели, а Селестии хотелось провалиться сквозь землю или просто спрятаться где-нибудь. Всё это было слишком тяжело. Гибель родителей слишком ярка в памяти, ведь трагедия произошла совсем недавно. И теперь ей придётся управлять всем королевством. Луна может помочь в смене дня и ночи, но она слишком неусидчива для обычных придворных дел. Да и маленькая ещё, с ней до сих пор няня занимается: даже сейчас пожилая пони стояла неподалёку и наблюдала за своей воспитанницей. Кроме того, Селестия сама не собиралась втягивать Луну в придворные дела, пусть отдыхает, пока можно.

И мало внутренних переживаний, так ещё и одеяние доставляло неудобства: платье было немного узковатым, его длинный подол путался под ногами, а корона норовила сползти на глаза. Луна своей одеждой тоже была не очень довольна – она уже несколько раз чуть не упала из-за платья. Сейчас-то они стояли почти не двигаясь, и недостатки одежды не так уж и чувствовались, но у Селестии в голове вертелся вопрос: кто придумал так одеваться?

После коронации был праздник с танцами и угощениями. Луна сразу же убежала куда-то в толпу пони, но Селестия за неё не беспокоилась, зная, что уж в собственном-то дворце сестра не потеряется. Её младшая сестра, пока за ней никто не следил, облазила тут все уголки, да и в лес пару раз убегала. Самой Селестии такую свободу давали куда реже, а теперь у неё и вовсе не будет времени.

Солнечная принцесса сошла вниз с возвышения рядом с двумя тронами, думая, может ли она как-нибудь уйти или придётся ждать ещё несколько часов. Она бы с радостью провела это время с книжкой в своей комнате, а не среди толпы подданных, но, поскольку убедительного предлога не придумалось, пришлось остаться.

И какая из неё правительница? Принцесса должна быть ответственной, заботиться о народе, а ей хочется только уйти и спрятаться. Конечно, причина для этого есть — на неё сразу столько всего свалилось, да ещё и так скоро. Она и не думала, что придётся браться за дела правителя страны в столь раннем возрасте: по меркам простых пони она была совсем молодой кобылкой, а если судить по долгожительству аликорнов, то и вовсе ребёнком. Но этим не стоит оправдываться. Она должна быть сильной, не время грустить о прошлом. Придётся терпеть — ради народа, ради Эквестрии.

Селестия вскинула голову, и тут к ней снова подбежала Луна. Она была сильно взволнована и в то же время радовалась.

– Теперь я зато тоже принцесса! – заявила она.

– Ты ей и так была, – улыбнулась Селестия.

Улыбка вышла слишком покровительственной, и Луна, нахмурившись, обиженно топнула копытцем по полу, сказав:

– Ну да, но не так! Я была заменой на всякий случай, а теперь мы равны.

– Никто так не думал, – Селестия приобняла сестру, накрыв её белым крылом.

Младшая принцесса тихо хихикнула, а потом слегка погрустнела, но теперь молчала. Селестия лишь погладила сестрёнку по голове, не зная, что ещё сказать. Малышка обычно казалась такой беззаботной...

– Ваше высочество? – окликнул их подошедший стражник.

Селестия поспешно сложила крылья и кивнула. Луна провела копытом по растрепавшейся гриве и поправила сползшую на бок корону. Это украшение ей очень мешалось, но, к счастью, оно было предназначено только для торжественных случаев. В обычные дни не надо было носить таких регалий.

Стражник, высокий белый пегас, поклонился и сказал:

– Вас желает видеть Старсвирл Бородатый.

– Кто? – не сдержала своего изумления Селестия, ахнув и прикрыв копытом рот.

Луна в недоумении смотрела то на стражника, то на сестру, не понимая, в чём дело. Селестия заметила это и, сказав, чтобы Старсвирла пропустили, вполголоса объяснила сестре:

– Старсвирл – великий волшебник, упоминаемый во многих книгах, да и слухи были о том, что он до сих пор где-то обитает и временами показывается другим на глаза. Но я как-то не очень в это верила...

Луна нахмурилась, вспоминая, а потом радостно воскликнула:

– О, это же тот, из легенды!

Селестия кивнула.

И тут к ним подошёл странный пони. То, что это Старсвирл, можно понять по длинной седой бороде – недаром у него было такое прозвище. Одет он был в синий плащ, украшенный звёздами и закрывающий метку, и смешную остроконечную шляпу с бубенцами, которые позвякивали при каждом его шаге. Луна тихо хихикнула в копыто, а Селестия поприветствовала волшебника. Старсвирл был для неё примером не меньшим, чем покойные родители, но она всегда считала его чуть ли не сказочным персонажем. Видеть его перед собой было странно.

– Приветствую, принцессы, – голос у волшебника был немного скрипучим, но бодрым, в нём слышалась лёгкая усмешка.

Из-под широких полей шляпы озорно блестели жёлтые глаза. Селестия смущённо замолчала, не зная, что сказать, а Луна беззастенчиво разглядывала нового знакомого. Её няня наблюдала за ней с лёгким неудовольствием, поджав губы. Селестия мельком подумала, что младшей принцессе, похоже, придётся потом выслушать новую лекцию насчёт должного поведения.

– А почему у тебя такая смешная шляпа? – полюбопытствовала маленькая принцесса.

– Луна! – одёрнула её Селестия.

Где-то сзади раздался глухой стон гувернантки. Но Старсвирл лишь засмеялся и ответил:

– Долгая история.

Он ничуть не рассердился, и Селестия почувствовала облегчение. Между ними завязалась беседа. С великим волшебником оказалось удивительно легко общаться. Старсвирл был немного странноватым, но зато обладал чувством юмора, а в его голове роилось множество гениальных идей и планов. Некоторыми он даже поделился. Селестия слушала его с огромным интересом, жадно ловя каждое слово и жалея, что не на чем записать всё это, а вот Луна скоро заскучала и убежала.

Старсвирл закончил очередную мысль и замолчал, внимательно оглядел Селестию, начиная от короны и заканчивая накопытниками. Принцесса поёжилась от такого внимания. Она и так до сих пор вздрагивала под чужими взглядами, стесняясь публики.

– А из вас выйдет толковая правительница, – одобрительно заметил Старсвирл. – Ладно, сделаем перерыв, где там у вас можно перекусить?

И он направился к столу с закусками. Селестия последовала за ним, но её несколько раз останавливали другие пони, и ей приходилось терпеливо отвечать на их вопросы. Подданым принцесса нравилась, а вот ей внимание окружающих – нет. Но все равно надо привыкать: ей наверняка придётся править долго, если не случится ничего непредвиденного. Хорошо, что Луна тоже будет рядом.

Старсвирл прихватил себе кусок торта, чем вызвал тоскливый взгляд Селестии. Когда-то она с Луной даже на кухню тайком забирались, чтобы вдоволь наесться сладостями – им разрешали питаться только правильной пищей. Конечно, сейчас ей никто не стал бы запрещать, но она сама уже привыкла к такому режиму.

Всё это время Селестия хотела задать древнему волшебнику один вопрос, но чувствовала себя неловко. Однако,Старсвирл со свойственной ему проницательносью угадал её мысли:

– Интересно узнать, откуда я к вам на голову свалился и почему вообще живой? Это результат долгих опытов, я научился продлевать жизнь. Правда, это довольно опасно, поэтому я и не делюсь этими секретами.

– А-а, – протянула Селестия.

Праздник постепенно подходил к концу. Старсвирл ушёл рано, пообещав вернуться. И он действительно часто навещал их, хотя и пропадал куда-то не реже.

Проводив гостей, Селестия направилась к себе в комнату. Солнце она уже опустила, а маленькая Луна подняла ночное светило. Младшая сестра последовала за старшей, весело болтая.

Оказавшись у себя в комнате, Селестия сняла тяжёлую корону и распустила розовые волосы, вздохнув с облегчением. Луна в это время с визгом прыгнула на её кровать.

– Э-эй, у тебя своя есть! – рассмеялась старшая сестра.

– Я не хочу пока уходить, – заканючила Луна. – Я... Я тоже скучаю, не верится, что они уже не вернутся.

Последние слова прозвучали очень тихо, но Селестия услышала и всё поняла. Сестрёнка разделяла её чувства, несмотря на свою обычную беззаботность. Селестия обняла малышку, уже сползшую с кровати и глядевшую на неё снизу вверх грустными синими глазами.

Несколько минут они тихо поболтали, уже вдвоём забравшись на большую кровать, накрытую белым покрывалом. Луна довольно быстро повеселела: всё-таки благодаря своему возрасту она быстро отходила от огорчений и обид. Старшая сестра, глядя на неё, подумала, что, раз уж так вышло, она должна будет попытаться заменять младшей родителей. Теперь они остались вдвоём, но они должны поддерживать друг друга.

– Расскажи что-нибудь, – попросила Луна.

Она с надеждой смотрела на старшую сестру. У Селестии сжалось сердце, когда она вспомнила, как мать убаюкивала малышку. И ей самой когда-то рассказывали сказки перед сном...

– Ладно, – она улыбнулась. – Давным-давно...