Что связало их [What Bound Them]

Со времён приключений славной шестёрки из Понивилля прошло более тысячи лет, и всё стало иначе. Эквестрия поглощена хаосом. По её землям бродят кошмарные существа, немногие оставшиеся поселения терзают ченжлинги, а все следы присущего правлению Селестии мира и гармонии давно исчезли. Но так было до тех пор, пока маленькая группа пони ни отправилась картографировать Сплетение, обнаружив внутри спящего дракона. Теперь на тысячу лет отставший от времени, согреваемый лишь своими воспоминаниями Спайк – их единственная надежда. Он и его новые друзья вместе отправляются на поиски единственной способной исправить всё кобылы – Твайлайт Спаркл.

Спайк ОС - пони

Взгляд для уставших глаз

Принцесса Луна не может заснуть в свою первую ночь дома.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Облегчение

В двенадцать лет Твайлайт подавила свою охоту, считая ту лишь бессмысленной тратой времени. Заполучив новый замок, она решает признаться друзьям - и друзья решают помочь ей. Что плохого может случиться?

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия Биг Макинтош

Демиург

Мы что-то создаём, мы что-то рушим. Мы живём. Нас создают, нас рушат.

Твайлайт Спаркл Дискорд

Артефакт Душ

Прошу, садитесь. Я расскажу вам историю о том, как решались судьбы народов. Историю о горе и правде, потерях и жертве, и вечной печали... И принцессе, что отдала частичку себя на благо мира. Вы готовы слушать? Ведь я начинаю свой рассказ об артефакте душ...

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Кризалис

Последнее испытание

Вы - заключённый за убийство. Вы уже отсидели несколько лет, и вас скоро освободят, но освободят, если вы пройдёте несколько проверок и тестов. А в конце будет дан самый сложный тест - тест на человечность...

Другие пони

Хроники падшей звезды

Он проснулся в отделении для "особых" пациентов больницы Понивилля,не помня своего прошлого.И единственное существо,которому он может доверять-это он сам.В прямом смысле этого слова.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Лира ОС - пони

Ходя по небесам

Зимний Кантерлот. На кануне Рождества происходит чудо , вечно одинокий жеребец встречает ту, о которой он мечтал все время.

Принцесса Луна ОС - пони

Падение Эквестрии: Вот так страх!

Вновь для жителей Эквестрии наступает Ночь Кошмаров. Карибу позволяют пони отметить событие — правда, в своём понимании. И к празднеству вновь присоединяется Зекора, чтобы поведать серьёзно откорректированную легенду о Найтмер Мун.

Принцесса Луна Зекора ОС - пони Найтмэр Мун

Огненные крылья

Версия 3.1. "Однажды, в волшебной стране Эквестрии". Да, многие помнят эту фразу. Но что, если Эквестрия - не такая уж и волшебная? Что, если всё, происходящее там, может быть объяснено с околонаучных позиций? Что, если Эквестрия - далёкое будущее нашей планеты?

Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Поражение Одиночество

Победа

— Мои дорогие, куда вы вечно так спешите? — недовольно обратился Дискорд к Луне, только что телепортировавшей его к себе. Заметив лежащую на кровати Селестию, он удивленно задрал брови и, сотворив кресло, уселся в него. — Что на этот раз?

Пока Луна, раздираемая сомнениями, собиралась с мыслями, в разговор вступила Твайлайт:

— Нам нужна твоя помощь.

— Изумительно! — вскинул лапы драконикус. — И что же я должен сделать?

— Сейчас не время, — твердо сказала Луна, прищурившись. Дискорд, мгновенно уловив её тон, притих, обретя серьёзность.

Твайлайт, благодарно кивнув, продолжила:

— Ты можешь помочь Селестии забыть… — она замялась. — Что-то?

— Ты поймешь что, — не дав драконикусу возможности ответить, с нажимом добавила Луна.

Воцарилась тишина. Дискорд отвел взгляд на Селестию, задумчиво щипая бородку, пока принцессы терпеливо ждали его ответа.

— Нет, — наконец сказал он.

— Почему? — мгновенно спросила Твайлайт.

— Она слишком сильна. Я просто не смогу, — Дискорд хитро прищурился и улыбнулся. — Иначе я бы давно сделал это, верно?

— Но мы можем помочь тебе! — предложила молодая принцесса.

Дискорд вновь задумался. Он встретился глазами с Луной, и та отвела взгляд.

— Если вы поможете мне… Я смогу, — заключил драконикус, обрадовав Твайлайт. — Но поможете ли?

— Мы… Луна! Ты поможешь?

— Да, — натянув на свою мордочку вымученную улыбку сказала принцесса ночи, убедив себя в правоте сестры относительно Дискорда. — Но пожалуйста, будь аккуратнее. Прошу.

— Разумеется, принцесса, — Дискорд кивнул и поднялся с кресла. То незамедлительно исчезло.

Подойдя к Селестии, он осторожно, словно побаиваясь, приподнял её голову.

— Приступим? — вопросительно посмотрел на Луну Дискорд.

Та лишь кивнула и, убедившись в готовности Твайлайт, закрыла глаза, сосредоточившись на сестре.

Она почувствовала как магия драконикуса обрушилась на Селестию, пытаясь пробиться к её сознанию, но встретила на своем пути крепкую, пусть и неосознанную защиту принцессы. Луна немедленно обрушила свою мощь на неё, стараясь не обращать внимания на то, как участилось тяжелое дыхание Селестии. Она завозилась и тихо застонала. Принцесса ночи сумела преодолеть жалость, и мысленно извиняясь перед сестрой, лишь усилила давление, чувствуя, как дрогнувшая на мгновение Твайлайт сделала то же самое.

Спустя несколько секунд защита рухнула, чтобы через миг восстановиться. Селестия резко втянула в себя воздух и затихла, успокоившись.

Луна открыла глаза и посмотрела на Дискорда. Тот странно ухмыльнулся и, щелкнув пальцами, сказал:

— Готово.

Позади принцессы ночи раздался короткий вздох, но она, не обратив на него внимания, сделала робкий шаг к сестре и застыла, заметив, как её грива стала медленно выцветать.

— Твайлайт! — крикнула она, отскочив и окружив себя и её защитной сферой. — За элементами!

Луна замерла, напряженно готовясь к атаке.

— Твайлайт? — тихо переспросила она, почуяв неладное. Неуверенно отведя взгляд от продолжающего ухмыляться Дискорда, сложившего лапы на груди, она посмотрела на молодую принцессу и остолбенела от ужаса.

Та неподвижно стояла, пустым взглядом неотрывно смотря на духа хаоса. Её грива уже успела потерять цвет, и теперь волна медленно катилась по телу, обесцвечивая и его.

— Тебе не кажется, что защищать её уже поздно? — будто бы издалека донесся до Луны насмешливый голос Дискорда. Она медленно перевела взгляд на него, и тот, коротко рассмеявшись, подошел ближе, когтем легонько надавив на окружавшую её преграду. Принцесса ночи содрогнулась от чудовищной тяжести, навалившейся на неё на мгновение. Она легла на пол и уменьшила купол так сильно, что её развевающаяся грива полностью закрыла левый глаз, мешая ей видеть. — Уверена, что это поможет? — Дискорд вновь протянул к ней лапу, с легкостью продавив защиту, почти обрушив её. — Сдавайся.

— Так значит это был ты… — опустошенно прошептала Луна.

— Люди? Нет, их убил не я, — успокаивая принцессу, сказал Дискорд. — Но я просто не имел права не воспользоваться ситуацией, ты не находишь? Сдавайся, мне не составит труда победить тебя. А вот твоей сестре, — он указал на лежащую на кровати Селестию, силы которой питали его. — Это будет нелегко.

Защита исчезла, и Луна опустила голову на пол.

— Не бойся, я позабочусь о пони, — с язвительной ухмылкой сказал Дискорд, аккуратно снимая с неё тиару.

— Не мучай их, — подняла взгляд принцесса ночи. Её глаза были полны слёз.

— Хорошо, — выдавил из себя драконикус, неотрывно глядя на неё. — Не бойся. Это не страшно.

Он потянулся к макушке Луны. В последний миг его лапа дрогнула, но Дискорд, поморщившись, несильно щелкнул пальцем по её голове, отправляя принцессу в сон.

— Думаю, — растянувшись в довольной улыбке, полным облегчения голосом начал он. — Пора устроить праздник в Эквестрии.

Дискорд щелкнул пальцами, и все они исчезли в яркой вспышке телепортации.


Тронный зал озарился ярким светом, когда в нём материализовался Дискорд, сопровождаемый тройкой аликорнов.

Окинув взглядом помещение, драконикус удовлетворённо покивал головой и посмотрел на лежащую в прежней позе на ковре Селестию. Немного поведя лапой, он заставил её подняться, после чего подошел к ней вплотную.

— Ну, дорогая моя, — по-прежнему улыбаясь, издевательски начал Дискорд. — Думаю, это тебе больше не понадобится.

Он медленно, с непонятной самому себе аккуратностью, снял тиару с её головы и нацепил на свою, добавив её к уже надетой регалии Луны.

— Ой, ты моя маленькая принцесса, — склонился драконикус над Твайлайт, сюсюкая. — Хорошая работа! Всё, абсолютно всё как надо! Давай свои побрякушки сюда, — он поднял все три тиары в воздух и унес их с собой к трону, на который и уселся. — Напишешь мне письмо об уроке дружбы, — бросил Дискорд, задумчиво разглядывая зал. — Или даже вот ей! Иди сюда, я надиктую!

Он поманил Твайлайт когтистым пальцем, и та бездумно пошла вперед, запинаясь и шаркая ногами.

— Сиди здесь, — драконикус схватил её и посадил по левую сторону от себя, за только что сотворённую им парту. — Бери перо, — строгим голосом сказал он, нацепив старомодные квадратные очки, постукивая по столешнице длинной указкой. — Пиши. Дорогая принцесса… Нет, зачеркни. Дорогая Селестия, сегодня я узнала, что нельзя доверять своим друзьям. С уважением, Твайлайт Спаркл. Записала?

Он согнулся над ней и стал следить за тем, как держащая карандаш в зубах принцесса медленно выводила неровные круги на лежащем перед ней листком бумаги, тщетно пытаясь выполнить поручение своего хозяина.

— Эхх… — расстроено вздохнул Дискорд. — С тобой еще работать и работать, — он посмотрел на стоящих перед ним сестер. — Украсьте зал, мы готовим праздник.

Выдав принцессам по каске, он щелкнул пальцами, заставив их зашевелиться. Они разбрелись по залу.

Луна, вцепившись зубами в флаг, висящий на стене, после нескольких слабых рывков сорвала его, свалившись на пол и запутавшись в накрывших её слоях ткани. Пока она неуклюже пыталась выбраться из-под неё, Твайлайт, по-прежнему держащая в зубах карандаш, пыталась с его помощью раскрасить стену.

Развалившийся на троне Дискорд, попивая чай на манер Селестии тихо смеялся, наблюдая за принцессами. Услышав хлопающий звук, он уставился на Селестию, которая застыла посреди зала, глядя вверх, и пыталась взлететь, совершая размеренные взмахи крыльями, которые не помогали ей оторваться от пола ни на миллиметр.

— Не можешь? — сочувственно спросил Дискорд, перенесшийся к ней. — Давай помогу.

Он проследил направление её взгляда и взором уперся в огромный витраж, посвященный его собственному заточению.

— Хорошо, — задумчиво протянул драконикус. — Мы это уберем. Потом.

Он вернулся на трон и стал мрачно смотреть на творящийся беспорядок, который не приносил ему никакого удовольствия.

— А знаете что? — обратился он к принцессам. — Мы устроим праздник. Настоящий, как любят твои маленькие пони, Селестия. И потом сорвём его! — Дискорд засмеялся. — Может, я даже верну тебя ненадолго. Я хотел бы посмотреть на твоё лицо, когда они будут разбегаться в ужасе, — он сделал паузу, будто бы ожидая ответа от Селестии. — Ладно, нам нужно немного прибраться, — драконикус щелкнул пальцами, мгновенно возвращая залу его прежний вид. Освободившаяся от флага Луна с трудом поднялась и медленно пошла к опустившей голову сестре. — Осталось только пригласить гостей, верно?

Раздался тихий стук в дверь. Принцессам вернулись их прежние цвета, и они немедленно ожили. Обернувшаяся Селестия с улыбкой поглядела на осторожно вошедшего в зал гвардейца в золочёной броне.

— Ваше величество, — немедленно преклонил колени он. — Мне дан приказ узнать, отменен ли карантин.

— Почему вы задались таким вопросом? — удивилась Луна.

— Но принцесса… — ответил гвардеец. — Защитное заклинание пропало, а от вас нет никаких указаний.

— Мы забыли подпитать его, — сказала Селестия. — Карантин будет отменен позже.

— Я передам ваши слова, принцесса, — стражник поднялся и, нахмурившись, уставился на Дискорда, задумчиво развалившегося на троне. — Принцесса, что он делает на вашем месте?

Селестия осуждающе взглянула на драконикуса, и тот, съежившись, ускользнул с трона.

— Дискорд, — холодно сказала она.

— Я больше не буду, принцесса, — учтиво извинился драконикус. — Если я вам больше не нужен, могу я посетить своего друга?

— Конечно, — голос принцессы потеплел, она улыбнулась. — Твайлайт, может, ты хочешь что-то передать своим друзьям?

— Нет-нет, — поспешно ответила молодая принцесса. — Мы и так скоро увидимся.

Гвардеец, обрадовавшийся тому, как Селестия поставила на место Дискорда, улыбнулся про себя и, отсалютовав, умчался.

— Какие же вы скучные, — протянул драконикус. — Поделайте что-нибудь, — сказал он, щелчком пальцев мгновенно восстановив окружавший замок купол. — Но не уходите далеко, — он замолчал и тихо пробурчал себе под нос. — Пожалуй, стоит пригласить на торжество и Кадэнс…

Еще раз окинув скучающим взглядом принцесс, он щелкнул пальцами и исчез.


— Дискорд! — радостно воскликнула Флаттершай, сидевшая в кафе вместе с Рэрити, и бросилась к нему. Её подруга, с плохо скрываемой смесью легкого презрения и недоверия поморщилась, и, коротко поприветствовав его, предпочла пить чай, стараясь не обращать внимания на то, как Дискорд, подхватив пегасочку в свои лапы, нежно обнял её. — Что у вас случилось?

— Ничего интересного, — улыбнулся он. Вскользь взглянув на проходящего мимо жеребенка, который, опасаясь драконикуса, ускорил шаг, Дискорд предложил. — Отправимся в парк.

Флаттершай кивнула и сказала Рэрити:

— Встретимся дома!

— Да, конечно, дорогая, — томно ответила она и вновь отпила чаю, демонстративно не глядя на Дискорда.

Тот лишь тихо ухмыльнулся и щелкнул пальцами. Они с Флаттершай исчезли в яркой вспышке, а поднявшийся из ниоткуда ветер чуть не смахнул изящную шляпку с розой с головки Рэрити, едва успевшей придержать её копытцем.

— Ну что за грубиян, — недовольно вздохнула она и, отодвинув кружку в сторону, стала отвлеченно разглядывать наряды прохожих, отмечая интересные детали.


Флаттершай и Дискорд лежали по разные стороны диванчика под большим облачком, надежно скрывающим их от Солнца. От коричневого цвета тучки вниз тянулась маленькая труба с краником на конце, который Дискорд изредка открывал, наливая себе в стакан еще немного шоколадного молока. И облако, и диван он сотворил специально для себя с пегасочкой в отдаленном уголке парка, куда редко заглядывали пони.

Они бесцельно болтали уже полчаса. За это время Дискорд успел узнать все, что произошло за время карантина и теперь рассказывал разволновавшейся Флаттершай за судьбу погибшего в Понивилле существа, свою, куда более мягкую версию произошедшего.

— Но… — тихо начала Флаттершай. — Газеты ошиблись?

— Конечно, — успокоил свою собеседницу драконикус, задумчиво глядя в небо и потягивая свой напиток. — Перепутать муляж с живым существом и решить, что в Понивилле кто-то разбился… что ж, пожалуй, принцессам стоит узнать, что в их стране наводят панику.

— Может, не стоит? — неуверенно прошептала Флаттершай.

— Ну, наши любимые принцессы должны выпустить опровержение? — Дискорд хитро прищурился и посмотрел на свою подругу. — Кстати, как там поживает тот непослушный кролик?

— О, Эйнджел! — оживилась Флаттершай. — Он стал вести себя лучше. Теперь он охотнее кушает морковку и даже не требует фруктовый салат на ужин! — она запнулась и тихо добавила. — Только на обед…

— И зачем тебе мучатся с этим бесполезным комком шерсти? — покачал головой Дискорд. — Только скажи, и я мигом перевоспитаю его.

— Нет! — отрезала пегаска, недовольно посмотрев на друга. — Это будет не Эйнджел, это будет совершенно другой кролик, которого я не знаю! Он, может быть, не слишком послушен, но я вырастила его, и я не променяю его ни на кого! — она нахмурилась и добавила:

— И не называй его так.

— Действительно, — отрешенно пробормотал Дискорд. — Ты права. Это будет другой кролик, — он улыбнулся, смотря на Флаттершай. — Все-таки вы знаете друг друга давно… Я не буду этого делать. Обещаю, — драконикус поднялся и, испарив тучку, коротко поклонился подруге, — мне пора во дворец. Принцессы задумали устроить праздник, и с моей помощью они управятся быстрее. Ты доберешься сама, или мне помочь?

— Спасибо, — примирительно уткнувшись мордочкой в лапу Дискорда, ответила Флаттершай. — Я еще прогуляюсь. Передай Твайлайт, что мы все её очень ждём.

— Конечно, — Сказал Дискорд и, щелкнув пальцами, исчез вместе с диванчиком. Флаттершай оглянулась и отправилась к тропинке, ведущей в сторону её временного пристанища.


Приглушенная вспышка света озарила тронный зал, ознаменовав собой прибытие духа хаоса.

Тот немедленно оглянулся в поисках принцесс. До его слуха вновь донеслись мерные удары крыльев.

Селестия застыла на прежнем месте и вновь бездумно пыталась подняться в воздух. Луна, нетвердо стоящая на ногах рядом с ней, положила голову на её загривок, вздрагивая каждый раз, когда очередной взмах обдавал её потоком воздуха.

Твайлайт сидела перед Селестией, смотря на её мордочку. У её ног лежал выпавший из приоткрытого рта карандаш.

Дискорд вздохнул и, подойдя к ним, мягко положил лапу на крыло принцессы и аккуратно прижал его к её боку.

— Хватит, — тихо сказал он.

Селестия медленно повернула голову к нему.

— Я… — попыталась начать она, но вновь застыла, словно статуя, глядя сквозь Дискорда.

— Продолжай, — попросил он её, внимательно вглядываясь в её глаза.

Принцесса посмотрела на Луну, и та заторможенно сделала шаг назад. Медленно переведя взгляд обратно к Дискорду, Селестия вновь попыталась заговорить:

— Я… не могу.

Из её глаз потекли слёзы. Она потупилась, и поморщившийся драконикус отвел взгляд в сторону, посмотрев на Луну.

Та съежилась на полу, спрятав мордашку в собственной некогда роскошной, а теперь бессильно обвисшей гриве.

Дискорд, взглянув на Твайлайт, безмолвно сидящую на месте, вновь обратил свой взор к Селестии, как только до него донесся тихий всхлип.

Он приподнял её голову и взглянул в полные слёз глаза, после чего, повинуясь порыву чувств, резко, но аккуратно схватил Селестию и прижал к себе.

— Тише, тише, — бормотал он, зависнув в воздухе дугой, уложив на своё тело принцессу.

Дискорд медленно гладил её, глубоко запуская лапу в гриву, ощущая её мягкое, приятное тепло, и задумчиво разглядывал злополучный витраж.

Пробыв в мрачной задумчивости пять минут, он посмотрел на Луну, после чего схватил и её, прижав к себе обеих сестёр.

Те начали постепенно успокаиваться и вскоре затихли. Дискорд сотворил огромную гору подушек и осторожно уложил их туда, после чего, улыбнувшись и отечески потрепав гриву Твайлайт, усадил её рядом с ними.

— Хорошо… — Протянул он, — Решено! Так и быть, вы будете свободны. Но впредь ведите себя хорошо, ладно?

Он плюхнулся на подушки поодаль от принцесс и щелчком пальцев отправил их всех в глубокий сон, после чего стал придумывать простую и не сильно отличающуюся от реальности версию произошедшего.

Закончив с этим утомительным занятием, он потянулся и, убедившись в крепости сна принцесс, телепортировался в комнату, предоставленную ими Сергею.

Брезгливо подняв оброненный парнем платок к самым глазам, он с чувством непередаваемого отвращения, поморщился и одним лишь взглядом сжег его дотла, после чего сжал пепел в кулаке и подул на него, отправив в полет прямиком в услужливо распахнувшееся окно.

Мгновенно прибрав комнату и изничтожив все оставшееся после Сергея, он так же тщательно проверил все места, где тот побывал, включая даже полянку и примыкающий к ней лесок, на которой он впервые и появился.

Теперь же он рассматривал последний предмет, который заслуживал уничтожения — винтовку. Дискорд задумчиво взял её в лапы и, не осознавая своих действий до конца, провернул затвор, после чего стал разглядывать темное жерло ствола.

— Плохо, — процедил он, очнувшись, поняв наконец, что уничтожить оружие так же просто не выйдет. — Что ж…

Немного повертев винтовку в руках, он принял решение изменить её, превратив из орудия убийства в игрушку, после чего сотворил из оставшихся патронов хлопушки и, положив оружие на положенное место, вернулся к принцессам.

Возложив руки на голову Селестии, он легонько потрепал её за ушком и, умиротворённо улыбнувшись, закрыл глаза, сосредоточившись.

Робко заглянув в её сознание, он нахмурился. Случайно промахнувшись, Дискорд оказался с принцессой в тот момент, когда она доказывала сестре, что выпустить его будет хорошей идеей. Он завороженно осознавал то, как сомневалась Луна, опасаясь последствий, и вместе с Селестией чувствовал вину перед заточённым на целое тысячелетие, ощущая то, как она боролась со своими собственными страхами, не давая сомнениям взять верх.

Но уже через миг всё было кончено — дух хаоса изменил воспоминания принцессы и, склонившись над нею, благодарно шепнул:

— Спасибо.

Задержав ладонь на шее принцессы еще на мгновение, он медленно отвел лапу, обратив свое внимание к лежащей рядом Луне.

Аккуратно поправив и её память, он провел лапой по её плавно опускающейся и поднимающейся груди и, остановив ладонь на крыле, задумчиво уставился на Твайлайт, свалившуюся на бок.

— А ведь я могу сделать тебя лучше… — Пробормотал он и обернулся к Селестии, — Ты же обрадуешься, если твоя любимая ученица перестанет побаиваться тебя? — Дискорд вновь задумался и махнул лапой, — Ладно, я же обещал.

Закончив с Твайлайт, он щелкнул пальцами, и по телам аликорнов пробежала волна, вернувшая им цвета.

Трепетно вернув принцессам тиары, драконикус завис в воздухе над Селестией.

— Селестия… — потрогав её бок, вполголоса протянул Дискорд.

Та немедленно распахнула глаза и затуманенным взглядом уставилась на него, приподняв голову.

— Я… — принцесса уронила голову на подушки и вздохнула. — Что случилось?

— Как что? — уняв волнение за принцесс, начал Дискорд. — Вы отправили Сергея домой и потеряли сознание. Может, слишком сильно устали? — заботливо сказал он.

— Ах, точно, — улыбнулась Селестия, устроившись поудобнее. — Как долго мы спали?

— Около часа, принцесса, — ответил Дискорд, извлекая из небытия чайный столик со всем необходимым. — Чаю?

Селестия задумчиво посмотрела сперва на драконикуса, потом на успевшую во сне обнять Твайлайт сестру и, улыбнувшись, обратилась к нему:

— Сегодня можно и так. Не будем пока их будить.

— Разумеется, принцесса, — учтиво ответил Дискорд, отпивая напиток, зависший перед ним в воздухе.

Селестия с шутливым неодобрением поглядела на него, и драконикус, тихо щелкнув пальцами, создал вокруг своего чая кружку, которую немедленно обхватил лапой.

Они пили чай в тишине минуту, пока Селестия не начала говорить, вырвав разглядывающего её драконикуса из собственных мыслей:

— Дискорд, — мягко начала она. — Я рада, что созданное тобою может быть так прекрасно.

— Я тоже, — беззвучно прошептал он.

Селестия, не заметив этого, продолжала:

— Конечно, мне жаль, что мы вряд ли сможем хоть когда-нибудь вновь посетить тот мир, но я уверена — Сергей и весь его род заслужили свою судьбу.

— Именно, — ухмыльнулся Дискорд, задумчиво разглядывая пустую кружку.

— Спасибо тебе за это, — подалась вперед Селестия, прильнув к его лапе.

Драконикус застыл на секунду, но потом медленно провел по шее принцессы ладонью и улыбнулся.

— И я благодарен вам, — сказал он, убрав лапу.

Селестия скрыла удивление и, взглянув на сестру, сказала:

— Дискорд, ты не мог бы перенести их в комнаты? Мне нужно отменить карантин.

— Конечно же, — коротко поклонился он и вместе с Луной и Твайлайт исчез.

Принцесса Солнца, поднявшись, окинула гору подушек взглядом и, весело покачав головой, неторопливо отправилась к выходу из вечно торжественного тронного зала, решив, что попросит Дискорда убрать их потом.

Проходя мимо витража, посвященного заточению Дискорда, она вскинула голову и задумалась.

— Нужно будет убрать это потом, — вслух решила она и покинула зал.