Твайлайт и Луна снимаются в порно

Твайлайт вызвали на встречу с принцессами. В королевстве нехватка денег и есть только один способ к быстрому обогащению. Селестия собирается снимать порно.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Так держать, Менуэт. Часть 2: Щупальца, мумии и прочее дерьмо

Приключенцы... Ага, звучит гордо. Совершенно не похоже на “чуваки, прорубающиеся с мачете сквозь джунгли, пока москиты жрут их крупы". Вы отправляетесь в приключение, хотите найти несметные сокровища, и вам нужно доставить целую гору разных вещей в какую-нибудь Селестией проклятую дыру на другом конце мира... Ну, вот тут я и появляюсь. Меня зовут Менуэт. Клянусь, я лишь хотела жить спокойной жизнью с небольшими намеками на приключения. Теперь же мне приходится сражаться с мумиями, зомби, щупальцами, непредставимыми мистическими мерзостями, наемниками с Манэгаскара и сборщиками налогов. И во всем виновата Винил. Снова.

Трикси, Великая и Могучая Лира DJ PON-3 Дэринг Ду Колгейт Марбл Пай

Не уходи

Луна узнает о существовании параллельных миров и, используя древние знания, перемещается в другую вселенную, оказавшись прямо в квартире человека, по имени Тэйгл. Забавно, как случайное событие может перевернуть всю жизнь...

Принцесса Луна

Оседающая пыль

Маленькая зарисовка о мрачном прошлом двух принцесс.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Время аликорна

Твайлайт упускает память, словно игла перескакивает на старой пластинке. Возможно, у Селестии есть ответы.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Мастер Тайм Представляет: Ночь Кошмаров

Внимание! Данный фанфик является стёбом и пародией! После поединка Твайлайт Спаркл с Найтмер Мун Эквестрия была разрушена мощным заклинанием лавандовой единорожки.. Пони почти исчезли с лица Эквуса, и остались лишь грифоны да минотавры. Кто вернёт все на круги своя? Главный герой путешествует по времени и пространству, спасая различные реальности от катаклизмов. В очередной раз выполняя свою "работу" он натыкается на весьма интересную реальность. Процесс её спасения получается весьма необычным....

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Звёзды прошлого (бета версия)

После возвращения Твайлайт из мира людей в Эквестрии начинают повторяться события далёкого прошлого. Именно лавандовая единорожка становится центром развития сюжета, в котором она, без помощи Элементов Гармонии, должна противостоять надвигающейся опасности сквозь время и пространство.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Понифилия

Пегас в подарок - клопперу радость! Эксклюзивно для ПФ.

ОС - пони Человеки

Акизен

"Мы привыкли жить в своем "маленьком мирке", вдали от опасностей и неизвестности. Мы думаем, что знаем о нашем мире все, но знаете, что я вам скажу? Это ложь, самая мерзкая ложь в вашей жизни. И моей тоже. Есть места, которые бросят вызов вашей воле и разуму. Есть места, которые давно забыты всеми, без исключения. Есть места, где всегда светит солнце и нет даже дождей! Я знаю такое место. Это Акизен, и в этой книге, я расскажу вам все, что узнал сам о Великой Пустыне."

Другие пони ОС - пони Дэринг Ду

Лечебница

Когда еще вчера вечером Твайлайт легла в постель — все еще было нормально. У нее были любимые друзья, обожаемая наставница и светлое будущее, ожидающее впереди. Но когда она проснулась утром, одеяла и простыни сменились на больничную робу и подбитые войлоком вязки. Все изменилось, все потеряло смысл. Даже ее друзья стали другими. Доктора убеждают ее, что она больна, что все ее прошлое - лишь фантазии и галлюцинации. И все же, она помнит свою жизнь за пределами больничных стен. Она не могла это все придумать сама. Они, должно быть, лгут... так ведь?

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: MurDareik
Испытания Ошибка

Ночь

— Луна, мы не можем решать за него, — убеждала сестру Селестия, удобно устроившись на красных подушках с золотого цвета бахромой.

— Но и рисковать пони мы не вправе, — растянувшаяся на аккуратно застеленной кровати с балдахином принцесса ночи грустно посмотрела на свои регалии и оттолкнула лежавшую рядом корону чуть дальше, после чего, скрестив передние копыта, опустила на регалии голову. Её сестра терпеливо ждала продолжения. — И не только пони. Потому он должен согласиться.

— Должен, Луна? — удивленно приподняв бровь, переспросила принцесса Солнца. — Почему же должен? Этот человек ничего не должен ни нам, ни Эквестрии, ни этому миру. И он вправе решить свою судьбу сам.

— Мы приютили его. Он должен нам, — поджав губы и возведя глаза к потолку, устало выдохнула Луна. Разговор длился уже несколько часов, и все это время они. не сдвинулись с мертвой точки.

— Ах, какой он негодяй, — саркастично вздохнула Селестия. — Так подло воспользовался нашим гостеприимством! Я думаю, за такое его можно заточить в замке навсегда.

— Я уверена — он будет готов остаться, — продолжала упорно настаивать на своем Луна.

— Конечно, я верю в то, что ты действительно уверена, — кивнула принцесса Солнца. — И в то, что ты, ради потакания собственным страхам, готова заключить Сергея здесь. Ты не знаешь его ответа, но готова дать ответ за него. Это неправильно, Лу.

— Но я… — Луна вздохнула вновь и увернулась от ответа, признавая свое поражение. — Но от его выбора теперь зависит не только его судьба. И мы не можем позволить…

— Не можем? — Селестия встала, перебивая сестру. — Может, сразу заключим его в камень за то, что он оказался здесь? Я уверена, это будет справедливо.

— Справедливо или нет, — начала принцесса ночи, встав напротив сестры. — Но иногда — правильно! Мы должны поступить правильно, пусть и несправедливо.

— Да что ты говоришь? — покачав головой, спросила Селестия полным сарказма голосом. — Возможно, стоит решать проблемы так же, как и Сомбра?

— Иногда нужно поступать правильно, — пробормотала Луна, понурившись. — Ты знаешь об этом.

— Правильно? Как это правильно? — Селестия от усталости начала терять контроль над собой и гневаться. — Правильно заключить живое существо в камень только за то, что оно может сделать не тот выбор, что нужен нам? Я правильно, — с особым акцентом на последнем слове продолжала принцесса Солнца, — тебя понимаю?

— Да, правильно! — Луна немного повысила голос и посмотрела в глаза сестры. — Ты же знаешь, когда нужно поступать правильно!

— И когда же? — улыбнувшись, спросила Селестия.

— Когда нужно отправлять сестру на Луну! — выпалила принцесса ночи и осеклась.

Улыбка слетела с мордашки её старшей сестры. Она отвела взгляд в сторону и застыла. Луна медленно отступила на два шага назад и, наткнувшись на свою постель, опустилась на неё.
“Что же я наделала?” — подумала она, закрыв глаза, чувствуя стыд перед своей несчастной старшей сестрой.

Спустя несколько мгновений принцесса почувствовала легкое прикосновение к крылу и, обернувшись, взглянула на Селестию, стоявшую рядом. Губы той подрагивали, в уголках глаз проступили слезы, а ушки были прижаты к голове.

— Луна… — слабым, дрожащим голосом начала принцесса Солнца. Не в силах продолжить, она зажмурилась и понурилась.

Луна, которой было больно смотреть на сестру, спрыгнула с кровати и обняла её.

— Тия, Тия, — начала шептать она, поглаживая Селестию по шее и спине. — Прости меня, прости, пожалуйста, прости, — Луна аккуратно спустилась с кровати, не отпуская сестру. — Я не хотела, пожалуйста, прости, — почувствовав, как сестра дрожит, она прижалась к ней еще сильнее. — Ты сделала все правильно, это была не я, прости, — принцесса ночи всхлипнула. — Это было глупо, прости меня, Тия.

Луна притихла, стараясь сдержать слезы. Селестия все еще не издала ни звука и постепенно стала успокаиваться, а дрожь в её теле — отступать. Наконец, она шевельнулась и, высвободившись из объятий сестры, посмотрела ей в глаза. Несмотря на два тоненьких полувысохших следа от скатившихся по щекам слез, на мордашке Селестии играла слабая, но счастливая улыбка.

— Луна, — наконец начала она, проведя по её гриве копытом. — Все хорошо. Этот спор, — она улыбнулась чуть сильнее, заметив, что её сестра тоже начала успокаиваться, и опустилась на кровать, не отводя от неё глаз. — Пока бессмыслен. Давай просто оставим это, хорошо?

— Ты права, — ответила Луна, ложась рядом и опустив взгляд. — Ни ты, ни я ничего толком не знаем о людях, — она запнулась и посмотрела на копыто сестры. — Ты ведь не сердишься, Тия? — принцесса робко, словно маленькая кобылка подняла взгляд, и вновь взглянула Селестии в глаза. — Правда?

— Конечно нет, Луна, — принцесса Солнца еще раз провела копытом по гриве сестры и, прикоснувшись к её подбородку, приподняла её голову вновь. — Я не сержусь.

Луна улыбнулась в ответ и потерлась щекой об её копыто.

— Спасибо, — тихо сказала она.

Они лежали в тишине еще с минуту, после чего Селестия поднялась с кровати.

— Я пойду спать, — она взглянула в окно, где за магической преградой раскинулся Кантерлот. — Продолжим, когда Твайлайт закончит. Мы все равно должны узнать больше о мире людей, прежде чем примем решение.

— Конечно, — согласилась Луна. — Пожалуй, мне тоже нужно отдохнуть.

Селестия опустила мордочку к шее лежащей на кровати сестры и потерлась об неё, после чего вышла из комнаты.

Принцесса ночи осталась одна, лежа без единого движения. Лишь улыбка медленно покинула её мордашку. На душе у неё было неспокойно.

Пусть сестра и простила её, но сама она себя простить была пока не в силах. Тяжело вздохнув, она мотнула головой и вновь опустила ту на кровать.

Спустя несколько минут, не сумев отогнать досаду на себя, она поднялась и вышла на балкон. Втянув носом полную грудь свежего ночного воздуха, принцесса расправила крылья и медленно спланировала ко входу в дворцовый парк.


Сергей сидел за столом и, барабаня пальцами левой руки по столешнице, вертел в правой обойму, неотрывно глядя в одну точку уже минут десять. В его голове роились тяжелые мысли — он понимал, что если слова Дискорда правдивы, на Земле прошел уже месяц-другой, а это значит, что его давно все потеряли.

Парень швырнул обойму на стол, и та, отскочив, отлетела, свалившись в проем между мебелью и стеной. Выругавшись, он слез со стула и полез извлекать обойму уже во второй раз. Помучавшись с минуту и так и не достав обойму, Сергей решил, что двигать стол не станет. Поднявшись, он отряхнулся и стал ходить по комнате. Выспаться ему не удалось, но разболевшаяся голова мешала уснуть вновь. Усевшись на кровать, парень размял шею и с тоской посмотрел в окно, начав массировать виски. Придя к выводу, что сейчас ему все равно никто помочь не сможет, он тяжело вздохнул и встал с постели, решив немного прогуляться. Надев куртку, Сергей выскользнул прочь из комнаты, медленно и аккуратно закрыв за собой дверь, после чего, оглянувшись, пошел к винтовой лестнице, силуэт которой он с трудом различал в темноте, озаряемой лишь пробивавшемся сквозь окна и магическую преграду светом Луны.

Подойдя к лестнице, он остановился и с сомнением поглядел вверх.

— Ладно, ладно, — тихо пробормотал Сергей, обращаясь к себе. — Выйду на улицу, там светлее, — достав телефон, он попытался подсветить себе путь — но даже с этим светом не увидел ничего дальше полуметра прямо у себя под ногами. — Ладно, монстров тут нет. Принцессы меня не съедят, — продолжал бормотать он, стараясь преодолеть панический страх перед темнотой.

Глубоко и медленно вздохнув, парень стал неторопливо спускаться по лестнице, стараясь смотреть исключительно себе под ноги, не обращая внимания на меняющиеся образы, мерещащиеся ему в окружающей темноте. Звук шагов гулким эхом разносился по дворцу, становясь невыносимо громким — несмотря на то, что парень пытался ступать как можно мягче.

Пройдя пару этажей вниз, он решился посмотреть в темный проем очередного этажа и обомлел.

Размытые очертания одной из статуй стали преображаться, являя взору старый кошмар, посещавший его уже не в первый раз. Высокое, метра два в высоту человекоподобное существо без головы, с десятком глаз в ячейках, напоминавших соты, близко расставленных на уровне груди, парой длинных тонких рук с множеством суставов, свисавших практически до самого постамента, оканчивающихся причудливого вида двойными кистями. Грудь существа плавно перетекала в пару длинных ног, по форме напоминающих обрубленные конусы.

Чем дольше Сергей смотрел на это, тем больше деталей проявлялось на существе, и тем хуже он различал окружавшее его пространство. Наконец, галлюцинация достигла пика — парню показалось, что оно сдвинулось и начало медленно приближаться к нему.

Не в силах отвести взгляд от ужаса, он зажмурился и попятился вниз по лестнице. Пройдя всего три ступеньки, Сергей оступился и повалился на внешнюю стену. Открыв глаза, парень медленно начал спускаться, прижимаясь спиной к стене, посматривая то вверх, то вниз по лестнице.

Наконец, не выдержав напряжения, он кивнул сам себе и помчался вниз, остановившись лишь десяток этажей спустя, чуть не ударившись об тяжелую металлическую дверь.

Ощупав её, парень понял, что она заперта, и заметался на площадке перед окном, из которого проливался слабый свет на окружавшее его пространство.

— Ладно… — протянул Сергей, пытаясь собраться с духом. — Ладно.

Он еще раз окинул взглядом освещенную часть площадки, стараясь не смотреть в темноту проема очередного коридора, и остановился на окне. Заметив, что находится уже на первом этаже и мгновенно рассудив, что лучше ночевать на освещенной улице, чем идти обратно к темноте, он открыл окно и почувствовал легкий прохладный ветерок, после чего тяжело перевалился через раму, прикрыв створки как сумел, быстро отошел прочь от стены, и оглянулся, стараясь восстановить дыхание и успокоиться.
“Так это парк?” — подумал он, осмотревшись и заметив ровные, аккуратно мощеные дорожки посреди редких деревьев, высаженных так, что они вместе с клумбами и живой изгородью формировали сложную фигуру, разглядеть которую, похоже, можно было лишь с большой высоты. — “Значит, тут есть лавочки.”
Несмотря на окружавший замок купол, лунного света было достаточно для того, чтобы очертания предметов были хорошо видны, а статуи отбрасывали коротки и четкие тени.

К каждой фигуре подходила отдельная дорожка, выложенная каким-то другим видом камня, цвет которого в темноте был неразличим.

Подойдя к памятнику неизвестного ему пони, Сергей попытался выяснить, за что его запечатлели здесь — но в полумраке смог прочитать лишь что-то про шахматы. Выпрямившись в полный рост, он посмотрел на ночное светило. Луна ослепила его, и парень, поморщившись, отправился прочь от статуи, собираясь пройти дальше в парк.


Луна медленно шла по аллее побед в дворцовом паре. Она изредка останавливалась и без особого интереса осматривала статуи героев и их врагов. Те были установлены по обе стороны от дорожки друг напротив друга, оставаясь противопоставленными в веках.

Принцесса шла и вспоминала пони, которые были запечатлены здесь — многих из них она знала лично в свое время. Её взгляд скользнул по памятнику победителю старогрифоньего королевства.
“Этот пегас… как его звали? — остановившись вновь, задумалась она. — Кажется, это было за две тысячи лет до примирения… Стар даже для меня.”
Улыбнувшись своим мыслям, Луна отправилась дальше. Вскоре она пришла к памятнику хранителям элементов и Найтмер Мун. Вскинув голову, она стала всматриваться в клыки чудовища, но вскоре отвернулась и улеглась на аккуратно стриженную траву парка.

Но её покой прервал раздавшийся с аллеи героев звук. Навострив слух, она услышала шаги, доносившиеся до неё. Незнакомец старался идти мягко и часто останавливался.
“Неужели кто-то проник под купол?” — подумала Луна и, поднявшись, совершенно бесшумно отправилась к источнику шума.


“Забавно”, — думал Сергей, бодро направляясь прямо по дорожке мимо рядов статуй, — с этой стороны как-то мало статуй. И они какие-то…” — Его взгляд на мгновение остановился на огромном минотавре, мимо которого он проходил. Парень передернулся, — “грозные. Может, в этом есть какой-то смысл?”
Но продолжить свои рассуждения он не успел. Ему почудилось, будто бы он увидел какое-то движение впереди, и потому замер.

Из-за живой изгороди на дорожку упала чья-то тень. Человек оторопел, вспомнив свой недавний кошмар. Тень быстро увеличивалась в размерах, и он отступил на полшага.

Спустя мгновение, растянувшееся для парня в вечность, из-за преграды показалась принцесса Луна.

— Сергей? — нахмурившись, спросила она. — Что-то случилось?

— Я просто наслаждаюсь ночью, принцесса, — учтиво и стараясь не выдать волнения, проговорил он.

— Отрадно слышать, что ночью можно наслаждаться, — великодушно приняв случайный комплимент, отозвалась принцесса.

Воцарилась неловкая тишина. Луна ждала от Сергея хоть каких-нибудь действий, а тот, не в силах подобрать слова для общения с ней, переминался с ноги на ногу, убрав руки за спину.

— Сергей, — наконец, начала принцесса, решив, что молчание затянулось слишком сильно. — Ты не мог бы поведать мне больше о своем родном мире?

Парень, успевший впасть в ступор, и начав пустым взглядом рассматривать верхушку тиары Луны, встрепенулся и посмотрел той в глаза.

— Разумеется, принцесса, — он замялся и, задумавшись, спросил:

— А что бы вы хотели узнать?

— Расскажи мне о войнах, — попросила она.

— О войнах? — Парень удивленно поднял брови. — А что вы хотели бы узнать о войнах, принцесса?

— Почему вы воюете, Сергей? — спросила принцесса.

Вопрос озадачил парня.

— И ведь действительно… — еле слышно пробормотал он, задумавшись.

— Сергей?

— Простите, принцесса, — моргнув, откликнулся человек. — Мысли вслух.

Он посмотрел на небо и замер. Несколько секунд спустя он перевел взгляд на принцессу и начал говорить:

— Мы воюем… за ресурсы. Нефть, газ, золото, — перечислил парень, каждый раз немного качая головой. — Земля, вода… За всё.

— И… Это все? Вы ни разу не бились за себя? Ради спасения, не ради добычи? — нахмурилась Луна.

— Разумеется, — Сергей улыбнулся шире. Вопрос принцессы позабавил его. — Мы защищались, и не раз.

— Значит, вы все-таки не одни? — в душе Луны зажглась искра надежды.

— Мы говорим о разумных видах? — он поднес руку к подбородку, захотев почесать его, но передумал, решив, что оскорбит принцессу — и сделал вид, будто поправил очки. — Тогда нет, мы совершенно одни, — сделав паузу, парень задумчиво и протяжно добавил:

— Кажется…

— Но от кого вы защищались?

— Как от кого? — удивленно спросил Сергей, поразившись наивности принцессы. — От тех, кто пришел к нам за золотом, землей и нефтью, конечно же! Ну, и иногда для того чтобы истребить нас без остатка, — решив, что сказал лишнего, он быстро добавил:

— Но это было всего один раз. Или два.

— А те люди? — надежда в принцессе боролась, и Луна не выдавала волнения. — Они постоянно нападают на вас?

— Нет, что вы. Сначала мы, потом они, — Сергей еле заметно вздохнул, — потом опять мы.

— Но… — аликорн запнулась. — Вы же можете договориться? Можете решить все мирно?

— То есть, как это? — удивился человек.

— Ресурсы, они же не так важны, как жизнь, — Луна пошла в сторону замка, и Сергей отправился вместе с ней, стараясь держаться почти наравне. — Вы могли бы просто поделить их друг с другом? Чтобы избежать войн?

— Эмм… — парень вновь оглядел уже знакомую ему статую, проходя мимо. — Зачем? То есть… предательство никто не отменял. Проще отобрать у бывшего союзника, нежели делиться с ним.

— Но зачем? Ведь это делает войну неизбежной?

— Ну и пусть. Потери окупятся. Выгода очевидна.

Луна остановилась.

— Сергей, но в войне всегда есть проигравшие, — заметила она, взглянув парню в глаза.

— Да, я ошибся, — согласился тот, глядя поверх Луны в темноту окна, из которого недавно вывалился, покидая замок. — Знаете, — он отвернулся и посмотрел на ближайшее дерево, заметив, что очертания во тьме вновь начали размываться. — Скорее, будет так… перспективы заманчивы, а вероятная выгода с лихвой окупает риск. Все верят в победу, когда начинают войну.

Надежда Луны окончательно угасла.

— Хорошо, Сергей. Расскажи мне о… Конкретных войнах разных периодов, пожалуйста.

— Хмм… Ну, можно начать с…

Он задумался на несколько секунд, после чего начал рассказывать о первой пришедшей в голову войне, которая не имела отношения к мировым.

Вскоре Сергея понесло, и дело стало налаживаться. Луна старательно запоминала все, что он говорил, отмечая про себя, что того часто носило с одной темы на другую.

В итоге, за следующие два часа полезного сказано было не так уж и много — несмотря на то, что принцесса старалась как можно реже перебивать парня, ей все равно пришлось возвращать его в прежнее русло несколько раз.

— Религия? Вера в создателя? — в очередной раз стала уточнять Луна, когда парень сделал паузу, закончив еще одну мысль. — Вы поклонялись Дискорду?

— Ммм… — он задумался. — Нет, — спустя мгновение твердо ответил Сергей. — Последние несколько тысяч лет мы точно ничего не знали о том, как появились. Хотя сходство забавное, да… — он усмехнулся. — Честно говоря, не верил. Думаю, я многое бы переосмыслил, будь у меня чуть больше времени на отвлеченные размышления…

Парень осмотрелся. Последний час он совершенно не обращал внимания на окружающий его парк, сквозь который Сергей шел, ведомый принцессой.

Стены живой изгороди совершали здесь причудливый изгиб, расходясь и выделяя большую площадку под газебо, чьи деревянные столбики были обвиты неизвестным парню растением. В полутьме, созданной внезапно появившимися на доселе ясном небе тучами, закрывшими ночное светило, ему казалось, будто бы стебли проходят сквозь дерево беседки, переплетаясь с ним.

— Принцесса, — не выдержав навалившейся на него усталости, предложил Сергей. — Возможно, мы сможем обсудить все в этом… — он задумался. — Там? — не вспомнив названия, парень указал на газебо рукой.

— Разумеется, — благосклонно кивнула принцесса и направилась к беседке. Человек с облегчением в душе последовал за ней.

— В таком случае, — продолжила Луна, устроившись на идеально начищенной доске. — Что произойдет с вашими верованиями, если объявимся мы?

— Эмм… — вопрос ошарашил Сергея, заставив его впасть в ступор. Потеребив прядь волос около правого уха с минуту, он наконец начал говорить:

— Возможно… множеству людей будет очень больно принять то, что они были неправы. Миллиардам, вероятно. Многие будут вас… Ну… Возможно, даже бояться, — взглянув на мордашку Луны, он продолжил, — я никогда не думал об этом, простите.

— Ничего страшного, Сергей. Я понимаю.

Воцарилась тишина. Парень задумался и решил уточнить терзавший его вопрос:

— Принцесса, — сказал он. — Смогу ли я посетить Землю, как только Твайлайт закончит?

— Конечно, Сергей, — ответила Луна, улыбнувшись. — Но нам может пригодиться твоя помощь. Надолго ли ты готов остаться?

— Хоть навсегда, если потребуется, — немного подумав, ответил парень. — Но я все равно хотел бы посетить родных. Хоть один раз.

— Спасибо, Сергей, — Луна благосклонно кивнула головой. — Не волнуйся, мы дадим тебе такую возможность — я обещаю, — заметив, как человек с трудом подавил зевок, она добавила:

— Пожалуй, нам стоит закончить разговор. Мне перенести тебя в твои покои?

— Я… — он подумал было вежливо отказаться от предложения принцессы, но вспомнив на мгновение пустую темноту коридоров замка, решил воспользоваться шансом. — Буду рад принять вашу помощь.

— Спасибо, Сергей. Приготовься, — рог Луны мерно засветился, и мгновение спустя парень исчез. Она поднялась и, покинув газебо, взмыла в воздух, направившись к замку.
“Утром расскажу ей”, — с печальной радостью удовлетворения подумала она.


Парень очутился в своей комнате, сидя на кровати. Стянув ботинки, он откинулся на спину.
“Хоть раз бы успеть сказать спасибо”, — подумал Сергей, снимая очки, — “нет…” — он взглянул на лампу, — “свет лучше оставить. А скоро… Попрощаюсь со своими…” — его посетила легкая грусть, которую он немедленно отбросил. — “Может, смогу взять у принцесс в долг немного золота. Там до конца жизни хватит. Хоть какая-то будет от меня польза.”
Отвернувшись от источника света на бок, человек вскоре уснул.