For Her

Насколько сильна сестринская любовь? На что пойдет одна, чтобы вернуть другую?Оригинальное предисловие автора: "Мне хотелось бы сказать две вещи в качестве предисловия. Сначала наше обычное: My Little Pony: Friendship is Magic принадлежит Hasbro, Лорен Фауст и т.д. Они все - замечательные люди, подарившие нам наше маленькое, любимое шоу. И во-вторых, я хочу отдать должное: идея этой истории пришла ко мне во время просмотра и прослушивания фанатской музыки, рисунков и, соответственно, PMV с и тем и тем, и за сим хотелось бы особенно поблагодарить thetrueawesemokenzie за его видео Celestia's Remorse; recycletiger с Deviantart за рисунок Lunatic; johnjoseco (прим. переводчика - да-да, Молестия) с Deviantart за ВСЕ картинки, связанные с пони, но в главную очередь за After The Banishment; и, наконец, Egophiliac за PMV “When She Loved Me” про Селестию и Луну. Без этих фанатов, нижеприложенное небольшое произведение никогда бы не увидело свет. Так что спасибо им. А что касаемо вас остальных, читатели - я надеюсь, вам понравится."

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

Бэрри Пунш или Новогоднее Счастье.

Проснувшись не в своём доме, и одолеваемая мыслью о важном деле, Бэрри отправляется на поиски потерянных воспоминаний. О ее новогодних похождениях и поведает данное произведение.

Бэрри Пунш

Чужой мир

Продолжение истории о человеке с весьма забавным именем Хлюп, но далеко не такой весёлой историей и жизнерадостным характером, который по воле судьбы застрял в стране разноцветных пони. Он прошёл путь от безобидного питомца духа хаоса до опасного существа, подозреваемого всеми вокруг. Теперь ему придётся приложить немало усилий, чтобы не попасть в Тартар и найти путь домой... Или же остаться в новом мире?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай ОС - пони Дискорд Человеки Старлайт Глиммер

Love Forever

Твайлайт, наконец, дождалась конца недели, и это воскресенье должно стать особенным: в гости уже едет Шайнинг Армор! У единорожки, как и всегда, планов громадье: обсудить последние новости, попить чаю с любимым братом, вспомнить детство, попробовать новое заклинание. Кроме того, ей хочется ощутить настоящую близость с СБДН...

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Мастерство красноречия

Соарин частый гость судов. Но в основном это нечаянные погромы во время неудачных тренировок. Но сейчас всё куда ужаснее. Сможет ли он выйти сухим з болота?

Сорен ОС - пони

Краткие полёты Скуталу

Скуталу стала сторониться подруг. Она упорно учится летать. Так ли тут всё просто?

Рэйнбоу Дэш Скуталу Черили

Секрет Старлайт Глиммер

Твайлайт и подруги, казалось бы, нашли способ победить Старлайт Глиммер в её собственной деревушке, но что-то явно пошло не так...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Меняя октавы

Музыка - язык души, и как же разительно она меняет пони!

Октавия

После свадьбы

После того, как Шайнинг Армор и Каденция поженились, Твайлайт выдалось несколько минут, чтобы познакомить своих родителей с её подругами. Но всё пошло наперекосяк

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Цвет звёзд

Великолепная Старлайт Глиммер, появившись в сериале три сезона назад, почти никого не оставила равнодушным. Её или любят, или ненавидят — другого не дано. Не остался в стороне и Cold in Gardez, весьма известный в фэндоме автор, чьи рассказы уже публиковались в Эквестрийских Историях. На этот раз он обратился к событиям, произошедшим после поражения Кризалис в конце шестого сезона. Рой разгромлен, его королева в бегах, Старлайт живёт в Замке Дружбы со своей наставницей, принцессой Твайлайт Спаркл. Почти ничего не нарушает безмятежного течения времени…

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Автор рисунка: aJVL
Глава 2. Понивилль и его жители

Глава 1. Гибель Нокса

Глава о том, как пересеклись два абсолютно непохожих мира и злодей, ненавидимый всеми в Мире Двенадцати, отправляется в совершенно новую для него Эквестрию для того, чтобы искупить свои грехи если не перед всем миром, то хотя бы перед самим собой.

Для тех, кто не знаком со вселенной WakFu, на некоторые понятия и события были созданы сноски. Остальные же, в принципе, могут их не читать. В тексте слово со сноской будет заканчиваться вот так[1]. Глава является "прощупыванием почвы" и возможно будет редактироваться. Приятного чтения!

[1] Раса вселенной WakFu – рыжеволосые, крепкие, бесстрашные воины. Славятся своей силой и отсутствием интеллекта.
[2] Еще одна раса – некий аналог эльфов. Светлые волосы, мастера лука, почтительное отношение к природе.
[3] Снова раса вселенной WakFu. В этот раз помешанные на драках ребята. Берсерки, ищущие достойных соперников. Отличительная черта – татуировки по всему телу, либо только на руках. Длинные уши, большие круглые глаза.
[4] Еще одна раса, ага (их там всего двенадцать, нет, вру, тринадцать). Загадочная раса повелителей времени. Любят изобретать новые механизмы и приборы, ну и конечно же владеют магией управление времени (никаких перемещений! Только замедление, остановка и прочее. Лишь Нокс сумел вернуться назад во времени, да и то только на 15 минут). Носят бинты и футуристические доспехи. Похожи на мумий в супер латах.
[5] Прототип жизненной энергии, чакры. Маны, если хотите.
[6] Дракон, с которым сражался Нокс. Реально большой.
[7] Название мира WakFu.
[8] Во вселенной WakFu у каждой из двенадцати рас есть свой бог, в честь которого она и названа. Этот, как не сложно догадаться, — бог времени.
[9] Артефакт, позволивший Ноксу быть очень крутым. Свел его с ума. Серьезно, он говорил с чертовым кубом!
[10] Верни время назад и то, что ты уничтожил для того, чтобы сделать это, не случится. Основная тема, которой Нокс оправдывал свои действия. Бла-бла-бла. Смотрите сериал. А если смотрели, так какого черта вы читаете эти сноски?
[11] Что-то вроде ада. Шушу – демоны, живущие в параллельном мире, единственное желание которых – уничтожать. Некоторые живут и в Мире Двенадцати, но заключены в предметы (как правило оружие). Являются мощнейшим орудием для убийств, но если хозяин слаб, могут подчинить его разум и сделать его одержимым.
[12] Еще одна раса. Прибыли с другой планеты. Рождаются из яиц (дофусов) вместе с драконами. Очень развиты и подкованы в науке. Основная фишка – создание порталов (только два, но создать можно где угодно, лишь бы в пределах видимости). Носят огромные мешкоподобные головные уборы, скрывающие крылья, растущие у них из головы (выглядит лучше, чем звучит). Создали элиокуб.
[13] Питомец Нокса. Вроде как гепард или что-то наподобие…
[14] Еще одна раса вселенной WakFu. Этакие хиппи Мира Двенадцати. Живут в гармонии с природой, всячески взаимодействуют с ней, черпают из нее силу. Магия растительности? Это про них. Сами похожи на полудеревья. Женщины имеют темную кожу и зеленые волосы, у мужчин же вся голова является одним зеленым… кустом? Это надо увидеть, чтобы понять. Даже одежда у них частично или полностью сделана из листьев и цветов.
[15] Опять одна из рас Мира Двенадцати. Два слова: фея-медик.
[16] Многие садида делали свои дома внутри стволов деревьев.
[17] Главный герой WakFu
[18] Имееться ввиду «Хаос Огреста» — наводнение, уничтожившее треть земель Мира Двенадцати, включая остров, где жила семья Нокса.

Время быть пони

Глава 1. Гибель Нокса

Смерть. Неизбежная и неотвратимая, она всегда сопровождала жизнь, заменяла ее, когда наступал роковой час. Многие ее боялись и всеми силами пытались отогнать от себя, цепляясь за жизнь всеми возможными способами. Некоторые, в основном иопы[1], кра[2] и сакриеры[3], чтили и уважали ее, и, когда приходило их время, встречали с гордостью. Другие же смерть ненавидели и презирали за то, что она забрала их близких. Но были и те, кто жаждал ее. Смерть, как расплата за совершенные грехи, была для них избавлением от страданий.

Тьма, вездесущий и всепоглощающий спутник смерти, медленно окутывала разум умирающего кселора[4]. Искра жизни, которую он так бережно поддерживал на протяжении веков, подпитывая ее энергией вакфу[5], угасала. Это конец. Даже у тех, кто жил двести лет, он, рано или поздно, наступает.

Нокс, несчастный часовщик, доведенный до безумия могущественным артефактом и потерявший всю свою семью, наконец-то был свободен. Слишком много зла он совершил, пытаясь повернуть свою судьбу вспять и теперь, когда он потерпел неудачу, смерть оказалась для него избавлением от груза, что он нес на своей броне сотни лет. И теперь он был готов уйти. Возможно, где-то там, он снова встретится с женой и детьми, но о загробной жизни кселор никогда не думал – не было времени. Какая ирония, правда? Тем не менее, жизнь окончательно покинуло старое дряхлое тело, живущее лишь благодаря древней магии и огромной силе воли. И на этом закончилась история о безумце, попытавшемся превзойти бога. И началась другая.

Вспышка света привела Нокса в чувства. Он открыл свои окуляры и осмотрелся: еще секунду назад он умирал на могиле своей жены, а теперь он был... где-то. Там, где оказался кселор, не было ни стен, ни потолка, ни вообще чего либо. Просто дорожка, сделанная из чистого вакфу, висящая в темном пространстве. Кое-где вспыхивали голубоватые всплески энергии, где-то висели странные светящиеся сферы. Что-то внутри Нокса подсказало идти вперед, и он послушался. Шарниры в броне скрипели — обычно он просто левитировал, но здесь, по-видимому, магия не работала. Поэтому он просто шел, не обращая внимания ни на что вокруг и даже не думая, где он – голос разума оставил его, и на его место встал другой, тихо зовущий вперед.

Еще никогда в своей жизни Нокс не терял счет времени, но в этом месте его как будто не было вовсе. Казалось, что оно просто застыло в одном единственном моменте. Нокс прекрасно знал это чувство — как-никак, остановка времени всегда была его любимым фокусом.

Кселор не знал, сколько он шел, но, в конце концов, тропинка закончилась. На обрыве, свесив ноги в пустоту, сидела фигура, одетая в черный плащ с капюшоном. Подойдя ближе, Нокс ощутил невероятный поток вакфу, исходивший от незнакомца. Его мощность была невероятна — она в сотни раз превосходила вакфу дракона. Впервые, за долгое время, кселор был по-настоящему впечатлен. Даже огромный Гругалорогран[6] не вызывал у него таких чувств, как человек в капюшоне, беспечно сидящий на краю пропасти. Нокс понимал, что если незнакомец захочет, то уничтожит его, просто щелкнув пальцами, но что-то все равно заставляло его идти вперед — прямо к нему.

-А, это ты. Приветствую тебя. Не желаешь составить мне компанию? Ко мне редко заходят гости.

Металлический, присущий всем кселорам, голос вывел Нокса из спящего состояния. Старый повелитель времени не знал, как нужно вести себя в такой ситуации, но последнее, что ему сейчас было нужно, так это злить могущественного собеседника. Поэтому он, ни говоря не слова, присел рядом с незнакомцем. И, выждав недолгую паузу, задал тот единственный вопрос, что его интересовал:

-Я умер?

-Смотря, что ты считаешь смертью, Ноксимильен. Если тебя интересует, покинул ли ты Мир Двенадцати[7], то ответ "да", но ведь ты сейчас сидишь тут и говоришь со мной — мертвые так не делают, не правда ли? Суть в том, что решать тебе — умер ты или нет, — его голос был веселым и непринужденным, будто он наслаждался этим моментом, был рад тому, что сейчас происходит.

-Кто вы?

-А сам то, как думаешь?

Нокс сглотнул и высказал свое самое смелое предположение:

-Вы — Бог Кселор[8], так ведь?

-Что ж, если хочешь так меня называть — дело твое. В принципе, это не имеет особого значения. Сейчас намного важнее твое имя и причина, по которой ты здесь. Поверь, я редко пускаю смертных в это место, но ради тебя я сделал большущее исключение. Я наблюдал за тобой с тех пор, как ты подчинил силу элиокуба[9] и, знаешь ли, я был очень впечатлен, увидев, что кселор, не имеющий врожденных магических способностей, смог достичь таких высот. Ты даже повернул время вспять, а это даже для меня задачка не из легких!

И тут чувства нахлынули на бедного часовщика. Он вспомнил свой провал, и каждый его миг как сотни ножей, скребущих по стеклу, выводил Нокса из себя.

-Всего на 15 минут!!! Двести лет сбора вакфу за 15 жалких никчемных минут! Я... я убил стольких, что если бы моя семья меня увидела... Я НАДЕЯЛСЯ, ЧТО ВСЕ МОИ ГРЕХИ РАСТВОРЯТСЯ ВО ВРЕМЕННОМ ПОТОКЕ И НЕ БУДУТ ИМЕТЬ ЗНАЧЕНИЯ!!![10] А теперь... что ж, я заслужил участи, много хуже, чем смерть.

-И ты никогда не пытался искупить свою вину? Поверь, ты мог бы принести немало пользы, Ноксимильен. Вопрос лишь в том, сможешь ли ты сам себя простить.

-Искупление?! — Нокс истерически рассмеялся. — Кто мне его даст?! Весь Мир Двенадцати ненавидит меня! — он уже и позабыл, что его собеседник – сам бог времени и говорил так, будто они были старыми знакомыми, хотя, кажется, Кселору это даже нравилось.

-Я похож на того, кто тебя ненавидит? Нет, Ноксимильен, я испытываю к тебе уважение. Ты бы многого смог достичь, не поглоти океан твою семью и, хоть вернуть тот момент и спасти их я не в силах, но я все еще хочу помочь тебе. Помочь заслужить прощения если не от Мира Двенадцати, то хотя бы от тебя самого, и, как я понял, единственный для тебя способ смириться с грехами, это достигнуть конечной цели.

-Что? Вы ведь только что сказали...

-Что не могу повернуть время вспять? Ну не совсем. Я, конечно, могу, но прошло уже два века. Остальные просто не позволят мне отбросить Мир Двенадцати так далеко назад.

-Тогда как?

-Что ж, это самое веселое. Ты ведь знаешь, что кроме этого мира есть еще бесчисленное количество иных, существующих параллельно друг другу? Некоторые взаимодействуют с нашим, а другие даже не знают о его существовании. Их бесчисленное множество и каждый по-своему уникален, каждый имеет свою, не похожую на остальные, магию.

-Как мир Шушу[11]?

-Именно. Традиционно считается, что путешествовать между этими мирами могут только величайшие из элиотропов[12], которые, кстати, тоже родом не отсюда. Но это мнение ошибочно — некоторые из Двенадцати тоже могут рвать ткань пространства.

-Например, вы?

-Вот поэтому ты мне и нравишься, Ноксимильен. Да, все верно.

— Мне что, придется превратить в руины еще один мир? Нет, Кселор, я не могу! Я не выдержу еще больший груз, если ничего не сработает!

-Ну, разрушение никогда не было выходом. Есть более мирные пути для достижения цели и тебе придется им научиться.

-Так, что же я должен сделать?

-О, все не так просто. Ты должен понять это сам. Магия там, куда я тебя отправлю, работает совершенно иначе. Она питается гармонией и эмоциями, а не количеством вакфу, поэтому ты должен познать сущность того мира, стать его частью, чтобы воспользоваться его дарами. Но кусочек Мира Двенадцати всегда будет в тебе, поэтому и твои таланты останутся с тобой.

-А если я сорвусь? Что если я снова… снова…

-Что ж, воздействие элиокуба на протяжении двухсот лет явно повлияло на твой разум. Эта штука на всех так действует, знаешь ли, посмотри хоть на бедного Игоола[13].

-Игоол? Он жив?

-Конечно, и даже нашел себе любящую семью. Правда, без тебя он снова начнет стареть, но это жизнь как-никак. Так вот, чтобы пройти испытания, что тебе уготовил незнакомый мир, тебе придется перестать быть Ноксом.

-Я так долго носил это имя, что не знаю, смогу ли просто...

-Сам? Нет. Нельзя сразу излечить разум, просто захотев этого. Но я помогу тебе. Я поставлю стену в твоем разуме, которая будет отделять безумца Нокса от часовщика Мильена. Ты сможешь снова стать таким, каким тебя помнила жена и дети. Но, к сожалению, воспоминания о столетиях безрассудства останутся, и тебе придется справляться с ними самостоятельно.

-Что ж, звучит... немного безумно, но если есть хоть шанс... я согласен.

-Это все, что мне нужно было услышать.

Кселор положил руку на спину Нокса и толкнул его в пропасть. Потоки вакфу окутали тело падающего вниз существа и начали затягивать его в себя. И, когда кселор уже практически весь исчез в голубом сиянии, раздался далекий, но вполне слышимый голос:

-Ах да! Забыл сказать: в другом мире твой внешний вид тоже изменится, так что не пугайся, когда обнаружишь, что ты стал...

Окончание фразы Нокс... нет, Ноксимильен, не услышал — вакфу полностью поглотило его.

-Что ж, значит, он обнаружит это сам. Это будет весело! — радостно сказал самому себе Бог Кселор и, щелкнув пальцами, вызвал окно, через которое можно было увидеть, что происходило с его недавним собеседником.


Я открыл глаза и, первое, что я увидел, было небом. Обыкновенное голубое небо, только облака почему-то висели очень низко. Чувства начали постепенно возвращаться ко мне, и здесь явно было что-то не так — все ощущалось... по-другому. Нет, мир здесь был практически таким же: где-то вдали пели птицы, ветер шелестел листья деревьев, разве что вакфу было более чуждым, но оно тоже пропитывало все живое. Другим казалось мое тело — будто бы я был внутри другого существа, но при этом был собой... или не был? Я лежал на спине, на мне все еще были мои доспехи и бинты, хотя, кажется, они мне больше не были нужны — я чувствовал, что могу двигаться и без их помощи.

Так, пора вставать, не могу же я пролежать здесь весь день в самом то деле? Я пошевелил левой ногой, и та послушно сдвинулась с места, хотя и была немного неуклюжей. А потом я решил сжать пальцы в кулак… И их там не оказалось!!! У меня не было пальцев! Как так получилось? Я резко вскочил с земли и по привычке встал на задние конечности и... тут же грохнулся обратно. Ладно, попробуем понять, что со мной такое. Я посмотрел на свои руки и обнаружил, что теперь там, где должны быть кисти, они плавно переходили... в копыта!!! Да, это точно были они. И на задних ногах тоже. Во что меня превратил Кселор? Он, что, решил так пошутить? Нет, он бы так не поступил. Тем не менее, я явно больше не принадлежал расе кселоров.

Я снова поднялся с земли, но на этот раз я стал на все четыре копыта — теперь я был более менее устойчив. Сделал шаг, еще один и еще... и опять упал. Движения были непривычными и неуклюжими, а еще сковывались доспехами. Недолго думая, я расстегнул застежки и скинул с себя тяжелую сбрую, потом развязал бинты и... впервые, за много веков увидел свое тело. Вот только оно не совсем мое, но факт остается фактом — передо мной была совершенно обычная ко... нет, приглядевшись, я понял, что покрыт короткой, еле заметной, шерсткой серого цвета. Ну, могло быть и хуже — я мог превратиться в габала или еще в кого пострашней. Я кое-как выкопал ямку и скинул в нее свою амуницию, присыпав землей – может, когда-нибудь я за ней вернусь, но сейчас она будет только мешать.

Начертив крест на том месте, где я схоронил броню, мне пришлось по-новому учиться ходить. Шаг, еще шаг, еще… упал. Шаг, шаг, шаг, шаг, упал. Еще раз… И еще. Вскоре, методом проб и ошибок, я все-таки смог пойти. Так, теперь бы еще узнать куда. Поняв, что искать ориентиры бессмысленно, я наугад выбрал направление и, надеясь, что не наткнусь на что-нибудь вроде моря, двинулся.

Идя вперед, я осматривал местный пейзаж: вокруг было небольшое поле, усеянное всевозможной мелкой зеленью, рядом росла парочка одиноких деревьев, кое-где виднелись последствия недавнего дождя. Я осознал, что снова могу чувствовать траву у моих... копыт, влагу росы, рассыпанной по растениям, будто сотни драгоценных камней, могу ощущать дуновения ветра в своих волосах. Волосах... я уже забыл, какого они у меня цвета.

Вскоре впереди показалась небольшая лужица, наполненная довольно чистой дождевой водой. Я ускорился и подбежал к ней — новый способ передвижения давался мне все лучше и лучше. Сглотнув, я взглянул в отражение. Из воды на меня смотрело абсолютно незнакомое мне существо: огромные непропорциональные глаза занимали больше половины лица, вместо носа выпирала небольшая мордочка, рот был маленький и странный. Уши теперь были большими, но, в отличие от кра, оказались намного шире и торчали вверх. Волосы... нет, грива, была золотисто-желтой и свисала аж до... плеч? У меня плечи есть вообще? А еще у меня было что-то на лбу. Что это? Я поднес переднее копыто к лицу (кстати, не думал, что смогу — в Мире Двенадцати ни одно животное с копытами не могло так выгибать конечности) и ощупал эту штуку. Кажется, это рог. Да, это именно он. Ну и что же я такое? Рог у меня только один, так что же, я — однорог? Нет, это глупо. Как бы то ни было, я еще недолго смотрел на отражение, но, кроме того, что мои глаза теперь приобрели тот же цвет, что исходил из моих окуляров — ярко голубой, ничего примечательного не заметил. На мгновение мне даже показалось, что зрачки светились, но вряд ли это действительно было так. Уже собираясь уходить, я развернулся к воде боком и заметил что-то на моем бедре. Повернув голову, я обнаружил длинный хвост такого же цвета, как и грива, все это время тянувшийся за мной. Напрягая новые мышцы, я потряс им из стороны в сторону — он мне даже понравился. Но, хоть еще одна новая часть тела и захватила все мое внимание, привлекло меня нечто иное — на моем боку находилась отметина в виде часового механизма, стрелки и двух шестеренок. Что она делает здесь? Может, это как боевые метки сакриеров или еще нечто подобное? Так или иначе, она явно была не нарисована, а являлась неким подобием родимого пятна. В конце концов, смирившись с тем, что ближайшее время я буду выглядеть именно так, я отправился дальше.

Кселор не соврал, когда говорил, что исправит то, что элиокуб сделал с моим разумом — ни истерического смеха, ни "заносов" больше не было. Все мысли стали обычными, рациональными и спокойными. И мне это действительно нравится! Я впервые, за долгие года, начал просто любоваться пейзажем, перестал быть одержимым идеей повернуть время вспять. Проклятый куб больше не владел моим разумом и я, наконец, стал свободен. Только бы не забыть, зачем я здесь...

Спустя сорок семь минут я набрел на лес. Пройдя немного по краю, я понял, что обойти его не удастся, так что пришлось пойти вглубь. Почти сразу лес стал практически непроходимым — лишь одна тропка позволяла мне пробираться глубже. Не смотря на то, что стояла середина дня, здесь, кажется, всегда была ночь. Кроны черных деревьев скрывали лес от солнца, хотя некоторые особо упорные лучи все-таки пробивались сквозь вездесущие листья. Под ногами что-то противно чавкало, а растительность становилась все гуще и, несмотря на то, что когда-то я безрассудно бросался в схватку с огромным драконом, теперь даже этот темный лесок вызывал у меня ощущение небезопасности. Хотя, в принципе, ничего действительно страшного здесь не было.

И, как будто услышав мои мысли, эта проклятая роща решила преподать мне урок — где-то совсем рядом раздался громкий, злобный и очень очень ОЧЕНЬ страшный вой. Страх, как и многие другие чувства, был для меня чем-то новым и он явно был из тех, что мне не нравились. Все четыре колена задрожали, спина покрылась потом и каждая клеточка мозга твердила мне о том, что я должен уносить ноги. И я побежал. Ветки били меня в лицо, хвост цеплялся за предательские кусты, тропинка все сужалась и вдруг резко расширилась. За спиной послышался рык какого-то крупного животного, а может даже нескольких — пришлось поднажать. Я уже и не помню, когда в последний раз так бегал — обычно для таких целей я использовал телепортацию.

Стоп, а что если?.. Я сосредоточился на месте, где хочу оказаться и... ничего. Конечно! Новое тело — новые правила. Видимо, придется потратить немало времени, чтобы снова освоить магию, но я хотя бы попытался...

Роща постепенно редела, но, к сожалению, не так, как хотелось бы — она превращалась в непроходимое болото. Каждый шаг давался все тяжелее — лес явно решил меня убить. Забравшись на выступающий камень, я перевел дыхание и уже поставил было переднюю ногу, чтобы бежать дальше, как она тут же ушла под воду. Отпрянув назад, я окончательно осознал, что нахожусь в ловушке — шаг вперед и болото утянет меня. Я обернулся и увидел трех существ, сделанных из дерева. Вонь из их пастей не смогла бы свалить разве что иопа, острые, как лезвия, когти разрывали гнилые пни и сучья, попадавшиеся у них под лапами, как бумагу. Они не были похожи на те живые деревья, что жили в гармонии с садида[14] — слишком дикие.

Это конец. Вот так и закончилась история про кселора-неудачника. Все, что мне оставалось, это молиться и надеяться на чудо — деревянные монстры подошли практически вплотную и, похоже, были в предвкушении обеда.

И чудо произошло. Со стороны болота раздался непонятный возглас, а потом в одного из монстров прилетела склянка со странной жидкостью. Разбившись, она прожгла деревянную шкуру и, воя от боли, существо убежало обратно в лес. Осталось два.

Я посмотрел за спину и обомлел: с невероятной ловкостью кра по кочкам прыгало нечто. Оно, нет, она — я почему-то был уверен, что это женщина, чем-то напоминала меня самого — хвост, четыре копыта, странная метка на бедре. Но были и отличия: самое существенное — она была в черно-белую полоску, еще у нее не было рога, но это бросалось в глаза куда меньше странной окраски.

Уже через двадцать три секунды она стояла рядом со мной. Я хотел поприветствовать ее, но слова словно застряли в горле — я не знал, что сказать!

Оставшиеся монстры напомнили о себе. Тот, что был крупнее, оказался и более смелым — одним прыжком он сократил дистанцию до расстояния удара и тут же замахнулся деревянной лапой. Моя полосатая спасительница легко увернулась от острых когтей и уже через мгновение оказалась у монстра на спине. Она схватила длинную палку и начала отковыривать куски коры с тела существа — оно взревело и попыталось стряхнуть назойливую соперницу, но она ловко держалась на месте. Вскоре, когда защита монстра достаточно ослабла, она нанесла один точный удар, и тот просто развалился на кусочки — остался всего один. И он стоял прямо у нее за спиной!

— Берегись! — воскликнул я, но было слишком поздно — полосатая отлетела в сторону. На ее боку зияла кровоточащая рана, явно несовместимая с дальнейшими боевыми действиями.

Плохо. Очень плохо!!! Монстр подошел к моей спасительнице и, похоже, собирался добить ее. Оскалив зубы, он бросился, нанося роковой укус – стоявшая вонь многократно усилилась. И тут время остановилось. Нет, не фигурально, а буквально — я остановил время!!! Точнее замедлил, но этого было все равно достаточно, чтобы убрать раненую полосатую с пути монстра. И, как раз в тот момент, когда мы оба были в относительной безопасности, время снова начало двигаться своим чередом. Деревянное тело не успело отреагировать и с треском ударилось о камень, рассыпавшись на куски.

Я осмотрел рану моей новой знакомой — оказалось все не настолько серьезным, чем я ожидал, но перевязать все равно стоило. Я уже жалел, что закопал свои бинты, но делать нечего — пришлось обвязать ее какими-то большими листьями, что росли неподалеку. Кстати, нужно было узнать ее имя — не могу же я и в самом деле звать ее полосатой? Если она, конечно же, разумна и может говорить. Немного подумав, я заговорил:

-Привет. Как тебя зовут?

Мой голос остался таким же, каким он был последние два столетия и, видимо, это внесло некое замешательство. Может он и подходил тому Ноксу, что носил металлические латы, но теперь механические звуки, вырывающиеся из моих уст, звучали, мягко говоря, нелепо. Тем не менее, после неловкой паузы она все-таки заговорила:

-Зекора имя мое, и я бы хотела узнать твое.

В рифму. Тут так принято или она такая одна? За двести лет я многое повидал и, конечно же, встречал существ, говорящих в рифму – правда, обычно это были деревья.

-Нокс… симильен. Можно просто Мильен. Да, так меня зовут друзья.

Если бы они у меня были.

-Что ж, Мильен, в Вечнодиком лесу рада приветствовать тебя и за мое спасение хочу поблагодарить тебя я.

-Ну, вообще-то это ты меня спасла, так что благодарить должен я.

Во имя Кселора, это что, заразно? Похоже, Зекора тоже заметила мою случайную рифму и немного улыбнулась – ну, хоть что-то.

-Здесь недалеко хижина моя стоит, я бы хотела видеть гостя, если он не спешит.

Приглашение в дом? Серьезно? С ее-то ранами ей нужны хотя бы бинты, а не гости в доме. Но проследить, чтобы Зекора нормально добралась до безопасного места мой долг перед ней – она поранилась, защищая меня как-никак.

-Не спешу. А тебе нужна нормальная медицинская помощь. Тут где-нибудь есть энирипса[15]… то есть медик?

-Я сама о себе позаботиться могу, но если станет худо – в городе помощи спрошу.

-Город? Тут рядом есть город? Извини я просто не местный – пришел… издалека. Абсолютно без понятия, где нахожусь.

-Не удивительно, что в лапы древесных волков ты попался, хорошо, что рядом я оказалась. Прошу, позволь напоить тебя чаем, как-никак эта зебра тебе задолжала.

Пить чай в хижине случайного прохожего – что может быть безопаснее? Похоже, это мой единственный шанс узнать, куда же я попал, так что придется рискнуть.

И, кстати, она назвала себя зеброй – здесь всех так зовут или это ее раса, как кселор, иоп или садида? Если второе, то это объясняет наши различия в физиологии, вроде ее полос и моего рога. Пресвятые маятники, как же мне он не нравится!


Обойдя болото, мы направились дальше в лес. Благо, больше никакой живности, кроме пары насекомых, нам не попадалось. По дороге Зекора рассказывала мне об этом лесе и городке, что находился прямо за ним – Понивилле. Я не задавал слишком глупых вопросов, касательно расовой принадлежности или странных метках на наших бедрах – хотел казаться просто “не местным”, а не чудиком из другого мира – меня бы просто сочли безумцем. Снова. Но некоторую информацию из ее зарифмованных фраз я все-таки выудил. Оказалось, что этот мир населяют в основном существа, зовущие себя “пони”. Кроме них есть еще зебры, к которым относится Зекора, и много других разумных рас. Но все они живут очень-очень далеко, а в этих местах живут только пони и совсем горстки таких, как моя полосатая подруга. Сами пони делились еще на три расы: земные, единороги и пегасы и, судя по названию, я относился ко вторым. Так же я узнал, что Зекора живет отшельником в лесу и занимается готовкой зелий и сбором всевозможных трав – в нашем мире она явно была бы или садида или энитрипсой. Городок же находился неподалеку, и она часто в него заходила пополнить припасы и узнать последние новости. Когда я начал спрашивать о местной фауне, она ответила что-то неразборчивое, и я уже не стал переспрашивать – сам во всем разберусь когда-нибудь.

Наконец, мы добрались до ее хижины. Все-таки она была бы садида – дом оказался расположен внутри ствола дерева[16]. Все жилище Зекоры было увешано засушенными травами, склянками и масками сомнительной красоты. Посреди всего этого разнообразия культуры зебр стоял большой черный котел. Но хижина все равно была довольно уютной, хоть и находилась посреди ужасного темного леса.

Зекора оказала себе медицинскую помощь и, когда рана была обработана, заварила чай. Мы еще немного побеседовали: она расспрашивала о том, откуда я прибыл, но, не сумев ответить ничего внятного, мне пришлось поспешно сменить тему разговора. Дальше, кроме нескольких мудреных рифм, не было ничего интересного. Вскоре мы распрощались: она указала мне, в какую сторону идти, чтобы попасть прямиком в Понивилль и что делать дальше. Для начала нужно было найти какую-нибудь работу у мэра ну и, конечно же, снять жилье. Еще зебра что-то говорила о том, что мне стоит остерегаться “розового торнадо” столько, сколько смогу, но эти слова для меня ничего не значили, поэтому я спокойно пропустил их мимо ушей. Я пообещал, что обязательно проведаю ее, кода устроюсь и, еще раз поблагодарив за чай и спасение от волков, двинулся дальше.

И вот, я снова был один. Пони-единорог по имени Мильен. Хех! Скажи мне кто-нибудь об этом еще вчера, я бы рассмеялся, а потом превратил бы шутника в еще одну куклу. Хотя, скорее всего, я был бы занят сражением с садида и тем мальчишкой Юго[17]. И вот теперь я иду по Вечнодикому лесу и думаю о том, в какого же монстра меня превратил тот проклятый куб. Что ж, старого Нокса больше нет, и я позабочусь о том, что бы больше никто не назвал меня этим именем.

Лес я покинул без каких либо приключений. Солнце уже спускалось за горизонт и становилось все темнее, но мне было все равно – сейчас главное не привлекать всеобщего внимания. Я просто приезжий, решивший пожить немного в этом городке – только и всего. Сразу за рощей стоял небольшой коттедж, практически полностью прикрытый то ли травой, то ли мхом. Повсюду торчали скворечники, рядом стоял небольшой сарай и еще пара огражденных забором построек. И внутри горел свет! Я осторожно подошел к двери, и, немного помешкав, постучал в нее – нужно было узнать дорогу к городу, а то Зекора рассказала лишь о том, как выбраться из леса.

Спустя тридцать семь секунд из-за двери раздался тоненький тихий голосок:

-Девочки, это вы? Что-то опять случилось? Или вы просто…

Дверь отворилась и на пороге показалась хозяйка голоса. Пони существенно отличалась от зебры и была больше похожа на меня – длинная розовая грива свисала чуть ли не до пола, окраска была нежно-желтая. Ее глаза были еще больше, чем мои, но они ей даже шли. Я еще не видел других пони, кроме собственного отражения в луже, но мне почему-то казалось, что по здешним меркам ее можно считать, если не идеалом красоты, так уж точно очень и очень милой.

Но как только пони меня увидела, она тихо пискнула и захлопнула дверь прямо перед моим носом. Я что, настолько страшный? Почему она так поступила? Ответ последовал из-за закрытой двери:

-И-и-извините. Я п-просто немного побаиваюсь незнакомых пони, стучащих в дверь п-поздним вечером. Ч-что вам надо?

-Нет, это вы меня простите, что напугал вас, — как можно спокойнее и мягче сказал я, но металлический голос, похоже, снова подвел меня и еще больше испугал и без того дрожащую пони, — я просто хотел спросить, как пройти в Понивилль.

-Ваш г-г-голос… — похоже, если я ее не успокою, вообще перестанет говорить – неудачное время я выбрал, чтобы наведаться к этой милой хозяйке коттеджа.

-Не беспокойтесь, я знаю, что он странный. Но это просто голос, верно? В нем нет ничего страшного. Как вас зовут?

-Ф-флате…

-Простите?

-Энджел, не смотри на меня так! Ой, это я не вам, извините. Мое имя – Флаттершай.

-Ноксимильен. Можно просто Мильен. Приятно познакомиться, Флаттершай. Я вас все еще пугаю?

-Немножко.

-Хотите, чтобы я ушел?

-Да, то есть, нет. Я не знаю. Можно узнать, кто вы?

-Я просто приезжий. Решил вот на время остановиться в этом городке – Зекора так мило о нем отзывалась.

-Вы знаете Зекору?

-Конечно, она даже спасла мне жизнь. Потом мы мило попили чаю, и она рассказала, как добраться до города, но, похоже, я немного заблудился.

Когда я рассказал о своем знакомстве с зеброй, желтая пони, похоже, успокоилась. Раздался щелчок замка, и дверь медленно отворилась – Флаттершай выглянула наружу.

-Нет, вы пришли правильно. Понивилль прямо по дороге, — она указала на грунтовку прямо за ее домом, — вам есть, где переночевать?

-Честно говоря, я об этом не думал, — в самом деле, с чего бы? Раньше сон мне вообще был не нужен, — Зекора посоветовала спросить об этом у мэра.

-Что ж, она была права, но уже поздно и мэрия закрыта, так что вам придется подождать до завтра.

-Что ж, так и быть… — это в мои планы не входило – провести ночь на улице это та еще затея.

С опечаленным видом я уже собирался было уходить, но розовогривая пони меня остановила.

— Эм, не хотели бы вы… — она робким взглядом посмотрела куда-то в сторону и вниз, а потом продолжила, — … переночевать у меня? Могу застелить в свободной спальне.

Взвесив все за и против, я кивнул, и она впустила меня внутрь. Краем глаза я заметил, что там, куда она оглядывалась, стоял маленький белый зверек. Видимо, именно он послужил причиной того, что, напуганная моим появлением Флаттершай, вдруг предложила остаться у нее на ночь.

-Значит ты – Энджел? Я правильно понимаю?

Зверек лишь утвердительно качнул головой, а потом упрыгал по своим делам. Что ж, если он учит свою хозяйку смелости, то у него явно все получается. Теперь я мог осмотреть желтую пони в полный рост и оказалось, что у нее по бокам все это время были крылья. Видимо она – пегас, опять же, исходя из названия. Она была немного меньше ростом, чем я, но ее голова почему-то была крупнее, но это ей даже шло. Она стояла боком, поэтому я смог увидеть ее метку – три розовых бабочки. Интересно, что они означают? Что вообще означают эти метки? И, как будто услышав мои мысли, Флаттершай спросила:

— У вас очень интересная кьютимарка. Вы часовщик?

Как она узнала? Кьютимарка? Она видимо про метку. Так значит они…

-Что-то в этом роде. А вы?..

-А я ухаживаю за животными. Это мой особый талант, о чем и говорят эти бабочки, — тема явно была ей приятна, потому что нотки страха практически исчезли, и на ее лице появилась небольшая улыбка.

Так значит особый талант? Понятно, что там делают часы, стрелка и шестеренки. Мог бы и сам догадаться.

-Так, откуда вы? – этот вопрос она задала настолько мило, что мне захотелось тут же все ей выложить. Но тогда она в лучшем случае просто выгнала бы меня, так что пришлось выдумывать на ходу.

-Я? Издалека. Вы точно о таких местах не слышали. Да и я вспоминать не особо хочу – что было, то прошло.

-Почему? Что-то случилось?

-Да. Случился Хао[18]… потоп. Деревню затопило, я остался один. Вот, ищу место, где можно было бы пожить.

-Очень жаль вашу деревню. У вас есть родные где-нибудь в Эквестрии?

Еще одно новое слово – Эквестрия. Видимо, так называется этот мир или какая-то его часть, где мы сейчас находимся. Что ж, неплохо.

-Да, есть. Но они далеко. Сейчас я не могу с ними увидеться, но я обязательно к ним вернусь. Когда-нибудь.

-Значит вы все-таки не один, Мильен. Если есть кто-то, кто думает о вас, значит вы не будете одиноки. Вам очень повезло.

Ага, как же.

-Что ж, уже поздно. Думаю, вам стоит отдохнуть – завтра тяжелый день. Я постараюсь помочь вам освоиться, но, для начала, нужно набраться сил.

Флаттершай провела меня в комнату и выделила мне кровать. Мы еще немного побеседовали на разные темы, но ни о чем интересном разговор не заходил. Потом, пожелав друг другу спокойной ночи, мы разошлись. Пегаска потушила свет и отправилась в свою комнату, а я остался лежать и смотреть в окно на большую полную Луну. Не знаю почему, но мне все время казалось, что она следит за мной. Не шпионит, как скрытый ото всех глаз, а именно присматривает – наблюдает, чтобы не случилось ничего плохого, хранит мой сон. Это вселяло чувство спокойствия и уверенности, что все обязательно будет хорошо. И именно с этим чувством я и уснул.