Блокнот памяти

Что ты будешь делать, когда твой лучший друг пропадет?И из подсказок будет только блокнот, который открывает тайны с совсем не простого ракурса?

Флаттершай Принцесса Селестия

Созвездие Лопаты

Посвящено небезызвестной среди нас пони-игре от кампании Геймлофт XD Шуточное посвящение и не очень шуточное повествование, тащемта... :)

ОС - пони

По ту сторону

Над этим рассказом я работал почти год, но всё равно не могу сказать, когда же он закончится. То, что планировалось как небольшая зарисовка моих собственных мыслей превратилось в повесть в двести пятьдесят тысяч символов. Я не могу сказать ни слова о своём рассказе. Право оценивать работу того, кто пишет, имеет лишь читатель. Надеюсь, вы не зря потратите своё время.

Твайлайт Спаркл Человеки

Колобок. Поворот не туда

Он катится.

Эплблум Скуталу Свити Белл Дерпи Хувз Найтмэр Мун

Грехи прошлого: Найтмер или Никс?

Спайк чуть было не потерял Твайлайт в петле палача. Но с ней все в порядке, а Никс — вновь жеребенок. Жизнь возвращается в обычное русло.Однако, Спайк не может не обратить внимание на то, что Никс изменилась с момента их последнего знакомства. Теперь она более вспыльчивая – когда она злится, гнев Найтмер Мун, о котором слагали легенды, проступает наружу. И посему Спайк задается вопросом: действительно ли Никс стала нормальной кобылкой или небольшой неконтролируемой вспышки гнева будет достаточно, чтобы вновь разбудить в ней Найтмер Мун?

Спайк ОС - пони Найтмэр Мун

Источник жизни

По всей Эквестрии следует череда таинственных похищений детей. Ни требований, ни каких либо ультиматумов преступники не выдвигают. На первый взгляд все эти похищения никак не всязаны...

ОС - пони

Падение разума

Даже у аликорнов есть свой лимит.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Фавн. Часть 1 - Нечаянный приключенец

Существует очень много любительских рассказов о людях, что попадают в Эквестрию. И этот рассказ не исключение. И что отличает его от других таких рассказов? Может то, что нашего героя с первых же страниц чуть не сожрали древесные волки?

Пинки Пай Зекора Человеки

Кантерлотский детектив.

В Кантерлоте стали пропадать пони, а из далеких стран прибыл известный маг и аристократ, сразу же очаровавший все светское и магическое общество. Связанно ли это? Кто по ночам дергает перья из крыльев пегасов? Почему кошки так любят собираться у Малого Кантерлотского Театра? Новоиспеченному детективу, Бел Ван Сапке, придется разгадать и не такие загадки столицы Эквестрии.

Принцесса Луна Октавия

Как пегас в посудной лавке

Пусть Вондерболты и являются величайшими летунами в Эквестрии, но за границей, в стране грифонов, авиация стала практически синонимом имени Жерара Голденвингса. Ходят слухи, что живая легенда проводит отпуск в Эквестрии и что он ищет себе ученика. Рэйнбоу Дэш уже не терпится встретиться с ним и доказать, что она достойна его наставничества. Всё, что ей нужно сделать, это решить простую задачу: поймать одну определённую птицу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек

Автор рисунка: MurDareik
Гла­ва 9. Учить­ся, учить­ся и ещё раз учить­ся. В.И. Ле­нин

Глава 10. Путь в тысячу вёрст начинается с одного шага (Часть 1)

Глава, в которой наш герой встречается с поняхой, обладающей хтоническими силами, узнаёт много нового о новом себе и познаёт силу «начальственного посыла» в командировку на крайний север.

Знаете, тот, кто говорит о прелестях жизни в крупном городе, никогда не просыпался поутру на сеновале под громкий петушиный крик или, вот как сейчас, от переливчатого пения птиц. Нет, минусы, конечно, тоже есть, вот, например, дурацкий жук, севший мне прямо на нос и вынудивший подхватиться на копыта, громко чихнуть и поймать выпавшую из гривы белку. Зверёк и ухом не повёл, оказавшись подвешенным в телекинетическом поле, лишь свернулся калачиком и продолжил спать, тихонько посапывая. Уложив белку рядом с дубом на своеобразную постель из очень густой травы, присыпанную сухим листом, которую, скорее всего, организовал для меня дух леса, огляделся. Судя по положению светила, Селестия только-только провела обряд по подъёму солнца, и в его лучах поляна вокруг Великого дуба не выглядела такой мистически мрачной. Мирный широколиственный лес средней полосы с довольно густым подлеском. Рядом за кустами весело журчит ручеёк, а может, и ключи бьют.

Выбивался из пасторальной картины только большой кокон из белёсых, довольно толстых полупрозрачных нитей, внутри которого угадывался силуэт пони. Кокон «дышал», похоже, в такт дыханию заключённой в нём Флатти. От нахлынувших воспоминаний о вчерашних приключениях по спине пробежался табун мурашек — по краю же прошли, по самому краешку… Встряхнувшись, несколько раз глубоко вздохнул и попробовал снова настроиться на связь с духом леса. Как оказалось, очень зря — острая боль прострелила виски, и я снова отключился.

Снова вернулся в бренный мир уже ближе к обеду, о чём говорило и солнце, и тонко намекающий на то, что пора бы закинуть чего-нибудь в топку, бурчащий живот. Вместе с тем в голову пришла совершенно неожиданная мысль: «Глупая маленькая пони должна была отлежаться, прежде чем снова говорить с вечным». Я покосился на дуб, буркнул:

— Развелось тут вечных…

— «Я был, когда мир только возник, и пребуду до его гибели».

— А что с Флаттершай?

Вместо ответа в голове возник образ вечернего леса и раскрывающегося кокона.

— С малышкой всё в порядке же?

— «Малышка-жрица здорова, сильна и станет ещё сильнее», — прошуршал ветер в кронах деревьев.

Внезапно с громким чириканьем по поляне пронеслась алая комета, взлетела мне на круп, пошипела, спрыгнула обратно на землю. Побежала в сторону кустов, потом вернулась и чирикнула, мол, чего стоишь, идём за мной. Тут же в голове возник образ полянки, поросшей клевером, рядом с которой росли кусты с какими-то ягодами, вместе с пожеланием свалить куда подальше с поляны до вечера.

Выбора мне, в общем, не оставили, пришлось пробираться сквозь густой кустарник, растущий вокруг поляны дуба, и бежать за Зумкой, которая, как заправский Сусанин, повела меня куда-то. И привела куда надо. Похоже, на ту самую полянку, обещанную духом леса. Белка чирикнула, мол, для всяких травоядных поляна накрыта, сама же взлетела на нижнюю ветку одного из деревьев, где на развилке была пристроена тушка довольно крупной птички. Оторвал дух леса мелкого хищника от обеда, скорее всего. Ну да не мне возмущаться по поводу поведения Зумки.

Ягоды оказались вполне знакомыми и съедобными — натуральная чёрная смородина, чтоб мне на месте провалиться. Осмотрел и куст, и листву и ягоды продегустировал, один в один как земные. Хотя ягоды, конечно, хорошо, но маловато будет… Наклонился к клеверу, понюхал, поднял голову, снова наклонился, отщипнул зелени и задумчиво пожевал. Примат во мне, похоже, окончательно скончался в муках, я же, отпустив на волю дремучие понячьи инстинкты, ещё с полчаса, наверное, пасся на полянке под, зуб даю, ехидным взглядом Зумки, которая всё это время методично доедала пернатого неустановленного вида.

Набив живот и подремав на солнышке, я отправился бесцельно бродить по округе. Заблудиться не боялся, в какой-то момент понял, что направление на тот самый дуб ощущается почти физически, а места красивые, растительность и живность тоже интересные. Периодически встречалась знакомая земная растительность, но по большей части зелень и живность мне были незнакомы. Наткнулся на гигантский муравейник, хотел было подойти поближе, но, увидев размер тех муравьёв, обошёл колонию десятой дорогой. Ничего хорошего от близкого знакомства с муравьём-стражем размером с воробья я лично не ждал. Прогулка получилась не только для убийства времени, но и очень даже с пользой. Сама местная энергетика позволяла очень быстро восстанавливаться, а если ещё и перекусывать зеленью, которая от магической энергии чуть ли не светится… Тут, главное, не переборщить с дозировкой. Зумки тоже носилась по округе, распугивая птиц, периодически отдыхая у меня в гриве.

Уже к закату пришло чёткое ощущение — пора возвращаться к дубу. Пора — значит пора, взяв курс на сердце леса, двинулся лёгкой рысью. Десяток минут бега, и вот мы с белкой на месте. Кокон к этому времени уже сдулся, а нити начали втягиваться в землю, оставив после себя жёлтую пегаску, всю измазанную в… Хм, амниотической слизи, что ли? Надо же как-то назвать эту субстанцию.

Понька осоловело моргала и неуверенно пыталась подняться на ноги.

— Флатти? Ты в порядке? — спросил я, подбегая к пегаске и поддерживая её телекинезом.

— Найтфол… Я… да…

— Ну, слава богиням, — по кронам деревьев пролетел резкий порыв ветра. — Да-да, и духу леса особая благодарность.

— Где мы?

— В самом безопасном сейчас месте, — улыбнулся я, — безопаснее только под крылом у принцесс.

Флаттершай оглядела себя, поморщилась. Да, вся испачканная в слизи шубка и грива приятных ощущений не добавляют. Пегаска попыталась встряхнуться. Безуспешно. Провела копытцем по шее, там, где была самая опасная рана, и, похоже, окончательно придя в себя, вспомнила о событиях прошлой ночи. Всхлипнув, поняша упала на землю, свернулась калачиком и банально разревелась. Прижав её к себе, стал успокаивать, как мог:

— Ну, тише-тише. Всё обошлось. Наша лавандовая принцесса всех разогнала и защиты там понавертела, небось, как у крепости.

Затем к делу подключился сам великий дух. Уловить, о чём шла речь, я не мог, но вот само присутствие духа ощущалась чётко. Понька перестала всхлипывать, прислушавшись. Затем и дрожать перестала.

— Вернёмся домой? — спросила она, подняв на меня взгляд.

— Обязательно. Только давай тебя чутка почистим, ладно? — Флатти кивнула, а я, подхватив поняху, устроил у себя на спине.

— Ой!

— Не «ой», а мыться пошли, тут ручей недалеко.

Снова пробравшись сквозь кустарник, отнёс Флатти к ручью и по уже отработанной в пустыне методике почистил себя и пегаску от слизи. Правда, действовать пришлось мелкими порциями, это пусть архимаги поней купают сразу целиком. Потом то самое бытовое заклинание для сушки, мной доработанное, пришлось добавить возможность действовать порционно, чтобы шёрстку не пересушить. Пегаска спокойно дала привести себя в порядок, да и лес продолжал с ней всё это время обращаться.

— Зачем? — вдруг сказала она вслух. — А это обязательно? Может, не надо?

— Что — «не надо»?

— Лес хочет, чтобы ты отошла в сторону, но не говорит зачем.

— Ну, раз хочет — значит, для дела, — ответил я, отступив на пару метров от пегаски и ручья.

И почти сразу же раздался характерный вой, а на другом берегу возник древесный волк. Я, чертыхнувшись, кинул в хищника изгоняющий аркан и бросился было к Флатти, но замер при виде метаморфоз, случившихся с поняшей. Бедолага свернулась в клубок и мелко дрожала, но вот внешность. Крылья на глазах втягивали перья, превращаясь в подобие крыльев фестралов, тело становилось крупнее, рельефнее проступали мускулы.

— Всё-всё волка больше нет, — сказал я, осторожно приобняв пегаску, наблюдая, как растворяется иллюзия, наведённая духом леса. — Это дух так шутит, сволочь.

— Правда? — спросила поняша, поднимая голову и осматриваясь. Я же обратил внимание на чёткий вертикальный зрачок в глазах пегаски и явно не понячий набор клыков во рту.

— Правда-правда.

— Лес говорит, что я должна быть сильной. И что Маша мне поможет с тренировками, но я же никогда… — конец предложения Флатти произнесла почти шёпотом и снова попыталась свернуться в клубок.

— Ну-ка давай, дорогуша, вставай. Надо тебе кое-что показать интересное.

— Интересное? — пегаска насторожённо вскинула голову.

— Ага. Маша точно будет довольна, — ответил я. И, прикрыв глаза, поднял из ручья водяную плоскость, теперь охладить и наложить чары укрепления и аркан, которому меня научила Твайлайт при подготовке опытов с зеркалами.

— Посмотри, какая красавица получилась.

— Ой, кто это? — спросила было удивлённая пегаска, потом до неё дошло, что смотрит она на отражение. — Как же так! Я же не смогу вернуться в Понивиль!

— Тихо-тихо, — поймал я было взлетевшую поняшу. — Думаю, дух учёл этот момент. С другой стороны, ты теперь, небось, и яблочко переплюнешь по силе лягания, — улыбнулся я.

— Но…

— Давай-давай, привыкай к новой себе, — я подтолкнул пегаску к зеркалу.

Флаттершай, уже ведомая любопытством, осмотрела свой новый облик, который по мере того, как пегаска успокаивалась, менялся к данному поньке от рождения. Взмахнувшую было крыльями пегаску подбросило почти на три её роста вверх, правда, бедолага тут же сложила крылья и бухнулась на землю. Маше надо будет обязательно рассказать, а уж она всячески убедит Флатти заняться полётами.

Ну и уверенности в себе добавит. На снова зашуршавшие кусты пегаска отреагировала мгновенно. Не успел я и глазом моргнуть, как она уже спряталась за мной. Однако вместо очередного монстра к нам вышел медведь.

— Гарри, ты пришёл, — счастливая поняша снова «телепортировалась», на этот раз уже к мишке, который осторожно сграбастал пегаску в объятия. От духа же леса пришло ощущение, что он доволен своей «работой», мол, никто теперь не посмеет тронуть его любимую пони и уйти целым. Мне же он тонко намекнул, мол, «гости дорогие, валите-ка вы к родным пенатам». Это же сообщение, похоже, получил и мишка, который усадил пискнувшую пегаску себе на спину и двинулся куда-то в чащу. Я раздражать местного хозяина тоже не стал лишний раз, двинулся следом за медведем, по пути мне на спину «припонилась» Зумки и сразу же спряталась в гриве.


— Значит, Великий дух что-то сделал с Флаттершай, и она теперь оборотень? Уверена? — уточнила Твайлайт.

— Угу, — ответил я, прихлёбывая мятный чай.

Вернулись в Понивиль мы довольно быстро, и, сдав с копыт на копыта Флаттершай взбудораженной Маше, я рысью вернулся в библиотеку. Как минимум надо всё обдумать и по свежей памяти послать отчёт Луне. С Флаттершай всё должно быть в порядке, но пусть принцессы тоже посмотрят. То, что дух леса был очень даже добр к нам ещё ничего не значит. В архивах библиотеки есть записи о тех временах, когда не каждый пони отваживался подойти к опушке Вечнодикого, не то что зайти в чащу.

В дверях дуба я был перехвачен книжной хозяйкой и допрошен с пристрастием. Спас меня Спайк. Дракончик — молодец, притащил плюшки и чай, укоризненно посмотрев на нас, попенял Твайке о том, что режим питания надо бы соблюдать. Совелий поддержал первого помощника согласным «Угу!». Пока накрывали на стол, мне удалось расспросить Твайлайт о том, что было после того, как я отрубился. Как оказалось, я какое-то время ещё был под контролем духа: следил за формированием кокона, подготовил себе кровать и спровадил всех пони в обратную дорогу. Шестёрка, конечно, возмущалась, как так бросить Флатти тут одну, но внезапно прилетевшее прямо в Твайлайт письмо от Селестии убедило всех вернуться в Понивиль.

— И это тот самый дух, с кем ты всё это время пытался наладить связь? — продолжила допрос Твайлайт, левитируя перед собой плюшку.

— Ага, — кивнул я.

— И он взял над тобой контроль…

— Угу…

— Это может быть опасно.

— Ага. Я поговорю с Луной на этот счёт. Возможно, даже сегодня ночью.

— Хорошо, но Флаттершай обязательно надо обследовать.

— Не сейчас, — я помотал головой, — пускай в себя придёт и успокоится. Не думаю, что Великий дух навредил бы ей. Скорее, он всё это время присматривал за Флатти. Не просто так же он назвал её жрицей? Да и её живность, скорее всего, одержима или самим Великим духом, или его миньонами.

— Ух, сколько интересных исследований можно начать, — мечтательно протянула Твайлайт, смотря куда-то в сторону созвездия Андромеды.

— Угу… Кстати, кто-нибудь ещё пострадал?

— Нет, — Твайлайт отрицательно качнула головой, — пострадала только Флаттершай и часть огородов, через которые бежали волки. Главное сейчас — предотвратить подобные нападения и выяснить их причину. Я уже подготовила список с возможными виновниками и набор защитных заклинаний!

— С причиной всё более-менее ясно.

— А вот с этого момента поподробнее, — оживилась принцесса магии.

— Ты помнишь, как мы убегали от некротических тварей в пустыне?

— Нет, — она покачала головой, — мне пару раз снилась пустыня, но не более того.

— В общем, та самая сущность, что натравила на нас в пустыне некротварей, пригнала волков вчера.

— Уверена?..

Я прикрыл глаза, погружаясь в воспоминания о вчерашнем бое. Аура страха, что создавали хищники, мешала сосредоточиться, но когда сегодня мы вернулись во двор дома Флатти, то самое ощущение пробрало меня до костей.

— Да. Рог даю на отсечение, тут поработала та же сущность…

Твайлайт поднялась со стула, прошлась туда-сюда по кухне:

— Это плохо. Надо поискать в книгах. Такое существо не могло быть незамеченным.

— Угу. Я пока напишу наставнице…

Не успел я закончить фразу, как возникший надо мной в воздухе свиток больно ударил по носу и шмякнулся на стол. Свиток, запечатанный личной королевской печатью принцессы Луны. Сковырнув печать и развернув свиток, прочитал: «Расскажешь всё лично. Завтра первым поездом отправляйся в Кантерлот». Подписано просто «Луна».

— Похоже, принцессы уже всё знают.


Утром, оставив Зумки спать в её гнезде, что зверёк свила из утащенного откуда-то шерстяного платка, я отправился на вокзал. Хищную белку лучше в столицу не брать, ещё покусает какого министра, а прилетит люлей мне. Пока цветастый поезд, бодро постукивая колёсными парами на стыках рельс, вёз меня в сторону Кантерлота, я продолжал обдумывать произошедшее. И чем больше думал, тем ниже падало настроение, и в какой-то момент оно уже расчехлило сапёрную лопатку, чтобы зарыться ниже плинтуса.

Тварь, которая напала на Флаттершай, не смогла достать пегаску только чудом. Ещё бы чуть-чуть, и нас бы покинул один из Элементов Гармонии, а как на это отреагировали бы остальные подруги, даже представить боюсь. С другой стороны, не удивлюсь, если всё произошедшее было спланировано самими принцессами. Элементы уязвимы, а та же робко-пони даже после школы Марии вряд ли стала бы заниматься самообороной. Тут же, под шумок, её сделали и сильнее, и прочнее. Стимул расти над собой опять же обеспечили. Подозреваю, что сейчас после всех модернизаций испуганная Флаттершай сама бы порвала всех тех волков и ещё табун бешеных мишек в нагрузку и не вспотела.

Ближе к полудню я уже был в столице. На всякий пожарный нацепил ученическое кольцо на рог и двинулся в сторону замка. Двадцать минут лёгкой рыси среди толп снующих туда-сюда поней, двух грифонов, минотавра. Последнего встретил ещё на вокзале.

На «проходной» резиденции принцесс стража пропустила меня безо всяких вопросов. Надо будет выяснить — это профессионализм или разгильдяйство? Не моё, конечно, дело, но в свете последних событий свою паранойю я буду холить и лелеять. Главное её не перекармливать, ведь здоровая паранойя — она, как известно, залог здоровья параноика.

Оказавшись в замке, я, было, растерялся, ведь в прошлый раз я везде бегал за Твайлайт и особо не запомнил маршруты, но по здравому размышлению спросил у ближайшего гвардейца маршрут до приёмной принцессы Луны. И был закономерно направлен в сторону башни принцессы, где в небольшой комнатке возле самой лестницы, ведущей в башню, дремал за столом пожилой земной пони. Табличка на столе гласила, что здесь ведётся запись на приём к Её Высочеству Луне, принцессе Эквестрийской. Не удержавшись, пробежался до башни Селестии, где в такой же конторе сидели две пегаски и единорог, которые с трудом справлялись с длинной вереницей посетителей.

По здравому размышлению не стал будить пони на «ресепшене», уселся на ближайшей банкетке в коридоре и сосредоточился на выданном кольце. Должна же быть в нём какая-то система связи? Каковая нашлась почти сразу, стоило мне только потянуться к «образу» принцессы, сосредоточив магию на кольце:

Найтфол? — раздался голос принцессы у меня в голове.

Да, ваше высочество. Прибыла по вашему приказу…

— Во имя архитектора времени, хоть ты не начинай. Я только вернулась из ссылки, но уже хочу обратно… — ответила принцесса.

Наставница, я в замке, доклад о ЧП готов.

— Вот, другое дело. Разбуди моего ключника, пусть подберёт тебе комнату. До обеда свободна, к часу рысью к моим фрейлинам, пусть подберут платье и проинструктируют на предмет этикета на королевском обеде. Надо тебя представить публике. Мне главный распорядитель скоро плешь проест, а сегодня как раз у нас в гостях названная племянница сестры. Поняла?

— Полностью.

— Тогда действуй, — ответила Луна, и связь прервалась.

Ну, раз послали, так пойдём. Всё же растолкав пони в приёмной, передал ему начальственный приказ. «Ключник» усомнился было в моих полномочиях, но был убеждён посредством того же кольца. После чего, кряхтя, земной пони достал из тумбочки стола какой-то монструозного вида аппарат, оказавшийся на поверку аналогом телефона. Долго листал справочник, извлечённый из той же тумбочки, после чего всё же набрал какой-то номер и долго втолковывал кому-то на том конце провода, что требуется сделать. Наконец-то положив трубку, объявил, что, дескать, скоро за мной явятся и проводят, а пока надо уладить формальности и бухнул на стол толстенную тетрадь, которую достал из другого ящика. Дальше я расписался за «постановку на довольствие» во дворце, как ученица «Самой». За выделенную комнату и горничных, прикреплённых для её уборки. И даже за почётный караул из целых двух гвардейцев у дверей. В общем, тридцать три бумажки, и все надо внимательно прочитать, расписаться и поставить печать всё тем же кольцом. В итоге мне вменялось в обязанности следить за работой горничных и гвардейцев и докладывать куда следует, а также отмечаться в бухгалтерии, подтверждая перевод всем этим пони жалования. В общем, я в очередной раз убедился, что бюрократы — само зло во плоти, куда там библейским монстрам до них.

Хотя, не успел я покинуть кабинет «ключника», как меня встретили те самые обещанные два гвардейца из почётного караула — пегас и земной пони. Они же взялись проводить меня до казначейства и выделенной комнаты. Земной пони-гвардеец шёл первым, пегас замыкал процессию. И, рог даю на отсечение, этот самый пегас всю дорогу самым наглым образом пялился на мой круп.

Уже покидая обитель бухгалтеров и прочих повелителей пера и гроссбуха, я встретился с последним из эквестрийских аликорнов, с кем доселе ещё не пересекался — принцессой Ми Аморе Каденс. Розовая аликорн шла нам навстречу, пригарцовывая и тихонько напевая какую-то мелодию, явно пребывая в отличном настроении. Поравнявшись с принцессой, гвардейцы изобразили свой вариант воинского приветствия, как-никак, принцесса — правитель союзного государства. Я же изобразил, очень надеюсь что правильно, соответствующий случаю поклон:

— Доброго дня, ваше высочество.

Ответив на приветствие, принцесса уже было двинулась дальше, но замерла, вернулась назад и внимательно меня осмотрела.

— Ну-ка подожди, ты же новая ученица тётушки! — радостно воскликнула она. — Найтфол, правильно?

— Найтфол Мист, к вашим услугам, ваше высочество, — снова изобразил поклон я.

— Ой, какая официальная, — жизнерадостно улыбнулась розовый аликорн, — наверно тётушка загоняла? Надо же, действительно вылитая Твайлайт, — продолжила она, внимательно меня оглядев, — только больше на Луну похожа, наверное, и спортом занимаешься?

— Ежедневно, в порядке терапии, — подтвердил я, почему-то испытывая иррациональное желание убежать от милого розового аликорна куда подальше.

— Эх, а Твайлайт всё в книги, да в книги. И ты, я смотрю, какая-то замученная. Ну-ка, — закончив фразу, Каденс сплела какое-то заклинание, розовое свечение окутало её рог, меня и гвардейцев, вызвав прилив сил и небольшую эйфорию. — Ладно, бегите, не буду отвлекать, мне вот тоже ещё с бумагами возиться.

— Доброго дня, ваше высочество.

— Пока-пока, — махнула она копытцем. — До вечера, Найтфол, — ответила принцесса и, всё так же пригарцовывая, двинулась дальше по коридору.

— Давайте кратчайшим путём ко мне в комнату, а? — произнёс я в пространство, когда принцесса скрылась за углом.

Гвардейцы переглянулись, дружно кивнули и повели меня через подсобные помещения. Срезав путь, мы сразу оказались на лестнице в башне Луны. Как оказалось, мне выделили комнату на два этажа ниже, так что по лестнице пришлось подниматься довольно-таки долго. И снова я буквально кожей чувствовал взгляд пегаса, гуляющий по моему крупу, даже приятно такое внимание. Стоп! Нет-нет. Изгнать все посторонние мысли, тут дел невпроворот.

Закинув вещи в комнату, я отправился в библиотеку — надо будет выполнить просьбу Твайлайт и заказать доставку в Понивильскую библиотеку целого набора учебников, как водится, по списку. Библиотека снимет копии с имеющихся экземпляров, закажет печать и доставку за счёт бюджета, так сказать. Ибо денег на образование в Эквестрии не жалели, ну или Селя ничего не жалела для любимой ученицы.

Пока бегал туда-сюда, подошло обеденное время, так что пришлось вернуться в комнату, где меня уже ждали знакомые мне Файс и Эрия.

— Какие пони! — воскликнула Файс, когда я ввалилась в помещение, проскользнув в дверь мимо стражей. — Гляди-ка, Эрия, вот уже не тощий жеребёнок, все, что надо кобылка себе наела, да и за шёрсткой явно правильно следит.

— Ага, — откликнулась облетевшая меня по кругу Эрия, — наела. Мы ж теперь замучаемся платья подбирать.

— Не, я знаю пару вариантов, что точно подойдут, — отмахнулась Файс.

Дальше начался «одёжный ад». За следующие сорок минут меня десять раз переодели и поменяли укладку гривы, пока поньки не признали мой внешний облик соответствующим занимаемому высокому положению. Параллельно шёл непрерывный инструктаж, как себя вести за столом и вообще. Где и как идти, нос в тарелку не совать, соус с тарелки не слизывать. Какими пользоваться вилками. И что телекинезом издалека ничего хватать нельзя. Алкоголь ни-ни, хотя по этикету мне таки нальют, но пить нельзя, ибо мала ещё, и вообще, ученице не положено до тех пор, пока иного не решит наставница. Хотелось воскликнуть: «И за каким чёртом меня занесло на эту галеру!», но нельзя подрывать авторитет Луны. О Селестии не беспокоюсь. Подозреваю, если сильно её расстрою, испарюсь раньше, чем успею осознать, что случилось.

В общем, приведя меня к виду, по мнению фрейлин, удовлетворительному, чтобы не распугать гостей, кобылки оставили меня одного. Пройдясь по комнате к трюмо, уставился на своё отражение в зеркале. По дороге пытаясь привыкнуть к платью, если так можно было назвать кусок ажурной ткани, закреплённый на шее ажурной фибулой, прикрывающий спину и шлейфом спадающий по крупу почти до самого пола, чем жутко мешал задним ногам. Ощущение, что ещё шаг и наступлю на, хм, подол, не отпускало. Да и если подумать, за последние месяцы на меня пыталась нацепить что-то подобное только Рарити, и то ненадолго. Я вовремя сбегал.

С другой стороны, наверное, всё же частичка Твайлайт в подсознании была крайне довольна внешним видом. Покрутившись, рассмотрела себя со всех сторон, кобылка хоть куда, и два бравых жеребца совсем рядом, только дурацкое платье будет мешать… Прокрутив последнюю мысль пару раз, грустно вздохнула, под хвостом уже мокро, а тут скоро этот дурацкий обед. Придётся потерпеть до вечера, да и понидром надо бы поискать пошире, чем в этой комнате.

И только в ванной, пока приводила себя в порядок, до меня дошло, о чём последние пару минут предавался фантазиям. Японские боги и их родня! Выброс адреналина от осознания получился такой, какой не обеспечила стая древесных волков. Мать его растак, кусочек памяти Твайлайт, да, Луна? Да тут, походу, полноценная кобыла, и даже не в подсознании спрятанная!

К моменту, когда один из гвардейцев заглянул в комнату, я всё же взял себя в копыта и очень тщательно старался не думать о белой обезьяне. Прокручивал все детали нападения на Флаттершай, пытался выудить какие-нибудь упущенные мелочи.

Сама дорога к большому обеденному залу запомнилась урывками. Окончательно в себя пришёл, только семеня за Луной, входящей в зал, после того как о ней объявил герольд. Аура принцессы так же подходила для медитации, как и энергетика Вечнодикого леса. Даже ещё лучше, ведь принцесса создавала моё тело, и сродство энергетики должно быть почти таким же, как у матери и дочери. Так что, двигаясь за Луной строго по левое плечо, нос не дальше крупа принцессы, я приводил мысли в порядок. Благо зал очень длинный, а шла принцесса неспешно.

Все три венценосные особы расположились на тронном возвышении с отдельным столом для VIP-персон, так сказать. Мне, как ученице Самого Лунного Диарха, полагалось место у копыт принцесс, за столом, расположенным параллельно королевскому, но стоящем на ступеньку ниже, рядом с табунчиком министров и прочих чрезвычайно важных и бесполезных персон. Кстати, надо будет выяснить, почему, несмотря на почти официальный матриархат, среди министров не было ни одной кобылы. Сплошь жеребцы всех рас разной степени преклонного возраста.

Перпендикулярно «министерскому» столу тянулись пять длинных, почти до самых парадных дверей зала, столов для пони попроще. Вот тут уже кого только ни было, пони всех возрастов и социальных групп — похоже, сейчас обедали практически все кантерлотские чиновники, их помощники, секретари. В общем, цвет госаппарата.

На меня, совершенную пигалицу по местным меркам, да ещё и пустобокую, внимания практически не обращали. Так что убедившись, что ничего интересного за столом я не услышу, всё то же привычное перемывание костей, обсуждение рабочих вопросов и семейных проблем, сосредоточился на дегустации предлагаемых блюд. Надо отдать должное королевским поварам — ни одного неудачного рецепта, на каждый пункт мне хотелось требовать добавки. Не-не, долго зависать в столицах нельзя, если так питаться, я разъемся в колобка, и уж точно ни один жеребец на меня потом… Ну вот опять, мысли уехали в не пойми какую сторону.

Благо обед уже подходил к концу, и венценосные аликорны покидали залу первыми. Ну и я следом за Луной. Уже на выходе из зала наставница дала команду привести себя в порядок и через два часа быть в том самом подземном зале, в котором я впервые общался с принцессами. Однако на этот раз выполнить поручение мне было не суждено.

Пока с гвардейцами поднимались по лестнице, уже я не могла оторвать взгляда от крупа впереди идущего земного пони. Под хвостом предательски теплело, и, рог даю на отсечение, идущий сзади страж пегас нет-нет да втягивал носом воздух. В общем, пока мы поднялись до комнаты, я себя уже не контролировала. У дверей мои спутники переглянулись, и вместе со мной в комнату влетел пегас. Дальнейшее я помню смутно, кто и как сорвал платье не скажу, да и несколько минут какой-то прелюдии точно было. В самый ответственный момент мою девственность и, возможно, рассудок спасло кольцо Луны, немного прояснившее сознание. Осознав, что я сейчас делаю, взбрыкнул, заехав, похоже, бедному жеребцу по шарам копытом и с визгом вылетел из комнаты. Точнее, попытался, ибо сразу за дверью стояла Луна. В ноги которой и влетел, растянувшись на полу. Принцесса бросила взгляд на меня, потом на стража. Набрала в грудь воздуха и по замку пронеслось громогласное:

ПРИНЦЕССА МИ АМОРЕ КАДЕНЦИЯ, МОЁ ВЫСОЧЕСТВО ЖЕЛАЕТ ВИДЕТЬ ТЕБЯ!

Мощь голоса Луны заставила звякнуть стёкла в окнах, а у меня зазвенело в ушах, и судя по тому, как поморщились стражи, не только у меня. Принцесса тем временем подняла меня в воздух телекинезом и перенесла на кровать. На мои слабые попытки пошевелиться ответила таким взглядом, что я решил лежать и лишний раз не шевелится. Жеребцы стражи, крупом чувствуя неприятности, попытались технично покинуть комнату, но были остановлены таким грозным окриком:

СТОЯТЬ! ПОСТРОИТЬСЯ У СТЕНЫ! — звуковой удар снова заставил звякнуть стёкла и пустить табун мурашек маршировать у меня по спине. Дисциплинированные стражи приказ выполнили и, судя по выражению морд, ничего хорошего уже не ждали, бедный пегас ещё и с трудом сдерживал гримасу боли, а у меня снова начало предательски теплеть под хвостом.

— Тётушка? — позвала Каденс, осторожно просунув голову в мою комнату по пришествию минут десяти.

— Ага, ты-то мне и нужна! Стража! Занять пост у дверей. Покидать караул запрещаю до моего особого распоряжения! Выполнять! Каденс, зайди.

— Ой, Найтфол, а что случилось? — спросила розовая аликорн, когда за стражами закрылась дверь.

С НЕЙ СЛУЧИЛАСЬ ОДНА НЕ КОНТРОЛИРУЮЩАЯ СЕБЯ ПРИНЦЕССА! — рявкнула Луна. — Неужели моя драгоценная сестра не учила тебя контролю?

— А что случилось?

— Внимательно посмотри на мою ученицу и стражей и сама скажи мне, — потребовала Луна, чуть ли не нависая над Каденс.

Осмотрев меня, принцесса зажмурилась и замерла на пару мгновений.

— Ой… — пискнула она.

— Стража! Зайти внутрь и построиться у стены! — и уже обращаясь к племяннице: — Значит так, снимай своё заклинание.

Розовый аликорн засветила рогом, и магическое свечение снова охватила меня и стражей.

— Молодец. Стражи, свободны. Ты, доставь сослуживца к медпони.

— Есть! — рявкнул земной пони за себя и коллегу и быстро покинул комнату, утаскивая за собой пегаса.

— Ну вот, всё в порядке же, — жизнерадостно улыбнулась Каденс.

Улыбка, правда, тут же померкла, когда младшая принцесса встретилась взглядом с Луной.

— Значит так, дорогуша, такой безответственности я уже давно не встречала… — начала Луна и продолжила распекать сжавшуюся в комочек племянницу.

За следующий час я понял, что до сих пор ни разу не видел настоящего начальственного разноса. Наставница паровым катком прошлась по уровню подготовки и Каденс, и моему. Битый час нас втаптывали в грязь копытами, но стоит отдать Луне должное. Она не только, так сказать, донесла политику партии, но и целую лекцию прочитала о ментальной магии и последствиях её применения на пони и не только. Я под конец уже жалел, что под копытом нет свитка и пера, такую информацию надо тщательно конспектировать, желательно в двух экземплярах.

— Ну, всё поняла, горе ты моё луковое? — уже подобревшим голосом спросила Луна у Каденс.

— Да, тётушка.

— Молодец, давай беги, но чтобы больше такого не повторялось.

— Конечно, тётушка.

— Всё, брысь отсюда, — Луна махнула копытом, поворачиваясь уже ко мне. Каденс тут же технично покинула комнату, чувствуется большой опыт.

— Ну, пришла в себя?

— Кажется, да, — ответил я, спрыгивая с кровати, — странных неконтролируемых желаний точно больше нет.

— Молодец, кстати. Я, конечно, поработала над твоей ментальной защитой, но сама по себе она работать не будет. Нужно, чтобы ты осознанно боролся с вмешательством. И тот факт, что ты столько времени продержался под заклинанием аликорна — специалиста по менталу уже о многом говорит, но от дополнительных занятий это тебя не спасёт.

— Как скажете, наставница.

— Хотя, если бы не физиология, ты, возможно, полностью смог бы проигнорировать воздействие Каденс.

— Э?..

— Эх, и почему у нас не было времени сделать тебе более подходящую оболочку?..

— А как оно связано? Ведь ментальная магия, насколько я понял, работает только с высшими сферами и разумом напрямую.

— Именно, но на разум смертных большое влияние имеет тело и гормональный баланс.

— Вы хотите сказать?.. — я, кажется, начал понимать, что всё же произошло.

— Именно, у тебя начинаются «те самые дни», а первый раз у кобылки всегда вызывает очень большой выброс гормонов.

— Блин… — только и смог выдавить я из себя. — Ой, простите. Но ведь прошло всего ничего времени, я ждал чего-то подобного через полгода минимум.

— Ждал он, — поджала губы Луна, — скорее тщательно отгонял от себя мысли об этом аспекте жизни кобылки.

— Не скажите, если рассуждать логически, моё тело вы создавали по образцу Твайлайт — значит, и циклы наши должны совпадать. С другой стороны, физиология аликорна…

— Пока Твайлайт не исполнится хотя бы триста лет, никакой разницы в физиологии между ней и сверстницами-единорожками не будет.

— Понятно, — кивнул я, — точнее, непонятно. Мой образ жизни вообще-то должен был оттянуть начало цикла. Я ведь нагружал себя по полной, да и магическое утомление регулярно получал.

— За знание теории зачёт, — кивнула Луна, усмехнувшись. — Практику пересдавать будешь.

— И что я упустил?

— А если подумать?

— Подумать-то можно… — пробормотал я, пытаясь понять, что же я упустил.

Я вроде уже озвучил все варианты, которые могут повлиять на организм. Заклинание Каденс тут, похоже, ни при чём. Это ни Луна, ни Каденс, ни Твайлайт, ни я сам, а больше на меня повлиять не мог никто…

— Ядрёна кочерыжка, — ругнулся я, хлопнув себя копытом по лбу, о чём сразу пожалел — больно. — Дух леса поработал, да?

— Кто виноват, понял — молодец, а вот что не проверил сам себя после такого плотного контакта с духом — это большое упущение. Над этим моментом мы ещё поработаем…

— Хм, но каких-либо кардинальных изменений я не заметил.

— Просто не успел. Старый корень на свой лад сказал спасибо. Ему, пню трухлявому, что одну такую соплюху, как ты или Флаттершай подлатать, что дюжину разницы нет. Так что поздравляю, твоё лечение официально закончено, дух леса полностью восстановил твою энергетику и поправил все проблемы с физиологией. Ты теперь полностью здоровая единорожка в самом расцвете сил.

— Вы знакомы?

— Ещё бы. Мы с ним, было дело, воевали. Этот трухлявый пень был старым ещё до нашего с сестрой рождения и просто так делиться территорией не хотел. После разрухи, которую устроил Дискорд, нужна была стабильная область, на которую можно было бы опираться при построении очищающих от эманацией хаоса арканов. Да и некий символ возрождающегося порядка тоже был бы не лишним. Так и появилась идея построить замок. Вот только единственное подходящее место на тот момент располагалось на территории, которую охранял Старый корень. И делиться своими владениями он категорически не хотел, пришлось убеждать, — принцесса прикрыла глаза и мечтательно улыбнулась. — Хорошие времена были. В общем, так, — оборвала она сама себя. Вокруг рога наставницы появилось свечение, и в воздухе с характерным хлопком возник небольшой стеклянный пузырёк, наполненный опалесцирующей ядовито-фиолетовой жидкостью. — Выпей весь пузырёк.

Я подхватил склянку, вытащил довольно туго сидящую пробку. В нос сразу же ударил насыщенный травяной запах. Тут же вспомнилась хижина зебры, вся пропитанная подобным ароматами. Вздохнув, одним глотком проглотил предложенное зелье. По пищеводу пробежала волна тепла, по телу, почти сразу, волна жара, и всё стихло. Я прислушался к себе, но никаких посторонних ощущений больше не возникло.

— В жар не бросает, блевать не тянет? — участливо спросила Луна.

Отрицательно помотав головой, я поставил склянку на тумбочку.

— Замечательно, это оттянет начало цикла где-то на сутки, и, что особенно важно в твоём случае, зелье работает мягко и не бьёт так по эндокринным железам, как действие заклинаний. Теперь пойдём, поговорим с Селестией.

По глазам ударила яркая вспышка, и мы оказались в том самом зале, где я впервые общался с аликорнами. На этот раз в центре комнаты стоял большой круглый стол, на котором находился чайный сервиз. Селестия с племянницей, сидевшие рядом, пили чай, и наше появление, похоже, прервало их беседу.

СЕСТРА-ПРАВИТЕЛЬНИЦА, — начала Луна, подойдя к паре аликорнов, снова применив свой любимый Кантерлотский глас, — НАДЕЮСЬ, ТЫ ОБЪЯСНИЛА СВОЕЙ ПОДОПЕЧНОЙ, ПОЧЕМУ НЕ СТОИТ ТАК БЕЗРАССУДНО РАЗБРАСЫВАТЬСЯ СТОЛЬ МОЩНЫМИ ЗАКЛИНАНИЯМИ?

— Конечно, сестра-правительница, — столь же согласно кивнула Селестия, тоже придерживаясь официального тона. — Ми Аморе поняла всю тяжесть своего поступка.

Розовая аликорн поднялась со своего места, подошла ко мне и начала было:

— Найтфол Мист, прошу простить… — произнесла она, подойдя почти вплотную.

И в этот момент из моей гривы выскочила алая комета. С рычанием полоснула по мордочке Каденс когтями и, приземлившись на пол, обшипела взвизгнувшую от неожиданности принцессу. Зумки, которая непонятно как пряталась в моей гриве всё это время, явно встала между мной и Каденс.

Я в панике пытался сообразить, что делать-то? Обстановка, вроде как, неофициальная, но это же вполне можно трактовать как нападение на правительницу союзного государства!

— Хм, интересно, — задумчиво произнесла Луна, подхватывая Зумки телекинезом. — Селестия, посмотри, это не тот ли самый зверёк, что доставил нам столько проблем на стройке?

— Ну-ка, ну-ка, — заинтересованная принцесса подошла поближе, мимоходом наложив лечебное заклинание на Каденс. — Знаешь, а ведь похож. Помнишь…

Пока старшие аликорны увлечённо обсуждали дела минувшие, я аккуратно подошёл к розовому аликорну и на ушко прошептал:

— Простите, я была уверена, что оставила белку дома.

— Ой, да брось. Мне тётушка всё рассказала. Так что, похоже, я сегодня тоже сильно накосячила. Мир?

— Как скажете, принцесса.

— Для сестрёнки Твайлайт я просто Каденс, ладно?

— Найтфол, где ты взяла этого зверя? — прервала наше перешептывание Луна.

— По дороге к хижине Зекоры подобрала. Во внезапно разразившейся буре её придавило деревом. Я думала подлечить белку и отпустить, но уходить она отказалась.

— Зверёк, в общем-то, довольно опасный, но может оказаться и полезным, — раздался голос Селестии. Как оказалось, пока мы перешёптывались, старшие аликорны консилиум завершили и уселись пить чай. — Не стойте столбом, садитесь за стол, нас ждёт долгий разговор.

— Можно узнать, насколько белка опасна? А то, может, мне уже стоит искать бронеклетку? — спросил я, покосившись на белку. Ту уронили на стол, но Зумки не растерялась, тут же сцапала из вазочки по печеньке в каждую лапку и теперь сидела грызла поочерёдно то одну, то другую вкусняшку.

— Ну… — задумчиво протянула Луна, — такая же белка и тоже, помнится, самочка довела до заикания первого эквестрийского главного архитектора.

— Это как?.. — удивлённо спросила Каденс.

— Она смотрела… — поддержала Луну Селестия.

— Именно. Белка очень внимательно смотрела на бедного земнопони, — продолжила Луна.

— Архитектор страдал… хм, белкофобией? — предположил я.

— Нет, просто эта пакостница оказывалась везде, где бы ни оказывался архитектор, и смотрела. Неважно, как бы тщательно ни закрывался он. Белка умудрялась проникнуть даже в магически защищённые подземные казематы, предназначенные сдерживать самых опасных тварей Тартара.

— Однако… — протянул я, по-новому глядя на Зумки. Та, будто понимая о чём речь, приняла горделивую позу, мол, правильно, хвалите меня.

— Так что, если сможешь приручить милашку, — сказала Селестия, ехидно улыбнувшись мне, — получишь идеального шпиона.

Зумки в ответ посмотрела на меня, в мгновение ока догрызла остатки печенья и в пару прыжков скрылась в гриве Каденс. Та успела только ойкнуть.

— Похоже, белка нашла себе новую хозяйку, — сказал я, взглянув на ошарашенного младшего аликорна.

— Ладно, вернёмся к делу, — дала команду, вмиг посерьёзнев, Селестия. — О том, что произошло в Понивиле мне уже доложили, так что свой вариант оформишь в виде свитка и отдашь моему секретарю. Сейчас я хотела бы услышать твои соображения по поводу случившегося.

— Нападение организовала та же сила, что натравила на нас некротических тварей в пустыне. У меня нет доказательств, только голые догадки и ощущения. Однако прошу меня простить, крупом чую — это была та же… Сущность. Тем более что Старый корень явно непричастен к нападению, а другие существа, которые смогли бы подчинить такое количество лесных тварей, мне неизвестны. Нет, это, конечно, могла быть и ваша затея, — внутренне сжавшись, сказал я, глядя в глаза Селестии.

— Моя? — кажется, я умудрился удивить солнечного диарха.

— Из всей Шестёрки Флаттершай самая беззащитная. Её личность и характер уже сформировались, так что любые изменения возможны теперь только через личностный кризис или смертельную опасность. Сейчас же… Я не знаю, что с пегаской сотворил дух леса, но тем же крупом чую — вкопытную сейчас с Флаттершай я бы не справилась.

Упс, кажется, меня унесло немного не туда. Аликорны в тишине смотрели на меня: Селестия с печалью во взгляде, Луна явно одобряла мои выводы, Каденс растерянно переводила между нами взгляд.

— Найтфол, — с печалью в голосе ответила мне Селестия, — я понимаю, что волей-неволей оставила у тебя вполне определённое впечатление, но я бы никогда, ни при каких обстоятельствах не подвергла бы опасности жизни моих маленьких пони.

— Даже если выбор будет между жизнью одного пони и жизнями миллионов? — я понимал, что нарываюсь, но остановиться уже не мог.

Селестия не ответила, лишь отвела взгляд в сторону. Луна бросила на меня взгляд, в котором читались все казни египетские разом, так что я решил рот закрыть и шибко умного больше из себя не строить.

— Прошу простить мне мою дерзость, ваше высочество, — я извинился, склонив голову.

— Не стоит извиняться, моя маленькая пони, — снова ехидно улыбнувшись ответила Селестия. — Да, когда речь пойдёт о выживании вида, я не буду считаться ни с какими потерями. Сейчас же? Я бы ни в коем случае не допустила бы ситуации, когда мои подданные оказываются в смертельной опасности.

— Значит, есть скрытая угроза… И если вся текущая ситуация не есть урок для Шестёрки Гармонии, то угроза действительно велика, раз вы её не устранили.

— Ты переоцениваешь возможности аликорнов, — покачала головой Луна.

— Я, конечно, могу заблуждаться, однако, пусть и совсем недолго, я была аликорном, — со стороны Каденс раздался удивлённый фырк. Даже Зумки — и та вылезла из гривы розовенького аликорна и уставилась на меня. — Скажем там, временно исполняющей обязанности Твайлайт. И точно знаю, что, имея сейчас те же возможности и образец ауры твари, на голой силе и интуиции смогла бы локализовать угрозу…

— Зная, насколько близки вы оказались с моей ученицей — верю, — кивнула Селестия. — Проблема в том, что ни я, ни сестра не можем уловить никаких следов, которые могли бы привести к врагу.

— Это как? — теперь была уже моя очередь склеивать пошедший трещинами шаблон.

— То, что угрожает гармонии, является неотъемлемой частью мира. Да, аликорны сильнейшие в магическом плане существа, но проблема требует взгляда со стороны, а не магической мощи.

— Со стороны, говорите… Могу ли я быть источником этих самых проблем?

— Нет, — покачала головой Луна. — Не обижайся, но этот вариант мы проверили в первую очередь и в свете последних событий перепроверили ещё раз. Однако и ты, и, возможно, Твайлайт имели очень близкое знакомство с тварью, так что, возможно, сможете её отслеживать.

— Это будет основным вашим занятием помимо учёбы. Найти и устранить угрозу, — поддержала сестру Селестия. — Я подготовила комплект литературы из запретной секции библиотеки.

Рог принцессы засветился, а я ощутил, как поток магии окутал мой рог и ученическое кольцо.

— Пропуск у тебя будет. Подготовьте схему, артефакты или аркан, который позволит отслеживать угрозу.

— А…

— Часть леса вместе с десятком атаковавших Флаттершай древесных волков сейчас находится под чарами стазиса. Так что необходимые образцы вы сможете получить.

— Хм… А мы могли бы получить доступ в пустыню?

— К сожалению, после нашего освобождения ток потоков сил был нарушен, что породило сильнейшее магическое возмущение за последние тысячелетия. Теперь там магически нейтральное озеро расплавленного песка, которое будет остывать ещё не одну сотню лет, — сказала Луна, скривившись.

— В общем, задача ясна? — спросила у меня Селестия.

— Целиком и полностью, ваше высочество. Мне слишком сильно понравилась эта страна и её население, чтобы я позволил каким-либо тварям вредить милым маленьким пони, — ну вот, опять меня куда-то не туда понесло.

— Молодец. Через неделю и займёшься, — довольно кивнул солнечный диарх.

— Разве не стоит приступить немедленно?

— Не-не, в ближайшую неделю ты будешь заниматься тем, чем положено молоденькой кобылке в твоём положении, — и снова этот ехидный прищур. Такое чувство, что только поддержание монаршего авторитета не позволяет Селестии троллить окружающих.

— Тётушка, а ничего, что я слышала весь ваш разговор? — наконец-то решилась подать голос Каденс.

— Дорогуша, ты у нас правитель целого государства и должна быть в курсе возможного источника проблем. И пока гостишь у нас, мы с Луной подтянем твою магическую подготовку.

— Опять единорожьи дела, — печально протянула Ми Аморе.

— Не «опять», а «снова». Если уже заделалась единорогом — будь добра соответствовать, — отрезала Селестия.

— У-у-у… — печально вздохнула Каденс, — малышке Твайлайт повезло больше. Всего-то и надо — научиться летать.

Снова печально вздохнув, Ми Аморе пошуршала копытцами в гриве и вытащила на свет божий Зумки. После чего прижала ту к груди как плюшевую игрушку. Белка, судя по мордочке, была категорически против, но ничего не могла противопоставить обнимашкам от розовой аликорны.

В какой-то момент хватка ослабла, и зверёк смог вырваться на свободу. Победно чирикнув, алая комета на трёх лапах метнулась ко мне. Судя по характерному розовому блеску, Зумки отомстила-таки «мучительнице», выдрав клок волос из гривы Ми Аморе.

— Раз больше обсуждать пока нечего, все свободны, — дала команду Селестия. — А вас, Ми Аморе, я прошу задержаться, — сказала она, когда довольная Каденс, вырвавшаяся вперёд нас с Луной, уже была у двери.

За дверью нас ждал целый табун лунных стражей. Среди них ярким пятном золотых доспехов выделялись двое гвардейцев — уже знакомый мне земной пони, похоже, с новым напарником.

— Найтфол, загляни в библиотеку и рысью на каретный двор, возьмёшь колесницу и в Понивиль, поняла?

— Конечно, наставница, — кивнул я.

— Стражи, проследите за моей подопечной. И чтобы такого как сегодня больше не повторилось, — Луна грозно посмотрела на бедного земного пони. Тот взгляд выдержал и звонко стукнул копытом по нагрудной пластине брони, мол, будет исполнено.

Дальше был забег по дворцу, только по закоулкам и техническим коридорам от греха подальше — вдруг ещё кого «опасного» встречу. По дороге всё же познакомился со стражами. Тот самый земной пони — Мистик Хаз — очень-очень извинялся. И был полностью прощён, все проблемы нам устроил самый опасный в мире розовый аликорн. С такой характеристикой оба гвардейца были полностью согласны. Они хоть и не попадали до сих пор под горячее копыто Каденс, но от сослуживцев наслушались о самых причудливых отношениях, что умудрялась создавать Ми Аморе. Второй страж — Берри Страйк — рассказал о том, что буквально в прошлом году гвардейцы потеряли своего лейтенанта, а администрация — начальницу отдела кадров. Пробегавшая мимо Каденс одарила идущую рядом парочку, лейтенант пегас помогал единорожке тащить стопку документов, своей «живительной» магией. Как итог — через полгода сыграли свадьбу, и счастливая парочка покинула Кантерлот, перебравшись в родной город жены.

В библиотеке меня «порадовали» дважды, и только один раз — приятно. Заказ по учебникам обещали прислать с почтовыми пегасами через неделю. Второй раз — когда я сунулся в закрытую секцию, защитные системы не пропустили внутрь никого кроме меня. Да и я смог пройти только в центральный зал, где меня ждал здоровенный сундук. Попытка подойти к закрытым дверям, вызывала появление на этих самых дверях незнакомых мне светящихся алым рун. Сундук без ножек и каких-либо колёсиков. Зачарованный так, что телекинезом его сдвинуть было невозможно. Как и открыть. На печати значилось «Твайлайт лично в копыта». Все мои попытки открыть этого монстра были тщетны. Пришлось хватать зубами за боковую ручку и, упираясь всеми копытами в пол, тащить хранилище запретных знаний. Радует одно: мои матерные сентенции мир услышать не мог — неудобного ругаться, когда во рту ручка сундука.

Снаружи мне уже помогли стражи. Берри на раз-два закинул сундук на спину Хазу, а тот, словно и не замечая немалого такого веса, бодро скакал рядом по дороге к каретному двору. Тут меня уже ждала обычная такая колесница, золочёная, как и броня гвардейцев, в которую уже впряглась четвёрка стражей-пегасов. В таких же золочёных доспехах. Сверкать в лучах солнца будем, как те яйца кота. Хаз поставил сундук на колесницу, после чего охранники распрощались со мной.

Всю дорогу до Понивиля я провёл, вцепившись всеми копытами в борт колесницы. Я не то чтобы боюсь высоты… Я, похоже, до мокрого хвоста боюсь. Лететь вот так на открытой всем ветрам платформе со скоростью кукурузника… Нет, я никогда не смогу понять любовь пегасов к полётам, а вот Зумки, наоборот, понравилось. Она всю дорогу просидела на переднем борту колесницы. Не скажу, правда, точно любовалась ли хищная белка окружающими видами или косилась на мясистые крупы пегасов. Не удивлюсь, если совмещала оба занятия.

У дверей библиотечного дуба меня уже ждала Твайлайт. Поблагодарив пегасов за доставку, сцапала магией сундук и утащила внутрь. Похоже, нечасто Селестия баловала свою подопечную такой интересной литературой. На деревянных ногах сполз на землю и тоже пошёл внутрь, кивнув по дороге пегасам. Те дружно фыркнули и свечой стартовали в зенит. Н-да, это же как бы они летели, если нужна срочная доставка…

По дороге в свою комнату встретил спешащего куда-то дракона. Тот только махнул лапкой и был таков. Я же завалился в комнату и рухнул в кровать — день был каким-то избыточным на впечатления. И заканчиваться просто так он и не думал. Уже ближе к ночи меня разбудил громкий «Тссс», исполненный в мистическом пинки-стиле. Проморгавшись, нос к носу столкнулся с самой пати-пони. Гуляющий по комнате сквозняк тонко так намекнул на то, что зашла сюда розовая явно не через дверь.

— Проснулась?

Я осоловело кивнул.

— Тогда начинаем подбор, — с этими словами Пинки нырнула куда-то под кровать и вытащила оттуда здоровенный чемодан, обклеенный блёстками и воздушными шарами, повторяющими кьютимарку Пинки.

Раскрыв чемодан, она чуть ли не целиком туда нырнула. Потом высунулась обратно, оценивающе на меня посмотрела, залезла обратно и начала извлекать… Скажем так, предметы первой необходимости для кобылки в моём состоянии. Разных цветов, форм, размеров и материалов.

— Вот эти тебе точно подойдут! — тихо прокричала Пинки. — Выбирай! Лично я рекомендую модель «SmallBigMac» самое то для единорожки. Я вот предпочитаю вариант «BigBigMac», но он только для земных кобылок, — улыбнулась гиперактивная поняша. Я же судорожно сглотнул и попытался отползти подальше. — Ну куда ты, глупенькая, — подскочившая ко мне Пай приобняла за шею и чуть ли не носом ткнула в предлагаемый товар. — Не сомневайся, у меня лучший выбор. Все кобылки Понивиля и окрестностей закупаются только в мастерской Пинки Пай! Слушай, а может, у тебе нестандартные предпочтения? Так, подожди, у меня тут есть вариант MinotaurXXL и CrazyDiamond. Сейчас найду!

Пока Пинки копалась в чемодане, раздался стук в дверь:

— Найтфол, не спишь? — позвала из-за двери Твайлайт.

— Нет, заходи, — ответил я в надежде на то, что Твай отвлечёт увлекающуюся Пинки.

— Пинки, привет! Ты уже пришла? А я почему тебя внизу не видела? — поздоровалась вошедшая в комнату принцесса. Окинув взглядом комнату, заметила «выставку» у меня на кровати и смущённо передёрнула ушами.

— Твайли, — выскочившая из сундука Пинки, продолжая держать в копытцах обещанные минотавра и алмаза, обняла лавандового аликорна, заставив ту мучительно покраснеть, — опять зарылась в книги, а с подругами общаться? Во, гляди, у меня новая коллекция! Будешь себе на замену что подбирать? И помоги Найтфол, у неё явно муки выбора.

— Давай посмотрим…

В общем, совместными усилиями кобылки решили, что лучше всего подойдёт вышеозначенный «SmallBigMac». Оставив «его» на кровати и получив от меня пять бит, «Вообще-то десять, но для своих у меня постоянные скидки» — заявила Пинки, после чего утащила чемодан и Твайлайт на первый этаж «обмывать» покупки. Принцесса тоже обновила «гардероб». Я же, спихнув задней ногой покупку на пол, завернулся в одеяло, твёрдо намереваясь проспать до обеда и убить всех и каждого, кто посмеет мне помешать.

Помешал организм, разбудивший меня на рассвете с требованием посетить фаянсового друга. На столе обнаружил записку от Твайлайт: вся шестёрка собиралась сегодня у Флаттершай помогать пегаске осваивать новые возможности. И, в общем, дружески поддержать. Спайк, увязался следом, а библиотеку просто закрыли. Так что остался я один на хозяйстве.

Несмотря на тишину, снова уснуть мне так и не удалось. Под хвостом предательски теплело, похоже, зелье Луны прекращало своё действие. Ощущения, конечно, не столь интенсивные, как под воздействием магии Каденс, но сосредоточиться на чём-то кроме тех самых мыслей с каждой минутой становилось всё сложней. Попытки читать или заняться чем-то полезным успеха не приносили. Даже на простейшем телекинезе сосредоточиться было проблематично. Хоть немного облегчения приносила ходьба. Туда-сюда по комнате и обратно. Зумки, клыкастая предательница, ехидно скалилась из своего гнезда, которое та свила в углу комнаты. Судя по характерному розовом пятну, к шерсти из шарфа добавились волоски из гривы розового аликорна.

Вот так меня и застала влетевшая в открытое окно Маша.

— Так-так, кто тут у нас такая красивая и уже на всё готовая, а? — отвратительно жизнерадостно поинтересовалась окончательно опегасившаяся Мария.

— Хоть ты не издевайся, — буркнул я.

— Да ладно… Владислава, где тут твой жеребец? — спросила Маша, оглядываясь. — Да вот же он. Ну, сама хвост задерёшь, или насиловать будем?

— Чего?

— Мне Луна целое официальное письмо прислала с рекомендациями. Так что, «больная», будем рекомендации выполнять или?..

— Я в порядке…

— Угу, оно и видно. Вон весь пол закапала.

— Где? — я отвлёкся, а Маша могла быть очень резвой когда надо.

Схватила меня и уронила на кровать. Противопоставить физическую силу против начавшей активные тренировки пегаски я не смог, а магия чем дальше, тем хуже слушалась.

Дальше… Дальше Маша показала на мне, как пользоваться презентом Пинки. Причём несколькими разными способами. Хотелось бы сказать, что это было жутко, неприятно или как-то не так. Однако молодой кобылий организм крайне энергично отреагировал на «воздействие». Так что следующие полдня я спокойно мог изучать содержимое сундука с секретными материалами. Так прошли оставшиеся дни «недели». Подлечиться несколько раз в день и штудировать книги по магической криминалистике, натуральной некромантии и тауматургии. Причём такой, которая позволяет с минимум средств и энергии, например, вырвать сердце жертве. Достаточно знать как и подгадать ритуал под сильную грозу.


— Найтфол, готова? — спросила висевшая в воздухе Твайлайт.

— Как пионер! Давай, по команде снимай стазис с этого участка, — дал отмашку я.

Когда меня отпустило, мы первым делом рванули изучать, что там оставила Луна в стазисе. Твай и раньше бы отправилась, но Селестия недвусмысленно дала понять — работать только в паре, присматривая друг за другом. И вот, наконец-то собрав в седельные сумки целую гору приборов и ингредиентов, мы вышли к домику Флаттершай.

Лес за домом сейчас представлял собой фантасмагорическое зрелище. Представьте себе светлый широколиственный лес. Берёзки там, осинки, по опушке кусты сирени и акации. Вырывающиеся из кустов древесные волки, кто на земле, кто в воздухе. И всё это абсолютно неподвижно. Вокруг шуршит листва, под порывами ветра колышется трава, а для части пейзажа включили стоп-кадр. Очень своеобразное зрелище. Плюс Луна наложила пониотвращающее заклинание, отпугивающие от этого места зевак и прочих любопытствующих. Твайлайт наложила на нас контрзаклинание, но как против лома нет приёма, так и против заклинания Луны у лавандового аликорна пока опыта маловато. По чистой магической силе Твай, возможно, превзойдёт и Луну, и Селестию, но превосходство по мощности всё же легко нивелируется разницей в опыте.

Так что постоянно подавляя в себя желание сбежать подальше, мы начали подготовку к снятию параметров магического фона. Так как нападавшие волки точно были под чьим-то контролем — решили начать с них. Облетев по кругу область стазиса, Твай насчитала два десятка потенциальных подопытных волков. Должно хватить и на эксперименты, и на чистовое снятия спектра сил.

И вот теперь Твай, всё таки получившая высочайшее дозволение на пространственно-временную магию, готовилась освободить из плена пузыря остановленного времени одного из волков. Моей же задачей на данном этапе было обездвижить тварюшку и подготовить к препарированию и снятию магического спектра. Для чего мы и притащили кучу оборудования.

Дав отмашку Твай, сцапал в телекинетический захват рванувшуюся было вперёд агрессивную кучу веток. Потом усмиряющий аркан — идея моя, реализация общая. Заклинание на стыке биомантии и друидизма просто срастило все ветви волка в единое целое, лишив того подвижности. Дальше — дело техники. Развернуть шесть свитков, на которых мы заранее нанесли все печати. Разложить по ячейкам магические камни, которые будут выступать и источником энергии, и, собственно, хранилищем результатов.

Пять волков и двое суток обработки показали, что хотя отрицательный результат — тоже результат, но легче от этого не становится. Твайлайт, впавшая в исследовательский азарт, не спала ночами, сидя за расчётами. Я, энергетическими резервами аликорна не обладая, таки выделял пару часов на покемарить.

Мы выяснили и как устроен древесный волк, и как он вообще приводит в движение свою материальную основу, как и откуда берёт энергию и как её хранит. В общем, всё что угодно кроме следов чего-то постороннего и совершенно враждебного. На пятый день волки всё же кончились, остался только довольно большой участок стабилизированного леса.

Тем временем с переменным успехом шло обучение Флаттершай. Маша всё же проявила достаточно настойчивости, изобретательности и находчивости, чтобы убедить Флатти освоить навык самостоятельного превращения. Лохматая радужка как увидела новый облик подруги, так совсем потеряла покой. Сначала прожужжала нам все уши восхищёнными описаниями Флатти-мышки, но мы были слегка в исследованиях и на внешние раздражители не реагировали. Остальные подруги отреагировали не так активно. Яблочко посмотрела, поцокала языком и сказала так держать. Пинки закатила маленькую вечеринку только для своих. Рарити сначала «испуганно» потеряла сознание. Потом присмотрелась внимательнее. В общем, ждёт Флаттершай целая коллекция платьев специально для нового облика, а Рарити усиленно начала готовить, как она выразилась, «новую совершенно уникальную коллекцию вечерних платьев».

Мы с Твайлайт, пребывая в творческом кризисе, наблюдали за всем этим процессом, забредая к Флаттершай на чай с плюшками, которые по пинкиному велению неизменно появлялись вместе с самой Пинки, как только все садились за стол. Здесь же яблочко подала здравую идею поискать всё же место, откуда пришла волчья волна. Флатти надо будет предупредить, что при малейшем испуге она теперь приобретает очень характерный вытянутый зрачок и заострённые ушки. Пугалась же она от одного упоминания тех же хищников.

Поболтать с Флаттершай, а то и потискать жёлтенькую пегаску не дала Твайлайт, мотивируя это тем, что поручение-то не выполнено, а выдали его, вообще-то, мне. Так что пришлось возвращаться к работе. На этот раз на подготовку потратили полдня, зато потом, пользуясь целым каскадом усиливающих заклинаний, шли по следу волчьей стаи, как будто след был вчерашним. Пришли мы, правда, совсем не туда, куда ожидали, по крайней мере, я. Расчёт был на то, что след уведёт куда-нибудь в Вечнодикий лес, где можно было бы убедить духа поделиться информацией, мотивируя защитой его жрицы.

След же привёл нас к развалинам замка двух сестёр, точнее, на его западное крыло, где когда-то располагался большой крытый балкон, переходящий в террасу, полукольцом окружающую лужайку в центре, на которой лежали остатки большого газебо. Именно сюда стекались волки со всех окрестных лесов и, судя по плотности следов, покрутившись какое-то время вокруг обломков крыши, убегали в сторону домика пегаски.

Твайлайт не унывала и уже начала разворачивать весь комплекс приборов уже здесь. Я же, психанув, расшвырял осколки черепицы, которая когда-то покрывала крышу беседки, уселся медитировать прямо в центре полянки. Не знаю, сколько я так просидел, обычно за временем слежу, но тут, пытаясь уловить неуловимый след той самой чернильной дымки, увлёкся. Стоило только открыть глаза, как меня остановил окрик Твай:

— Тихо! Что бы ты сейчас ни делала, продолжай!

Я продолжал, продолжал и продолжал до фантомного отклика и отсиженного на холодных камнях крупа. Пока наконец-то лавандовый безумный учёный не дал отмашку, мол, всё.

— И? — я вопросительно посмотрел на Твайлайт.

— Всё! — довольно кивнула она, разглядывая ажурную конструкцию из десятка магических камней, подвешенных в пространстве на витках серебряной проволоки, густо обмотанной… Ну да, густо обмотанной волосами из моего хвоста.

— Что — «всё»?

— Я наконец-то поняла пользу от твоих увлечений созерцательными практиками. Убедилась, что мы с тобой действительно почти как родные сёстры. И да, я смогла понять, о какой такой враждебной дымке ты постоянно твердила!

— А это? — я ткнул в сторону шаткой конструкции копытом.

— Это резонатор Старсвирла-Тандера, ты ещё не успела добраться до книг со дна сундука, там как раз был свиток с описанием. Потом почитаешь, главное, что с помощью прибора можно уловить те самые эманации, на которые настраиваешься ты! Теперь осталось только создать заклинание-усилитель, чтобы накрыть всю Эквестрию, а лучше весь мир.

— Так за чем дело стало?

— Ты что! Я не стану использовать такое мощное заклинание, а если что-то пойдёт не так?

— Сказала аликорна, пару раз чуть не взорвавшая нас и лабораторию, — фыркнул я.

— Это было всего один раз, и всё было под контролем, — ответила Твай, нервно тряхнув гривой и поведя ушами. Н-да, тогда получилось очень громко, в замкнутом помещении-то.

— Ладно. Или я чего-то не понимаю, или одно из двух… — буркнул я, раздражённо глядя на миленькое лавандовое существо, способное охватить мистическим взглядом весь мир, но почему-то упорно не желающее это делать. — Перепроверить работу прибора, упаковать и отвезти принцессам?

— Я уже, — отмахнулась Твай. — Вечером из Кантерлота прибудет курьер. Как раз пригодится тот самый экранированный сундук. Книги Селестия всё равно разрешила оставить. Давай-давай, собирайся, у нас ещё куча дел!

— Какая ещё куча-то? — ответил я, со стоном расправляя затёкшие конечности и шею. — Экстренных дел вроде больше нет.

— Ах да, пока тебя не было, забегала Мария. Передавала, кстати, что очень на тебя обижена.

— Это ещё почему?!

— Сказала, что у нас в программе очень мало выделено времени на БЖД, что бы это ни значило, и первую немагическую медицинскую помощь.

— БЖД — безопасность жизнедеятельности, — ответил я, вспоминая университетские дни. — Наш преподаватель по этому самому БЖД любил приговаривать — учебник по его предмету самый важный, ибо писан кровью.

— Что, прямо-таки кровью?! — воскликнула Твайлайт.

— Нет, конечно. Просто несоблюдение техники безопасности, особенно на производстве, оно чревато смертями… Маша что ли сама хочет лекции почитать?

— Ей некогда, готовится к экзаменам, но обещала, что её наставник выделит единорога-интерна. Молодой, но опытный медпони. Ему надо только помочь с подготовкой лекционного материала и расписание утрясти.

— Сделаем… куда ж мы денемся из Эквестрии-то? — вздохнул я, начиная собирать мелочёвку, что увлёкшаяся Твайлайт разбросала по всей поляне.


Дальше дни покатились своим чередом: учёба, занятия с Луной в мире грёз, занятия с Твайлайт, работа над собственным проектом по созданию ОМТ — общей магической теории. Незаметно, во всяком случае, для меня, началась осень и учебный год для понивильских школяров. Тут пришлось поднапрячься — к расписанию добавились вечерние лекции по натурфилософии, что читал по вторникам и пятницам.

Размеренный порядок дел был нарушен высоким повелением наставницы. Точнее, посылом — посылом в командировку. Да не куда-нибудь, а на Крайний Север, на дальние заставы, хранившие остальную Эквестрию от набегов виндиго. Целый королевский указ на этот раз доставил сам главный ключник лунного диарха. Прибывший на уже знакомой мне колеснице, с собой он притащил собственно указ, целую стопку разрешительных документов, пачку незаполненных подорожных и полный мешок бит — на экспедиционные расходы. Как и в прошлую нашу встречу, ключник заставил расписаться в куче документов и в той самой толстенной тетради. После чего отбыл, оставив меня стоять посреди комнаты и растерянно чесать копытом затылок.

Связавшись с Луной через кольцо, получил подтверждение, что всё верно, меня отправляют на ревизию северных застав. Время самое подходящее, как раз, как я закончу подготовку и соберу свиту, на крупных реках встанет лёд. Ибо по-другому туда просто так не добраться. На мой намёк о том, что есть же порталы, мне менее тонко намекнули — это путешествие из тех, что я должен совершить лично, да и посмотреть на Эквестрию поближе мне совершенно не помешает и даже очень необходимо.

— О чём задумалась? — спросила меня Твайлайт, поднявшаяся из лабораторного этажа.

— Похоже, придётся тебе найти мне замену на лекциях…

— Как так-то, а график?!

— Вот, — я показал младшей принцессе гербовый свиток с высочайшим повелением. — Дан приказ, ему на север, ей в другую сторону.

— Вот же… И что мне теперь делать?!

— Звать помощь со стороны.

— Кого? Кроме тебя в округе механической магией никто так плотно не занимался.

— А Доктор Хувз? Не просто так же его зовут. Он, помнится, живо интересовался механизмами на выставке.

— Доктор, доктор…

— Жеребец бежевой масти с тёмно-коричневой гривой и кьютимаркой — песочными часами.

— А, помню-помню… Но он же в Кантерлоте живёт.

— Если верить почтовой пони, он перебрался к нам. Пинки должна точно знать, где он живёт. А я пока пойду беспокоить другого пони.

— Кого?

— Стил Ир родом как раз из тех краёв, куда меня послали. Так что, думаю получить у него консультацию для начала.

— Сейчас идёшь? Тогда я с тобой. Спайк! Присмотри за библиотекой.

На ярмарочной площади мы разделились. Сахарный уголок дальше по дороге, а лавка Ира на противоположном конце площади.

— Какие кобылки и без охраны! — улыбнувшись, поприветствовал меня Стил. — Предчувствую необычный заказ, оптовую партию чернил и бумаги Твайлайт, вроде, недавно забирала.

— Бобрый день, — не удержался от улыбки я. Пообщавшись с этим жеребцом, я убедился, что, несмотря на суровый внешний вид, пони он позитивный и чувством юмора не обделён.

— Бобры все на речке, плотину строят. По мордочке вижу, что-то случилось. Давай рассказывай. Опять со здоровьем проблемы? Аврора говорила, что ты совсем редко стала к ней забегать.

— Нет, со здоровьем как раз всё устаканилось, нужна ваша консультация в смежной с профессиональной областью.

— Хм, считай, что заинтересовала.

— Разговор предстоит долгий, когда можно будет вас отвлечь?

— Малышка, постоянные клиенты могут обращаться ко мне на «ты». Так что давай расскажи, что у тебя за проблемы, а там решим.

— Мне нужна, хм… Мне нужен… Подробный рассказ о твоей родине. Желательно о том, чего ждать, как добраться, погодные условия и тому подобное.

— Так-так… — единорог склонил голову набок, внимательно на меня посмотрел. — Вопрос теоретический?

— Сугубо практический. Её высочество принцесса Луна наделила меня полномочиями инспектора и поставила задачу проверить состояние северных сторожевых укреплений. Так что консультации я прошу вполне официально и с соответствующим вознаграждением.

— Кто ещё кроме тебя в партии?

— Пока никого. Набор свиты также полностью на мне.

— Вот даже как… — он немного помолчал и продолжил: — Принцесса не могла не знать о нашем с тобой знакомстве.

Я согласно кивнул:

— Приказ составлен однозначно, и, чтобы уложиться в срок, мне волей-неволей надо организовать походную партию в самое ближайшее время. Если я сейчас даже лично отправлюсь в Кантерлотские архивы… Там можно месяцами пропадать.

— А если сильно задержаться, окажешься посреди нигде в снегах во время, когда виндиго особенно сильны…

Жеребец поднялся из-за конторки, прошёлся по магазину туда-сюда вдоль витрин. Тряхнул гривой и тихо выругался. Снова прошёлся туда-сюда. Вернулся на своё место за кассой. Внимательно посмотрел на меня взглядом, от которого по спине пробежался табун мурашек. Вздохнул:

— Значит так, завтра утром чтобы была у меня дома. На рассвете. Опоздаешь — выпорю.

— Э…

— Тебе в любом случае нужен тот, кто возглавит партию на маршруте, а в дороге старшего все обязаны слушаться беспрекословно.

— Стил, ты совершенно не обязан ввязываться в это мероприятие.

— Найтфол, ты думаешь, это тебя послали на Север? Нет, Луна послала туда нас!

Хм, Ир всегда относился к венценосным особам с верноподданнический пиететом, а тут такое. Крупом чую — добром это всё не кончится.

Продолжение следует...