Неожиданный гость у Темпест Шедоу и всё, что произошло далее

Темпест очень не любит, когда её будят посреди ночи, пусть даже это и самое невероятное существо в Эквестрии - человек.

Твайлайт Спаркл Дискорд Темпест Шэдоу

По образу и подобию своем

По образу и подобию своему: Подчас даже добрые поступки и благородные устремления могут пойти во вред. Рерити хочет сделать как лучше, получится ли у нее?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Навстречу судьбе

В Эквестрию вновь пришёл мир и покой. Но душа Артура по-прежнему тревожна. Он не может радоваться, он не может спокойно спать, постоянно просыпаясь в холодном поту от повторяющегося ночного кошмара... Что-то не так. Психическое помешательство из-за прошлых событий или нечто более ужасное? Артуру предстоит опасный путь в удивительное место и в этом ему поможет... пятёрка пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Монстр Понивиля

В Понивиль пожаловал огромный монстр, по сравнению с которым Малая Медведица вместе с Большой курят где‑то в сторонке.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Дискорд Человеки Вандерболты

Пространство имён: Единство

Жизнь обычный учёных Кантерлотского университета резко меняется когда в Эквестрии оказывается странный механизм из другого мира. Теперь им предстоит понять что происходит и разобраться как остановить существо, превосходящее их во всём.

Другие пони ОС - пони

Милые пони делают милые вещи

Россыпь бессвязных еженедельных историй, приуроченных к выходу каждой серии 8го сезона

Сказочник

Ранняя выкладка эксклюзивно для Ponyfiction. Текст может правиться и изменяться. "Сказка ложь, да в ней намёк"... Для молодого земного пони по имени Идрис сказки, мифы и легенды - не просто захватывающие истории, которые можно разыграть на сцене передвижного театра, внеся чуточку волшебства в будни жителей Эквестрии. В его теле течёт кровь древних магов - тех, кто бросили вызов духу Хаоса и Дисгармонии. Но достоин ли потомок великих предков? И сможет ли справиться с задачей, которая даже им оказалась не по зубам...

Другие пони Дискорд Сансет Шиммер

Гостья дальних земель

Пони, живущие в Эквестрии рады каждому новому дню. Они безмерно дружелюбны и отзывчивы. А что, если заглянуть в глубь их душ? В то место страха и ужаса, которое затянуто радужной оболочкой счастья. В Эквестрии есть и другие «дороги» и по невольному случаю, некая кобылка была брошена на чёрную тропу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Прокол

Свити Белль наконец-то получает свою кьютимарку в... весьма неожиданном деле. Немного запачкаться она не боится, ведь однажды ей будет суждено свершать великие дела. Вот только Свити не может понять, почему Рэрити реагирует так плохо.

Свити Белл

Новый год в бане

Решили с другом написать клопфик. Поупарывавшись четверо суток, всё таки доделали. Собствеено, к поням клопфик относится исключительно тем, что одним из действующих лиц является Хомэйдж. Угу, именно диджей из ФО:Э. И дабы никто не путался, Хамуро - не сталкер, который в том же ФоЕ бегает, а простой парень, у которого живет Хомэйдж.

Другие пони ОС - пони Человеки

S03E05
Когда тебя рядом нет, всегда идет дождь Я подарю тебе всю свою нежную материнскую любовь…

Навсегда вместе и никогда не расстанемся

– Ты мне обещаешь? – спрашивал меня Мерк.

– Да, обещаю, никаких пьяных выходок, стриптизеров, спускания денег в казино и прочего. И ты обещай мне тоже самое, – пригрозила я.

Он приложил копыто к сердцу. – Клянусь, что не буду ходить в с друзьями в стрип-бары, играть в азартные игры и совершать пьяные выходки.

Я сделала пинки-клятву. – Ну думаю мы готовы, удачи тебе на мальчишнике, милый.

– И тебе, дорогая, – он поцеловал меня, и мы вышли из дома. Его уже ждала повозка с друзьями, которая отправится в Лас-Пегасус, в одном из тамошних отелей они собираются провести мальчишник. Мы же с Коко проведем девичник тут в Мэинхеттане, Коко сняла шикарный пентхаус в одном из элитных районов города, и чувствую, мы там все разнесем.

С нами должна быть еще одна пони, мне удалось пригласить Спитфаер, у нее как раз был отпуск, и я подумала, что она отлично смотрелась бы в роли подружки невесты. Она была удивлена, когда я решила покинуть академию Вондерболтов, но после того как я ей все объяснила, отнеслась ко мне понимающе, даже рассказала, что в детстве мечтала играть на скрипке.

В общем мы втроем решили провести такой скромный девичник, можно было бы побольше пригласить, но оказалось, что у меня не так много близких друзей. Кобылки с работы? У нас ними больше деловые отношения, нежели дружеские. Торес? Не… Уж лучше меньше, зато приятнее.

Мы собирались встретиться на вокзале. Поезд Спитфаер должен вот-вот приехать. Подбегая к вокзалу, я увидела у входа Коко, она помахала мне.

– Привет, Дэши.

– Привет, Коко.

– Так кто она? – допытывалась Коко о Спитфаер.

– Ее зовут Спитфаер, она капитан Вондерболтов, я была под ее начальством в их

академии. Когда я переехала сюда, то забрала документы и подала в отставку, для меня это был крах моей детской мечты, но я чувствовала, что так было надо, и я нисколечко не жалею о своем выборе.

– У всех нас были мечты, я хотела быть певицей.

– Кстати, как ты смогла арендовать тот шикарный пентхаус, где мы будем проводить вечер?

– У меня остались некоторые связи с тех пор, как я работала на свою прошлую начальницу, вот и решила воспользоваться ими, – похвасталась она.

– Я рада, что ты начинаешь понимать, как все работает, – похвалила я ее.

– Рэинбоу Дэш, это ты!?

Я оглянулась и увидела Спитфаер, она стояла на перроне в легком выходном платье и с сумочкой, как будто и не была капитаном Вондерболтов. – Дери меня Соарин пирогом, я еле тебя узнала.

– Ну все мы со временем меняемся, бывает в другую сторону, – сказала я.

– Да, но чтобы настолько! Ты выглядишь, словно и не желала быть спортсменкой. Скажи, ты хотя бы держишь себя в форме, или в твои планы входит попытка набора веса?

– Хех… нет, я разминаюсь и держу себя в форме, не зарастать же жирком, – усмехнулась я. – Да, кстати, Спитфаер, это Коко Помель, Коко, это Спитфаер.

– Очень приятно, – робко сказала Коко.

– Приветик, – непринужденно поздоровалась Спитфаер.

Мы направились к месту нашей вечеринки.

– Слыхала, что ты в сценаристы заделалась, Дэш, – поинтересовалась желтая пегаска.

– Точнее в постановщицу, я слежу за актерским составом, фоновой музыкой, декорациями, костюмами и остальным, – похвасталась я.

– Ох ты какая, вся такой организатор, может составишь представление для меня с группой на выступление в Мэинхеттане на «день прощения»?

– Подумаю, я составляю спектакли и мюзиклы, а вот летное шоу еще не доводилось, но я постараюсь.

– Вот и хорошо, а ты Коко… правильно? Как ты познакомилась с Дэш?

– Ну, я с ней была знакома, она была со своей подругой Рэрити, которая великодушно предложила мне работу. И через некоторое время я встретила Дэш в ее новом образе, мы познакомились поближе, она взяла меня под свое крыло и стала помогать мне.

– Ну да, это в ее духе, нянчится со всеми. В академии она вечно таскалась с первокурсниками, показывала что и где, а когда привозили жеребят для экскурсий, она была первая в списках сопровождающих, – рассказывала обо мне Спитфаер. – По-моему нянька из нее вышла куда лучше, чем Вондерболт.

– Эй! – возмутилась я.

– А что, не правда? Соарин привел племянника, и ты первая откликнулась на его просьбу присмотреть за ним.

– Может это был мой план, чтобы заставить Соарина обратить на меня внимание и покорить его сердце.

– Ага… только ты в его сторону и не смотрела, – шутливо сказала она.

Я не знала, что на это ответить, она была права, я люблю нянчится, не знаю почему.

Может быть со временем я узнаю это.

– Ну а ты, думаешь завести вторую половинку? – спросила я Спитфаер.

– Я? Под венец? Нет уж, не сейчас и не скоро, замужество заканчивается жеребятами, а у меня нет желания уходить из состава Вондерболтов.

– Ну не все так плохо, как ты говоришь, – сказала Коко. – Ты можешь нанять няньку, которая будет приглядывать за малышом, а сама выступать. Я слышала, что Вондерболты получают хороший гонорар, так что за ребенком может смотреть муж.

– Ага... сейчас, станет Соар… Эээ… суженый смотреть за ребенком, пока я бочки делаю.

– Пфф… ха-ха… ну знаешь, я тоже думала, что долго буду холостой, – в шутку сказала я.

– У тебя были на то причины, Рэинбоу… – шагая по улицам Мэинхеттана, она оглядывалась по сторонам и часто обращала внимание на мои изображения на обложках журналов и рекламных щитах. – Слушай, я смотрю, ты тут местная знаменитость.

– Ну да, а ты не знала? – спросила я.

– Да узнала, что ты прославилась, но чтобы так… Даже у Вондерболтов такого нет, у нас все склеенные модельки и тематические журналы, это барахло покупают, – пожаловалась она.

– Эй… знаешь сколько у меня было ваших статуэток? – возмутилась я.

– Уж представляю, – ухмыльнулась она. – Никогда не догадаешься, что некоторые фанаты делают с моими фигурками.

– И что же? – поинтересовалась Коко.

– Стирают краску и перекрашивают, мол у меня на заднице форма порвалась, и все видно.

– Вау… – Коко покраснела. – Кажется я дарила своему младшему брату одну фигурку похожую на вас, надеюсь он не…

– Ха-ха… да не переживай, малявка, ну подумаешь, он там нашел во мне особую пони, так что теперь? Я знала, на что шла, когда одела эту облегающую форму.


Мы пришли в пентхаус. Да, Коко выбила нам классные апартаменты, это королевский люкс, одна комната размером с мой дом.

– Вау… вот это номер, – удивилась Спитфаер. – Я на каких только мальчишниках не была и ни разу такого не видела.

– Ты наверное хотела сказать девичниках? – поправила ее Коко.

– Нет. Именно мальчишниках.

Маленькая земнопони покраснела.

Я оглядела остальные помещения, по сравнению с гостиной, туалет и спальня казались куда меньше.

– Ничего себе!

Я услышала удивленный выкрик Спитфаер, вышла и увидела, как она смотрит на бар, набитый выпивкой. – Вы только посмотрите, сидр, пиво, вино, виски, коньяк, водка, яблочная водка, портвейн, мадера, херес, марсала, малага, токай, кагор, вермут, мускат, шампанское, саке, абсент, бренди, ликеры, шнапс, бальзамы, джин, ром! Ром! – радостно кричала она. – Малышка, я тебя обожаю, – она обняла Коко. – С этими запасами мы улетим на луну, это будет самый лучший девичник в мире!

– Ну что, приступим! – сказала я.


– Я в жизни так не напивалась, девочки, блин, как это охрененно, – я сбилась со счета, сколько мы выпили, но сейчас я вижу четыре Спитфаер, которые видят такое же количество меня. Наша пони-тихоня выпила куда больше нас, но почему-то выглядит трезвее.

– Эй… Коко… – желтая пегаска повернулась к Коко так резко, что чуть не сделала сальто. – Ты выпила больше нас всех… *ик* так какого ты такая трезвая? – пегаска налила себе еще бокал портвейна и выпила его залпом.

– Ну я была не на одном девичнике, устроенном будущими женами моих братьев, так что я научилась правильно пить, – объяснила она нам.

– Не порядок, – сказала моя желтая крылатая подруга.

– Ага, не порядок, – согласилась я с ней.

– Ты должна быть такой же пьяной, как мы, – объявила Спитфаер.

– Ну я не знаю…

– Давай пей! – я поставила перед ней пару бутылок Сталионградской водки и хлебушек. – Все до дна.

Спустя час Коко дошла до той же кондиции, что и мы.

– Девочки, я не рассказывала, как мечтала изнасиловать Сури?! – покачиваясь как кукла неваляшка, спрашивала земнопони.

– Нет, не говорила, но я считаю… – Спитфаер задумалась. – А кто это Сцури? – обратилась она ко мне.

– Эт…*ик*… это бывшая начальница Коко, эксплуатировала малышку по полной программе, – пояснила я.

– А… ну тогда да, она это заслужила, я бы еще наняла пару рослых жеребцов, чтобы они и ее обработали по полной программе, – сказала желтая. – Кстати о жеребцах, который сейчас час? – пегаска посмотрела на часы и свалилась на пол. – Ой… больно.

Мы заржали.

Тут раздался стук в дверь.

– Откройте, полиция! – заявил суровый голос.

– Я открою, – сказала Коко и направилась к входной двери.

За дверью стояли два накачанных жеребца в форме полицейских. Они зашли внутрь, блин, что будет, может мы что-то нарушили, или соседи пожаловались на шум?

– Сядьте на свое место, мисс, – приказал офицер кобылке, и Коко послушно села.

У всех нас был вид, как будто мы действительно совершили какое-то преступление.

– Послушайте, офицер, – я решила уладить ситуацию. – Я думаю, тут какое-то недоразумение.

И тут заиграла музыка, один из жеребцов стянул с себя штаны и начал танцевать, второй присоединился к нему.

– Воу! Рэинбоу, как тебе мой подарок?! – радостно кричала Спитфаер.

– Ты их наняла?! – спросила я.

– Да, какой девичник без парочки стриптизеров в форме полиции? – ответила пегаска.

– Даа! Давай, парень, двигай бедрышками, я хочу видеть все! – визжала Коко.


Ух… блин, моя голова. Я встала с…. с… я спала в ванной? Что вчера было? Я наконец-то вылезла из ванной, как ни странно я смогла дотащить туда матрас и подушку, в толчке был насыпан лед, оттуда торчали несколько бутылок шампанского. Я хотела узнать, что было в ту ночь, но сейчас я хочу пить.

Я подошла к крану в умывальнике и присосалась к нему минут на пять.

– Вот так хорошо, – напившись, я направилась к выходу. На пороге комнаты меня сразил яркий солнечный свет, бивший в окна. – Ааайй! – вскричала я.

– Блин, не ори! – послышался голос Спитфаер с кухни. Найдя и надев солнцезащитные очки, я принялась искать пегаску.

– Эплджек, что вчера было?... А ну да, Спитфаер, что было?!

– Ааа…. Не ори, я тут.

Я зашла на кухню, искомая пегаска торчала из духовки. – Блин, Дэш, что вчера произошло?

– Я хотела это у тебя спросить, последнее, что я помню, это как мы и те два пони стриптизера решили смешать… Не помню что, но мы сделали какую-то адскую смесь из алкогольных напитков и выпили ее, а затем все как в тумане.

– Вот и у меня тоже самое… эй, где твоя одежда?

Я посмотрела на себя и только сейчас заметила, что я опять щеголяю в корсете и чулках. – Да блин, куда моя юбка пропала? Я еще наверное в этом по городу ходила, надеюсь, это не попадет на главные страницы газет.

– Кто знает… – тут ее глаза расширились. – Повернись.

– Что?

– Повернись, я тебе говорю! – приказала она мне, и я послушно сделала это. – Вау… вот так погуляли.

– Что там?

– Тату…

– Что!? ГДЕ!? – я стала осматривать спину и увидела. – Блинннн… – на моей пояснице красовалась тату, орнамент в виде феникса.

– По мне, не так уж и плохо, тебе идет, я может себе такую же сделаю, – поддержала она меня. – А теперь помоги мне выбраться из духовки.

С моей помощью Спитфаер была извлечена из плена, ее филейная часть оказалась обмазана сливочным маслом, выбравшись, она встряхнула хвост и стала разминаться.

– А где Коко? – я вспомнила про нее, неужели мы ее где-то оставили? На двери одной из спален висел галстук Коко, это наводило на мысли, что она просто спала. Открыв дверь, я подтвердила свои догадки, ну почти… Она лежала в постели между двумя жеребцами и мирно посапывала, в то время как один пытался обнять ее по крепче. Я оглядела комнату, пустых бутылок было куда больше, чем в гостиной или в ванной, и «следы», которые раскиданы по спальне, говорят, что постель была у них конечным пунктом.


Мы прибирались в квартире, стриптизеры ушли, так как уборка помещений не в их компетенции, а вот провести ночь с кобылкой – плевое дело. А как же правило смотреть можно, но трогать нельзя?

– Я до сих пор не могу вспомнить, что было этой ночью, – жаловалась земнопони, прикладывая пакет со льдом к голове и выпивая уже четвертую бутылку воды. – А еще я не могу поверить, что так напилась, чтобы…

– Не переживай, Кок, мы все натворили много чего, пока были пьяны, я вообще удивляюсь, как мы выжили. А ведь Мерк брал с меня клятву, мол никаких стриптизов, пьянства и прочего… Пфф… да бред, уверена, он там не хуже меня оттянулся, на свадьбу приду, а у него зуба нет или глаза. Жаль, что тут нету Твайлайт и девочек, мы бы уже смеялись как ненормальные от того, что мы выкинули этой ночью.

Но тут из второй спальни раздался детский смех, что нас изрядно озадачило.

– Дэш, ты это слышала? – спросила меня Спитфаер.

– Ага, – согласилась я.

Мы дружно потопали к двери второй спальни, куда до этого никто не заглядывал, внутри оказалась маленькая синенькая пегаска с желтой гривой, я бы не дала ей и трех месяцев, однако она резво прыгала по кровати и визжала.

– Какая милая, – восхитилась Коко.

– Странно, откуда она тут? – я оглядела комнату, рядом с кроватью лежала сумка, набитая детскими смесями, бутылочками, пеленками, причем на них еще висели ярлыки из магазина.

Кобылка бегала кругами по кровати, но увидев нас, остановилась, ее личико засияло счастьем, и она поскакала к нам.

– Куда она? – спросила Спитфаер и сразу получила ответ, когда малышка обняла ее ногу и стала тереться о нее. – Эй… малая, отцепись, я не твоя мама! – пегаска заметно нервничала.

– Хех.. а вы мило смотритесь, – пошутила я, но ей было не до шуток.

– Ребенок, где твоя мама? – спросила Спитфаер младенца.

– Ты ее мама, – сказала Коко.

– ЧТО!?

Коко показала нам документ об удочерении, там было имя Спитфаер. – Тут написано, что ты теперь ее законный опекун, на тебя уже оформили родительские права и прочие документы. Да, малышку зовут Пифи.

– Пифи? – пегаска посмотрела на нее, малышка тянула копыта к своей новой маме, но Спитфаер отошла от нее на другую сторону комнаты. – Я не твоя мама!

Но малышка, смеясь, побежала за ней.

– Почему она от меня не отстает? – растеряно спросила Спитфаер.

– Ну наверное ты установила с ней связь, как птица с птенцами, – стала объяснять Коко. – Это обычное дело, если от жеребенка отказываются при родах, стараются делать так, чтобы эта связь не наладилась, потому что будут лишние проблемы, и, видимо, ты смогла это сделать. Теперь ты от нее никуда.

– Она тянется к моему вымени, чего она хочет? – паниковала Спитфаер.

– Есть, что же еще? Для чего природа тебе их дала? Чтобы жеребцов манить? – сказала Коко. – Там в сумке были питательные смеси, пойду сделаю ей поесть, а ты пока займи ребенка.

– Но как?

– Поиграй с ней! – крикнула Коко и пошла за бутылочкой.

– Я помогу тебе, Коко, – я пошла за ней, оставив Спитфаер наедине с ее “дочкой”, хотя не знаю, понимает ли она это.

– Эй, а кто поможет мне?!


Спустя несколько минут бутылочка с детским питанием была готова, мы отложили уборку и подготовку к завтрашней свадьбе ради того, чтобы понянчиться с маленькой пони. Спитфаер говорит, что не оставит ее себе, что мы пойдем в детский дом, где взяли ее, и вернем обратно, но я и Коко не разделяем эту идею, все же она живая, а не просто вещь, которую можно взять и вернуть в магазин. Если она это сделает, я наверное… даже не знаю… заберу ее себе. Нельзя оставлять ее, я видела, как работают эти дома, пока жеребята маленькие, их держат в небольших вольерах, напоминающих загоны, там они играют, бегают, их кормят, затем учат говорить, читать и писать, и переводят в группу постарше.

Это больше похоже на фабрику, чем на воспитательное заведение, большинство жеребят лишены материнской любви, и это ужасно. Помнится, в Клаудсдейле был один приют для детей, там все было спроектировано так, чтобы создать домашнюю семейную атмосферу, и жеребята там растут в хороших условиях. А что тут?

– Вот, – Коко дала желтой пегаске бутылочку с питанием.

– И что мне с этим делать? – в недоумении спросила та.

– Кормить, что же еще? – ответила Коко.

– Но почему я?

– Она считает тебя своей мамой, сейчас она пойдет только к тебе, так что, если не хочешь, чтобы малышка померла с голоду, покорми ее. Возьми ее, положи рядом с собой так, чтобы она не двигалась, и корми.

– Ладно-ладно, – она взяла Пифи в свои копытца, малышка сразу же полезла обниматься. – Так, шкет, прекрати, а то отшлепаю, – пригрозила она ей. – Я хочу тебя покормить.

Немного повозившись с ней, Спитфаер все же удалось впихнуть бутылку в рот кобылке, та принялась жадно опустошать ее содержимое.

– Ты так мило смотришься с ней, – сказала я. – Как будто ты ее и родила.

– Да уж, спасибо за комплимент, Дэш.

– Все еще думаешь ее отдать? – поинтересовалась я.

– Эх… да вот уже не знаю, за эти полчаса я увидела в этой упрямой маленькой кобылке себя и подумала, а почему бы и нет? Я самодостаточная пони, могу прокормить себя и ее, воспитать, может я действительно никогда не выйду замуж, и у меня не будет своих жеребят, а так вот, – она потерлась о нос жеребенка. – Она милая, когда не старается сделать какую-нибудь пакость.

– Меня одну тут волнует вопрос, как нам, трем в навоз пьяным пони, дали разрешение на удочерение? – спросила я.

– Это останется такой же загадкой, как и причина, по которой я захотела завести себе кобылку, – сказала Спитфаер.

Коко, которая рылась у себя в сумке, внезапно замерла, как будто увидела труп.

– Что такое, милая? – осведомилась я.

Она достала несколько зубов и локон волос.

– Мать твою! Откуда это у тебя? – воскликнула я.

– Сама в шоке, может еще один след нашего похода по городу, хотя подождите, я знаю этот локон, – она пригляделась к трофею. – О Селестия! Это волосы Сури.

– Зубы наверное тоже ее, – предположила Спитфаер.

– Думаете, я ее убила? – с ужасом спросила Коко.

– Думаю, ты ей просто врезала хорошенько, – успокоила я.

– Или жестоко изнасиловала, – выдвинула свою версию кобыла с жеребенком.

– Ладно, ты пока корми ее, а мы с Дэш продолжим уборку, – сказала Коко.


Настал знаменательный день. День моей свадьбы. Я стояла в свадебном платье, ожидая своего выхода, все приглашенные гости уже собрались в часовне. Я отправила приглашения родителям Скуталу, хотела, чтобы они приехали и чтобы Скуталу раскидывала передо мной лепестки цветов.

Я достала семейную фотографию, где были запечатлены мои родители и я.

– Вот мама и папа, смотрите, я выхожу замуж… ты так ждал этого дня папа и, думаю, мама тоже мечтала об этом. Как вы увидите меня в шикарном, пышном, белом платье. Ты, папа, вел бы меня к алтарю, мама сидела бы и вытирала слезы счастья, ведь сегодня твоя доченька становится совсем взрослой. А мой братик… нес бы подушку с кольцами… – я снова почувствовала внутри себя пустоту. – Я скучаю по вам.

Дверь комнаты открылась и зашла Скуталу, на ней было миленькое персиковое платье.

– Эй… Рэинбоу, ты как… Рэинбоу, ты плачешь?

– Да… но не переживай, это слезы счастья, ведь я выхожу замуж.

Она подошла ко мне и обняла. Она была немного шокирована, когда впервые увидела меня после года разлуки. Не ожидала, что я так изменюсь. Поначалу даже сторонилась меня, а затем вроде как свыклась.

– Лучше расскажи, как дела в Понивиле? Я думала, что ты привезешь сюда своих подруг.

– Ну… у нас все хорошо, конечно без тебя не так, как было раньше, ты буквально успевала делать все, за что тебя и любили, новый начальник погодного отряда так не может. Ты наверное слышала, замок принцесс в Вечнодиком лесу восстановили, и теперь это официальная резиденция принцессы Твайлайт Спаркл.

– Во как, ну все же я помогала восстанавливать этот замок. Ну а остальные как?

– Ну, поначалу они… были в шоке, когда ты уехала, даже Пинки поникла и где-то с неделю не прыгала, не визжала и не хохотала. Эпплджек закинула работу на несколько дней и ходила утешать Флаттершай, она кстати поправилась и живет полной жизнью. Но, как ты говорила, жизнь идет дальше и все встало на свои места, Пинки дарит всем улыбки, Эпплджек решает большинство ситуаций, вот только тебя там нет.

– Мне бы хотелось вернуться к ним, Скут, но я не могу, я…я… боюсь появиться там, я хочу приехать и кинуться к ним в объятия, но я боюсь.

– Я понимаю тебя, – маленькая пегаска подошла и обняла меня.

– А почему Свити Бэль и Эплблум не пришли?

– Ну сама подумай, я предлагала им поехать со мной, но они сказали, что возможно сестры их не отпустят, Рэрити и Эплджек были удивлены, когда узнали о твоей женитьбе.

– Представляю их реакцию, думаю, удивлены – это слабо сказано… кстати, как ты и твоя сестричка?

– Она сейчас с мамой, сначала было немного туго, я помогала маме, выполняла ее поручения, иногда про меня вообще забывали, было даже обидно, но… я полюбила сестричку и сейчас не представляю жизни без нее.

Я обняла пегаску сильнее. – Я горжусь тобой, сестренка.

Заиграл свадебный марш.

– Наш выход, малышка.

Мы вышли из комнаты.


Я вышла на красную ковровую дорожку и направилась к своему жениху. Его родственники и мои друзья сидели и смотрели, как мы вот-вот скрепим наш союз узами брака. Я посмотрела на Коко и Спитфаер, которые были в костюмах подружек невесты, Коко даже сшила маленькое платье для Пифи. Я рада, что они тут, рядом со мной и могут поддержать… но как бы это эгоистично не было, я хотела, чтобы на их месте были Флаттершай, Эпплджек, Твайлайт, Рэрити и Пинки Пай, я очень скучаю по ним, и я расстроена, что моя жизнь меняется без них.

Но как бы то ни было… Я подняла взгляд, и мое воображение стало играть со мной, рядом со мной в красивом смокинге шел папа, каким я его видела в последний раз. Он вел меня.

– Я горжусь тобой, дочка, – сказал он мне.

Интересно, я выгляжу странно со стороны, смотря в бок в никуда? Мы дошли до алтаря, и я подошла к Мерку, он сам был не в лучшей форме, как я слышала, друзья заперли его на крыше, пока он спал, а на утро искали его по всему городу. На крыше Мерк хорошенько обгорел.

Ну по крайней мере это пройдет, в отличие от татуировки на пояснице.

К нам подошла кобылка.

– Леди и джентльмены, мы собрались тут…

Пока она говорила свою речь, я осмотрелась по сторонам, стоит ли отец, или мой разум решил не разыгрывать меня? И все было куда ужасней, на передней скамье сидела мама все такая же молодая, рядом с ней жеребенок, но в нем было что-то не то, возможно отсутствие лица. Выглядел он, как испорченная кинолента, излучал помехи и оставлял артефакты на своем теле. Но вскоре все исчезли. Я вернулась к речи.

– Готов ли ты, Меркьюри, взять в законные жены Рэинбоу Дэш, быть с ней в любви и согласии?

– Да, – ответил он.

– А ты, Рэинбоу Дэш, согласна ли быть его верной женой, пройти с ним огонь и воду, жить с ним в счастье и в горести?

Вот оно, всего одно слово, которое изменит мою жизнь, и я ответила. – Да.

Мерк взял кольцо и надел его на мое копыто. – Я, Меркьюри, беру тебя в жены.

Я взяла кольцо, предназначенное для него. – Я, Рэинбоу Дэш, беру тебя в мужья.

– Властью, данной мне, объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловаться.

И мы поцеловались, весь зал хлопал нашему счастью.

У нас сейчас торжественный ужин. Одни пони сидят за столом, другие танцуют.

– Ну как твои ощущения быть чьей-то женой? – спросила меня Спитфаер.

– Да так… пока ничего особенного не чувствую, а как тебе быть в шкуре мамочки?

– Ну… как тебе сказать, это чудо, я уже второй день с ней живу, и я чувствую какое-то счастливое ощущение, что живу ради кого-то. Я просыпаюсь и вижу ее счастливое личико, и знаешь что? Я вспомнила, что было той ночью, Дэш, я помню. Мы пришли туда, все малыши спали, мне хотелось взять их всех, и тут я увидела ее. Она была единственная, кто не спала, она смотрела на луну, которая светила в окно, а затем посмотрела на меня. И тут наши взгляды встретились, она смотрела на меня своими зареванными глазами, думаю она помнила ее… свою маму и… это кажется странным, но я думаю, она смотрела на луну и просила ее вернуть ей маму, и, думаю, это желание исполнилось… Я еще не была так счастлива, Дэш.

– Я рада за тебя Спитфаер, думаю, у тебя и у Пифи будет счастливое будущее.

– Эй… Рэинбоу Дэш, – к нам подлетел Соарин. – Классная свадьба, я правда немного опоздал, но она была замечательная, я рад за тебя.

Я немного покраснела. – Спасибо тебе, Соарин, ты не представляешь, как мне это важно.

– Хех… ну думаю ты… – Соарин увидел маленькую пони, которая сидела на спине Спитфаер. – Спитфаер?

– Что? – она посмотрела на ребенка. – О-о… я поняла, Соарин, это Пифи – моя дочь.

– Дочь? – удивленно спросил он.

– Да, я удочерила ее… она такая милая.

– Слушай, Фаер, если что, ты мне скажи, я понимаю, тебе сейчас будет трудно, поэтому я попытаюсь помочь тебе...

– Стой… Соарин, ты хочешь?

– Да, я понимаю и хочу быть рядом, все эти годы, что мы были вместе, мы были как семья, и теперь, когда у тебя дочка, я готов даже к такой ответственности.

Поверить не могу, всего лишь один случай может заставить двух пони открыть друг другу свои чувства.

Папа как-то говорил, что мы влияем на события, даже случайно толкнув пони, мы можем направить его судьбу в другое русло.

– Простите, можно с вами потанцевать? – я обернулась на голос, мой жених протягивал мне копыто.

– Конечно, – сказала я, тут заиграла медленная музыка, и мы закружились в вальсе.

– Рада?

– Я? Конечно, мы с тобой теперь не просто кобыла и жеребец, живущие под одной крышей, мы теперь семья, муж и жена, что может быть прекраснее?

– Когда мы стояли у алтаря, у тебя был бледный вид, как будто ты чего-то испугалась?

Он заметил, ну конечно, как тут не заметить? – Я увидела родителей и брата, знаю, звучит странно, возможно это был плод моего воображения или призраки, я очень испугалась, но при этом чувствовала, как исполняется моя мечта.

– А что они делали?

– Мама и жеребенок сидели на скамье и наблюдали за нами, а папа вел меня к алтарю, я хотела, чтобы он это сделал.

– И это у него получилось, он довел тебя.

– Может нам уже пора? Я хочу тебе кое-что показать в нашу первую брачную ночь.


– Готовы!? – мы с Мерком стояли на карете и готовились отправиться в наш медовый месяц. Все кобылки собрались вокруг, чтобы поймать мой букет. Из вредности я закинула его подальше, казалось он вот-вот упадет, но одна оранжевая пони пролетела молнией и схватила его.

– Скуталу! – воскликнула я. – Ты летаешь!

– Да, а еще я скоро выйду замуж, как ты, – сказала она мне.

– Удачи тебе! – крикнула я.

– И тебе тоже! – ответила пони.

И мы уехали, начался наш первый день семейной жизни.