Суфле

Праздник Смеха и Улыбки отмечает каждый пони, и даже принцессы не нарушают эту традицию!

Принцесса Селестия ОС - пони

Утро на кухне

Мало что сможет сравниться со старинными семейными рецептами. Когда мы готовим по ним, то вспоминаем былые времена, тех, кто их создал, и тех, кто угощался — друзей, родственников и даже случайных гостей. И вот настало утро, когда Эпплджек пришлось вспомнить все семейные рецепты, которые она знала. На то была особая причина.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Грэнни Смит

I don’t want to go !

Смерть десятого и рождение одиннадцатого.

Доктор Хувз

Дикие

Какое бы существо ни проявляло агрессию в Эквестрии, с ним справятся Элементы Гармонии. Какая бы опасность ни нависла над страной дружбы и счастья, Принцессы всегда защитят её. Но на что бы ни были способны Твайлайт с подругами и какими бы чарами высшего порядка ни владели высшие аликорны, найдётся та опасность, которой никто из них не сможет противостоять. Потому что чтобы действительно понять, насколько угроза серьёзна, нужно увидеть её своими глазами...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Закатная тень

Жизнь? Нет. Выживание - это слово больше подходит. Надежда - преступление. Коли от рождения твои глаза красны а шерсть черна... Коли ты родился на дне, ты там и останешься. Прими свою судьбу, или лишишься всего. Так нас учили с самого детства. Но я не согласна. И пусть моя жизнь станет кошмаром, мне плевать. Ведь я сама - кошмар.

Другие пони ОС - пони

В ожидании

Я знаю, что она уже не вернётся. Я знаю, что на вряд ли её увижу. До сих пор жду её, её возвращения... Я не могу её отпустить...

DJ PON-3 Октавия

Неделя признательности за непогоду

Вы знаете, как убить в пегаске душу? Поставьте её отвечать за погоду во всём городе и заставьте планировать лишь солнечные дни и лёгкие ночные дожди. Никаких гроз, буранов, а тем более градов или торнадо. Другими словами, ничего интересного. Упаси Селестия создать настоящую погоду, ту, которую так любит Рэйнбоу Дэш. Фермеры никогда бы такого не одобрили. А раз так — шли бы они лесом. Вместе с модницами и принцессами-библиотекаршами, если она им тоже не по нраву. У Рэйнбоу Дэш есть мечта, которой она хочет поделиться с миром, желает он этого или нет. Этот рассказ посвящается всем, кто был страстно увлечён чем-нибудь, хоть раз в своей жизни.

Рэйнбоу Дэш Другие пони

Регрессивный сеанс

Скажите, а у Вас бывали такие моменты в жизни, которые хочется забыть? Не отрицайте, у каждого из нас бывало такое. Школьные задиры, предательство лучшего друга, смерть родных... Что бы это ни было, мы стараемся забыть. И что приходится делать? Бежать. Бежать вперед по жизни, подальше ото всей той боли, которая разрывает сердце на части. Пусть эта боль и остается в прошлом, мы все равно продолжаем бежать, боясь вновь узреть старые проблемы. Но что будет если мы остановимся? Что с нами случится, если мы хоть на мгновение замедлим шаг и посмотрим себе за спину?.. Матьем бежал очень долго. Слишком долго... Он забыл всю свою жизнь в попытке сбежать от прошлого. Даже остановившись, он не видит за своей спиной ничего, кроме пустоты. Но впереди... Неизвестная кобылка, которая говорит, что может помочь. Помочь вспомнить. Но кто она? Откуда она знает его имя? И можно ли ей доверять?..

Другие пони ОС - пони

Пинки Пай и 1 апреля

Пинки Пай и праздник на 1 апреля )))

Пинки Пай DJ PON-3

Найтмэр негодует! (Супер-мега-эпично-короткий фанфик)

Возвращается как то раз Найтмэр Мун с луны...

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

S03E05
Навсегда вместе и никогда не расстанемся Из светлых беззаботных дней...

Я подарю тебе всю свою нежную материнскую любовь…

Неожиданно для меня наступила сессия, нужно сдавать хвосты, отрабатывать занятия и прочие ритуалы для перехода на следующий курс. Так что новые главы будут выходить очень редко, а может и вообще будет застой, до августа или сентября. Ничего не обещаю, может все же выбью время и напишу еще главу. затем меня ждет практика и я уезжаю в летний лагерь работать вожатым и как понятно ни времени на писанину, кроме документов не будет и сомневаюсь, что там будет интернет.

Так, что я ухожу в эдакий не официальный отпуск, то есть я как бы тут но в тоже время нет. Спасибо за поддержку и ждите продолжение, может еще и короткий Фанфик выйдет.

P.S. я тут нарисовал очередной арт к главе, ссылка как обычно будет в тексте.

Когда папа был жив, больше всего он мечтал о внуках, как я буду приводить их к нему, а он будет играть с ними, рассказывать истории своей молодости, приходить на вечер согревающего очага в костюме деда мороза. До исполнения этой мечты он не дожил.


Сегодня был продуктивный, но напряженный день, я решила поставить любимое произведение отца: «Небесный город». История о том, как земные пони и единороги захотели жить в небесах, как пегасы, и построили город способный летать, но потом все пошло не так. Сложность заключается в самом произведении, текст и сюжет настолько трудны, что многие из актеров путаются, а наш техник по декорациям говорит, что «без ста грамм тут ничего не разберешь».

Но теперь все позади, я иду по вечернему Мэинхеттану, сейчас осень, и город прекрасен в это время года. Окрасившиеся в золотистые цвета деревья напоминают мне дни, когда я участвовала в ежегодном забеге. Тут тоже есть такой обычай, он называется «Марафон Оттома Фона», маршрут идет через весь центральный парк и дальше по городу. Конечно здесь не так приятно бегать, как по тропинкам Понивиля, тут под копытами ты чувствуешь лишь жесткий асфальт. Я все думаю как-нибудь приехать в Понивиль. Поучаствую в забеге, может и с девочками помирюсь.

Хотя сейчас меня это не так сильно волнует, а с самого утра я чувствую легкое раздражение и дискомфорт. У меня началась “течь”. Это не особо приятный период, когда желание заняться сексом сильнее, чем поесть, я боюсь, как бы мы с Мерком не натворили дел. Хотя мы как-то задумывались о пополнении в нашей семье.

– Свежий выпуск газеты Манхеттен-таймс! Покупайте, звезда фильма “Унесенные призраками” призналась, что она лесбиянка! – кричал мелкий жеребенок-газетчик.

– Эй, малыш, почем газета? – я подбежала к нему, у него осталось несколько выпусков.

– Один бит, миссис, – ответил он мне.

Я взяла газету и отдала мелкому деньги.

– Я тебя тут раньше не видела, ты откуда?

– Эм… живу недалеко отсюда, мама переехала со мной к сестре, когда ушла от папы, и сейчас у нас не очень хорошо с деньгами, поэтому я вынужден работать, чтобы нам было на что жить.

Довольно благородный поступок, а для жеребенка такого возраста так вообще геройство. Я открыла седельную сумку и достала оттуда мешочек с монетами и два кристалла.

– На, держи, тебе они куда нужнее, чем мне.

Он потер веки, не веря своим глазам, затем посмотрел на меня. – Мисс, вы серьезно? Это же целое состояние.

– Да, серьезно, иди купи что-нибудь себе и маме, считай подарок.

Он был так рад.

– Спасибо вам, тетенька, я это никогда не забуду, – он обнял меня и побежал прочь. Мне стало куда лучше, от того, что я помогла кому-то, хотя кто знает, может все эти добрые поступки я совершаю только для того, чтобы загладить свою вину перед Флаттершай? Я продолжила свой путь.


Меркьюри еще не пришел домой, и я решила приготовить ужин сама, за полтора года нашей совместной жизни, я многому научилась, особенно в области кулинарии.

И если будет время, то я схожу в душ и немного утихомирю свой пыл, как я делала раньше, когда была свободной одинокой кобылкой.

Немного погремев кастрюлями и рассыпав муку, я принялась за готовку.

Помнится, когда мне было пять лет, и я помогала маме готовить, все сводилось к тому, что я мешала тесто и облизывала ложку. Мать говорила, что из меня выйдет отличный повар, хех… знала бы она, кем я стану в будущем. Она меня столькому научила и могла бы научить… я скучаю по ней.

Тут раздался звук открывающейся двери.

– Дорогая, я дома!

– Я рада! – на самом деле сегодня не очень, ввиду моей активности Мерк – тот, кого я сейчас не хотела бы видеть, надеюсь он не станет...

– Как сегодня прошел день у моей любимой пони? – он нежно обнял меня и прижался. Селестия милосердная, я же сейчас взорвусь. Это невыносимо, я вся горю.

– Н…н…нормально, а как у тебя?

Он даже не представляет, какие усилия я прилагаю, чтобы не сорваться, не разорвать на себе одежду и не кинуться на него.

– У меня все отлично, записывали новый альбом, и я весь день думал о тебе.

Допрыгался сукин сын, я развернулась и впилась в его губы, повалив на пол. – Я хочу тебя прямо сейчас, давай сделаем это на кухне!


Я сидела у себя в кабинете и смотрела на...

– Дэши, у меня просто отличные новости! – ко мне зашла Коко, она была чем-то очень взволнована.

– Что у тебя там? – мне самой стало интересно.

– Меня пригласили на недельный показ мод, чтобы я продемонстрировала свои работы, это так волнительно! – визжала она.

– Вау, Коко, я безумно рада за тебя, – приятно было видеть, как моя девочка растет, она сильно изменилась за это время. Можно сказать, я помола ей выбраться из ее скорлупки и стала учить летать, как птенчика… получится ли из меня хорошая мама?

– Я уже приготовила то, что буду показывать. Хочешь увидеть их первыми?

– Да конечно, но я думала, что ты пригласишь меня на показ, чтобы я вместе со всеми увидела твои творения?

– А тебе не пришло письмо?

– Да вроде нет, – недоумевающе ответила я. Я была занята другими вещами и не очень внимательно следила за окружающими, будь я в воздухе…

– Эй… так вот же оно, рядом с тем градусником, – она показала мне на стол.

– Градусник? Какой градусник?

– Ну вот же он, на письме лежит, такой… это не градусник…

– Блин, а ведь хотела устроить сюрприз.


И опять я шла домой, за это время моя жизнь стала немного эм… однообразной: встала, позавтракала, пошла на работу, обеденный перерыв, работа, домой, ужин, беседа с мужем, секс, сон. Бывают исключения, званые ужины и просто походы с подругой к Пьеру в салон.

Но надеюсь то, что будет происходить со мной в ближайшие одиннадцать месяцев и после них, сможет разнообразить мою жизнь.

В доме горел свет, это значит, что Меркьюри пришел раньше, наверное снова что-нибудь готовит, хотя может лежит у камина и читает “Мемуары неизвестного грифона”. В нашем доме почти всегда тихо, в отличие от шумных соседей, постоянно слышны вопли ссор, детские визги или плач, споры брата с сестрой, кто из них будет сидеть с самой младшей, а кто пойдет гулять с друзьями.

Со стороны покажется, что невозможно жить в таком хаосе, но это атмосфера семейной жизни.

Я решила изменить своим привычкам и взмыла на крышу своего дома, где рос маленький сад, напоминавший мне о Понивиле.

– Привет, мои маленькие, – ласково сказала я закрывшимся цветам, я умудрилась их так выходить, что они собирали призы на районных конкурсах, за это некоторые кобылки стали меня недолюбливать. Они считают, что я жульничаю или мешаю какие-то вещества в удобрения. Когда-нибудь я скажу им, что таким цветам нужна забота и любовь, и что они выросли в девственной неиспоганенной заводами природе, кобылы, которые выращивали их предков, посвятили всю свою жизнь садоводству. И вовсе не нужно, начитавшись глупых журналов, лить на них воду с примесью всякой бурды.

Открыв дверь на чердак, я тихо спустилась на первый этаж. Запахи и звуки готовки отсутствовали, значит муж сейчас в гостиной. Я прокралась к дверному проему и, выглянув, увидела его, сидящего за игрой в шахматы с самим собой, таким собранным и напряженным.

– БУ! – я выпрыгнула из-за проема.

– Ааа! – он рефлекторно подпрыгнул, оттолкнув доску с фигурами.

– Ахах… Ты попался, – засмеялась я.

– Да, тебе удалось поймать меня, в этом вы все – пегасы, никогда не знаешь, откуда вы вылезете, – сказал он.

– Да кстати, по поводу “вылазивания пони”, я бы хотела…

– Я тут купил нам бутылку дорогого вина, представь, ему шестьдесят лет, – восторженно говорил Мерк.

– Да, вино это хорошо, но я…

– Ты должна его попробовать, я специально ждал тебя, чтобы продегустировать. У тебя очень обостренные чувства, и я уверен, что ты оценишь букет этого вина, – он открыл бутылку, налил два бокала и телекинезом поднес ко мне один. Я неловко взяла его.

– Ну, за нас, – единорог поднес бокал к своим губам и прикрыл глаза от наслаждения.

Я же просто вылила содержимое в цветочный горшок. – Ммм… как вкусно, – сказала я.

– Да, ты почувствовала его аромат? Оно такое игристое, думаю, его лучше было оставить для нашей годовщины. Налить еще?

– Нет, не надо, – отказалась я.

– Да ладно тебе, я знаю, ты решила не пить много, но от второго бокала ничего не будет, – он налил мне в бокал еще вина, я демонстративно вылила его в горшок.

– Я беременна, Мерк.

Он уронил бутылку, и вино вылилось на ковер.

– Ч..ч..что?

– Я беременна, у нас будет жеребенок, ты будешь отцом, Меркьюри.

Его затрясло, зрачки сузились, казалось, сейчас он выбросится в окно и убежит на вокзал, но единственное, что он сделал, это упал в обморок и описался. Я подозревала, что он так отреагирует.


Мой муж до сих пор находился без сознания, я перетащила его на диван, переоделась, надев на себя зеленый домашний свитер, и заварила чай для себя и слабонервного единорога.

– А...что? – наконец-то он пришел в себя.

– Очнулся наконец, – прокомментировала я, отпив из кружечки.

– Блин, Дэш, мне снился такой сон, ты сказала мне, что беременна, а я такой… – тут до него дошло. – Это был не сон?

– Неа, – ответила я. – Все очень даже реально.

– Но… как?

– Как, ты не знаешь откуда берутся дети? – саркастично спросила я его.

– Но я думал, что мы предохранялись.

– На кухне мы не предохранялись, и я была в охоте, так что шансы забеременеть были очень высоки.

– Но почему ты не сдержала себя?

– Почему? Ты пришел и стал тереться об меня, ну я и сорвалась, инстинкты взяли верх над разумом. Через неделю я почувствовала что-то неладное в своем теле и сегодня утром купила тест на беременность в аптеке по дороге на работу, – я достала его из кармана свитера, я с этой штукой весь день хожу не расставаясь, и положила на стол, желтый единорог подхватил тест полем левитации, поднес к себе и принялся разглядывать.

– Ты как настроена? – спросил он меня.

– У меня в утробе сейчас начинает развиваться новая жизнь, я не знаю, смогу ли я стать хорошей мамой, я даже не знаю, как перенесу роды. Знаешь, как часто бывает, что кобыла умирает после них? Я боюсь, что не смогу ее воспитать, стать для нее лучшей, мамой ее мечты, чтобы она или он гордились мной, – я не выдержала и заплакала. – А каким ты будешь отцом? Что, если у нас что-то пойдет не так? Мы задумывались с тобой о детях, планировали как это будет, но когда эта задумка воплотилась, все кажется не таким, как мы мечтали.

Он подошел ко мне и заключил в объятия.

– Ты будешь замечательной мамой, я знаю это. Такому материнскому инстинкту, как у тебя, могут позавидовать даже матерые мамаши. Ты хорошо ладишь с детьми, и, я уверен, ты будешь для нее той матерью, которой хочешь быть, и я тебе в этом помогу, ведь я твой муж, и я люблю тебя, мы вместе пройдем через это.

От этих слов мне стало легче, будь я одна, то я бы наверное повесилась или пошла в больницу прерывать беременность, хотя сделала бы я это? Я через многое прошла, и ни за что не навредила бы своему ребенку, я скорее буду ходить ощипанная, буду носить тряпки, но не мой ребенок.

– Надо будет записаться на курсы для матерей, основы я знаю, но все же лучше узнать поподробнее.


Я все же записалась на курсы для мам. Я не собиралась сидеть там все занятия, мне нужны были только базовые знания, как правильно дышать и что делать при родах мне подскажет природа.

– Итак, девочки, я рада, что вы решили посетить наш курс, как я вижу, многие из вас вот-вот станут мамами, а некоторым еще ого-го сколько ждать, – с энтузиазмом говорила кобылка-инструктор. – Для начала я расскажу вам, что делать, когда у вас отойдут воды: во-первых не паниковать, надо лечь на пол и глубоко дышать, хотя некоторые предпочитают рожать стоя. Но когда беременность подходит к концу, лучше пойти в больницу под присмотр врачей, там вы будете рожать в куда более подходящих условиях.

– А в каких именно? – спросила одна беременная пони.

– Ну многие из вас слышали о родильных загонах. Кобылы их зовут ванными, признаться, я не знаю почему, это небольшая углубленная часть в центре родильного отделения, оббитая мягкими материалами, чтобы кобыле было мягко, а жеребенок не поранился, если упадет.

Кобыла прочистила горло и продолжила.

– Врачи наблюдают за процессом на случай, если что-то пойдет не так, рядом с кобылой может стоять муж или другой близкий пони или родственник.

Я надеюсь Меркьюри будет рядом, когда я буду рожать, мне понадобится его поддержка.

– Запомните, когда жеребенок родится, вы должны установить с ним визуальный контакт, это самое главное после того, как он встанет на ноги…


Хотя и беременна, это не значит, что я беспомощная кобыла, я в состоянии постоять за себя, но большинство пони, узнав о моей беременности, стали чересчур опекать меня, и это раздражает.

Благо об этом знают только близкие мне пони, если новость просочится в прессу, я не представляю, что будет.

Но пока что мы с моим мужем идем на показ недели мод, в котором будет участвовать Коко, она обещала, что представит революционную линию одежды, которая навсегда изменит мир моды… Хм… Рэрити говорила о себе точно также, но Коко – не Рэрити.

Мы вошли в актовый зал, внутри играла легкая музыка, милые кобылы в фартуках раздавали напитки и закуски.

Мы сели на свои места.

– Дэши, ты тут? – я обернулась и увидела Коко, она была очень взволнована.

– Ну конечно я тут, как бы я могла пропустить дебют моей любимой подруги? – сказала я.

Ей явно полегчало, видимо мое присутствие придает ей уверенности.

– Как ребенок, Дэш? – она стала разглядывать мой живот.

– Да что с ним сделается, всего несколько недель прошло, клетки еще делятся, – пошутила я. – Меня немного подташнивает и кружит, и я уже чувствую, что толстею, на днях мне захотелось очень много соленой пищи.

– Хи-хи… ну это понятно, у моей мамы тоже случались подобные закидоны, когда она была беременна одним из братьев, погоди, там еще такое начнется. Держись, Меркьюри, – она похлопала его по плечу. – Ладно, показ уже начинается, я буду последней, ждите.

– Хорошо, – мы с мужем помахали ей и пожелали удачи.

В зале притушили свет, заиграла официальная музыка, и на сцену вышли модели, разодетые в вычурные костюмы, модельеры выходили следом и рассказывали о своих творениях, а кобылы и жеребцы в зале переговаривались и выбирали, каким пони дать зеленый свет, а каким нет.

Но я не обращала на это внимания, задумавшись над словами Коко. “Мама”. Я беременна уже несколько недель, но до сих пор не ощущаю себя кобылой достойной столь гордого титула.

Интересно, что бы сделала моя мама? Наверное поддержала бы меня, научила бы, как правильно кормить жеребенка, мне бы не пришлось платить за дорогостоящие курсы для молодых матерей, чтобы узнать как вести себя во время и после родов. Всему этому могла научить меня мама.

Она бы сказала… а что бы она сказала? Если честно, я знала маму сознательно три года, первые три она была просто источником молока, тепла, чистых пеленок и смеха.

Оставшихся трех лет мне не хватило, чтобы полностью изучить ее, узнать ее характер, привычки. Мы даже никогда не ссорились с ней, я лишь помню ее грусть в тот вечер, когда она узнала, что беременна. Об остальном я узнала от папы.

Зато я отлично знаю реакцию отца, он бы прыгал от радости, приезжал бы к нам на каждый праздник и старался бы взять детей к себе на каникулы, в этом он весь, всю жизнь мечтал понянчить внуков, я чувствую себя такой виноватой перед ним.

– И наша последняя участница – Коко Помель, – объявила ведущая.

Коко вышла одна, на ней были маленькое черное платье и такая же миниатюрная сумочка. Все в зале ахнули и стали шептаться: “неужели она с этим пришла на показ мод?”, “это видимо шутка”.

Одна кобыла подняла копыто и задала вопрос.

– Скажите, в чем суть вашего наряда?

– Оу… я считаю, что у каждой кобылки должно быть маленькое черное платье, оно весьма универсальное и компактное, вы можете надевать его когда угодно, в магазин за хлебом или на свидание, а эта сумочка – замена нашим громоздким седельным сумкам. Ведь часто мы носим лишь немного косметики и платок, зачем брать такую большую неудобную сумку?

В зале начались ожесточенные споры, кто-то кричал, что платье чересчур вызывающее и траурное, кто-то, что оно великолепно.

Я заметила, как напряглась Коко, еще немного и толпа начнет ее освистывать. Пришло время пустить в ход свой авторитет.

– Браво! Великолепно! – я встала со своего места и затопала ногами, все пони в зале обратили на меня внимание. – Это поразительно, маленькое платье, и не надо думать над тем, что надевать сегодня или завтра, а эта сумочка… – мое восхищение стали подхватывать другие пони, и вскоре весь зал аплодировал Коко.

– Спасибо! Спасибо вам огромное! – говорила она толпе.

На следующее утро Коко была во всех заголовках газет, идею маленьких платьев подхватили все, и уже к обеду городские кобылы щеголяли в них.


Прошло уже четыре месяца, меня хорошенько раздуло, пришлось даже обновить гардероб и перестать носить корсет. Хотя я немного расстроилась, что моя спортивная фигура сошла на нет, я заметно похорошела. Это подметили и мой муж, и сборище фотографов, спустя два месяца, я снова стала главной новостью города: “Рэинбоу Дэш беременна”. Некоторые ребята из желтой прессы распространили слух, что я забеременела от связи с несовершеннолетним любовником, после этой новости появилась другая: “Солист группы “Королева” избил репортеров”.

Сейчас все устаканилось, я лежала в постели со своим любимым, прижавшись к нему, но тут…

– Меркьюри, ты спишь? – я нависла над ним.

– Мм… не… ты что, я бодрствую, – ответил он мне.

– Мерк, мне кое-что нужно.

– Ннн… я пойду умоюсь, а ты рассказывай, чего тебе захотелось на этот раз.


И вот я сижу в телеге, в то время как Меркьюри везет меня на вокзал. В четыре часа утра. Потому что мне срочно нужно почувствовать запах поездов.

– Милая, а ты еще не передумала?

– Нет! Я хочу на вокзал, – строго сказала я.

– Когда же эти твои беременные заскоки пройдут? “Мерк, я хочу на статую счастья”, “Мерк, поехали на пляж”, “Мерк, я хочу попробовать мяса”. Когда же ты угомонишься?

– Не повышай на меня голос! – крикнула я.

Он опешил. – Я не повышаю, я говорю совершенно спокойно.

– Нет, ты орешь! Я знаю, я тебе не нравлюсь, ты со мной только потому, что меня легко довести до оргазма.

– Ч...ч...что? Ты не в себе, – ответил он.

– Вот видишь, я знала! Ты хочешь упечь меня в психушку. Мы прямо сейчас туда едем, да?

– Нет, мы едем на вокзал, дышать запахом поездов.

– Так иди быстрее! – крикнула я. – Я такая жирная, этот ребенок раздул меня, как гелий воздушный шарик. Мерк, я хочу вот этого бездомного, можно мы возьмем его домой?

– Нет, и это не бездомный, а хипстер.

– Хипстер?

– Да, Хипстер! А теперь сиди в телеге и жди, когда мы доедем до вокзала.


Как много всего происходит за время беременности, прошло еще четыре месяца, а наша Коко выходит замуж, вот прямо сейчас я стою в платье подружки невесты и смотрю, как этот темно-серый пегас надевает кольцо на ее копытце.

Всего два года назад, мы были лишь знакомыми, а теперь мы с ней как родные.


Вот и настал день родов. У меня отошли воды на работе, благо там были пони, они быстро собрали меня и отвезли в больницу. Все было как рассказывали на курсах, меня определили в родильную палату и поместили в так называемую “ванную”. Было безумно страшно, я хотела, чтобы муж был тут, но как назло его не было рядом, Коко еще не вернулась из свадебного путешествия, так что я была фактически одна, не считая наблюдающих за мной врачей.

Когда я жила в Понивиле, я часто слышала рассказы подруг о боли, которую они когда-либо испытывали, за исключением Эплджек, она никогда не жаловалась. Но никто из них не рожал, с этой болью не сравнится ничто и никогда. Я готова была вылезти из шкуры, я билась головой об пол, не разбив ее, только благодаря подстеленному медицинскому матрасу, я чувствовала, как ребенок лезет наружу, казалось, он меня рвал… но вскоре все закончилось.

Я чуть не отрубилась, но вовремя вспомнила, что я мать, а значит должна быть сильной, чтобы встретить своего ребенка в этом мире.

Я подняла голову и посмотрела назад, мое сердце забилось чаще. Не передать словами чувство, когда впервые видишь ее. Маленькая черничная пони, единорог как папа, а грива от меня – разноцветная: красный, желтый и оранжевый. Она такая милая, хоть и находится в плодовой оболочке…

И тут свершилось маленькое чудо, по крайне мере для меня, она зашевелилась, маленькая единорожка стала подниматься.

Первая попытка не удалась, она плюхнулась на живот, но со второй попытки новорожденная смогла встать на ноги. Выбравшись из оболочки, она открыла свои маленькие рубиновые глаза и посмотрела на меня.

Я искренне улыбнулась ей, и она немного прищурилась. Это одна из самых важных вещей после родов, установление контакта с жеребенком, хотя пони и разумны, в первые годы жизни они действуют, руководствуясь инстинктами.

Вот она сделала свои первые шаги. Жаль, что Мерка тут нет, он упускает главные моменты первых минут жизни дочери. Малютка направилась к источнику материнского молока, не ловко, но уверенно, малышка дошла до своей цели.

Мне же надо выполнить свои обязанности, единорог, стоящий неподалеку, левитируя ножницы отрезал пуповину, разъединив нас.

Она так мило пила молоко, но была вся мокрая и в частях оболочки. Выглядело немного противно, но это мой материнский долг, я наклонилась к ней и принялась вылизывать в доступных для меня участках. В книжках эта процедура называлась “осушивающее облизывание”, по большей части она несет не очищающую функцию, через какое-то время жеребенка возьмут врачи, отмоют и обследуют, это нужно, чтобы я закрепилась в памяти малышки и для активации кровообращения.

Насытившись моим молоком, малышка стала практиковаться в беге, хе-хе… сильная родилась, вся в меня. Она накручивала круги вокруг мамочки, ее голосок пытался пробиться наружу смехом, и у нее это почти получилось.

– Эй… шкет, – сказала я ей. Она встала как вкопанная и посмотрела на меня. – Как тебя звать?

Малышка сделала умную мордочку, как будто поняла, что я от нее хочу.

– Хм... а как тебе имя Пресли? – она навострила ушки. Я решила назвать ее в честь любимого певца моего отца. И впервые я увидела, как она улыбнулась.

– Иди сюда, Пресли. Мама тебя отмоет, – ей это явно не нравится.




Ссылка на арт


– Где папа?

Единорожка огляделась по сторонам.

– Нету папы? А может он в шкафу?

Пресли посмотрела на шкаф, из открытой дверцы которого торчал чей-то черничный хвост, малышка подкралась и схватила Мерка.

– Ай...яй поймала, – игриво кричал Меркьюри. – Мне было приятно смотреть на то, как он играет с Пресли, вспоминаются моменты, когда папа играл со мной, особенно после того, как не стало мамы, он уделял мне очень много времени.


– Давай, милая, я знаю, что ты не любишь морковное пюре, но с ним ты вырастешь большой и сильной, – я водила ложку с пюре у рта Пресли, но она категорически отказывалась ее брать. – Ну..ну или мы не получим вкусняшку.

– Буе… – воспротивилась малютка. Ей всего месяц, а кажется, она вот-вот заговорит.

Но стоило мне поднести ложку к ее губам, как ее рог окутался рубиновым сиянием, и практически все, что не было прибито к полу, взлетело в воздух, включая холодильник, а затем с грохотом упало обратно.

– Ахяхя… бум-бум…

Снимая тарелку пюре со своей головы, я посмотрела на нее. За этот месяц это уже не первый ее подобный сюрприз с магией.

– Хе-хе… давай без бом-бом? Договорились? – я потерлась о ее носик.


– Гости пришли! – радостно кричала Пресли, сбегая вниз по лестнице, путаясь в своем сиреневом платье.

Сегодня ей исполняется пять лет, пять лет назад она появилась у нас, и наша жизнь стала совершенно другой, у нас были взлеты и падения, но мы были едины и всегда держались друг за друга.

Пресли открыла дверь при помощи магии, она освоила ее полностью как только ей исполнилось четыре года, и порой вытворяет удивительные вещи, она очень способна.

– Привет, моя именинница, – ласково сказала Коко, Пресли радостно кинулась ей на шею. Они с мужем еще не решились завести ребенка, поэтому Коко так любит нянчится с ней.

– Привет, Дэши, – поздоровалась моя подруга.

– Привет.

Гости прошли в дом, положив подарки на стол, но не успели они закрыть дверь, как ворвалась орава друзей Пресли с громкими поздравлениями и воплями.

– Ну вот, моя любимая, – Меркьюри обнял меня и поцеловал в щеку. – Я тебя тоже поздравляю с этим днем, ведь если бы не ты, я бы не был таким счастливым отцом.

– Хм… а я благодарю тебя за принятие участия в создании этого маленького чуда, – я поцеловала его в ответ.

– Ну так может, пока дети развлекаются, мы пойдем выпьем шампанского?

– Я беременна, Мерк.