S03E05
Побочное задание. В гостях у чудовища.

О пользе драконов.

И ремесле земных пони.

www.youtube.com/watch?v=_mj769WP2co

Ни разу не открывал свою книгу истории с момента изгнания. Какая-то странная фобия поразила прежде охочего до практически любого печатного слова школяра внутри меня. Возможно, причиной стала ставшая с чего-то противной для вашего покорного слуги магическая природа сего великолепного источника знаний или же тот неоспоримый факт, что подаривший мне данное сокровище единорог на пару с моими братьями и во всем ему подчиняющимся Лордом воздуха изгнали меня из Города. А может это терзания по покинутой Родине память и моем невыполненном долге?

Или воспоминания о Сили.

В любом случае – ныне всем этим сантиментам места нет. У меня накопилось слишком вопросов.

-
Вновь и вновь с ужасом убеждаюсь, что наше прошлое буквально до краев полнится насилием и несправедливостью. Причем как внутренними, вроде бунтов, массовых репрессий, гражданских войн и дискриминации, так и идущих извне, например нашествия лесных страшилищ и эпидемии с голодом. Причем последний, как оказалось, вполне может быть и создан искусственно – дабы плебс поменьше возникал по поводу всякой ерунды вроде расширения прав и сконцентрировался на действительно важном и нужном для своего положения.

И ведь мне стали известны лишь те данные, кои наши правители сочли нужным занести в свои дневники и хроники — а сколько за это время произошло “маленьких” трагедий? Кто способен понять и исчислить нужду семейств, оставшихся без крова из-за алчности магната? Или осознать боль и отчаянье жеребят, потерявших родителей при “восстановлении законности” во взбунтовавшемся районе?

Хотя чего еще можно ожидать от поселения, построенного на крови гостеприимных аборигенов и тысячелетнем угнетении искавших лучшей доли земных пони?

Воистину «Кладбище Мечтаний», в котором правители занимаются работорговлей…

Довольно самобичеваний – мы хотя бы не находимся всю жизнь под ментальным контролем вечной Принцессы, коя движет светила и чьих эмиссаров бояться как огня. Да и глупо рассчитывать, будто в мире существуют места без несчастья – ведь мы сами и являемся источником всего зла и несправедливости в мире.

Впрочем, кто знает? А вдруг Чужие Небеса возможны и на сей бренной земле? Вот только нас туда в любом случае не пустят – а то еще надышим злобных бактерий…

Прошу прощения у уважаемых читателей – просто новое столкновение с нашими замечательными традициями и обычаями вызвало у меня очередной культурный шок.

Самое печальное, что все мои страдания были напрасны, ибо Принц по сию пору не нашел никакого упоминания ни о паутине, ни об ее производителях. Причем пропускать даже самые насыщенные малоприятными деталями моменты вашему покорному слуге никак нельзя – ведь наверняка именно там, в полном соответствии с законом подлости, и будет сокрыт ответ на поставленный вопрос. Если он вообще имеется в пределах досягаемости – как-никак в подаренной мне книжице далеко не все городская библиотека.

Периодически становится совсем невмоготу от описания «славных» деяний собственных предков и тогда изгнанник занимается обычной деятельностью, неизменно являющейся самым успокаивающим и умиротворяющим занятием из возможных. Да еще и на порядок более вознаграждающим – под моим чутким руководством грибы полностью оправились от разорительных набегов прожорливой мелочевки и разрослись пуще прежнего. Видно всё же не зря земным так активно удобряли мозги бессветным земледелием.

Видел знакомую пегаску. Во всяком случае надеюсь, что это она. Насколько мне удалось понять, госпожа Рейнбоу Даш предприняла попытку создать цирковую труппу из разных летающих существ и одного самодвижущегося зеленого камня. Весьма удивила их послушность – возможно эквестрийцы обладают какими-то особыми способностями по общению с животными.

Наблюдение за ее таинственными экзерсисами привело к внезапному обнаружению мной прежде как-то не замеченного здоровенного ущелья (не представляю, каким образом его ранее не замечал), где пишущий это имел счастье обнаружить хиринов – гигантских подземных змей – давненько уже считавшимися вымершим видом. Есть мнение, будто именно благодаря данным в прямом смысле слова чудовищным созданиям появилась разветвлённая сеть тоннелей под Вечным лесом, ныне используемая огромным количеством разнообразнейших тварей, включая и вашего покорного слугу. Примечательно: понивилльские пони не проявляют ни малейшего следа страха по отношению к ним, да и само наличие этих монстров на территории Эквестрии свидетельствует об их по крайней мере относительной безобидности.

Подозреваю, что тут не обошлось без влияния Целестии – в конце концов, лишенных интеллекта существ преобразовать еще проще, чем эквестрийцев. Тем более, когда они настолько полезны.

-
Вновь видел ларву. На шляпу уже смахивала, зараза отъевшаяся.

Лес в пригорье пустеет. Ни животных, ни периодически разнообразивших мой рацион насекомых, ни дикорастущих грибов – даже птицы куда-то пропали, порой вместе с гнездами и скорлупой.

Растения также стали исчезать – нечто сжирает их одно за другим, причем чрезвычайно быстро. Недели не проходит после появления первых укусов, как от дерева остаются лишь щепки да остатки корневой системы. О траве и кустах можно говорить вровень с мифами. Таинственный враг Вечного явно идет как минимум к локальному успеху.

Подозреваю, что процесс идет уже довольно давно – я просто не обращал внимания.

Предпринял дополнительные меры по защите убежища.

-
Внезапно заметил за собой склонность уделять своей знакомой крылатой значительно большее внимание, чем прежде. Все-таки ее поступки ваш покорный слуга еще как-то может объяснить. Надеюсь.

Сложилось впечатление, будто радужногривая с чего-то задалась целью заменить собой все экстренные спасательные службы Понивилля – причем судя по восторженным толпам, занимается сим неблагодарным занятием бесплатно. И тем самым тормозит развитие местной системы предотвращения несчастных случаев, вселяя в местных жителей ложное ощущение безопасности.

Впрочем, аборигены тоже хороши — я конечно всего-навсего дикий горожанин (да еще и изгнанный), но даже при всем моем зверстве идея просто-напросто поставить на опасных участках заграждения не кажется мне такой уж бессмысленной. Ну или там ремонтные работы бы вовремя производить. Хотя бы за жеребятами пусть одним глазком поглядывать бы.

Так или иначе, а вскоре у пегаски появился помощник, примечательный уже как минимум наличием одежды. Однако на порядок более стоящим внимание фактором являлась его подозрительная универсальность, бросающая тень и на самую его видовую принадлежность – всё же вряд ли на свете существует пони, способный одновременно и летать и использовать явно не последние по мощи заклятья. Быть может это один из их повелителей, только совсем молодой и потому невеликий размером? Или один из потомков «живых»?

Увы, сия тайна так и осталась неразгаданной – через пару дней активной работы на публику персона в плаще просто исчезла, будто ее никогда и не существовало. Такие дела.

Как грится, туда ему и дорога — меня куда сильнее взволновало и опечалило иное событие — а именно разрушение каркаса первого четырехэтажного (а может и больше) здания Понивилля. Признаться честно, ваш покорный слуга неоднократно с замиранием сердца глазел на неожиданно высокотехнологичное производство, определенно не являвшееся для местных жителей чем-то выдающимся и не вносил сведения о нем в журнал исключительно по причине желания продемонстрировать вам полные впечатления, включающие и конечные результаты деятельности.

Более всего пишущего сие поразила самостоятельно движущаяся лебедка для доставки стальных балок на строящийся этаж, причем являвшаяся далеко не единственной представительницей машинного племени на этой явно заурядной стройке. Такое обилие металла заставляет поверить в наличие эффективно работающей добывающей и металлургической промышленности, а довольно компактные и наверняка не шибко дорогие механизмы – в высокий уровень машиностроения.

Мы в Городе, разумеется, тоже не щи лаптем хлебаем, но наши подъемники, за редким исключением, стационарные или рельсовые, а для их перемещения и питания используется магия единорогов, коих, с содроганием признаю, на понивилльской производственной площадке я как-то не заметил. Остается утешаться только заметно меньшей скоростью и уровнем безотказности местной разработки – откровенно говоря, слабовато по сравнению с немагическим приводом.

В целом, Эквестрия представляется настоящей загадкой, причем с любой стороны – будь то политическая, социальная или технологическая. Присутствие чуть ли не обожествленных правителей и их ставленников, один вид которых повергает горожан на колени или обращает в бегство, сочетается с отказом от полиции или армии. Явное главенство единорогов – с отсутствием видимой постороннему глазу сегрегации и явной дискриминации. Наличие редких наукоемких агрегатов, вроде автоматической лебедки или железной дороги – с минимализмом, преобладанием ручного труда и повсеместном использовании натуральных и, как следствие, малоэффективных материалов.

Не знаю, как всё это объяснить. Возможно, механизмы закупаются у других стран? Тот же поезд давно известен и уже которое поколение используется Городом на всеразличных внутренних маршрутах, пусть и практически не развиваясь (нам просто некуда прокладывать пути – Вечный лес поглотит любые постройки). Или Понивилль просто является далекой провинцией, куда достижения эквестрийской цивилизации доходят с большим опозданием и только в виде особой милости их высочеств?

Так или иначе, Принц получил множество знаний из одного только наблюдения за сим городком через телескоп, а сколь многое открылось бы мне, стань я частью этой страны? Но вряд ли бы в таком случае изгнаннику позволили бы поделиться своими находками с Родиной.

-
Наконец обнаружил искомое в личном дневнике седьмого Лорда земли: четкое и недвусмысленное описание паутины в списке полученных по результатам “Тайной войны” трофеев. А заодно и историю о произошедшем в те страшные годы, кою хочу донести до вас, будущие пони. Потому как такое следует помнить.

Город переживал очередной, неизвестно какой по счету период упадка и социального напряжения. Всё как обычно: предшествующее материальное процветание и пап десятков лет отсутствия сколь-либо значимых проблем привели к росту самосознания и переключению внимания с первичных нужд на более высокие, а значит — очередной попытке уравнения моих сородичей в правах с остальными обитателями Родины. Предложенные правительством отписки и пара брошенных костей вроде разрешения селиться в Верхней части при наличии определенного (почти невероятного) уровня дохода не удовлетворили, а скорее даже раззадорили народное недовольство, чем воспользовались радикалы, на чье счастье (хотя скорей уж беду) пришелся развязавший им копыта случай – уничтоживший большую часть чайного урожая пожар. Заодно и использовали закономерный скачок цен на сей «народообразующий» продукт в качестве повода.

Восстание подавили, а «недоросших до свобод» бескрылых и безрогих пони сурово ущемили, включая и практически полный запрет для представителей нашего вида на посещение правительственных и просто богатых кварталов. Разумеется, за попыткой бунта последовала полицейская реакция, вылившаяся в зачастую неоправданную жестокость и настоящий дождь из наказаний за любое проявление неповиновения: Лорд пишет, будто чуть ли не все работы в Нижней выполнялись штрафниками и заключенными, но и несмотря на это тюрьма находилась в состоянии перманентного переполнения.

И вот в данное, по большому счету, довольно обычное для Родины время до властьпредержащих начали доходить известия о странных тварях, замеченных у противоположной стороны горы и массовой миграции животных оттуда же. Поначалу информации не придали особого значения – Вечный лес велик и кто знает, какие опасности могут скрываться в его глубинах? Да и не всё ли равно? Стены выдержали прошлых монстров — справятся и с новыми желающими попробовать их на зуб.

Но в один “прекрасный” день случилось нечто, заставившее наших наибольших насторожиться – а именно прилетевший к ним одинокий пегас, оказавшийся единственным выжившим с дальней заставы. Ночью на их башню напали существа, по описанию весьма сильно смахивающие на известных мне лингов, и практически без потерь истребили весь находившийся внутри гарнизон. Он сам спасся исключительно потому, что в момент атаки осуществлял с товарищем патрульный облет. Напарник устремился в уже безнадежный тогда бой, не оставив ему иного выбора, кроме как выполнить свой печальный и, по воззрениям «повелителей небес», позорный долг.

Весть повлекла за собой логичные последствия – к оставленному сторожевому посту направили крупный отряд крылатых, вскоре подтвердивших рассказ спасшегося и сообщивших о намерении командира продвинутся вглубь леса ради локализации источника заразы. Через какое-то время прибыл еще один пернатый со срочной просьбой о помощи и извещением об обнаружении логова тварей – крупной пещеры в неделе лета от Города. В первую же очередь авангард нуждался во взрывчатке.

Насколько пишущий сей текст жеребец смог понять, в те времена наши бомбы были далеки от нынешнего совершенства – иначе запрошенного количества хватило бы на уничтожение всей Дворцовой пещеры. Хотя мало ли – может их цель и правда не уступала размерами нашему символу величия?

Так или иначе, через несколько недель посланцы вернулись и доложили о ликвидации потенциальной угрозы для Города путем подрыва всех соединявших гнездо с поверхностью тоннелей. Правительство успокоилось и снова обратило внимание на внутренние неурядицы.

Однако проблему, естественно, так просто решить не удалось: меньше месяца спустя никем не охраняемые Драконьи ворота оказались буквально разорваны в клочья и крупный отряд тех самых лесных созданий вторгся в Нижнюю часть. Его разбили с большими потерями и привлечением немалых подкреплений – рассказчик пишет, что лишь помощь рогатого персонала из почти случайно оказавшейся поблизости научной инсталляции спасла не приученных к сражениям под землей крылатых солдат от разгрома и смогла удержать тварей в пещерах. По счастью, данный инцидент случился ранним утром, когда заключенных еще не вывели на работы и потому никто из моих скованных сородичей не погиб.

Но и столь явное доказательство серьезности угрозы не впечатлило Лордов магии и воздуха – они всё еще боялись земных пони больше, чем традиционно принимаемых за обычных безмозглых животных внешних врагов. Все материалы о произошедшем засекретили, трупы списали как погибших под обвалом, а ворота восстановили, укрепили магией и выставили постоянную охрану из магов и пегасов, успешно отразивших последовавшие несколько попыток прорыва.

Мне неизвестно, сколько времени прошло с первого нападения – Лорд оказался увлечен борьбой за облегчение гнета над своими подданными и делал лишь нерегулярные, полные горечи заметки о постоянных отказах и полнейшем отсутствии у «братьев» и Совета желания идти на компромисс. А потому следующий акт сей драмы мог произойти и год спустя — на сей раз враг самостоятельно прокопал себе проход в толще скалы, пусть и весьма узкий. Защитникам вновь повезло: тоннель также вышел в Нижнюю часть и потому его удалось быстро ликвидировать, но сам факт наличия у «зверей» горнопроходческих способностей уже не на шутку встревожил правителей, заставив их таки прийти к мнению о неизбежности проведения наступательной операции за Драконьи врата.

Кратко: она провалилась. С треском. Войска понесли значительные потери и оказались остановлены буквально в паре часов хода от нашей части подземелий. Причин указано как минимум две: совершенно невообразимое обилие противников и еще более неожиданное их видовое разнообразие: если линги и ларвы это «пастухи» с «овцами», то новые чудища имели полное право именоваться «воинами» и «громилами». В итоге горожане приняли решение остановиться и занять оборону в первой же крупной пещере до тех пор, пока не удастся собрать хотя бы минимум информации о противнике и выработать сколь-либо адекватную стратегию.

Так прошло несколько месяцев. И без того немало дискредитировавшие себя в качестве основной ударной силы пегасы показали уже полную неэффективность и оказались в большинстве своем отозваны на поверхность — таким образом, почти вся тяжесть военных действий легла на единорогов. Враг более не пытался или не мог рыть новые тоннели, однако даже при атаке из одного и того же сотни раз изученного и со всей возможной смекалкой подготовленного места он раз за разом уносил с собой чьи-то жизни. Совет использовал взрывчатку – завалы разбирались, гигантскую мясорубку – ее забивали до заклинивания и поломки, вырывал ров – он заполнялся телами доверху и тем самым переставал существовать. Причем твари раз от разу становились всё разнообразнее и в конце концов буквально пропитанный смертью зал посетило существо, ликвидировавшее последнее явное преимущество оборонявшихся – волшебство.

Тот самый паукокраб, плюющийся препятствующей магии паутиной. Тот день стал последним для многих и лишь ценой огромных усилий горожанам удалось удержать укрепления. Немалое количество пони просто испарилось – видимо чудища утащили их с собой.

У правителей не осталось выбора: они либо допустят земных пони до оружия либо проиграют. Однако рогоносцы и крылатые все еще слишком боялись нас и стремились во что бы то ни стало сохранить войну в тайне. Причина очевидна и сокрыта в самом типе их мышления: демонстрация слабости правительства через просьбу о помощи + выдача ненадежным гражданам средств уничтожения = новая попытка переворота, могущая стать концом всего. Честно говоря, ваш покорный слуга вполне понимает их опасения – как минимум за счет постановки себя на место нормального сородича, коему наконец-то дали возможность отыграться за все издевательства вышестоящих. Главный рогоносец предложил более “безопасное” для Города решение и лишь тяжесть ситуации заставила моего рассказчика согласиться с ним. Не бесплатно, разумеется – а именно взамен сей пытавшийся быть достойным сын нашего рода потребовал всеобщей амнистии и таки весомого уравнения в правах.

Тут автор дневника со смаком повествует о перекошенных рожах своих братьев и внезапном прорезании жажды поиска компромиссного решения, разбившейся об уже его ослиное упрямство.

В общем, им пришлось пойти на уступки и как результат во Внешней части и выселках открылись десятки призывных пунктов, предоставляющих любому желающему право записаться на “смертельно опасное, но высокооплачиваемое и чрезвычайно важное для Родины задание”. В тюрьме же не стали заморачиваться со всей этой имитацией выбора и просто преподнесли каждому сколь-либо здоровому заключенному “особый черный чай” в качестве поздравления на свежесозданный праздник «Народного единства» — умели эти древние Лорды пошутить. Впрочем, тот же подарок получал и любой «свободный» пони, который пытался отказаться от задания по выяснению деталей, что наглядно демонстрирует Значимость самоопределения каждого отдельного индивида для руководителей Города.

Так формировалось чуть ли не первое в истории про-правительственное ополчение бескрылых пони – из магически порабощенных заключенных и не успевших вовремя сбежать «добровольцев». Подавляющий волю контроль не прошел бесследно — лимитирование сознания серьезно ограничило умственный потенциал, что малоприятно даже при рассмотрении смазки для мечей. Поэтому над ними поставили офицеров – тех молодцов, кои не отказывались от своей записи на героизм после объяснения задачи и обстоятельств.

В их ряды вливались очень разные индивиды: одни мечтали об обещанных в награду за верную службу славе и богатстве, другие понимали свой долг перед Отчизной и готовились умереть ради ее блага, третьи жаждали вырваться из душащих их оков расовой сегрегации и встать вровень с более многоконечными согражданами…ну и естественно, имелись и те, кто истекал слюнями при одной мысли об обладании абсолютной властью над своими менее везучими или решительными соратниками. В войска брали всех – ибо они в любом случае являлись не более чем мясом в глазах собственных наибольших. Просто разного сорта.

Однако наличие пони – это одно, а превращение толпы в армию – нечто совсем другое. Кузницы и мастерские магов работали днем и ночью, в то время как новобранцы тренировались до изнеможения под надзором окончательно раздавленных и озлобленных на весь мир пегасов, не упускающих случая смешать «штрейкбрехеров» с грязью.

Именно тогда начались столь печально описываемые Лордом единорожьи прогулки по улицам в поисках тяжелобольных и калек – якобы для бесплатного использования на них новых, революционных методов лечения. Как будто у них имелось на то время или желание. Практически никто из “пациентов” не возвращался, как не покидали стен исследовательских центров и изначально находившиеся в ведении рогоносцев тяжелораненные с фронта. Немногие таки проявившиеся после госпитализации оказывались здоровы, но никаких деталей касательно своего пребывания в лапах «врачей» открыть не могли.

Попытка автора дневника чуть глубже проникнуть в эту тайну натолкнулась на категорический отказ от его магического коллеги и пожелание не лезть не в свое дело: «всё совершаемое мною, делается ради блага Города».

В любом случае, чего бы там не творилось, а совсем скоро на передовую поступил первый полностью подготовленный и экипированный отряд из «перевоспитанных» головорезов во главе с опытным охотником – и сразу же доказал свою высочайшую эффективность почти бескровной победой над превосходящими силами противника.

Лорд пишет, что лично встретился с ними сразу после сражения. Сытый и здоровый вид, отличные кольчуги, первоклассные копья – и пустота в глазах. «Боялся увидеть там заключенного в клетку зверя. Может они и правда ничего не осознают?». Впрочем, он почти тут же свернул на описание особо привлекшего его внимание офицерского оружия: легкого и прочного изделия из неизвестного даже ему материала, дополнительно зачарованного на износостойкость и пробивную силу и снабженного чем-то уже совершенно невероятным из тайных закромов волшебников – на погибель тварям. В общем, я узнал в нем «свое» копье.

Мои сородичи всё прибывали, ситуация выравнивалась вместе с потихоньку стягивающимся на первичные позиции фронтом. Ощутив возвращение инициативы, правительство постановило провести новую наступательную акцию – на сей раз из единорогов и земных пони, с пегасами лишь в качестве связистов и вспомогательных войск. Потери вновь оказались весьма велики, но командование котировало ополченцев куда ниже регулярных войск и потому операция продолжалось до тех пор, пока не удалось добраться до следующей гигантской пещеры, бывшей своеобразным транспортным узлом тварей. Там построили новый оборонительный рубеж — из-за обилия проходов военные не имели возможности немедленно определить направление дальнейшего движения.

Меж тем в тылах начались проблемы. Друзья и родственники тайных солдат стали устраивать забастовки, бойкоты и марши с очевидными для всех требованиями. Вопреки ожиданиям лидирующую роль в движении заняли кобылы — в основном жены пропавших. Разумеется, позволить народному самосознанию зреть во время требующей всего внимания борьбы за выживание было бы смерти подобно и потому государство не замедлило дать ответ – в виде жестокого и не санкционированного «моим» Лордом разгона особо крупного шествия. Толпу щедро угостили дубинками преизрядно соскучившихся по возможности доказать свою компетентность пегасов, а зачинщиц схватили и напоили особым черным, дабы они указали на своих сподвижников и активных единомышленников. К ним также заглянули единороги с тем же напитком.

Автор как обычно стерпел столь наплевательское отношение к принципам разделения власти в Городе и лишь немного опосля поинтересовался судьбой задержанных. «Бунтовщики направлены на фронт в качестве вспомогательного персонала» — уже не внушающий особых надежд на их благополучие ответ, вот только со ссылкой на собственные каналы рассказчик сообщает еще более забавный вариант – а именно о наблюдении значимого количества молодых бескрылых и безрогих кобылок уходящих с торговыми караванами. А еще он отмечает, что маги на какое-то время прекратили поиск новых “пациентов”, тем не менее высказывая надежду на «совпадение»

Не знаю даже, чего мне в тот момент хотелось больше – задушить Мирака за восстановление как оказалось имеющей давние корни традиции или пнуть через века этого «защитника интересов земных пони», в итоге ограничившегося лишь требованием бесплатного обучения отпрысков всех «защитников Города» по программе Принцев. Впрочем, ни первое, ни второе не в моих силах – поэтому продолжим о делах старины глубокой.

На десятый месяц войны наступил новый перелом – противник выдвинул вперед чудовищ, чья шкура чрезвычайно хорошо сопротивлялась как магии, так и стали. Лишь офицерские копья всё еще проявляли себя как абсолютное оружие – вот только редко кто из имеющих разум мог и хотел подобраться к твари на расстояние удара. Враг смял позиции защитников и погнал их в тыл.

Но на всякое действие найдется противодействие: когда пони сражались уже почти у Драконьих ворот в ход пошел новый козырь – первые бомбы в современном понимании сего слова. Несовершенные, склонные к произвольной детонации, тяжелые, неудобные и куда более требовательные как в смысле сырья и технологии, так и по времени изготовлении. Однако всё же достаточные для того, чтобы остановить катящийся на горожан вал, а затем и отбросить его. Вот только очередного оборонительного рубежа никто обустраивать не стал — командование уже поняло, что на всякий их трюк твари выдадут свой. И в борьбе на истощение у Города шансов нет.

Так началось последнее, самое славное и драматическое наступление той войны. Тысячи моих сограждан легли костьми, метр за метром выбивая и не думавших мельчать существ из занятых ими тоннелей, в итоге ценой ужасающих жертв прорвавшись-таки к сердцу напавшей на Родину орды.

Огромная подземная зала, почти сравнимая с Дворцовой, на треть заполненное существом, которое Лорду удалось описать лишь с третьей попытки. «Гигантское, покрытое множеством струпьев и пузырей дерево, чьи ветви обвивают стены, «листва» закрывает потолок, а толстенные голые корни без остановки рождают новых страшилищ».

Защитники Города смогли укрепиться у входа, однако все их попытки навредить «колоссу» не принесли сколь-либо значимого результата – ибо как убить настоящую гору плоти? Потрепыхавшись еще немного, пони возложили свои ожидания на новейшее, чрезвычайно дорогое и опасное изобретение, последнюю надежду Города — магические гранаты…

Вот только их не успели доставить: на девятый день осады с противоположной стороны пещеры раздался ужасающий рык и внутрь ворвался язык пламени, увлекая за собой обугливающихся чудовищ. А затем внутри начали заползать бившие хвостами и рвущие всё вокруг лапами драконы. Семеро. И даже сотни роящихся тварей ничего не могли им противопоставить – пока в дело не вступил сам хозяин зверинца, почти мгновенно задушивший своими щупальцами одного из звероящеров и какое-то время в одиночку сдерживавший прочих, но на исход сражения его буйство уже повлиять не могло. Лорд наблюдал за гибелью монстра из глубины тоннеля, куда горожане организованно отступили, стоило им понять свою избыточность в сем наполненным красным цветом спектакле.

Так чудовище нашло свой конец – и с его смертью фактически завершилась «Тайная война». И пусть не наши предки нанесли ему последний удар, это именно им современные горожане обязаны за факт собственного существования.

И пусть маги с пегасами держали фронт в первых битвах, а потом тренировали бойцов и зачаровывали оружие, но Город бы не выжил без моих сородичей – столетиями угнетаемых, унижаемых, зачастую лишаемых даже права называться разумными существами и гражданами нашей общей Родины земных пони. Это бескрылые жеребцы и кобылы не дали врагу преодолеть Драконьи Врата и они же создавали наши гранаты и мины, не говоря уже о ковке доспехов, добыче топлива, выращивании грибов и сотнях других дел, всегда бывших нашим ремеслом.

И именно оно позволило выстоять против тварей.

-
Лорд не мог сказать наверняка, кто первым инициировал переговоры — он вообще с трудом верил в саму возможность их осуществления и, судя по насмешливому тону записей, до самого конца не сомневался в шутливости предложений «брата». Однако беседа таки состоялась – и ему, как проспорившему, пришлось съесть книгу об этикете раннегородского периода («слегка солоновата – видно от слез прежде пытавшихся осилить весь этот бред школяров»).

Представителем Города стал добровольно вызвавшийся владыка пегасов. Фиолетово-красный дракон назвался Кировагром.

Сражавшиеся с горожанами существа являлись древними врагами рода звероящеров. Казалось бы абсурдное сочетание – ибо разве что-то способно противостоять этим повелителям пламени и небес, да еще и всем сразу – однако и несмотря на бесчисленное количество сражений, жертв и побед «нидах» («мерзость») всегда таинственным образом уходила от полного уничтожения, неизменно затем возрождаясь в самых непредсказуемых местах и обстоятельствах, вновь, как и тысячи лет назад, пытаясь уничтожить весь мир.

Парламентер заявил, будто доволен мужеством защитников Города сумевших столь долго отвлекать врага и тем самым замедлить их на достаточное для его народа время, чтобы успеть сорганизоваться и нанести удар. Наградой же стало обещание рассказать о природе противостоявших им созданий, а также помочь раненным. Правда последнее только при условии, что все пострадавшие соберутся в некогда бывшей домом колосса пещере – якобы он намерен использовать редкое одноразовое средство.
“Моему” Лорду подобное предложение, да и вся ситуация, сильно не понравились («до заворота кишок»), однако его рогатый коллега настоял на принятии предложения – как минимум в качестве жеста доверия к «союзникам». И пока в ставшую гигантским крематорием залу доставляли раненых, дракон доносил до владык сведения о павшем противнике.

Происхождение мерзости неизвестно – они могли быть порождением Тартара, творением безумного мага или даже пришельцами из иного мира. Да и вообще об этих тварях очень сложно говорить с уверенностью, ибо постоянное изменение – постоянная часть их природы. И это первая из трех вещей, которые известны точно. Две другие тривиальней: эти существа опасны и стремятся пожрать всё, до чего смогут дотянуться.

Тысячи лет назад, во время первого контакта звероящеров с их будущими смертельными врагами, вид последних был совершенно иным, как и поведение. Тогда твари не прятались, не убегали, не пытались адаптироваться, а лишь перли нескончаемым потоком во все стороны. Вскоре ситуация стала настолько катастрофична, что заставила драконов — вечных индивидуалистов и одиночек – впервые в истории объединиться, но и при столь великом достижении победа над «Ордой» досталась им лишь ценой огромных усилий и жертв.

Но гибель того, первого Источника не стала концом противостояния – из столетия в столетие звероящеры продолжали искать новые гнезда тварей от одного края подвластного им мира до другого не имея возможности обрести покой, ибо некогда шедшие напролом монстры превратились в мастеров скрытности и маскировки, вечно ждущих удобного момента и никогда не чурающихся нападать исподтишка. Однако никакие их увертки не могли спасти колоссов от пламени, а по прошествии тысяч лет борьбы некоторые представители огненных ящериц научились чувствовать присутствие своих врагов, тем самым лишив их и возможности прятаться. Тем не менее, и этим «избранным» далеко не всегда удавалось обнаружить логова существ достаточно рано и твари успевали пожрать очень многое — а чем больше они поглощают, тем сильнее становятся. И порой уже мерзость начинала охотиться на драконов.

Уничтоженный в результате “Тайной войны” колосс к концу существования почти достиг нужного возраста и мощи для порождения исполинов, способных чуть ли не на равных сражаться с огнедышащими, однако благодаря сопротивлению Города занялся, по словам Кировагра, “всякой мелюзгой" — но даже несмотря на это смог сломать шею одному из его сородичей и немало изранить еще нескольких.

Потому очень важно пытаться выследить – и ликвидировать — их на начальной стадии.

Появлению тварей всегда предшествуют магические выбросы. Любой природы. Первое порождение нового гнезда – это множество мельчайших разноцветных шариков, питающихся плодами земли и размножающихся с ужасающей скоростью. Звероящер предполагал, будто благодаря им нидах проводит разведку, а затем используют в качестве пищи. Потом в округе появляются ларвы, также скорее всего являющиеся не более чем фуражирами будущей орды. Следом за ними приходят линги, уже целенаправленно охотящиеся и уничтожающие потенциальных противников. Происходящее же после того пони имели несчастье лицезреть собственными глазами – и тогда лишь драконы способны совладать с жаждущими пожрать всё на свете монстрами.

И редко когда такая битва обходится без жертв со стороны звероящеров. В то время как существа зачастую выживают, пусть и в весьма малых количествах — лишенные направляющей воли родителя они дичают и разбредаются в произвольных направлениях. Однако стоит им найти другого колосса или хотя бы его начаток и их жизни вновь обретают цель – в служении стражами нового ростка гибели.

Шансы на подобный исход, увы, весьма велики — семена мерзости каким-то образом еще в незапамятные времена расселились по всему миру и находятся в могущей продолжаться сотни и тысячи лет “спячке”, доколе их не потревожит магия. Чем больше волшебства они воспримут, тем агрессивнее становятся.

И потому он остается здесь: пусть зло способно поднять голову в любой точке карты, однако более всего шанс на подобный исход именно у тех мест, что некогда уже испытали на себе его тлетворное влияние – сколь бы «очищенными» они не казались.

Нельзя сказать, будто Лорды образовались подобному соседству – у них успели сформироваться планы по присоединению неожиданно обширной системы пещер за Драконьими воротами к Нижней части с последующим ее заселением и окультуриванием. Однако мнения пони никто не спрашивал. Тогда правители попытались не упустить по крайней мере сиюминутной выгоды – в виде просьбы о разрешении на сбор трофеев: сколь бы ужасными не являлись чуть не сожравшие Родину создания, а тела монстров представляли из себя настоящий клад редких материалов. Звероящер ответил отказом – «его» зал стал неприкосновенным с момента гибели предыдущего хозяина, однако Кировагр ничего не имел против очищения ведущих к Городу тоннелей от остатков тварей. При условии, чтобы впредь пони вовсе не посещали данную часть подземелий.

В целом, автор счел сии переговоры плодотворными – знания, разрешение на утилизацию трупов плюс получение пусть и не вызывающего особого доверия, однако весьма могучего союзника в борьбе с могущими вернуться противниками. Жилого пространства конечно жаль, однако это уже «альтернативные издержки».

В общем, успех. Оставалось лишь воспользоваться предложенной помощью в лечении раненых и можно с триумфом возвращаться в Город. Их кстати оказалось не так много – всего лишь около двух сотен солдат и офицеров. Продолжавшийся неделями яростный натиск вообще не способствует выживаемости. По команде дракона они выстроились перед ним в несколько рядов и закрыли глаза.

«Спаситель» сжег их. Всех до единого:
“Любой из них мог нести в себе семя. Я не могу допустить, чтобы гибель моего собрата оказалась бессмысленна”.

Подобное обращение с героями, не жалевшими своих жизней в борьбе против мерзости, взбесило Лордов воздуха и земли, чуть не бросивших на ждущего того убийцу оставшиеся войска. Но глава единорогов не дал им совершить никаких глупостей, просто усыпив “братьев” и единолично уведя армию за Драконьи ворота.

Таков стал последний аккорд «Тайной войны». Однако ее эхо и не думало затихать…

Потом – необходимо отдохнуть.

-
Со стыдом вынужден признаться: я таки сделал это. Три куколки из веточек, соломы и бересты – точь-в-точь, как на оставшемся в другой жизни уроке труда. И даже поиграл с ними в казнь. Следующим пунктом будут увеселительные прогулки на гигантском жуке и жалобы трупам по поводу недостаточной комфортности моего подземного жилища…

Простите – имел нужду как-то сбросить пар. Окунемся-ка снова в историю.

Несмотря на вмешавшуюся в планы «наших защитников» драконью жадность, обилие полученных трофеев оказалось слишком велико, чтобы его прятать. Количество же потерь вовсе невозможно было скрыть. И если первое досталось в основном единорогам, то второе по большей части пришлось на долю моих сородичей. От таинственности “Тайной войны” осталось только первое слово в названии. Как результат, произошло именно то, чего всё это время боялись Лорды и их приближенные – восстание. Кровавое, беспощадное и массовое.

За оружие взялись не только бескрылые и безрогие «недограждане». Против учиненной правительством несправедливости выступили и многие их более везучие на телесные придатки собратья, коих однако в рядах революционеров всё равно присутствовало меньшинство. Казалось бы, владыкам нечего бояться: у них прекрасно оснащенная, опытная, закаленная в боях и полностью подконтрольная армия, буквально вчера лезшая на многократно превосходящего ее численностью врага как сумасшедшая. Но пони, даже земные – не вещи. И глупо ожидать что, будучи однажды положены на полку, они будут спокойно и безропотно лежать там, покуда ты не соблаговолишь воспользоваться ими снова.

В офицерской среде имел место заговор. Из захваченных антимагических трофеев – “паучьего шелка” и “чихания бирера” мои сородичи тайно изготовляли подшлемники, затем надевавшиеся на подчиненных им солдат. Через какое-то время несчастные освобождались от контроля со стороны магов и, по большей части, вливались в ряды «освободителей». Отказавшиеся (например, просто хотевшие домой), лишались защиты и вновь попадали в ментальное рабство. К моменту окончания войны больше половины солдат уже получили возможность мыслить самостоятельно и в полной мере сознательно сражались за Родину. И уж кто-кто, а сии ветераны и герои точно знали, насколько их страна нуждается в наведении порядка – а потому нет ничего удивительного в присоединении большей части армии земных пони к повстанцам.

Увы – или к счастью – и это весьма солидное подспорье не перевесило чашу весов на сторону справедливости. Потому как власти Города все еще обладали весомыми силами: не такой уж ничтожный корпус оставшихся верными «добровольцев», в том числе и действительно свободных, большинство единорогов, крепость Главной части и большая часть стратегических запасов. Но главное – на их стороне стояли пегасы.

Крылатые, показав свою полную беспомощность вне небес, практически не участвовали в войне и потому понесли наименьшие потери в живой силе — чего нельзя сказать о буквально обливавшейся кровью гордости: прирожденные воины, сотни лет практически в одиночку защищавшие Город от всего ненавидящего его мира, оказались бесполезны для своей Отчизны в час величайшей нужды. Потеряли саму суть и смысл бытия – единственное оправдание для жизни и дыхания общим воздухом…

Могу себе представить, насколько наши дорогие братья обрадовались «бунту неблагодарной черни», давшим «повелителям небес» долгожданный шанс “восстановить свою честь”, продемонстрировав оттачиваемое из поколения в поколение умение “наводить законность”. И уж на открытом пространстве с ними не могли соперничать даже прошедшие войну былые товарищи.

Периодически переходящие в откровенную резню вооруженные столкновения продолжались несколько месяцев и поглотили немалое количество душ как сражавшихся, таки просто пытавшихся выжить в воцарившемся хаосе мирных жителей. Революционеры проигрывали, однако и не собирались сдаваться – в немалой степени благодаря объявленной государством непримиримой политики по отношению к «предателям Родины». Но вечно подобное положение длиться не могло и в конце концов земным пони – офицерам из противоборствующих лагерей удалось инициировать переговоры, неожиданно завершившиеся успехом.

Правительство пошло на многие уступки – пусть и по большей части уже бывшие обещанными Лорду земли за его сотрудничество. Самой же радикальной и непримиримой части восставших, категорически отвергавшей возможность мира без казни виновных в преступлениях против понячности (т.е. всего высшего руководства страны), предложили покинуть Город. После воистину последнего, закончившегося провалом и чуть не вылившегося в отвратительную бойню наступления, они оказались вынуждены согласиться, забрав с собой чуть ли не половину всех городских запасов продовольствия и вобрав в свой исход многих бойцов и командиров спасшей Отчизну от тварей армии.

Итоги. “Особый черный чай” попал под официальный и абсолютный запрет, а технику магического контроля объявили вне закона. Земные пони наконец получили долгожданное уравнение в правах со своими собратьями и частичное перераспределение обязанностей заодно с некоторой частью оставшейся после гражданской войны собственности. Кое-какие “пациенты” вернулись к родным. На центральной площади Главной части установили памятник моим сородичам — солдатам “Тайной войны”, а имена всех погибших занесли на каменные таблички и выставили на всеобщее обозрение в Музее.

Здорово, не так ли? Как грится, все счастливы и вместе обитают в самом замечательном месте на планете. Вон даже те никак не хотевшие жить дружно дурачки из радикалов тоже всего-то через годик одумалась и вернулась домой – вернее маленькая их кучка, типа все, кого удалось собрать после устроенного какими-то рогато-крылатыми варварами из огромного поселения на севере побоища. А вот нечего пытаться вступать со всяким лесным зверьем в торговые отношения и тем более глупо спрашивать у них, где бы тут имеет смысл поселиться.

В общем, мораль проста: сиди дома, выполняй приказы и не рыпайся, а то от тарелки отлучат…

Вновь прошу простить мою клоунаду. Просто слишком уж тяжело читать всё это.

Почему?

Возможно в вашем времени, уважаемые будущие читатели, всё будет по-другому, но лично я никогда и не слышал ни о «Тайной войне», ни о столь героически проявивших себя в ней сородичах. И симптомы от ”особого черного” очень похожи на виденное мной у продаваемых земных кобылок. Но это, естественно, лишь домыслы и вообще пропаганда обозлившегося на РОДИНУ изгнанника – как-никак сей напиток был официально запрещен.

К тому же таблички с именами ваш покорный слуга видел собственными глазами — в закрытом архиве единорогов, куда не пускают даже Принцев. Да и статуя тоже на месте — только теперь изображает Кона Тоната – как-никак чего добро выбрасывать? Всего-то ведь и надо, что приделать крылышки и Основатель готов.

Интересно: а существует ли вообще граница для нашей неблагодарности? Или дно у цинизма политиков?

Хотя будто бы предатель интересов Города способен чего-то сказать об этом.

Извините меня.

Очень интересная и поучительная история. Заставляет о многом задуматься.

Хочу только добавить пару маленьких деталей: уцелевших после встречи с «живыми» поставили на испытательный срок, а позже амнистировали. Лидер же оставшейся горстки «радикалов» — герой войны и высший офицер — вскоре ушел в Лес и так никогда из него и не вернулся.