Принцепс

Заключая сделку с "дьяволом" стоит ожидать осложнений. Если вы просите спасти свою жизнь, вам следует правильно продумать ваше требование, чтобы не оказаться в другом мире в облике чейнджлинга.

Другие пони ОС - пони Лайтнин Даст

Лига Грустных

Трикси и Гильда решают создать неправительственную правозащитную организацию "Лига Грустных, Безрадостных и Депрессивных", чтобы отомстить своим неунывающим обидчицам — Твайлайт и ее подругам.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Гильда Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Тайный анамнез Дерпи Х.

Эта история повествует о том, как врачи Понивилльской клиники разбирают, возможно, одно из темнейших и таинственных дел, которое только могло существовать в их практике.

Дерпи Хувз Другие пони

О том, что скрывают двери

В одну холодную осеннюю ночь малыш Пипсквик приболел. Довольно серьезно, и пока его отцу пришлось уехать по важным и срочным делам в другой город, сестра Редхарт с удовольствием согласилась с ним посидеть.

Черили Пипсквик Сестра Рэдхарт

Жизнь в кружевах

Аметист Шард – единорог, его будни были насыщены поисками магических артефактов, которые он изучал, а затем продавал. Жизнь текла более или менее размеренно до того дня, пока в заброшенном замке он не нашёл маленькую фигурку, на которую наложено проклятье, превратившее Аметиста в кобылу. Теперь он озадачен не только тем, как расколдоваться, но и как ему жить какое-то время в облике кобылы.

ОС - пони

Полярная звезда

После страшной войны Эквестрия распалась на конгломерат небольших городов-государств, но жизнь пробивается через осколки былого величия, и чувствует себя не так уж плохо. Мир похож и не похож на FoE. Завязка очень банальна, но я и так месяц думал, как же начать, дальше идет интереснее.

Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Вспомнить всё (хотя бы попытаться)

Наши любимые цветные лошадки подарили нам много поучительных, увлекательных, а иногда просто забавных историй. На этот раз Твайлайт с подругами преподносят самим себе урок о том, что не стоит кутить через край, ведь расплата неизбежна, как неизбежен рассвет по утрам. Наполняйте ваши бокалы, броняши! И начнем, пожалуй.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна Биг Макинтош

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод V: Конец Цикла

Фух, ну вот мы и добрались до последней части этой истории. Готовьтесь к поворотам, новым персонажам и эпичному финалу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис

Договор на Happy End

Что может случится с простой корреспондешей в ночь с пятнадцатого на шестнадцатое апреля? Ничего хорошего.

Другие пони

Новая игра Селестии

Третья, завершающая книга трилогии про Анона-рпгшника.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Черили Дерпи Хувз Лира Другие пони Человеки Шайнинг Армор

Автор рисунка: Noben
О пользе драконов. Черное и белое.

В гостях у чудовища.

Пили. Закусывали. Стреляли по паразитам.

https://www.youtube.com/watch?v=3tkcu-tJzDc

Наконец отошел от последствий погружения в славные дела предков и смог трезво оценить собственное положение в настоящем. И надо сказать, результаты анализа меня не радуют.

Разноцветные жрущие всё подряд шарики уже были. Ларвы много месяцев ползают как у себя дома. Появились линги и охотники. И весь этот зоопарк лезет из пещеры под моей горой. Сомнениям по поводу природы соседей за той самой Дверью не осталось места (хотя отпугнувшее меня в первый раз ощущение ЖУТИ всё еще остается неизвестной переменной – не хотелось бы верить, будто эти чудовища являются еще и менталистами) — слава Единому, что я не полез исследовать ее при заселении в мой новый дом. Однако на этом поводы для восхваления временно заканчиваются, потому как ответа на главный вопрос почему-то до сих пор не прослеживается.

Я изгнан и не имею права даже приближаться к Городу. И он в любом случае слишком далек.

Можно предупредить эквестрийцев – не верю, что все они столь же безобидны и бетризованы, как моя знакомая пегаска. Но кто мне поверит? Да и насколько серьезно воспримут эти беззаботные варвары весть о всепожирающих чудовищах на самой границы своей страны? По некой таинственной причине мне не улыбается вести на смерть полдюжины сельских кобылок…

Тварей же с каждым днем становится больше. И беззащитный Понивилль у них прямо под носом. С ужасом убеждаюсь в неизбежности становления героем и спасти меня от сей чаши способно лишь вмешательства самого ненавидимого существа во вселенной. Вот только проклятые звероящеры вполне могут не прилететь вовсе или же обратить на творящееся здесь внимание лишь когда тут камня на камне не останется.

Ладно, без паники. В любом случае, следует подготовиться.

-
Прошел целый месяц – и никто не пришел. Эквестрия будто бы не видит творящейся у самых ее пределов подготовки а маршу ужаса.

Перед горой уже образовалась начавшая плесневеть пустошь без единого следа зелени. Несколько раз видел вроде бы тащивших кого-то лингов.

Боюсь выходить наружу. Закупорился так, что без клещей не выдерешь. Но меня вряд ли защитит и целый склад ловушек.

Время истекает и возможности выбора почти иссякли.

Уже неделю не могу нормально спать. Страх не дает – и осознание, что вот-вот настанет ТОТ САМЫЙ момент.

-
Обмундирование вычищено, смазано, перебрано, починено и закреплено. В полном соответствии с сотни лет как неиспользовавшейся традицией «служителей земли» — наемников, преизрядно поубивавших народу в смутные времена между Крылатой демократией и Реставрацией Лордов –разоделся в бой как на парад, хорошо хоть без буфов и разрезов.

Припасы собраны. Еду приготовил заранее – гора не настолько большая, чтобы беспокоиться о сроке годности, хотя на всякий случай взял трехдневный НЗ сушеных грибов. Из вспомогательного только самое необходимое – вряд ли у меня будет возможность и желание чинить одежду ТАМ.

Гранаты изготовлены, причем в избытке – обвешан как крыжовник. Даже в попытке отсрочить героизм расщедрился на создание кустарной волшебной бомбы – за рецепт спасибо «братику», тогда еще звавшемуся Хорном. Именно она когда-то спасла нашу жаждущую стать Принцами тройку от змея – гигантская рептилия проглотила брошенную в нее шарик и в результате частично кристаллизовалась во фруктовый леденец. Мы ели ее несколько недель…

Это всё лирика лишь бы выиграть еще несколько минут перед отбытием.

Кто бы знал, до чего же мне страшно. За стеной зло, некогда едва не одолевшее весь Город – чего ему может противопоставить всего-навсего один изгнанник?

Однако в делах долга результат не столь уж и важен.

-
Помню, кто-то сказал: “первый шаг – самый трудный, а дальше само пойдет” (вроде бы про грибы). Необходимо признать, потерявшийся в славном прошлом доброжелатель абсолютно прав: на втором всё действительно сразу стало очень просто и очевидно – Дверь захлопнулась.

Пытался вскрыть ее несколько часов, весь обливаясь потом от ужаса и сквозь зубы молясь, чтобы местные жители оказались глухи как пробки. Судя потому, что даже с переставшими дрожать копытами результата ваш покорный слуга так и не достиг, сей вратообразный монстр до сих пор несет на себе оставшиеся от прежних обитателей колонии чары. Впрочем, обо всем по порядку.

Итак, безуспешно посребшись об отрезавшую путь к отступлению преграду и немного придя в себя, пишущий сие таки начал очень медленно и осторожно двигаться вглубь многообещающего тоннеля. В первой же пещере меня ожидал поистине великолепный урожай знания – в виде множества разбросанных по полу предметов понического производства, перемешанных с небольшим количеством также принадлежащих представителям моего вида костей. Вдохновляющая находка для чуть не падающего в обморок от страха Принца, не правда ли? Среди прочего, я обнаружил неожиданно хорошо сохранившийся в позеленевшем от времени бронзовом футляре дневник, проливший свет на уже заброшенную мной тайну покинутого форпоста.

Вопреки всем моим знаниям об истории и доктрине нашей Родины, оказывается в недавнем прошлом у нее имелся период территориальной экспансии. Вернее попытки. Причина тривиальна: горожан в очередной раз стало слишком много для уже полторы сотни лет (со времен создания внешней стены) не расширявшегося жизненного пространства. И, что куда важнее, поголовье недовольных проводимой правительством политики увеличивалось даже быстрее общей популяции. Ну а поскольку мы всё же хоть немного учимся на ошибках прошлого, традиционным методам исправления общественного сознания предпочли беспрецедентный, но определенно менее кровавый и сулящий немалые выгоды вариант – создание колоний.

Автор найденного послания потомкам, бывший комендантом ныне занимаемой мной фактории, не указал количество новых поселений, тем не менее утверждая возможность свободного расселения в них тысяч граждан. Каждая из инсталляций предполагалась как полностью самообеспечивающийся, надежно защищенный и полностью подчиненной Совету и Лордам Город в миниатюре. С последним пунктом, как и следовало ожидать, вышел прокол. Составлявшие львиную долю переселенцев диссиденты, преступники и просто несогласные, внезапно, не видели особого смысла в подчинении властям по сути дела изгнавшей их Отчизны. Начался парад суверенитетов, неизменно насильственный и кое-где успешный. Владыки направили в оставшиеся форпосты дополнительные силы и одновременно попытались отбить перешедшие под управление повстанцев колонии — тем самым ослабив гарнизон Города, чем не замедлили воспользоваться еще не выселенные возмутители спокойствия. В ответ на начавшиеся волнения государство отозвало часть войск из факторий в метрополию — с понятным результатом.

Подобная канитель продолжалась несколько лет. В итоге проект признали бесперспективным и вредным для Родины, а оставшихся лояльными колонистов отозвали. О судьбе же повстанцев в дневнике нет ни слова, кроме стенаний по поводу преждевременности использования «плода бесчестья», чего бы оно не значило.

Причиной же обнаружения мною данного дневника послужило любопытство его владельца. И гордыня. Сей жеребец являлся не первым комендантом этой крепости — всю первоначальную “администрацию” перевели на более опасные участки и когда он со своим отрядом прибыл сюда Дверь уже стояла — и никто из отъезжающих не удосужился объяснить ему, чего ради ее установили, передав лишь четкий и недвусмысленный приказ: ради безопасности колонии ни при каких обстоятельствах не открывать сего архитектурного монстра. Слушать же “вздор копошащегося в грязи бескрылого сброда”, как новый командир отзывался о большей части населения колонии, виделось ему ниже своего достоинства.

Но вот пришла директива об оставлении форпоста. Первой же партией отправив в Город всех единорогов и почти всё сколь-либо важное оборудование, автор решил, будто теперь ничто уже не мешает удовлетворению его любопытства. К походу сей самодовольный индюк подготовился с той же грацией и проницательностью, кою проявлял и в руководстве – а именно взяв в качестве дополнительной боевой единицы значительную часть заключенных разумеется и не подумав поинтересоваться их мнением. И, оставив десяток солдат в полупустом форте, двинулся в неизвестность.

В общем, отличная возможность для моего обычного нытья о “моих белых и пушистых сородичах, которых погнали на смерть ради удовлетворения своих личных интересов жестокие крылатые угнетатели ”. Можно прикладывать платочки к лицам и бить себя в грудь.

Вот только в изобилии разбросанные по пещера пегасьи доспехи имеют явно указывавшие на кирки отверстия. Причем судя по решетообразности большинства из них, избивали «повелителей небес» долго и весело. И вот после такого-то праздника духа бывшие каторжники внезапно обнаружили невозможность открыть дверь со своей стороны – хоть об этом безголовый комендант сумел позаботиться.

Вряд ли беглецам удалось уйти далеко. Потому как Стражи наверняка уже тогда стояли на посту и вполне могли справится хоть с сотней бедолаг и без помощи определенно совсем еще юного улья – главной, пусть и вполне ожидаемой новости, коя ждала меня чуть дальше по тоннелю в крупной подземной зале, ныне более всего напоминавшей муравейник только с куда более разнообразными обитателями.

В центре пещеры на покрытом каким-то наверняка не вполне естественным мхом холмике располагается колосс. Во всяком случае, именно так я себе его представлял – с поправкой на возраст. Создание размером с очень широкий двухэтажный дом, выглядящее как дерево с тонкими безлистыми ветвями, толстым коротким стволом и непропорционально большими отростками-корнями, состовляющими большую часть туши. И в полутьме видно, как он постоянно пульсирует и едва заметно шатается взад-вперед. Из вершины периодически выпускается высокая струя едва различимого на глаз газа, а из пор в нижней части туловища – сироп, служащий пищей крупным обитателям гнезда.

Столь малое количество костей по сравнению с обилием вещей в месте обнаружения дневника объясняется деятельностью скрибов: эти здоровенные жуки занимают в данном обществе роль утилизаторов – перерабатывают твердые ткани и прочие части тел добытых существ, кои не способны переварить другие жители, на выходе производя полужидкую фиолетово-розовую массу. Причем мусорщики специально тащат свою еду ближе к центру колонии для создания сплошного покрова. Таким образом создается питательная среда, позволяющая растить требующуюся для жизни органики прямо внутри улья – в основном совершенно не знакомые мне грибы.

К настоящему моменту весь пол залы покрыт сей жижей, что говорит о немалом количестве сырья за которое, вероятнее всего, стоит благодарить других постоянных обитателей пещеры, поименованных мною Стражами. Они подобны вставшим вертикально и выросшим в десятки раз скрибам. Их задние ножки уже не могли держать огромные туши и перемещаются они прямо на брюхе, передние же отросли и превратились в устрашающего размера орудия убийства. Головная треугольная пластина стала относительно остальных вдвое больше, а челюсти, весьма развитые и у падальщиков, без проблем откусили бы мне голову. Даже отсюда на броне видны множество царапин с выбоинами, да и в целом охранники выглядят сильно побитыми жизнью. Выскажу предположение, что вокруг колосса несет службу трио ветеранов какого-то ранее павшего улья.

Периодически в пещеру заглядывают линги, каждый раз таща с собой покрытую полупрозрачной пленкой добычу. Вся она доставалась колоссу, целиком заглатывавшему ее своими корнями. Его рацион оказался весьма разнообразен: птицы, ящерицы, крупные насекомые, небольшие животные — видел и как несколько субординатов притащили ему целого медведя, тоже, как ни странно бывшего проглоченным целиком, хоть и с немалыми трудностями (аж понадеялся, что чудище лопнет с натуги). Непереваренные кости выбрасываются утилизаторам.

Самая же незавидная роль досталась ларвам. Видимо гусеницы действительно служат самоходными фабриками для переработки любой органики в пригодную для главного пищу — и этой пищей являются они сами. Некоторые раздувшиеся до совершенно невозможных объемов насекомые сами вползают в разверстые пасти монстра — других приносят линги. Теперь понятно, почему чем больше особь, тем меньше в ней защитной жидкости – со временем ее предполагается употребить и, следовательно, когда гусеница становиться слишком большой и медлительной, «пастухи» должны воспринять «овцу» за добычу и отнести в логово.

Перечисленными местное видовое разнообразие никак не ограничивается. Здесь имеются толстые, смахивающие на блюдца жуки — собиратели урожая. Стрекозы, покрывавшие слюной стены и потолок, вероятно ради укрепления породы и теплоизоляции. Пауки, уничтожавшие чуждые сообществу растения и грибы. Обеспечивающие освещение слизни. И множество других, еще более непонятных по функции и виду создания, вместе образовавших превосходно организованный и по-своему прекрасный мир.

Даже попытался сделать несколько зарисовок особенно впечатляющих особей – вроде шибко напомнившей мне своей дырявостью «живых» многоножки, видимо занимавшейся фертилизацией почвы. С понятным результатом – «легче удавиться, чем научить это думающее шестеренками юное дарование рисованию».

Грустно думать, будто всё это великолепие существует лишь для разрушения.

-
Откровенно говоря, пишущий сие начинает сожалеть о необходимости уничтожения сего чудесного сообщества, что впрочем ни в коей мере не облегчает поставленной задачи. Пусть использованная перед открытием двери ларвовая жидкость делает меня невидимым для большинства местных обитателей: рабочие, охотники, фермеры – все больше доверяют обонянию, нежели зрению — однако я искренне сомневаюсь в эффективности подобного трюка против Стражей, особенно если вспомнить неподверженность сей слабости «паука». Кстати, если тут есть другие плеватели, то моя песенка считай спета.

Хотя в открытом бою у меня шансов нет и так и так – любой ветеран наверняка сможет почти без усилий размазать вашего покорного слугу по стеночке, а ведь они никогда не дежурят в одиночестве.

-
Имел сомнительное удовольствие наблюдать рождение ларв: несколько маленьких ярко-зеленых гусениц вылезло из расположенного в дальней части залы кокона. Прежде принимал их за камни.

Новорожденные вопреки ожиданиям не отправились сразу наружу за пищей, а начали ползать по полу пещеры и поедать грибы. Для пробы бросил камень в одну из гусениц. Видно их панцирь еще не окреп – она расплескалась с первого же попадания. Дежуривший у колосса Страж как-то почуял ее гибель и тут же бросился проверять “место преступления”, после чего зарыскал по зале, демонстрируя при этом немалую скорость и отличные скалолазные способности, окончательно убедив меня в бесперспективности прямого противостояния.

-
Уже четыре дня, как я прячусь на этих скалах и до сих пор не могу найти решения. Потолок слишком высоко и к тому же практически ровный – обрушить скорее всего не удастся. Выйти из пещеры невозможно – единственный проход на отлично виден местными правоохранителями. Отравить также не получится – даже будь у меня достаточное количество самого действенного яда, пищу всё равно тащат через вход на противоположной стороне залы. Героизм не принесет никаких результатов – просто не добегу на расстояние броска и не факт, что моя волшебная граната убьет колосса, а об обычных и заикаться наверное не стоит. Положение начинает казаться безнадежным.

Но страха нет. Единый со мной.

Недавно в голову пришла в меру бредовая мысль – раз на копытах нет ничего, могущего помочь победить тварей, то почему бы не попытаться сделать чего-нибудь новое? В конце концов, материалов вокруг полно, главное – уметь их заметить.

-
Поздравь меня, дневник, с лицезрением истинного Чуда — я жив и ныне перевожу дух у самого выхода из пещеры, а колосс мертв.

К концу недели вашему покорному слуге удалось сделать из обломков оружия крылатых и некой эластичной полузатвердевшей слизи примитивную баллисту. Воодушевленный успешно проведенными испытаниями (запускал из нее камни в противоположную стену пещеры), построил еще несколько подобных орудий. Однако после этого перед поническим техническим гением встала новая проблема – чековые гранаты, которые первоначально рассчитывалось использовать в качестве снарядов, не годились для поставленной цели – они бы банально не долетели до цели, а фитильные слишком ненадежны – огонь мог погаснуть как при соприкосновении с влажным противником, так и в полете. Возлагать же все свои надежды на единственную волшебную у пишущего сие не имелось ни малейшего желания.

Но мне таки пришлось довериться провидению, потому как пришедшие на второй день моих мучительных сомнений охотники притащили папочке подарочки от “паука”. И в одном из мешков отчетливо виделся силуэт пони.

Не буду расписывать охватившие меня в тот момент эмоции – скажу лишь, что самой приличной формулировкой будет «фрустрация». Тем не менее, Принцу удалось совладать с собой и таки выполнить возложенный на него долг – начав с запуска неположенного мне по безрогости козыря, удачно приземлившегося прямо в один из ртов как раз заглатывавшего ларву монстра. Раздался приглушенный взрыв, корень вздулся…

… и ничего не произошло.

Кляня себя за неудачную поделку и пережив новый приступ недостойной горожанина трусости, я уже начал лихорадочно готовиться к бомбардировке успевших обернуться в мою сторону Стражей. Однако колосс внезапно нарушил свое обычное расписание и досрочно выпустил клуб пара – да еще и вместо обычного сгустка белесого газа к потолку с оглушительным грохотом устремился целый зеленоватый столб, разбившийся о камни и начавший стремительно оседать на скрибов-переростков, которых неожиданно начало корежить.

Они топорщили чешую, извивались, махали лезвиями, катались по полу и выли. А затем без всякого предупреждения напали на своего подопечного. Линги, тут же бросив груз, атаковали бунтовщиков, а колосс начал отмахиваться “ветками”. К становящейся всё менее осмысленной драке присоединились и некоторые другие жители улья, а затем в кучу-малу полетели и гроздья моих гранат

В итоге невыполнимая миссия оказалась завершена буквально минут за сорок – а счастливчик поспешил к мешку. Внутри действительно оказался пони: жеребец-земной салатового цвета, причем без сомнения являющийся жителем Города. Еще дышавший и продолжающий сие одобряемое обществом занятие и по сию пору.

Необходимо дотащить его до форпоста – в любой момент могут вернуться линги или ларвы. Сбор трофеев придется оставить на потом.

-
Как ни странно, на теле пациента практически нет ран — несколько ушибов и царапин не в счет. Состояние стабильное, симптомы недомогания схожи с демонстрируемыми после захвата Рейнбоу Даш, разве только в более экстремальной форме. Вероятно, догадка насчет испарений таки верна. На всякий случай вколол ему пару общих стимуляторов – сейчас уже корю себя за это последними словами: никто ж не знает, как они могут среагировать с ядом тварей.

Ладно, будем надеяться, что парень оклемается – помочь всё равно не знаю как. Но пока вроде всё путем.

Забавно: у меня с чего-то складывается ощущение, будто этот пони “какой-то не такой” — видно я настолько привык к внешнему виду наших эквестрийских сородичей, что стал воспринимать его за норму. Таким образом вашему покорному слуге представилась редкая возможность посмотреть на привычные с детства черты со стороны.

Надо признать, результат осмотра оставил у меня исключительно приятные впечатления: широкая грудь, мощные передние копыта, пропорциональное тело – во всем чувствуется некая внутренняя основательность – пухлые эквестрийцы выглядели бы слабовато на фоне моего соотечественника. Жаль обо мне подобного не скажешь. Ну и ношение одежды также способствует внушительности.

Жеребец, как и пишущий сие, одет в кожаную куртку – многокарманницу, хотя и не из биреровой кожи. Судя по некоторым найденным при поверхностном обыске вещам, он работает исследователем или разведчиком. Из оружия нашел только ножны от длинного ножа – вероятно, остальное потерялось во время боя или транспортировки. В целом, обмундирование вполне знакомое, за исключением одного крайне интересного предмета – чего-то вроде широкой немного изогнутой у конца трубки, напоминающей музыкальный инструмент, но явственно пахнущей чем-то очень едким и смутно знакомым. Жаль, не могу изучить попристальнее – будет уж слишком бесцеремонно.

-
Не смог удержаться и оставил-таки своего бессознательного гостя в одиночестве. В оправдание скажу лишь одно — здоровяк спал здоровым и беспробудным сном младенца. Хотя подозреваю, что даже будь у него жар и горячечный бред, ваш покорный слуга всё равно бы не смог устоять перед искушением — жадность влекла меня как на колесиках.

Не могу передать, КАКИЕ эмоция я испытал, оценив масштабы доставшейся мне добычи. Наверное лучше всего пишущего данный текст понял бы хомяк, на которого снизошел арбуз. То есть с одной стороны плавно переходящий в экстаз внеземной счастье, а с другой – дикое, рвущее нутро горе вперемешку с разочарованием от осознания своей невозможности утащить всё.

Впрочем, через пару часов лихорадочных скачек и тщетных попыток взвалить на себя вдвое превышающую пони размерами кучу самых ценных вещей, сознание наконец начало проясняться. В конце концов, об этом месте ведь никто кроме «героя» и оставшихся тварей не знает. Требуется всего-навсего установить ловушки на входе на случай возвращения жителей погибшей колонии и в будущем Принцу наверняка хватит времени, чтобы должным образом распорядиться свалившимся на голову богатством.

-
Опять забыл о непрезентабельности своего внешнего вида.

К чести моего гостя должен заметить, что он не вскрикнул и не отпрыгнул, когда из коридора на него накинулся непонятный тип в устрашающей маске – ваш покорный слуга всё еще мысленно перебирал добычу и просто не заметил вставшего пациента за маячившей перед глазами горой сокровищ. Собрат лишь направил мне в грудь закреплённую на правой ноге трубку, чем еще более меня заинтриговал.

Увы, на сей раз разговора не состоялось – узнав об отсутствии опасности гость снова свалился. Обидно: я-то уже решил, будто в кои-то веки попавшийся собеседник уже вполне здоров и готов быстренько поделиться вестями с Родины, после чего радостно согласиться помочь с сортировкой трофеев.

-
Спасенный оказался удивительно назойливой личностью.

Безусловно, в обычное время изгнанник буквально сгорал бы от жажды пообщаться хоть с кем-то, тем более с соотечественником. Однако в данный момент, когда на расстоянии пары часов хода от моего дома в буквальном смысле слова гниют ценнейшие материалы, сама мысль о потере времени даже на краткую беседу вызывает лишь жгучее раздражение. Тем более, что мой бывший пациент является редким конспиратором: изо всех сил пытается увильнуть от любых вопросов, как-либо касающихся его жизни, дома или направления деятельности. Пришлось ставить вопрос ребром, но и тогда ответ ограничился фразой: “не имею права об этом рассказывать”.

А я-то себя считал параноиком.

Выяснив же, кто перед ним, жеребец прям таки с ума сошел чуть ли не насильно начав тянуть Принца куда-то в лес.

-
Прости за вырванные страницы, дорогой дневник. Положа ногу на сердце: сие соделано не из желания скрыть от тебя или “будущих пони” что-либо порочащее. Просто с меня взяли обещание: никому не рассказывать о виденном и слышанном в последнем путешествии.

Скажу лишь одно: оно дало мне преизрядно пищи для размышлений и, не менее приятно, наконец-то предоставило возможность заново подковаться.

-
По счастью, перед походом успел собрать и законсервировать большую часть склонных к гниению и представлявших из себя хоть какую-то ценность трофеев. Впрочем, кто знает – вполне вероятно из-за нехватки образования ваш покорный слуга растратил все свои время и силы на безделушки, упустив в итоге настоящие сокровища.

Так или иначе, в данный момент мне предстоит воистину захватывающее действо – обработка не подверженной быстрому разложению добычи, переоценка имеющихся ресурсов, транспортировка, складирование и прочая наполняющие сердце любого скряги теплом и радостью активность, во время которой мне представиться отличная возможность как следует поразмыслить над сделанным предложением. Плюс давно пора готовиться к зиме – уже подмораживать начинает.

-
До чего печально смотреть на мертвый улей – некогда вместилище кипящей и бьющей через край от радости бытия жизни, готовившееся к великим свершениям царство порядка и гармонии ныне представляет собой лишь гору гниющих распотрошенных останков, в которых шевелятся несколько чудом выживших мелких обитателей, несмотря на обстоятельства продолжающих заниматься бессмысленной работой.

И сегодня в сей Дом Мечтаний, ставший Кладбищем, зашел мародер, уничтоживший целое общество ради мнимого благополучия кучки своих не умеющих даже носить одежду варварских сородичей. По чести говоря, не всё ли им равно, как именно несуществовать – в счастливом и вечном рабстве у «высшей расы» или в качестве пищи для чего-то быть может более великого…

Пардон, глупость сморозил. Но кто бы знал, насколько же мне жаль всего этого исчезнувшего великолепия!

Вероятно, банально надышался каких-то местных миазмов в изобилии наполняющих пещеру — увлекшись мыслями об очередной разделке трупов, ваш покорный слуга совершенно забыл о паре неприятных явлений традиционно сопутствующих массовому забою бродящей там и сям в органическом виде материи. И если смрад еще теоретически возможно перенести, то отвратная жижа с обильным и весьма деятельным населением под ногами окончательно отбила у меня охоту к работе.

Ничего удивительного: сколь бы совершенной и замечательной ни была искусственная среда, а без поддерживающих ее производительных сил она обречена в любом случае. Скоро от былого величия не останется и следа.

Приду сюда после заморозков.

-
Принц закрыл дневник и привычным жестом положил его в боковой карман. Бросил последний грустный взгляд на в прямом смысле слова погасшее вместилище жизни – и развернулся в обратный путь, погрузившись в невеселые мысли.

У самого выхода из пещеры изгнанник остановился – счистить с копыт налипшую грязь – и ему на глаза попался скриб. Эти маленькие трудолюбивые жуки также пытались защитить колосса и, как казалось при осмотре места битвы, все пали смертью храбрых. Конкретно же данный представитель утилизаторской профессии видимо на момент революции находился в командировке.

С чего-то заинтересовавшись, земной пони подошел поближе. Вероятно, предположение о неучастии насекомого в битве является преждевременным – у него не хватает ножки, а на панцире имеются две здоровенные борозды – наверное кто-то пытался его съесть. Транспортируемая им кость провалилась в небольшую сужающуюся у концов трещину и застряла там, а несчастный бедолага никак не мог ее вытащить.

Перед мысленным взором жеребца вдруг с чего-то возникла Родина, каковой она снилась ему в кошмарных снах – разрушенная проклятым драконом. И выбирающийся из обугленных вонючих руин пони, весь в шрамах и подпалинах, но всё же живой. Какой-нибудь простой работяга: пекарь, строитель, ткач или один из сотен других «обычных» граждан, на каждодневном труде которых лежит благополучие величественного Города.

Что чувствует этот несчастный? О чем думает, глядя на свое павший жертвой безжалостного врага обиталище? Когда видит все мечты и идеалы растоптанными в прах, а тех, на кого возлагались его надежды и кому он доверял, не выдержавшими возложенной на них ответственности?

Чего же сему горожанину остается делать, стоя на развалинах его мира?

Вариантов, в общем-то, немного: умереть, будучи не в силах пережить крушение своей вселенной или уйти, тщась вновь обрести счастье где-то еще. Но разве возможно вот так просто взять и бросить дом?

Думаю, сначала сей безвестный «счастливчик» попытался бы хоть как-то обмануться, точь-в-точь как скриб — воскресить, пусть и иллюзорно, Отчизну, коей он и многие поколения его предки посвящали бытие, вложив в ее будущее столько сил и средств. Небось попытался бы собрать стенку здания или совершить ставший за годы ритуалом поход на превращенный в черное пятно рынок….

А может и не из шока, но в знак почета и памяти к навеки ушедшей главе своей жизни.

Когда у него имелось место — его место.

И ожидания. И смысл.

Ничего уже нет.

Принц закрыл глаза, успокаиваясь. Вроде бы у края глаза даже появилась слезинка. Ох уж это живое воображение – расклеился при виде какого-то безмозглого жучка, до сих пор с ослиным упрямством пытающегося вытянуть чьи-то останки из мельчайшей расселины в полу.

Изгнанник не смог сдержать ухмылки и, действую скорее по наитию, нежели велению рассудка, аккуратно вытащил никому уже не могущий помочь груз из трещины. Кажется скриб пискнул в ответ…

Не сходи с ума – велел себе земной пони, глядя вслед потерявшему всё насекомому – они не знают благодарности, да и вообще вряд ли осознают твое существование. Просто животные.

Пора «домой».

-
После возвращения из пещеры колосса на меня с чего-то напала хандра, напрочь лишившая желания делать вообще что-либо. Увы или к счастью, жизнь всегда сможет заставить.

Спасибо ларвам, съевшим все деревья на несколько часов хода вокруг горы, моя топливозаготовительная деятельность превратилась в весьма растянутый по времени и расстоянию кошмар с алгоритмом собрать-взвалить-тащить-вывалить-забрать мусор-вынести-заново. Дрова сырые, да и вообще со всех сторон малопригодные для полноценного сугреву, но зато хоть форпост слегка подрасчистился.

Та же беда с лесной пищей, да к тому же еще наложились последствия миграции: бегущие от тварей животные объели каждый кустик в радиусе нескольких километров, поэтому ради нямки пришлось предпринять полноценную экспедицию – и вернуться практически ни с чем, ибо и обычные конкуренты не дремлют, а сезон уже кончается. Придется всю зиму питаться грибами.

Не знаю даже, радоваться ли мне или печалиться, что вчера морось наконец сменилась снегом. Пожалуй, всё же второе – ибо под ногами теперь омерзительная скользкая слякоть. А дел ведь еще так много…

-
Странно: вроде и зима не особо суровая и год закончился неплохо (не каждый же день удается спасти мир) и заняться есть чем – до сих пор разгребаю, чищу и сортирую трофеи – а на душе так муторно, будто всё мое существование…не суть.

Видно так на меня повлияла «прогулка». Ведь казалось, вот-вот – и я вновь буду окружен сотнями подобных мне и получу возможность снова служить Высшему Благу. Воистину, язык мой-враг мой. Да и эти конспираторы тоже хороши – не могли разве поупрашивать Принца хоть чуть-чуть подольше?

Дожилися – еще и брюзжу в тебя, дорогой дневник.

И с Зекорой не пообщаться – она на зиму куда-то съехала.

Скоро подвывать от одиночества начну. Во всяком случае одно безумство, изошедшее из страстного желания общения я уже задумал – а именно наведаться в Понивилль. Там как раз кажется собираются организовать некое празднество и вроде бы намечается театральное представление.

Намерен посмотреть его. Незаметно, разумеется.

-
Не перестаю удивляться беззаботности понивилльцев: они так озабочены своими приготовлениями и настолько уверены в отсутствии даже минимальной угрозы, что не замечают и происходящего прямо под носом. Или это на них холодная погода действует? В любом случае, проникнуть в город и залезть на самый балкон мэрии оказалось до безобразия легко.

Аж появилось желание бросить внутрь бомбочку, дабы хоть немного разворошить этих возомнивших реальность прекрасным сном эквестрийцев — ради их же блага. Увы, ваш покорный слуга совершенно бессовестным образом сдержал сей благородный порыв из эгоистичного желания посмотреть-таки пьесу. Ничего – совершу предупредительный террористический акт в следующий раз. Потому как представление определенно стоило того.

Благодаря новой подзорной трубе (три слова: налаженное промышленное производство – это вам не моя кустарщина из спичек и желудей) удалось четко разглядеть губы рассказчика – светло-сиреневой кобылки с полосатой розово-белой гривой – и, спасибо старому подарочку магов, понять по крайней мере часть постановки.

Аборигены разыгрывали сцены рождения своей Отчизны.

Признаюсь, прежде как-то не задумывался о том, откуда пришли предки нынешних жителей Эквестрии. Ответ оказался в общем-то ожидаемым, но от того не менее приятным: у нас с ними одни корни – древняя Родина, до сих пор скорее всего представляющая из себя припорошенный снегом кусок вечной мерзлоты. Целестия правит потомками тех пони, что остались верны законным правителям – командиру Хурри Каину, канцлеру Пуду Ингхеду и принцессе Платине (никогда о ней не слышал – вероятно от того, что интересовался). Эти вожди прошлого, осознав невозможность борьбы с Долгой Зимой, в итоге решили последовать примеру незадолго до того сбежавшего в Лес Основателя и направили собственные экспедиции на поиски нового дома для населения гибнущей страны.

И внезапно нашли Эквестрию, где их подстерегло наказание за бесчисленные раздоры в виде вморозившей их в ледяные глыбы сверхъестественной силы. Та же участь ожидала и их запертых в морозной тюрьме подчиненных, однако стоявшие на краю пропасти субординаты нашли в себе силы отбросить былые обиды и гордыню, сплотившись вокруг мага. Некая быстрая фраза – не успел углядеть – и вознесшаяся к потолку вспышка, распустившаяся поглотившем несущих кару существ алым сердечком.

Короче, все спаслись благодаря рогоносцу. Кто бы сомневался.

В завершение та же магия освободила трех лидеров и очистила новую землю от снега. Не вполне понимаю – что мешало волшебникам сделать это раньше? До собственно признания их высшей расой и спасителями? Рассказчик только как заведенный говорил чего-то про разогревание «дружбы» — по частоте использования сие слово смахивало на мантру. Вероятно, маг не мог совершить нужное чудо без некой энергии, могущей быть добытой лишь из других пони? Жутковатая мысль…

Впрочем, не буду переливать из пустого в порожнее и делать далеко идущие выводы – ведь ваш покорный слуга воспринял лишь часть постановки. Но определенные полезные мысли мне все же удалось почерпнуть.

Во-первых: эквестрийцы еще сотни лет назад знали о такой вещи, как ежедневно носимая одежда и помнят о сем признаке цивилизованности и по сию пору. Но почему-то игнорируют его. Они также в курсе, что их предки не считали приличным выставление своего Знак напоказ.

Во-вторых: дружба для местных жителей явно имеет какое-то сакральное значение. Может даже столь же важное и основополагающее, как Долг для жителей Города. Хотя подобный вывод несколько поспешен.

В-третьих: показанная история отлично объясняет и поддерживает легальность превосходства единорогов в их обществе.

Однако в любом случае должен признать: чего бы не произошло во времена основания Эквестрии, результат сложно не назвать успехом. Хоть мне и неприятно это писать, но страна Целестии действительно во многом превосходит Город.

Почему так вышло?

Не хочется думать, будто пони банально не приспособлены для самоуправления и нуждаются в представителе “высшей расы” на троне. Тем более вечном и заставляющем себе поклоняться.

Скорей уж Кону и Ликви просто не стоило предавать своих лидеров и строить счастье собственных народов на эксплуатации моего? Ведь как дело начнешь, так оно и пойдет.

Ладно – это всё лирика.

В общем, я не жалею о своем решении посмотреть сию постановку.

-
Мои сильно осложненные превратившейся в каток жижей и приобретшей почти каменную твердость грудой плоти (вот тебе и «подожду до зимы») раскопки дали просто потрясающие результаты. Причем не в самом хорошем смысле данного слова.

Использовавшийся колоссом в качестве постамента холм посреди пещеры, будучи очищенным от останков, замерзшей слизи и прочих наслоений, оказался горой сокровищ. Поэтому пишущий сие не слишком удивился, обнаружив под остатками корней почившего хозяина пещеры драконий скелет. Часть костей растворена, многие поломаны, хвоста и крыльев не наблюдается (видимо самые легкоусвояемые – на будущее запомню). Но судя по черепу, в чьей пасти я мог бы поместиться целиком, звероящер являлся как минимум вполне сформировавшимся представителем своего вида, никак не могущим пасть от когтей и клыков даже сотни Стражей.

Самое же забавное состояло в том, что основания родителя тварей в прямом смысле слова срощены со хребтом их гонителя. Первый вырос из второго. Смею предположить, рассматриваемая огнедышащая ящерица получила в какой-нибудь битве с нидах серьезное ранение и, либо не заметив его, либо, помятуя о принятых в их обществе методах лечения, предпочтя скрыть, вернулась в родное логово неся в своей плоти зачаток нового улья.

На сем месте вашему покорному слуге впервые в жизни предстояло испытать жалость к этой крылатой смерти: страшно и представить, какие ощущения наполнили носителя, когда колосс начал расти внутри него. Причем мучения не ограничивались лишь физической болью – ведь дракон не мог не осознавать, что умирает. И кто через него получает жизнь.

Видимо это Кировагр и имел в виду, говоря о семени.

Видимо так твари и распространились по миру – в телах сотен и тысяч раненых убийц первого Источника, тогда еще не знавших об угрозе внутри собственных тел. «Защитники мира» сами заразили его, да еще и создали будущим росткам гибели идеальные условия для существования: гигантские расстояния, дикие местности с угрожающей репутацией, уверенность, хотя бы на первых порах, в отсутствии не любящих тревожить друг друга звероящеров, да еще и их же плоть в качестве “стартового капитала”.

Слов нет – остается только поаплодировать неведомому создателю сих великолепных, в прямом смысле оседлавших собственную смерть, чудовищ. Впрочем, у них скорее всего имеются и другие пути, ибо разве ж настолько рачительный хозяин положит все яйца в одну корзину? Однако этот определенно самый ироничный.

В районе грудной клетки находиться нечто вроде затвердевшего от времени проросшего зерна с так и не поддавшейся моей новоприобретённой кирке (видимо прорабская – в отличие от остальных не заржавела) оболочкой. Придется использовать взрывчатку.

-
Внутри “яйца” находился крупный угольно-черный камень-тетраэдр с неправдоподобно гладкими гранями, подобие которым ваш покорный слуга видел лишь после нашей самой тонкой шлифовки. Колосс явно очень ценил данный предмет – под толстенной окаменевшей скорлупой его дополнительно обвивали давно сгнившие щупальца вперемешку с чем-то, оставившим после себя лишь красноватую жижу. Когда же я коснулся поверхности, последние сомнения в важности объекта исчезли.

Не знаю, как объяснить…разве только одним словом: «сила». Будто бы сверкающий водоворот из драгоценных камней, заключенный в бьющееся живое сердце.

Сколь же великая мощь заключена в этом булыжнике, если и земной пони смог ощутить ее?

Откуда здесь такое сокровище? Добыча звероящера? Но тогда как оно оказалось у него внутри?

Несколько часов пытался решить сию проблему, заодно аккуратно выворачивая артефакт из проросшей грудной клетки. И как-то у меня создалось впечатление, будто камешек изначально находился здесь. Неужели и правда сердце?

Почему нет? Как-никак драконы – магические существа. И мягкосердечием отродясь не отличались.

Причем сей находкой можно объяснить практически все поразительные черты колосса, начиная от чудовищных темпов роста и заканчивая “разумностью” – магия обожает искажать реальность.

Нечасто по жизни жалел об отсутствии рога на лбу, но сейчас определенно один из таких случаев – не-магу при всем желании вряд ли получится даже понять природу данной каменюки. А уж об использовании остается только мечтать.

Однако попробовать всё же стоит.

-
Дневник.

Не знаю что сказать.

Понятия не имею, сколько времени прошло с последней записи, но судя по погоде за окном…вернее сезону…несколько месяцев, не меньше, будто вычеркнуты из моей жизни.

Всё началось в тот вечер, когда я вернулся домой после вскрытия ростка и обнаружения камня. Странная находка взбудоражила меня превыше всякого разумения, однако как не бился над нею пишущий сие, тайна и не собиралась раскрываться, не откликаясь ни на какие используемые мной методы познания.

В итоге ваш покорный слуга провозился чуть ли не до рассвета и наконец решил лечь спать, случайно взяв камень с собой в постель. Стоило черной поверхности коснуться до сих пор используемого в качестве подушки белого шара и драконьей пещеры, как последний вспыхнул режущим глаза светом. В моей постели появилось маленькое солнце, вскоре пошедшее радужными волнами, которые затянули меня в свои глубины.

Они открыли мне невозможное. И даровали чужие глаза, чтобы смотреть на иные миры.

Некоторые были прекрасны и подобны моему — порой даже казалось, будто Принцу видятся знакомые места и почти родные лица…

Другие ужасны. Одни полнились жаждущим пожрать тебя мраком, вторые казались Бездной, третьи выглядели бесконечным полем боя…

Так или иначе, везде присутствовали существа, по крайней мере отдаленно подобные нам.

Впрочем, не только мои сородичи населяли те пространства. Среди драконов, грифонов, зебр и прочих знакомых мне существ частенько мелькали неведомые твари. А одна – так чуть ли не в каждом втором. Один из тех редких случаев, когда даже мне легче нарисовать, чем описать. Пожалуй, более всего они смахивали на чрезвычайно худых, вставших на задние лапы, плоскомордых и почти лысых медведей. Эти твари зачастую носили одежду и разговаривали с пони. Вероятно, какая-то неведомая мне раса, живущая вдали от Города…

Пардон, отвлекся. Право слово – и жизни не хватит на описание всего, увиденного мной в шаре.

Этот артефакт буквально приворожил меня, заставляя не отрываясь поглощать историю за историей, зачастую забывая про сон и еду. Сотни сказок больших и малых прошли перед моими глазами за это время и не знаю, сколько бы оно еще могло так продолжаться, если бы вчера вечером артефакт не показал бы мне особую картину.

Главным героем оказалась моя знакомая понивилльская пегаска. Ее подруга – та самая розовая земная пони, с коей они столь невежливо обошлись, затащила крылатую в…

Не буду описывать, что с ней сделали. Меня вырвало.

Это была очень длинная ночь – я с трудом дождался утра и тут же начал высматривать в телескоп радужногривую. Слава Единому: она жива. Сложно представить, какой камень с души свалился в тот момент лицезрения занимавшейся какими-то строительными работами у порушенной ратуши целой и невредимой пегаски.

Данный эпизод нанес тяжелый удар моему душевному здоровью, однако он же наконец очистил мой разум, освободив его от власти шара. Вместо бездумного просмотра показываемых разноцветных изображений ваш покорный слуга наконец задумался над тем, ЧТО артефакт мне демонстрирует.

Итак, это не настоящее и не прошлое. Будущее? Действительно иные миры? Альтернативы?

Или же просто чьи-то сны?

В любом случае, нельзя настолько бездумно отдаваться во власть грез – ибо неведома ни цель их, ни само ее наличие. Пока результат в основном негативный: за время умопомрачения пишущий сие совсем отощал и осунулся, не говоря уже о прямо-таки безднах потерянного времени. А ведь у него есть и кое-какие обязанности.

-
— Командир, мы нашли его! – разнеслись над поляной голоса разведчиков.

Волькен поморщился – сколько недель уже рыскают по Вечному лесу, а эти безголовые до сих пор не научилась вести себя тихо.

— Докладывайте, — махнул он копытом. В походе нет смысла соблюдать все формальности.

А наказать их, если что, можно и дома.

— Мы нашли пещеру, в которой он скрывается, – подстраиваясь под голос начальства, почти шепотом отрапортовал спустившийся сине-зеленый пегас – главный в паре.

— Откуда такая уверенность? – поднял бровь глава экспедиции.

— Вокруг горы расположена обширная проплешина в зеленом покрове без явных к тому предпосылок, тем самым четко идентифицируя наличие как минимум одного чрезвычайно активного и чуждого среде консумента, – нарушая субординацию, протараторил младший – видимо подготавливал речь по дороге к лагерю.

— Еще у входа в одну из пещер лежит здоровенная куча всякого гнилья, – по-простецки докончил старший, с некоторым злорадством глядя, как напарник сжался под взглядом командира.

— Всё? – убедившись в достаточности раскаянья решившего поумничать субордината, уточнил черный пегас.

— Так точно! – хором ударили в грудь разведчики.

Итак, проанализируем…а впрочем зачем? Всё очевидно.

— Передайте по построению: выдвигаемся через час, — на лицо сама собой выползла предвкушающая усмешка.– Всем готовиться к бою.

-
На мою голову свалился настоящий подарок небес, причем в прямо смысле – в виде сотни вооруженных до зубов соотечественников-пегасов. К счастью для всех присутствующих, у новоприбывших не имелось враждебных намерений по отношению к нынешнему хозяину форпоста. Вдвойне удачно, что сие обнадеживающее обстоятельство выяснилось до того как инцидент привел к каким-либо жертвам. Так что сейчас я принимаю гостей.

Командиром у них некий на редкость подозрительный и недружелюбный черный жеребец, смогший тем не менее опознать в тощем и грязном дикаре Принц и даже снизошел по этому поводу до объяснений. Их отряд послан Городом для обнаружения и уничтожения гнезда «некой мерзости”, информации о которой дано ровно два пункта: в какую сторону лететь и что цель чрезвычайно опасна. Плюс несколько основных ориентиров, указавшим в итоге на занимаемую мной пещеру – нечего мусор прямо перед входом выбрасывать (экология наносит ответный удар).

По словам крылатого, направление предоставлено лично засевшим в глубине горы звероящером – памятуя об обстоятельствах моего изгнания, предводитель не стал скрывать наличие «нашей маленькой проблемки» — а столь полную информацию о противнике поведал Лорд Магии.

Заинтересовавшись вроде бы не самым обычным контактом со звероящером, я попросил поделиться деталями. Командир лишь пожал плечами и заявил, будто не обладает полной информацией, однако по слухам требование отправиться за «хрен-знает-чем» донеслось из глубины тоннеля во время очередной доставки дани. Лишь общее указание – северо-восток – и угроза в случае неподчинения расплатиться своими жизнями. Пренебрегать драконьим приказом в любом случае чревато, но и просто посылать войска в неизвестность правители не собирались и потому приказали единорогам поднять архив. В итоге вместо одного подразделения в путь отправились три.

Вот только они в любом случае опоздали.

Приятно иметь возможность помочь соотечественникам.

Да еще и меня не отпускает ощущение, будто вот-вот удастся произвести на свет нечто блестящее.

-
Волькену категорически не нравилось все происходящее. Начиная с самого задания – мало того, что исходящего от тянущей из них соки огнедышащей ящерицей, так еще и в общем-то данного почти без сведений — и кончая принимающим их земным пони. Всё ж таки идея внезапного обнаружения несколько лет как изгнанного и уже давно сочтенного погибшим Принца земли и сама по себе кажется немного бредовой, а уж факт его обитания здесь – в том самом месте, где якобы находиться их цель – вовсе делает сию встречу практически невероятной. А ведь это еще не вспоминая о выслушанных за время пребывания в гостях сказках…

Подобный грозовой туче пегас испустил тяжелый вздох и бросил на пялящегося в потолок собеседника тяжелый взгляд.

Гвардеец встречался с ним несколько раз до «прискорбных событий» – обычный, довольно неуклюжий скромный вельможа, один из множества воспитанников Дворца. Может немного поумнее остальных, раз смог дойти до конца и стать таки наследником Лордов. В общем, ничего примечательного. Впрочем, даже будь у бескрылого пять ног, командир в любом случае посвящал бы куда больше внимания его брату Хеилсту. Вот кто действительно был и остается праздником для глаз: сильный, быстрый, смелый, волевой, красавец каких поискать. Прямо-таки воплотившаяся манифестация достоинств небесного народа, кроме разве только ума – но по этому поводу в Волькене скорее говорит банальная зависть, да даже если и так, то оно придет с опытом.

Однако и Принц воздуха вряд ли смог бы в одиночку уничтожить столько тварей за раз — и никакая бы “воля Единого” ему не помогла.

Хотя кому, как не нынешнему капитану гвардейцев знать, сколь многое в бою решает удача?

В любом случае сейчас перед его глазами сидит совсем другой жеребец. Присутствует в нем нечто такое, что заставляет немало повидавшего на своем веку пегаса постоянно нервно оглядываться и держать оружие наготове, будучи окруженным десятком субординатов. И дело явно не в порывистости движений и с каждым часом увеличивающейся дикости – такого навидался за время командования вдосталь.

Может проблема в маске? Как-никак, именно благодаря ей Принц окончательно подходит под описание больного Снежной Чумой на крайней стадии — пусть последняя эпидемия завершилась задолго до рождения Волькена, но это еще не значит, будто все забыли о проклятой язве.

Хотя, чего ради глубоко копать? Скорее всего дело в приеме, который сей не-гражданин оказал ему и его солдатам при встрече — еще бы немного и капитан окрасил собой стену. Пора кончать с дурацкой привычкой ходить впереди.

Да и вообще: сама мысль о спокойно живущем в одиночестве посреди Вечного леса земном вызывала в пегасе чуть ли не негодование. А уж допущение возможности успешной охоты бескрылого пони на местных обитателей…

Объект рассмотрения вдруг вздрогнул и опустил взгляд на гостей. И тут предводитель понял, чего же ему по-настоящему не нравится в хозяине: сумасшедшая улыбка, как у вот-вот готовящегося начать кровавую вакханалию берсеркера.

И не предвещающий ничего хорошего блеск в глазах.

-
Вдохновение. Радость. Энергия. Огонь внутри.

ИДЕЯ.

И крылатый поможет.

-
— Итак, правильно ли я понял, – уже чувствуя прилив раздражения, снова начал Волькен. – Вы хотите использовать посланных на задание чрезвычайной важности избранных гвардейцев Города в качестве вьючных животных? А заодно уговариваете меня составить заговор?

Принц вздохнул, скорчив видную и за маской мину глубочайшего разочарования в интеллектуальных способностях собеседника. Капитану понадобилась немалая часть его выдержки, чтобы не размазать наглого щенка об стену:

— Ладно, допустим вы и правда настолько верны дракону, что не можете и помыслить о «предательстве» своего благодетеля, — вновь резануло пегаса горящим взглядом. – Повторяю: никакого вранья или обмана нет и в помине. “Мы нашли гнездо врага, но не смогли его убить” – кристально чистая правда, как и большая часть того, что я говорю. Или вы умеете убивать трупы? – еще язвительнее добавил он.

— Если прикажут – разумеется, — стиснул зубы Акутус. – И мне категорически не нравится ваш тон, изгнанник.

— Бывает, — отмахнулся бывший гражданин. – Давайте тогда еще раз рассмотрим ситуацию…

В конечном счете беседа продлилась почти два часа и вопреки всем ожиданиям, к ее окончанию командир таки уступил: сколь бы подозрительным не выглядело предлагаемое предприятие и как бы неприятен ни стал Принц в его глазах за время общения, а выдвинутые доводы всё же довольно весомы. В крайнем случае Город потеряет лишь и без того выброшенного в лес психа.

Да и чужие трофеи всяко лучше, чем никаких.

-
Отлично! Пегасы улетели. Пора навестить своих новых знакомых – они тоже помогут мне.

За плату, естественно – однако ее размер не имеет значения.

Потому как ОНА ценнее всех сокровищ мира.