Автор рисунка: MurDareik
Прелестное дитя.

Рождение Силина.

К чему может привести страх перед одиночеством.
Посвящается двадцати четырем моим верным читателям.
За время своего правления Принц узнал о некоем ритуале, способным превратить земного пони единорога. Однако этого было мало и он отдал приказ усовершенствовать его.

Большие потери.

Значимые разрушения.

Но цель достигнута.

Белая Принцесса захвачена, обезврежена и спелената в паутину.

Что дальше?

Лентус огляделся и направился к сидящему у горы обломков Принцу.

Труп. Кобылка. Белая с зелеными полосами. Смахивает на горожанку, но пришла с эквестрийцами.

Почему лидер плачет?

Что-то шепчет.

Сили. Не может быть. Этого нет.

Единорог осторожно тронул капсулу, но земной не реагировал, продолжая гладить уже остывающее тело и бормоча.

— Ваше высочество, какие будут приказы? – никакой реакции.

Один. Совсем один.

Он попытался привлечь к себе внимание еще несколько раз, но получилось только когда было произнесено слово «эквестрийцы».

Принц подхватил его и бормотание начало набирать силу, вскоре превратившись в оглушающий рык:

— ЭКВЕСТРИЯ!

— ДРАКОН!

— СМЕРТЬ!

Поднявшийся на щупальцах Кон внезапно замолчал, а затем – расхохотался и закричал:

— СПРАВЕДЛИВОСТЬ!

-
— Я не могу в это поверить – кричала Рейнбоу – вы бросили Принцессу на произвол судьбы! Как вы…

— Моя сестра сама осталась, чтобы вывести остальных – прервала ее Луна – всем успокоится!

— Но она не возвращается! – возопила Твайлайт – с ней что-то случилось!

— Мы должны спасти нашу Принцессу! – заявила Рэрити.

Поднялся невообразимый шум.

— ТИХО! – использовала королевский голос ночная кобыла – мы не можем вернутся – нас схватят.

— Но мы должны что-то сделать – твердо заявила Эпплджек.

— Не волнуйтесь – они не посмеют причинить какой-либо вред Принцессе – уверенно заявила Луна – нам нужно успокоится. Нас всего пара сотен, а их – целый город.

— И что же – сидеть и ждать!? – возмущенно спросила Рейнбоу.

— Пока ничего не придумаем – да – грозно посмотрела на нее Принцесса.

— Неужели ничего нельзя сделать? – пискнула дрожащая Флаттершай.

— Кое-что – можно – успокаивающе произнесла Луна – быть может, нам удастся увидеть, что там происходит…

-
— Лягте здесь – драконица, чуть помедлив, выполнила приказ.

Еще раз осмотрев приготовления, он взошел на возвышение.

— Лентус, начинайте – скрестив щупальца перед грудью, произнес Принц.

Полковник замешкался на мгновение, но все же отдал приказ стоящим рядом Начертателям.

На разных местах драконьей шкуры расцвели знаки.

Чудовище задергалось, издало вой, попыталось подняться, исторгнуть пламя, но у него ничего не вышло. Тело застыло. Двигались только глаза.

— Неужели вы думали, что я не оставил себе запасного выхода? – издевательски произнес Кон – или что я забыл ваши слова, преступления, намеренья?

Он захихикал и начал гладить щупальцем ближайший рисунок:

— А ведь того единорога, что создал их, называли безумцем: «если бы мы могли подойти к Дракону и шарить по его чешуе столько времени, то зачем нам какие-то Начертания? Хватит и отряда с пиками». Глупцы.

Вторая конечность достала из куртки клинок, вроде того, что держит Основатель. Обхватив его, она направилась к парализованной драконице.

Таинственное оружие с одного раза прошло сквозь толстенную чешую и, пусть и не так легко, начало распарывать ее.

Из маленького, на фоне колоссального тела чудовища, разреза обильно хлынула кровь. Точно в «резервуар».

Начертатели начали наносить новые рисунки. А щупальце резало в другом месте.

Кровь дракона лилась уже десятком маленьких водопадов, когда Кон приказал приступать ко второй фазе.

Отступать некуда.

Смерть предателям.

Вывели первую группу.

Старые и молодые. Жеребцы и кобылки. Черные, белые, красные…

Но все – единороги.

Солдаты четко вознесли ножи над дрожащими горожанами.

Приказ.

Удар. Второй. Третий.

Крики затихли.

Пустые глаза безразлично глядят на содрогающиеся тела.

Десятки ручейков присоединились к драконьей крови в резервуаре.

Выводят следующую группу.

Пегасы.

Все то же самое.

Механические движения и повороты.

Сотни ручейков, впадающих в озеро.

Третья фаза.

Маги запели.

Новые и новые смерти.

Свежие рисунки по краям резервуара засветились радужным цветом.

На возвышение внесли клубок с бьющейся пленницей, также уже покрытой письменами.

Щупальце с мечом нацелилось на свою жертву.

-
— ННННЕЕЕЕТ! – вопль мог бы долететь до Эквестрии.

Слезы, судороги, обмороки.

Многие уже не могут.

Но Твайлайт смотрит.

Этот меч одним ударом пронзил многие сердца.

Кровь устремилась к крови.

Чудовищное представление вступило в новую фазу.

Щупальца исчезли. Монстр опустился и сбросил с себя сбрую.

А затем вошел в колышущееся, постоянно поднимающееся красное озеро.

Пение перешло в вой.

Вспышки, водовороты, гром.

Великая магия.

Внезапно уровень крови начал снижаться.

И столь же неожиданно спад остановился.

Разгладившаяся толщь как будто выплюнула две окровавленные тряпки – куртка и маска.

Затем успокоившееся было озеро снова взбурлило и исторгло из себя огромный комок слизи.

Из него вырвался коготь, на поверку оказавшийся острым копытом с костяными щитками поднимавшимися вверх по ноге.

Существо встало. Покрывавшее его вещество засыхало и отваливалось кусками.

Чешуйчатое тело. Огромные кожистые крылья. Хвост, подобный пучку тонких клинков.

Наконец показалось лицо. Смешение черт пони и дракона.

Рог посередине лба.

-
Первые шаги новорожденного монстра были неуверенными.

Но вот он встал твердо.

— Я жив.

Язычки дыма вырвались из пасти.

— Кон не родился.

Существо подняло копыто и начало его рассматривать.

— Принц умер.

Крылья раскрылись.

— Силин пришел.

Пламя вырвалось из пасти.

— Селестия, Нагзаанрев. Те, кто лишил меня всего, останутся со мной навсегда. Я никогда более не буду один.

Смех и вырывающийся огонь.

— Волькен, Ставрос, Унвер. Войдите и примите то, чего не заслуживаете.

Трое вышли из толпы и одновременно погрузились в озеро.

Все повторилось. Уровень крови снизился.

Вышли они подобными первому, но каждый чем-то отличен.

Затем последовали новые имена. Всего двадцать четыре.

После них крови почти не осталось.

Огромный резервуар, целое озеро, опустел.

— Я принесу свободу – от выбора.

— Равенство – в подчинении.

— Братство – из крови.

Монстр, назвавшийся Силином, посмотрел прямо на них.

— Селестия уже рассказала мне о вас. Убирайтесь и подготовьте Эквестрию к суду. Скоро мы принесем туда справедливость.

Изображение пропало во всполохе пламени.